§ 2. Природа политического лидерства :: vuzlib.su

§ 2. Природа политического лидерства :: vuzlib.su

2
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 2. Природа политического лидерства

.

§ 2. Природа политического лидерства

Феномен лидерства пытаются объяс­нить многие теории.
Пожалуй, старей­шей из них, не утратившей и сегодня своей актуальности, явля­ется
теория черт. Она создавалась на основе выявления качеств, присущих идеальным
лидерам — героям. Суть этой теории состо­ит в объяснении феномена лидерства
выдающимися качествами человека. Как писал один из основателей этой теории Э.
Богардус, «превосходящие интеллектуальные дарования доставляют личности
выдающееся положение, рано или поздно приводящее к лидерству».

Среди черт, присущих политическому лидеру, обычно назы­вают
острый ум, твердую волю и целеустремленность, кипучую энергию, незаурядные
организаторские способности и, особен­но, компетентность и готовность брать на
себя ответственность. К обязательным качествам современных политических лидеров
в демократических странах все чаще добавляют фото- и телегенич-ность, внешнюю
привлекательность, способность внушать лю­дям доверие и т.п.

Для проверки теории черт были проведены обширные кон­кретные
исследования. Они в значительной мере поставили под сомнение эту концепцию, так
как оказалось, что при детальном анализе индивидуальные качества лидера почти в
точности со­впадают с полным набором психологических и социальных при­знаков
личности вообще. Кроме того, в некоторых сферах дея­тельности, прежде всего в
области предпринимательства, высо­кие интеллектуальные и моральные качества
являются скорее препятствием для занятия лидирующих позиций, чем условием
успеха. К тому же часто выдающиеся способности людей на про­тяжении многих лет,
а порой и всей жизни, оказываются невос­требованными, не находят применения.

Все это вовсе не означает полного отрицания теории черт.
Очевидно, что для занятия лидирующих позиций в условиях кон­куренции
действительно нужны определенные психологические и социальные качества. Однако
их набор значительно меняется в зависимости от исторических эпох, отдельных
государств и кон­кретных ситуаций. Даже в наши дни личностные качества, даю­щие
шансы на политический успех, существенно отличаются, на­пример, в Швеции, Афганистане,
Корее и Сомали. К тому же во многих, главным образом недемократических,
государствах по­литическими лидерами часто становятся заурядные, серые лич­ности,
не обладающие яркой индивидуальностью.

Учет всего этого породил вторую волну развития теории черт,
или ее факторно-аналитическую концепцию. Она различает чисто индивидуальные
качества лидера и характерные для него черты, стиль поведения, связанные с
достижением определенных поли­тических целей. Между этими двумя группами
свойств лидера могут быть существенные различия. Это можно проиллюстриро­вать
на примере Ленина. Его индивидуальные черты, проявляю­щиеся в отношениях с
близким окружением, никак не предвеща­ли жестокого деспота, жаждущего насилия и
равнодушного к стра­даниям людей. Однако его упорство и даже одержимость в
стрем­лении к в общем-то гуманной, но утопической цели построения коммунизма
делали из него диктатора, отрицающего общечело­веческие нормы морали и ради
удержания власти не останавли­вающегося перед преступлениями, что проявилось,
например, в его приказах о расстрелах заложников, жестоких расправах над
священниками и т.д.

Факторно-аналитическая концепция вводит в теорию лидер­ства
понятие целей и задач, связанных с определенной ситуа­цией. В результате
взаимодействия индивидуальных качеств ли­дера и стоящих перед ним целей и
условий их осуществления вырабатывается стиль его поведения, составляющий его
«вторую природу». Стиль поведения и целевая ориентация лидера несут на себе
отпечаток определенных социальных условий.

Идею зависимости лидерства от оп­ределенных социальных
условий обо­сновывает и развивает его ситуационная концепция (Р. Стогдилл, Т.
Хилтон, А. Голдиер и др.). Она исходит из относительности и множественности
лидерства. Лидер — функция определенной ситуации. Как писал Р. Стогдилл,
«лидерство есть связь, которая существует между людьми в какой-то социальной
ситуации, и люди, являющиеся лидерами в одной ситуации, не обязательно будут
ими в других ситуациях». Именно сложившиеся конкрет­ные обстоятельства
определяют отбор политического лидера и детерминируют его поведение. Так,
например, ситуация в ислам­ском Иране неизбежно отвергнет политиков
европейского или американского типа. Точно так же и религиозный лидер-пророк не
сумеет проявить себя на политической арене Запада. Очевид­но, что требования к
лидеру значительно различаются и в зави­симости от того, находится данное
государство в состоянии кри­зиса или развивается стабильно.

С точки зрения ситуационного подхода лидерские качества
релятивны, относительны. Один человек может проявить черты лидера на митинге,
другой — в повседневной политико-органи­зационной работе, третий — в
межличностном общении и т.п. В целом же лидеров отличают главным образом
целеустремленность, готовность взять на себя ответственность за решение той или
иной задачи, а также компетентность.

Ситуационная теория не отрицает важную роль индивидуаль­ных
качеств личности, однако не абсолютизирует их, отдает при­оритет в объяснении
природы политического лидерства обстоя­тельствам. На основе этой концепции,
подтверждаемой эмпири­ческими исследованиями, ряд ученых (Э. Фромм, Д. Рисмэн и
др.) пришли к выводу, что в современном западном обществе большие шансы на
успех имеет беспринципный человек, ориентирующийся на политическую конъюнктуру
и не задумывающийся о нравственной значимости своих действий.

Однако такие выводы, как и ситуационная теория в целом,
подтверждаются далеко не полностью. Ограниченность этой кон­цепции состоит в
том, что она недостаточно отражает активность лидера, его способность правильно
и своевременно оценить и изменить ситуацию, найти решение острых проблем.

Уточнением, развитием и качествен­ным обогащением
ситуационной кон­цепции явилась теория, объясняющая феномен лидерства через
последователей и конституентов. «Именно последователь, — утверждает Ф.
Стэнфорд, — воспринимает лидера, воспринима­ет ситуацию и в конечном счете
принимает или отвергает лидер­ство».

Достоинством такого подхода является рассмотрение лидер­ства
как особого рода отношений между руководителем и его конституентами, выступающих
в виде цепочки взаимосвязанных зве­ньев: конституенты — последователи —
активисты — лидер. Ли­дер и его конституенты составляют единую систему. В
современ­ной науке круг конституентов лидера понимается достаточно широко. В
него включаются не только политические активисты и все достаточно четко
определившиеся приверженцы (последова­тели) лидера, но и его избиратели, а
также все те, кто взаимодей­ствует с ним, оказывает на него влияние. Анализ
конституентов во многом позволяет понять и предсказать политическое поведе­ние
лидера, зачастую действующего вопреки своим собственным политическим привычкам,
симпатиям и антипатиям.

В формировании и функционировании отношений «лидер—
конституенты» особенно велика роль активистов. Именно они достаточно компетентно
оценивают личные качества и возмож­ности лидера, организуют кампании в его
поддержку, выступают «приводным ремнем», связывающим его с массами, т.е.
«делают» лидера.

Через конституентов проявляется воздействие на политику гос­подствующей
политической культуры и прежде всего ценност­ных ориентаций и ожиданий
избирателей. В демократическом государстве претенденты на роль политических
лидеров могут рассчитывать на успех лишь в случае совпадения их имиджа с
ожиданиями большинства народа. Имея немалые достоинства, трактовка лидера как
выразителя интересов и экспектаций конституентов, подобно его ситуацион­ной
интерпретации, плохо работает при объяснении инноваций, самостоятельности и
активности лидера. История свидетельству­ет, что некоторые весьма важные действия
руководителей идут вразрез с интересами и ожиданиями приведших их к власти со­циальных
слоев и сторонников. Яркий пример тому — полити­ческая деятельность Сталина,
который примерно за полтора де­сятилетия своего господства почти полностью
уничтожил боль­шевиков, ранее приведших его к власти, а заодно и свыше поло­вины
членов собственной партии.

Взаимодействие лидера и его конституентов —
обоюдонаправ-ленное, двустороннее движение. Причем лидеры могут в значи­тельной
мере менять свою социальную опору. Самостоятельность лидера по отношению к
конституентам прямо зависит от харак­тера политического строя, от степени
концентрации власти в ру­ках руководителя и от политической культуры общества в
целом. Наибольшие возможности для субъективистской и волюнтарист­ской политики
имеют лидеры в авторитарных и тоталитарных системах, где они могут порою поставить
под угрозу само суще­ствование всей нации, как это пытался сделать, например,
Гит­лер накануне поражения нацистской Германии.

Природа политического лидерства до­статочно сложна и не
поддается одно­значной интерпретации. Прояснить его субъективные механизмы
помогают психологические теории и, в частности, психоаналитическое объяснение
лидерства. Как считал основоположник психоанализа 3. Фрейд, в основе лидер­ства
лежит подавленное либидо — преимущественно бессозна­тельное влечение
сексуального характера. В процессе сублима­ции оно проявляется в стремлении к
творчеству, в том числе и к лидерству.

У многих людей обладание руководящими позициями выпол­няет
субъективно-компенсаторские функции, позволяет подав­лять или преодолевать
различного рода комплексы, чувство неполноценности и т.п. Определенные
психологические по­требности отражает и подчинение лидеру. Субъективное при­нятие
лидерства закладывается еще в детстве, когда ребенок нуждается в
покровительстве и авторитете родителей. И в этом смысле авторитет руководителя
государства подобен автори­тету отца семейства.

Заметный вклад в развитие психоанализа внесли ученые франк­фуртской
школы Эрих Фромм, Теодор Адорно и другие. Они выявили тип личности,
предрасположенный к авторитаризму и стре­мящийся к власти. Такая личность
формируется в нездоровых общественных условиях, порождающих массовые фрустрации
и неврозы и стремление человека убежать от всего этого в сферу господства и
подчинения. Для авторитарной личности власть яв­ляется психологической
потребностью, позволяющей избавиться от собственных комплексов путем
навязывания своей воли дру­гим людям.

Обладание безграничной властью над другими, их полное под­чинение
доставляет такому человеку особое наслаждение. Оно является формой
своеобразного садизма. Одновременно автори­тарная личность имеет и мазохистские
черты — при столкнове­нии с превосходящей силой такая личность восхищается ею и
поклоняется ей. Слабость же других вызывает у индивидов авто­ритарного типа
презрение и желание унизить их.

Такой тип поведения в психологическом смысле служит про­явлением
не силы, а слабости. Авторитарная личность, не имея подлинной внутренней силы,
пытается убедить себя в обладании ею с помощью господства над другими. Эта
личность иррацио­нальна, склонна к мистике, руководствуется в первую очередь
эмоциями и не терпит равенства и демократии. Она воспринима­ет других людей и
мир в целом сквозь призму отношений силы-слабости, садомазохизма.

Эмпирические исследования, проведенные Адорно и другими
учеными, подтвердили реальное существование авторитарного типа личности,
выявили ее некоторые новые черты. В целом же это направление психоанализа
значительно расширило представ­ления о внутренних мотивациях стремления к
лидерству, хотя, конечно же, не исчерпывает все типы таких мотиваций. Как уже
отмечалось, существуют и некоторые другие типы психологичес­кого отношения к
лидерству, например игровой, инструменталь­ный и др.

Совокупность различных интерпретаций позволяет увидеть раз­нообразные
стороны политического лидерства, однако еще не дает его целостной картины.
Попытку решить эту задачу, осу­ществить комплексное исследование лидерства
представляет собой интерактивный анализ. Он учитывает четыре главных момента
лидерства: черты лидера; задачи, которые он призван выполнять; его
последователей и конституентов; систему их взаимодействия, механизм
взаимоотношений лидера и его кон­ституентов. И все же создать единую, универсальную
концеп­цию лидерства, по всей вероятности, невозможно, поскольку само это
явление чрезвычайно многообразно по своим проявлениям и функциям, зависит от
исторических эпох, типов политических систем, особенностей лидеров и их
конституентов и других фак­торов.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ