§ 2. Типы политических культур :: vuzlib.su

§ 2. Типы политических культур :: vuzlib.su

3
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 2. Типы политических культур

.

§ 2. Типы политических культур

На протяжении развития разнообраз­ных государств и народов
выработа­но множество типов политической культуры, выражающих преобладание в
стиле политического по­ведения граждан определенных ценностей и стандартов,
форм взаимоотношений с властями, а также иных элементов, сложив­шихся под
доминирующим воздействием географических, духов­ных, экономических и прочих
факторов.

В основании типологии политических культур могут лежать
достаточно приземленные факторы, отражающие, к примеру, спе­цифику
разнообразных политических систем (X. Экстайн), стран и регионов (Г. Алмонд, С.
Верба), типов ориентаций граждан в политической игре (в частности моралистских,
индивидуальных или традиционных — Д. Элазар), открытость (дискурсивность) или
закрытость (бездискурсивность) политических ценностей к инокультурным контактам
(Р. Шварценберг), внутреннюю целост­ность культурных компонентов (Д. Каванах),
идеологические раз­личия (Е. Вятр и др.).

Особую известность в науке получила классификация полити­ческой
культуры, предложенная Г. Алмондом и С. Вербой в книге «Гражданская культура»
(Нью-Йорк, 1963). Анализируя и сопостав­ляя основные компоненты и формы
функционирования полити­ческих систем Англии, Италии, ФРГ, США и Мексики, они
выде­лили три «чистых» типа политической культуры: патриархальный, для которого
характерно отсутствие интереса граждан к политичес­кой жизни; подданический,
где сильна ориентация на политичес­кие институты и невысок уровень
индивидуальной активности граж­дан; активистский, свидетельствующий о
заинтересованности граж­дан в политическом участии и о проявлении ими активности
в этом. Авторы подчеркивали, что на практике данные типы политической культуры
взаимодействуют между собой, образуя смешанные фор­мы с преобладанием тех или
иных компонентов. Причем самой массовой и одновременно оптимальной, с точки
зрения обеспече­ния стабильности политического режима, является синтетическая
культура «гражданственности», где преобладают подданнические ус­тановки и
соответствующие формы участия людей в политике.

В то же время типы политической культуры могут опреде­ляться
и на более общих основаниях, способных обнажить более универсальные черты
разнообразных стилей политического по­ведения граждан в тех или иных странах.
Так, например, можно говорить о рыночной политической культуре (где политика
пони­мается людьми как разновидность бизнеса и рассматривается в качестве акта
свободного обмена деятельностью граждан) и этатистской (которая демонстрирует
главенствующую роль государ­ственных институтов в организации политической
жизни и опре­делении условий политического участия индивида — Э. Баталов).

Существуют и более общие критерии типологизации, задан­ные,
в частности, спецификой цивилизационного устройства осо­бых полумиров — Востока
и Запада, ценности и традиции кото­рых являются фундаментом практически всех
существующих в мире политических культур.

Идеалы политической культуры запад­ного типа восходят к
полисной (го­родской) организации власти в Древ­ней Греции, предполагавшей
обяза­тельность участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому
праву, утвердившему гражданский суверенитет личнос­ти. Огромное влияние на их
содержание оказали и религиозные ценности христианства, прежде всего
протестантской и католи­ческой его ветвей. Специфика же восточных норм и традиций
коренится в особенностях жизнедеятельности общинных струк­тур аграрного азиатского
общества, формировавшихся под воз­действием ценностей арабо-мусульманской, конфуцианской
и индо-буддийской культур.

Коротко говоря, наиболее существенные различия этих цен­ностных
ориентаций граждан в политической жизни общества проявляются в следующем:

                 Запад

— убежденность, что власть может покоиться на физичес­ком,
духовном или ином пре­восходстве человека над чело­веком;

— отношение к политике как к разновидности конфликт­ной
социальной деятельности, которая строится на принципах честной игры и
равенства граж­дан перед законом;

— осознание самодостаточ­ности личности для осуществле­ния
властных полномочий, от­ношение к политическим пра­вам как к условию
укрепления права собственности; примат идеалов индивидуальной сво­боды;

— признание индивида глав­ным субъектом и источником
политики, отношение к госу­дарству как к институту, зави­симому от
гражданского обще­ства, гаранту прав и свобод лич­ности, орудию предпринима­тельской
деятельности индиви­да и группы;

— предпочтение личностью множественности форм поли­тической
жизни, состязатель­ного типа участия во власти, плюрализма и демократии;
предпочтение усложненной ор­ганизации власти (наличия пар­тий, разнообразных
групп дав­ления и т.д.);

— рациональное отношение к исполнению правящими эли­тами и
лидерами своих функ­ций по управлению обществом, понимание необходимости кон­троля
за их деятельностью и со­блюдения правил контрактной этики;

— примат общегосударственных законов и установлений
(кодифицированного права) над частными нормами и правила­ми поведения,
понимание раз­личий в моральной и правовой мотивации политических дейст­вий
граждан;

— достаточно ощутимая идеологизированность полити­ческих
позиций граждан.

                     Восток

— уверенность в божествен­ном происхождении власти, не
связанном ни с какими челове­ческими достоинствами;

— отношение к политике как к подвижнической, недо­ступной
всем деятельности, подчиненной кодексу поведения героев и принципам боже­ственного
правления; отрица­ние случайности политических событий и понимание полити­ки
как средства утверждения консенсуса, гармонии и мира;

— отрицание самодостаточ­ности личности для осущест­вления
властных полномочий, потребность в посреднике в от­ношениях между индивидом и
властью; приоритет идеалов справедливости; политическая индифферентность
личности;

— признание главенствую­щей роли в политике элит и
государства, предпочтение пат­роната государства над личнос­тью; признание
приоритета над личностью руководителей об­щин, сообществ, групп; доми­нирование
ценностей корпора­тивизма;

— предпочтение личностью исполнительских функций в
политической жизни и коллек­тивных форм политического участия, лишенных
индивиду­альной ответственности; тяго­тение к авторитарному типу правления, упрощенным
фор­мам организации власти, поис­ку харизматического лидера;

— обожествление (сакрали­зация) правителей и их деятель­ности
по управлению общест­вом, отсутствие убежденности в необходимости их
контроля;

— приоритет местных пра­вил и обычаев (местного права) над
формальными установ­лениями государства, тенден­ция к сглаживанию противоре­чий
между нравственными тра­дициями общности и законода­тельными установлениями
как мотивами политического пове­дения;

— менее выраженная идео­логизированность позиций, ве­ротерпимость
(за исключением исламистских течений).

В классическом виде названные ценности и традиции взаи­модействия
человека и власти формируют органически противо­положные политические культуры
(например в США и Иране, во Франции и Кампучии). И даже перестройка политических
институтов по образцам одного типа культуры не может порой поколебать
устойчивость отдельных ценностей прежней куль­туры. К примеру, в Индии, где в
наследство от колониального владычества Великобритании страна получила
достаточно раз­витую партийную систему, парламентские институты и проч.,
по-прежнему доминируют архетипы восточного менталитета. И поэтому на выборах
главную роль играют не партийные про­граммы, а мнения деревенских старост,
князей (глав аристо­кратических родов), руководителей религиозных общин и т.д.
В то же время и в ряде западноевропейских стран повышен­ный интерес к религиям
и образу жизни на Востоке также никак не сказывается на изменении параметров
политической культуры.

Правда, в некоторых государствах все-таки сформировался
некий синтез ценностей западного и восточного типов. Так, на­пример,
технологический рывок Японии в клуб ведущих инду­стриальных держав, а также
политические последствия послевоен­ной оккупации страны позволили укоренить в
ее политической культуре значительный заряд либерально-демократических цен­ностей
и образцов политического поведения граждан. Весьма интенсивное взаимодействие
Запада и Востока протекает и в по­литической жизни стран, занимающих срединное
геополитичес­кое положение (Россия, Казахстан и др.), — там формируется определенный
симбиоз ценностных ориентаций и способов по­литического участия граждан.

И все же качественные особенности вышеназванных миро­вых
цивилизаций, как правило, обусловливают взаимно не пре­образуемые основания
политических культур, сближение кото­рых произойдет, очевидно, в далеком
будущем.

Политическая культура отдельной страны, как правило,
формируется в процессе переплетения различных ценностных ориентаций и способов
политического участия граж­дан, национальных традиций, обычаев, способов
общественного признания человека, доминирующих форм общения элиты и элек­тората,
а также других обстоятельств, выражающих устойчивые черты цивилизационного
развития общества и государства. Так, например, история государственного
развития США, где суме­ли выработать единые базовые ценности либерализма и демо­кратии,
сформировать плюралистическую организацию влас­ти, обусловила достаточно
деидеологизированные ориентации своих граждан, низкую политическую активность последних
(вызванную уважением к правящим элитам), склонность к ис­пользованию легитимных
форм политического участия, зако­нопослушность, высокий патриотизм и т.д. Английскую
поли­тическую культуру отличает такая же всеобщность базовых политических ценностей,
высокий уровень легитимности влас­тей и ответственности элит за свои действия,
особая почти­тельность граждан к символам государственности, склонность к
минимизации конфликтов и поиску согласия между полити­ческими силами.
Политико-культурный облик Германии от­личает повышенная законопослушность
населения, чуткость к правовым регуляторам политического поведения и соблюде­нию
процедур, ответственность элит за исполнение своих обя­занностей и т.д.

В России также сложились определенные особенности полити­ческой
культуры, прежде всего обусловленные ее геополитичес­ким положением,
доминировавшими формами коллективного образа жизни, длительной
дистанцированностью граждан от ре­альных рычагов власти, низкой политической
ролью механизмов самоуправления и самоорганизации населения. Причем в XX в. ;
на характер политической культуры сильнейшее влияние оказали уничтожение тоталитарными
режимами целых социальных слоев (купечества, гуманитарной интеллигенции,
офицерства) и народностей, отказ от рыночных регуляторов развития экономики,
насильственное внедрение коммунистической идеологии. Это не только нарушило
естественные механизмы и трансляторы российских традиций, преемственность
поколений, развитие цен­ностей плюралистического образа жизни, но и
деформировало межкультурные связи и отношения России с мировым сообщест­вом. В
целом же такая политика послужила усеченному воспро­изводству и развитию
российской цивилизации.

В результате ведущее на сегодняшний день положение в по­литической
культуре российского общества завоевали ценности коммунитаризма (восходящие к
общинному коллективизму и обу­словливающие приоритет групповой справедливости
перед принципами индивидуальной свободы личности, а в конечном счете — ведущую
роль государства в регулировании политичес­кой и социальной жизни). В то же время
по преимуществу персо­нализированное восприятие власти, а также нравственный ха­рактер
требований к ее деятельности предопределяют стремле­ние большинства граждан к
поиску харизматического лидера («спа­сителя отечества», способного вывести
страну из кризиса), недо­понимание роли представительных органов власти,
тяготение к исполнительским функциям с ограниченной индивидуальной от­ветственностью.
Причем явная непопулярность контроля за влас­тями сочетается у людей со слабым
уважением законов государ­ства и предпочтением своей, «калужской законности»
(Ленин) перед понятиями кодифицированного права.

Неколебимая уверенность в правоте «своих» принципов (обы­чаев,
традиций, лидеров и проч.) в сочетании с множеством идей­ных, не допускающих
компромисса ориентиров граждан поддер­живает в политической культуре
российского общества глубокий внутренний раскол. Наличие же многообразных
взаимооппони­рующих субкультур не дает возможности выработать единые цен­ности
политического устройства России, совместить ее культур­ное многообразие с
политическим единством, обеспечить внут­реннюю целостность государства и
общества.

В настоящее время политическая культура российского обще­ства
являет собой культуру внутренне расколотую, в которой пре­обладают нормы и
ценности патриархально-традиционалистско-го типа, отображающие низкий
гражданский статус личности и доминирование государственных форм регулирования
жизни над механизмами самоуправления и самоорганизации общества. Ха­рактерной
чертой сложившегося стиля поведения большинства населения является и склонность
к несанкционированным фор­мам политического протеста, предрасположенность к
силовым методам разрешения конфликтных ситуаций, невысокая заинте­ресованность
граждан в использовании консенсусных техноло­гий властвования.

Доминирование подобных норм и ценностей препятствует
утверждению в обществе демократических форм организации влас­ти, а в ряде
случаев способствует активизации политических дви­жений националистического и
фашистского толка. В целом же сформировавшиеся черты массового стиля
политического пове­дения поддерживают и воспроизводят в нашем обществе черты
прежней, тоталитарной государственности, являются прекрасной почвой для
распространения социальных мифов, служащих ин­тересам старой и новой элиты.

Таким образом, одна из насущных задач реформирования рос­сийского
государства и общества — преобразование полити­ческой культуры на основе
ценностей демократического типа, правовых, взаимоуважительных норм и отношений
индивида и власти.

Демократизировать политико-культурные качества российского
общества можно прежде всего путем реального изменения граж­данского статуса
личности, создания властных механизмов, пере­дающих властные полномочия при
принятии решений законно избранным и надежно контролируемым представителям
народа. Нашему обществу необходимы не подавление господствовавших прежде
идеологий, не изобретение новых «демократических» док­трин, а последовательное
укрепление духовной свободы, реаль­ное расширение социально-экономического и
политического пространства для проявления гражданской активности людей,
вовлечение их в перераспределение общественных материальных ресурсов, контроль
за управляющими. Политика властей должна обеспечивать мирное сосуществование
даже противоположных идеологий и стилей гражданского поведения, способствуя
обра­зованию политических ориентаций, объединяющих, а не проти­вопоставляющих
позиции социалистов и либералов, консервато­ров и демократов, но при этом
радикально ограничивающих идей­ное влияние политических экстремистов. Только на
такой основе в обществе могут сложиться массовые идеалы гражданского до­стоинства,
самоуважение, демократические формы взаимодейст­вия человека и власти.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ