Глава 5. Критика аисторизма теорий науки Поппера и Карнапа на примере «Astronomia Nova»...

Глава 5. Критика аисторизма теорий науки Поппера и Карнапа на примере «Astronomia Nova» Кеплера :: vuzlib.su

6
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава 5. Критика аисторизма теорий науки Поппера и Карнапа на примере
«Astronomia Nova» Кеплера

.

Глава 5. Критика аисторизма теорий науки Поппера и Карнапа
на примере «Astronomia Nova» Кеплера

Теоретические концепции Кеплера, представленные им в его
«Новой астрономии», если рассматривать их под интересующим нас углом
зрения, возникли в результате попыток определить орбиту Марса. После
многолетних напряженных трудов Кеплер, наконец, признал, что его прежние
подходы к этой проблеме были обречены на неудачу. Этот вывод был сделан после
того, как выяснилось, что между значениями, вычисленными в соответствии с его
гипотезами, и значениями, полученными в наблюдениях Тихо Браге, имелось
расхождения в 8′. Кеплер писал:»Нам же, благодаря милосердию Божию, дан в
лице Тихо Браге такой добросовестный наблюдатель, что в его наблюдениях ошибка
в 8′, характерная для птолемеева вычисления, попадается лишь для того, чтобы мы
с благодарностью оценили эту милость и воспользовались ею. Наконец, это
затруднение дает нам возможность найти истинный вид небесных движений…,
установив причины, по каким сделанные предложения были некорректны… Таким
образом, эти 8′ указали путь к обновлению всей астрономии, они явились
материалом для большей части данной работы»[42].

Такое утверждение никого не удивило бы в наши дни, разве что
своей страстностью. Говорят, что с него берет начало все современное
естествознание, ибо решающую роль Кеплер отводил данным наблюдения. В принципе
это верно, однако, не следует при этом забывать, что беззаботность, с какой
прежде обращались с данными наблюдения, то равнодушие, с каким воспринималось
даже большее расхождение с ними, чем те 8′, из-за которых Кеплер решился
отвергнуть гипотезы о характере марсианской орбиты — почему он и называл их
hypothesis vicaria, то есть временными или рабочими гипотезами — никак не могут
быть отнесены на счет низкого уровня науки или личной несостоятельности ученых.
В действительности, подобное отношение было тесно связано с теоретическими
воззрениями, господствовавшими со времен Птолемея. Лежащая в основе этих
воззрений формула, так называемая аксиома Платона, гласившая, что небесные тела
движутся по кругам с постоянной угловой скоростью, отталкивалась от метафизики,
согласно которой земной и небесный порядок вещей принципиально различны как
несовершенное и совершенное, как низшее и высшее. Эта идущая от античности
теория была отчетливо ориентирована на «спасение явлений» (

;
поэтому метафизика служила ей средством, при помощи которого вносился порядок в
хаос явлений. Когда же это не вполне удавалось, под рукой всегда было
объяснение. Разве можно слепо доверять чувствам?! И в особенности недопустимо
это по отношению к объектам, столь возвышенным и удаленным, как небесные тела.
Ощущения могли быть более или менее достоверными, когда они доставлялись вещами
подлунного мира, но на их основании нельзя было с уверенностью судить о
движениях небесных тел.

Мы были бы слишком наивны, если бы усмотрели в решительном
отказе Кеплера от этого, идущего с древних времен, отношения к данным
наблюдения свидетельство победы разума и науки в их современном понимании. На
самом деле Кеплер только показал, что он руководствуется иными метафизическими
идеями, чем его оппоненты. За его приведенными выше словами стояли
фундаментальные теолого-гуманистические тезисы Коперника: Творение по своей
структуре доступно человеческому познанию и, следовательно, дух не может
противоречить восприятиям; нет непреодолимых различий между вышним и подлунным
мирами, а Земля — одно из тел вселенского хоровода; Вселенная устроена по
принципу простоты и т.д.[43]. Но система Коперника со всеми ее теолого-гуманистическими
предпосылками в духе Ренессанса на самом деле была даже менее обоснована, чем
современная ей птолемеевская система. И, как уже отмечалось, чтобы поддержать
эту систему, нужно было прибегать к тем же средствам, какие использовались
аристотелианцами, то есть выдвигать теологические аргументы против
теологических и метафизические аргументы против метафизических. Новая система
не имела неоспоримого и единого основания, которое позволило бы судить о ее
истинности, тем более, что само вращение Земли оставалось неразрешимой загадкой
до тех пор, пока сформулированный Ньютоном принцип инерции не объяснил, почему
живущие на Земле люди не ощущают этого вращения[44].

Решение Кеплера последовать за Коперником, а значит,
признать ощущения и данные наблюдений высшей инстанцией, прежде всего было
спонтанным актом, а не выводом из рациональных (как бы мы их ни понимали)
рассуждений. Следовательно, идеи Кеплера вырастают из культурного контекста,
уже готового к тому, чтобы отвергнуть систему Птолемея.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ