3. Сис­те­ма «че­ло­век — тех­ни­ка» и соз­да­ние ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та. :: vuzlib.su

3. Сис­те­ма «че­ло­век — тех­ни­ка» и соз­да­ние ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та. :: vuzlib.su

31
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


3. Сис­те­ма «че­ло­век — тех­ни­ка» и соз­да­ние ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­та.

.

3. Сис­те­ма «че­ло­век — тех­ни­ка» и соз­да­ние
ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та.

Обыч­но вы­де­ля­ют два клас­са сис­тем — сис­те­мы, об­ла­даю­щие
са­мо­ре­гу­ля­ци­ей, и сис­те­мы не об­ла­даю­щие этим свой­ст­вом. К пер­вым
от­но­сят­ся рас­те­ния, жи­вот­ные,че­ло­век, т.е. жи­вые ор­га­низ­мы под­дер­жи­ваю­щие
свою жиз­не­дея­тель­ность по­сред­ст­вом об­ме­на ве­ществ в со­от­вет­ст­вии
с из­ме­не­ни­ем внеш­них ус­ло­вий. Тех­ни­ка как все дру­гие об­ще­ст­вен­ные
яв­ле­ния не об­ла­да­ет са­мо­ре­гу­ля­ци­ей. Ко­неч­но, ав­то­ма­ти­че­ская
тех­ни­ка мо­жет функ­цио­ни­ро­вать в оп­ре­де­лен­ном тех­но­ло­ги­че­ском
про­цес­се без не­по­сред­ст­вен­но­го вме­ша­тель­ст­ва че­ло­ве­ка. Но це­ли
это­го функ­цио­ни­ро­ва­ния, а тем бо­лее раз­ви­тия за­да­ют­ся че­ло­ве­ком.
Это об­стоя­тель­ст­во яв­ля­ет­ся под­твер­жде­ни­ем те­зи­са о том, что тех­ни­ка
функ­цио­ни­ру­ет и раз­ви­ва­ет­ся лишь в со­еди­не­нии с че­ло­ве­ком и для
по­ни­ма­ния раз­ви­тия и функ­цио­ни­ро­ва­ния тех­ни­ки сле­ду­ет рас­смат­ри­вать
сис­те­му «че­ло­век-тех­ни­ка».

В си­лу вы­ска­зан­ных со­об­ра­же­ний нель­зя со­гла­сить­ся
с раз­лич­ны­ми ут­вер­жде­ния­ми о не­за­ви­си­мо­сти раз­ви­тия тех­ни­ки от
че­ло­ве­ка. По­доб­ные ут­вер­жде­ния как это не стран­но бы­ту­ют в ли­те­ра­ту­ре.
При­ме­ром это­му мо­жет слу­жить су­ж­де­ния В.А.Ку­ты­ре­ва о том, что
«тех­ни­че­ские си­лы…об­ра­зу­ют он­то­ло­ги­че­скую са­мо­стоя­тель­ность
и соб­ст­вен­ную рациональность. Производство спо­соб­но пол­но­стью раз­ви­вать
са­мо се­бя» (7, 276). Воз­ни­ка­ет тен­ден­ция к са­мо­раз­ви­тию це­лых
от­рас­лей про­из­вод­ст­ва , ут­вер­жда­ет В.А.Ку­ты­рев счи­тая это впол­не
за­ко­но­мер­ным по­сколь­ку по его мне­нию «при дос­ти­же­нии ка­ко­го-то
оп­ре­де­лен­но­го уров­ня слож­но­сти ми­ра, воз­ни­каю­ще­го в ре­зуль­та­те
че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти, про­ис­хо­дит его «от­па­де­ние» от
сво­его твор­ца» ( 7,278) и он на­чи­на­ет раз­ви­вать­ся по сво­им объ­ек­тив­ным
за­ко­нам. На­ду­ман­ность та­кой трак­тов­ки раз­ви­тия тех­ни­ки не­за­ви­си­мо
от че­ло­ве­ка впол­не оче­вид­на и оп­ро­вер­га­ет­ся как прак­ти­кой тех­ни­че­ской
дея­тель­но­сти, так и нау­кой.

Сис­те­ма «че­ло­век — тех­ни­ка» яв­ля­ет­ся объ­ек­том
вни­ма­ния мно­гих спе­циа­ли­стов и на­ук. «Про­бле­ма «че­ло­век —
тех­ни­ка» — од­на из ос­нов­ных про­блем со­вре­мен­ной нау­ки, — пи­шет
из­вест­ный рос­сий­ский пси­хо­лог Б. Ф. Ло­мов. — Ее ре­ше­ние пред­по­ла­га­ет
со­вме­ст­ную ра­бо­ту ин­же­не­ров, ма­те­ма­ти­ков, пси­хо­ло­гов, фи­зио­ло­гов,
ана­то­мов и пред­ста­ви­те­лей мно­гих дру­гих на­уч­ных дис­ци­п­лин, ибо по
су­ще­ст­ву сво­ему эта про­бле­ма тре­бу­ет ком­плекс­но­го
исследоввания» (8 ,19). Эта про­бле­ма пре­ж­де все­го объ­ект вни­ма­ния
не так дав­но воз­ник­шей нау­ки эр­го­но­ми­ки, ко­то­рая ком­плекс­но изу­ча­ет
тру­до­вую дея­тель­ность че­ло­ве­ка в сис­те­мах «че­ло­век-тех­ни­ка-сре­да»
с це­лью обес­пе­че­ния эф­фек­тив­но­сти, безо­пас­но­сти и ком­фор­та. В свя­зи
с сис­тем­ным про­ек­ти­ро­ва­ни­ем, т.е. про­ек­ти­ро­ва­ни­ем не тех­ни­че­ско­го
уст­рой­ст­ва, а сис­те­мы «че­ло­век-ма­ши­на» эта сис­те­ма при­вле­ка­ет
все боль­шее вни­ма­ние мно­гих от­рас­лей тех­ни­че­ско­го зна­ния. Дея­тель­ность
че­ло­ве­ка во взаи­мо­свя­зи с ра­бо­той ма­шин, т.е в сис­те­ме «че­ло­век-ма­ши­на»
изу­ча­ет ин­же­нер­ная пси­хо­ло­гия.Ос­нов­ны­ми про­бле­ма­ми ин­же­нер­ной
пси­хо­ло­гии яв­ля­ют­ся:ана­лиз за­да­чи че­ло­ве­ка в сис­те­мах управ­ле­ния
и спо­со­бов его свя­зи с дру­ги­ми ком­по­нен­та­ми сис­тем, ана­лиз струк­ту­ры
дея­тель­но­сти опе­ра­то­ра, ис­сле­до­ва­ние фак­то­ров эф­фек­тив­но­сти и
на­деж­но­сти дей­ст­вий опе­ра­то­ра, изу­че­ние про­цес­са прие­ма че­ло­ве­ком
ин­фор­ма­ции о со­стоя­нии управ­ляе­мых объ­ек­тов, ана­лиз про­цес­са пе­ре­ра­бот­ки
ин­фор­ма­ции че­ло­ве­ком,ее хра­не­ние и фор­ми­ро­ва­ние ре­ше­ния. ис­сле­до­ва­ние
управ­ляю­щих дей­ст­вий че­ло­ве­ка. По­это­му нель­зя со­гла­сить­ся с мне­ни­ем
о том, что «сей­час поч­ти пол­но­стью от­сут­ст­ву­ет на­уч­ный ана­лиз мно­го­об­раз­ных
че­ло­ве­ко-ма­шин­ных от­но­ше­ний» ( 1,321), вы­ска­зан­ный не­мец­ким
фи­ло­со­фом тех­ни­ки Г. Ро­по­лем. Де­ло за­клю­ча­ет­ся со­вер­шен­но в дру­гом.

Пе­ре­чис­ле­ние про­блем, ко­то­рые изу­ча­ет ин­же­нер­ная
пси­хо­ло­гия яв­ляю­щая­ся ча­стью эр­го­но­ми­ки, сви­де­тель­ст­ву­ет о том,
что эр­го­но­ми­ка и ин­же­нер­ная пси­хо­ло­гия по су­ще­ст­ву изу­ча­ют не че­ло­ве­ка
в этой сис­те­ме, а так на­зы­вае­мый че­ло­ве­че­ский фак­тор, т.е. те ка­че­ст­ва
и свой­ст­ва че­ло­ве­ка, ко­то­рые «ра­бо­та­ют» в хо­де его не­по­сред­ст­вен­ной
тру­до­вой дея­тель­но­сти.Они рас­смат­ри­ва­ют че­ло­ве­ка-опе­ра­то­ра (груп­пу
опе­ра­то­ров) и ма­ши­ну, по­сред­ст­вом ко­то­рой он (они) осу­ще­ст­в­ля­ют
тру­до­вую дея­тель­ность. От­сю­да — оп­ре­де­лен­ная ог­ра­ни­чен­ность и схе­ма­тизм
ис­сле­до­ва­ния сис­те­мы «че­ло­век-ма­ши­на», ко­то­рые очень удач­но
вы­ра­зил А.Е Ас­т­ва­ца­ту­ров в сво­ей мо­но­гра­фии «Ос­но­вы ин­же­нер­ной
эр­го­но­ми­ки»:»Сис­те­ма «че­ло­век — ма­ши­на — сре­да»,
или, про­ще, «че­ло­век — ма­ши­на», по су­ще­ст­ву — аб­ст­рак­ция,
а не фи­зи­че­ская кон­ст­рук­ция. Сис­те­ма пред­став­ля­ет со­бой кон­цеп­цию,
по­сколь­ку свя­за­на с пре­об­ра­зо­ва­ния­ми (вход­ных сиг­на­лов в вы­ход­ные),
ко­то­рые не­воз­мож­но на­блю­дать, а мож­но уви­деть лишь ре­зуль­тат пре­об­ра­зо­ва­ний.
Кон­цеп­ция СЧМ долж­на быть ос­но­ва­на на оп­ре­де­лен­ных до­пу­ще­ни­ях»
( 9,15).

Фи­ло­со­фия тех­ни­ки так­же име­ет объ­ек­том сво­его вни­ма­ния
сис­те­му «че­ло­век — ма­ши­на». Но фи­ло­соф­ское ис­сле­до­ва­ние
этой про­бле­мы про­во­дит­ся на ши­ро­ком со­ци­аль­ном по­ле с уче­том по­ли­ти­че­ских,
эко­но­ми­че­ских, нрав­ст­вен­ных и дру­гих мно­го­чис­лен­ных со­ци­аль­ных
фак­то­ров. Кро­ме то­го, фи­ло­со­фию тех­ни­ки ин­те­ре­су­ет ло­ги­ка взаи­мо­свя­зи
че­ло­ве­ка и ма­ши­ны, со­ци­аль­ные след­ст­вия этой взаи­мо­свя­зи и тен­ден­ции
ее раз­ви­тия. На­ко­нец, фи­ло­со­фия тех­ни­ки при­зва­на ин­тег­ри­ро­вать
зна­ния об от­дель­ных ас­пек­тах взаи­мо­свя­зи че­ло­ве­ка и ма­ши­ны, ко­то­рые
ос­ве­ща­ют эр­го­но­ми­ка, со­цио­ло­гия тру­да и дру­гие кон­крет­ные в том
чис­ле и тех­ни­че­ские нау­ки, в оп­ре­де­лен­ную сис­те­му и раз­ра­бо­тать
ме­то­до­ло­ги­че­ские ос­но­вы ана­ли­за взаи­мо­от­но­ше­ния че­ло­ве­ка и
тех­ни­ки.

Про­бле­ма взаи­мо­свя­зи че­ло­ве­ка и тех­ни­ки в ис­то­рии
фи­ло­со­фии и куль­ту­ры в из­вест­ном смыс­ле тра­ди­ци­он­ная. При этом обыч­но
вы­ска­зы­ва­лись не толь­ко вос­тор­жен­ные мыс­ли о тех­ни­ке, ее мо­гу­ще­ст­ве
и тех пер­спек­ти­вах ко­то­рые она от­кры­ва­ет лю­дям в свое раз­ви­тии, но и
опа­се­ния, что тех­ни­ка мо­жет по­ра­бо­тить че­ло­ве­ка. И чем боль­шие ус­пе­хи
име­ла тех­ни­ка, тем эти опа­се­ния бы­ли все бо­лее гром­ки­ми .Еще Ари­сто­тель,
а за­тем Г. Уэллс и О. Шпенг­лер писали о том, что ма­ши­ны мо­гут вый­ти из
под кон­тро­ля лю­дей и сде­лать их свои­ми ра­ба­ми. Но осо­бен­но зло­бо­днев­ной
эта про­бле­ма ста­ла в фи­ло­со­фии эк­зи­стен­циа­лиз­ма, в цен­тре ко­то­рой
— че­ло­век, его цен­но­сти и ин­те­ре­сы.

Н. А. Бер­дя­ев в сво­ей ра­бо­те «Че­ло­век и ма­ши­на»
пря­мо пи­сал, что «не бу­дет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что во­прос о
тех­ни­ке стал во­про­сом о судь­бе че­ло­ве­ка и его куль­ту­ры» (10,
147). Тех­ни­ка, пи­сал он, есть сред­ст­во дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка. Ме­ж­ду
тем час­то сред­ст­ва жиз­ни под­ме­ня­ют цель. Тво­ре­ние вос­ста­ет про­тив
сво­его твор­ца — че­ло­ве­ка, не под­чи­ня­ет­ся ему. Ма­ши­на хо­чет что­бы
че­ло­век при­нял ее об­раз и по­до­бие. Н. А. Бер­дя­ев вер­но под­ме­тил про­ти­во­ре­чи­вое
воз­дей­ст­вие тех­ни­ки на че­ло­ве­ка, ко­то­рая с од­ной сто­ро­ны не­сет с
со­бой ком­форт и об­лег­ча­ет труд че­ло­ве­ка, а с дру­гой — унич­то­жа­ет ин­ди­ви­дуа­ли­за­цию,
раз­ру­ша­ет кра­со­ту ста­ро­го ми­ра, де­ла­ет про­из­вод­ст­во ве­щей ано­ним­ным.
Ес­ли вна­ча­ле че­ло­век был ра­бом при­ро­ды, за­тем ра­бом го­су­дар­ст­ва,
на­цио­наль­но­го един­ст­ва и клас­сов, то те­перь он ста­но­вит­ся ра­бом тех­ни­ки,
в ко­то­рую не­за­мет­но пре­вра­ща­ет­ся и сам че­ло­век.

К. Яс­перс так­же от­ме­ча­ет ам­би­ва­лент­ное воз­дей­ст­вие
тех­ни­ки на че­ло­ве­ка и его дея­тель­ность. Тех­ни­ка со­кра­ща­ет за­тра­ты
тру­да, пи­шет он, но вме­сте с тем уси­ли­ва­ет его ин­тен­сив­ность. Ве­ли­чию
твор­че­ско­го со­зи­да­ния в тех­ни­че­ском ми­ре про­ти­во­сто­ит за­ви­си­мость
твор­че­ско­го при­ме­не­ния ре­зуль­та­тов этих твор­че­ских ис­ка­ний . Те­ря­ет­ся
пер­спек­ти­ва тру­да, его цель и смысл, че­ло­век ста­но­вит­ся как бы ча­стью
ма­ши­ны, тех­ни­ка за­став­ля­ет че­ло­ве­ка до пре­де­ла на­пря­гать свои си­лы,
он сам ста­но­вит­ся од­ним из ви­дов сы­рья, под­ле­жа­ще­го це­ле­на­прав­лен­ной
об­ра­бот­ке. Че­ло­век уже не мо­жет ос­во­бо­дить­ся от воз­дей­ст­вия соз­дан­ной
им тех­ни­ки, «че­ло­век по­пал под ее власть, не за­ме­тив, что это про­изош­ло
и как это про­изош­ло» ( 4,139). Судь­ба че­ло­ве­ка, ут­вер­ждал К. Яс­перс,
за­ви­сит от то­го, под­чи­нит ли он се­бе тех­ни­ку и по­след­ст­вия ее раз­ви­тия.

По­доб­ны­ми тре­вож­ны­ми мыс­ля­ми пол­на за­пад­ная фи­ло­со­фия
тех­ни­ки. Спра­вед­ли­во­сти ра­ди за­ме­тим, что в ра­бо­тах Н. А. Бер­дяе­ва,
К. Яс­пер­са и дру­гих эк­зи­стен­циа­ли­стов во­все не ут­вер­жда­ет­ся бес­си­лие
че­ло­ве­ка пе­ред де­мо­ни­ей тех­ни­ки. От­ме­чая, что че­ло­век стал ра­бом
ма­ши­ны, они ут­вер­жда­ют не­об­хо­ди­мость ос­во­бо­ж­де­ния че­ло­ве­ка от
это­го раб­ст­ва, воз­мож­ность это­го ос­во­бо­ж­де­ния по­сред­ст­вом ак­тив­ной
че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Так, М.Хай­дег­гер, ка­са­ясь взаи­мо­от­но­ше­ния
че­ло­ве­ка и ма­ши­ны, ука­зы­вая на опас­ность то­го, что че­ло­ве­че­ское су­ще­ст­во
по­сту­па­ет те­перь пря­мо в ру­ки су­ще­ст­ву тех­ни­ки, под­чер­ки­ва­ет,
что че­ло­век не бес­си­лен пе­ред тех­ни­кой. Рас­су­ж­де­ния за­пад­ной фи­ло­со­фии
тех­ни­ки о де­мо­нии тех­ни­ки над че­ло­ве­ком с од­ной сто­ро­ны от­ра­жа­ют
те не­га­тив­ные яв­ле­ния ко­то­рые вы­зва­ны бур­ным тех­ни­че­ским про­грес­сом
(прав­да час­то в яв­но пре­уве­ли­чен­ной фор­ме), а с дру­гой — слу­жат пре­ду­пре­ж­де­ни­ем
об­ще­ст­ву о той по­тен­ци­аль­ной уг­ро­зе, ко­то­рая та­ит­ся в тех­ни­че­ском
про­грес­се ес­ли он вый­дет из под со­ци­аль­но­го кон­тро­ля. Ка­ко­во же дей­ст­ви­тель­ное
взаи­мо­от­но­ше­ние че­ло­ве­ка и тех­ни­ки с точ­ки зре­ния фи­ло­со­фии тех­ни­ки?

Впол­не оче­вид­но, что че­ло­век вы­ну­ж­ден соз­да­вать
тех­ни­ку и поль­зо­вать­ся ею с це­лью до­пол­нять, уси­ли­вать свои ес­те­ст­вен­ные
ор­га­ны ис­кус­ст­вен­но соз­дан­ны­ми сред­ст­ва­ми,тех­ни­кой. Это об­стоя­тель­ст­во
сви­де­тель­ст­ву­ет о том, что че­ло­век пред­став­ля­ет со­бой край­не не­со­вер­шен­ное
ору­дие для вы­пол­не­ния тех­ни­че­ских функ­ций. Его ис­то­ри­че­ская роль в
этом от­но­ше­нии — роль вре­мен­но­го за­ме­ни­те­ля, ко­то­рую он со вре­ме­нем
ус­ту­па­ет тех­ни­ке, ос­тав­ляя за со­бой пра­во оп­ре­де­лять ее раз­ви­тие
и функ­цио­ни­ро­ва­ние для дос­ти­же­ния оп­ре­де­лен­ных це­лей.

В тех­ни­ке ма­те­риа­ли­зу­ют­ся идеи че­ло­ве­ка. Она —
ору­дие че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. По­это­му хо­тя тех­ни­ка как бы вос­пол­ня­ет
«не­со­вер­шен­ст­во» ес­те­ст­вен­ных ор­га­нов че­ло­ве­ка, она име­ет
смысл лишь по­столь­ку, по­сколь­ку вклю­че­на в че­ло­ве­че­скую дея­тель­ность,
слу­жит удов­ле­тво­ре­нию ма­те­ри­аль­ных и ду­хов­ных по­треб­но­стей лю­дей.
Толь­ко это об­стоя­тель­ст­во за­став­ля­ет тех­ни­ку быть не гру­дой кам­ня,
ме­тал­ла, пла­ст­мас­сы и пр., а на­хо­дить­ся в дви­же­нии, оп­ре­де­лен­ным
об­ра­зом функ­цио­ни­ро­вать. По сло­вам из­вест­но­го обо­зре­ва­те­ля В.Цве­то­ва
ко­то­рый мно­гие го­ды про­вел в Япо­нии круп­ная япон­ская фир­ма «Ма­цу­си­та
дэн­ки» по­ни­ма­ет, что «чем вы­ше и яр­че вы­со­ты на­уч­но-тех­ни­че­ско­го
про­грес­са, тем важ­нее ста­но­вит­ся че­ло­век, без ко­то­ро­го ро­бо­ты,
ЭВМ. стан­ки с чи­сло­вым про­грамм­ным управ­ле­ни­ем — не бо­лее чем за­мы­сло­ва­тая
гру­да ме­тал­ла» (1 1 , 37).

По ме­ре со­вер­шен­ст­во­ва­ния тех­ни­ки че­ло­век име­ет
воз­мож­ность бо­лее ра­цио­наль­но ее ис­поль­зо­вать, т.е. в боль­шей сте­пе­ни
под­чи­нять тех­ни­ку сво­ему кон­тро­лю. Соз­да­вая все бо­лее слож­ные тех­ни­че­ские
уст­рой­ст­ва че­ло­век по­вы­ша­ет эф­фек­тив­ность их ис­поль­зо­ва­ния, КПД
их ра­бо­ты и вме­сте с тем тра­тит все мень­ше энер­гии для при­ве­де­ния их в
дви­же­ние. По су­ти, речь идет об из­ме­не­нии со­дер­жа­ния и ха­рак­те­ра
тру­да ко­гда ору­дия тру­да пре­вра­ща­ют­ся «из ору­дий че­ло­ве­че­ско­го
ор­га­низ­ма в ору­дия ме­ха­ни­че­ско­го ап­па­ра­та» ( 12, 389). Так, ес­ли
100 лет на­зад из всей про­из­ве­ден­ной на Зем­ле энер­гии на ма­ши­ны при­хо­ди­лось
лишь 6%, а до­ля фи­зи­че­ско­го тру­да че­ло­ве­ка дос­ти­га­ла 15%, то сей­час
ма­ши­ны взя­ли на свои пле­чи ос­нов­ную тя­жесть ра­бо­ты, на до­лю че­ло­ве­ка
при­хо­дит­ся лишь 1% тя­же­ло­го фи­зи­че­ско­го тру­да. Че­ло­век ста­но­вит­ся
ис­тин­ным по­ве­ли­те­лем не толь­ко ес­те­ст­вен­ной, но и ис­кус­ст­вен­ной,
соз­дан­ной им сре­ды.

Тех­ни­ка в сво­ем раз­ви­тии и функ­цио­ни­ро­ва­нии от­ра­жа­ет
реа­ли­зо­ван­ные в ней че­ло­ве­че­ские воз­мож­но­сти, она как бы ко­пи­ру­ет
ис­то­ри­че­ское со­стоя­ние че­ло­ве­ка т так же про­ти­во­ре­чи­ва, как и сам
че­ло­век. «Тех­ни­ка во все ис­то­ри­че­ские мо­мен­ты вы­ра­жа­ет лю­дей
и идею че­ло­веч­но­сти дан­но­го вре­ме­ни» — пи­шет А.Ху­динг ( 1 ,
399). С дру­гой сто­ро­ны, че­ло­век по­сред­ст­вом об­ще­ния, об­ме­на тру­дом
и его ре­зуль­та­та­ми все­гда был про­дук­том сво­ей дея­тель­но­сти и в пер­вую
— тех­ни­че­ской дея­тель­но­сти.

С точ­ки зре­ния фи­ло­со­фии тех­ни­ки че­ло­век и ма­ши­на
пред­став­ля­ют со­бой диа­лек­ти­че­ское един­ст­во. Дей­ст­ви­тель­но, че­ло­век
и ма­ши­на еди­ны: че­ло­ве­че­ское су­ще­ст­во­ва­ние, его дея­тель­ность не­воз­мож­ны
без ору­дий этой дея­тель­но­сти, в ча­ст­но­сти ма­шин. Но и ма­ши­на име­ет
свой смысл по­сколь­ку она яв­ля­ет­ся сред­ст­вом дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка
и при по­мо­щи ее по­след­ний осу­ще­ст­в­ля­ет цель сво­ей дея­тель­но­сти.
Вме­сте с тем, че­ло­век и ма­ши­на про­ти­во­по­лож­ны: в ма­ши­не идеи че­ло­ве­ка
ма­те­риа­ли­зо­ва­ны, при­об­ре­ли фор­му объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти су­ще­ст­вую­щей
вне и не­за­ви­си­мо от соз­на­ния лю­дей. Соз­да­вая ма­ши­ну че­ло­век свои
соб­ст­вен­ные идеи и це­ли от­де­ля­ет от се­бя.

Важно иметь в виду, что создавая и совершенствуя технику,
передавая ей все болшее и большее количество своих функций, человек развивает
самого себя и техника выступает таким образом не только как средство
деятельности человека, но и как средство его развития. Отмечая, что
распределение функций между человеком и техническими устройствами является
важнейшей чертой человеческой деятельности, С.М.Шалютин подчеркивает, что
«механизация нового класса функций выступает как важная сторона
качественного преобразования самой деятельности человека»(19,103).

Фи­ло­со­фия тех­ни­ки не толь­ко вы­ра­ба­ты­ва­ет ме­то­до­ло­гию
изу­че­ния сис­те­мы «че­ло­век-ма­ши­на», но и оп­ре­де­ля­ет все­об­щие
прин­ци­пы свя­зи че­ло­ве­ка с ма­ши­ной. Со­дер­жа­ние этих прин­ци­пов сво­дит­ся
к прин­ци­пам це­ле­во­го един­ст­ва, до­пол­не­ния или ком­пен­са­ции и функ­цио­наль­но­го
мо­де­ли­ро­ва­ния. Прин­цип це­ле­во­го един­ст­ва оз­на­ча­ет, что в сис­те­ме
«че­ло­век-тех­ни­ка» тех­ни­ка осу­ще­ст­в­ля­ет все функ­ции, ко­то­рые
рань­ше вы­пол­ня­лись че­ло­ве­ком и це­ле­вое на­зна­че­ние ес­те­ст­вен­ных
ор­га­нов че­ло­ве­ка и тех­ни­че­ских средств та­ким об­ра­зом сов­па­да­ют :
те и дру­гие яв­ля­ют­ся ору­ди­ями пре­об­ра­зо­ва­ния при­род­ных пред­ме­тов
и сил в со­от­вет­ст­вии с по­треб­но­стя­ми лю­дей. Прин­цип до­пол­не­ния,
ком­пен­са­ции за­клю­ча­ет­ся в том, что тех­ни­ка по сво­ему на­зна­че­нию яв­ля­ет­ся
ис­кус­ст­вен­ным про­дол­же­ни­ем ес­те­ст­вен­ных ор­га­нов че­ло­ве­ка, их
до­пол­не­ни­ем. Ма­ши­на ком­пен­си­ру­ет не­со­вер­шен­ст­во ес­те­ст­вен­ных
ор­га­нов че­ло­ве­ка. На­ко­нец, суть прин­ци­па функ­цио­наль­но­го мо­де­ли­ро­ва­ния
ос­но­вы­ва­ет­ся на двух пер­вых и за­клю­ча­ет­ся в том, что тех­ни­ка ре­про­ду­ци­ру­ет
ес­те­ст­вен­ные ор­га­ны че­ло­ве­ка в при­род­ном ма­те­риа­ле со­глас­но за­ко­нам
тех­ни­че­ско­го мо­де­ли­ро­ва­ния, ма­ши­на кон­ст­руи­ру­ет­ся не толь­ко по
струк­тур­но­му по­до­бию с че­ло­ве­ком, но все в боль­шей сте­пе­ни по функ­цио­наль­но­му
по­до­бию.

Дей­ст­ви­тель­но, ес­ли взгля­нуть на ис­то­рию раз­ви­тия
тех­ни­ки ,то мы об­на­ру­жим, что в пе­ри­од воз­ник­но­ве­ния и на пер­вых
эта­пах раз­ви­тия че­ло­ве­че­ско­го об­ще­ст­ва связь тех­ни­ки с че­ло­ве­ком
про­яв­ля­лась очень на­гляд­но. Тех­ни­ка то­го пе­рио­да строи­лась в ос­нов­ном
по ан­тро­по­ло­ги­че­ско­му прин­ци­пу, т.е. в со­от­вет­ст­вии с фи­зи­че­ски­ми
ор­га­на­ми че­ло­ве­ка, что обес­пе­чи­ва­ло струк­тур­ное по­до­бие тех­ни­ки
этим ор­га­нам че­ло­ве­ка: мо­лот был как бы про­дол­же­ни­ем ру­ки, ло­па­та
— но­ги и т.д. При этом руч­ные ору­дия тру­да не про­сто ко­пи­ро­ва­лись под
ес­те­ст­вен­ные ор­га­ны че­ло­ве­ка, а соз­да­ва­лись как их про­дол­же­ние
для уси­ле­ния воз­дей­ст­вия че­ло­ве­ка на пред­мет тру­да. Ана­ло­гич­но и в
про­цес­се даль­ней­ше­го раз­ви­тия на пер­вых ста­ди­ях за­ро­ж­де­ния ма­шин
их пы­та­лись стро­ить по ана­ло­гии с яв­ле­ния­ми при­ро­ды или руч­ны­ми ору­дия­ми
тру­да. И толь­ко с по­сте­пен­ным на­ко­п­ле­ни­ем про­из­вод­ст­вен­но­го опы­та
и зна­ний ма­ши­на ос­во­бо­ж­да­ет­ся от струк­тур­но­го по­до­бия ор­га­нам
че­ло­ве­ка. Эта «сво­бо­да» тех­ни­ки от че­ло­ве­ка и на­обо­рот
ста­но­вит­ся, ес­те­ст­вен­но, еще боль­шей с пе­ре­хо­дом к ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­но­му
про­из­вод­ст­ву. Струк­тур­ное по­до­бие ме­ж­ду че­ло­ве­ком и тех­ни­кой ха­рак­тер­но
для руч­ной тех­ни­ки, ме­нее — для ма­шин­ной и со­всем не свой­ст­вен­на для
ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ной, ко­гда струк­тур­ное по­до­бие тех­ни­ки че­ло­ве­ку
сме­ня­ет­ся функ­цио­наль­ным,т.е.ко­гда ма­ши­на струк­тур­но не по­хо­жая на
че­ло­ве­ка за­ме­ща­ет че­ло­ве­ка в тех­но­ло­ги­че­ском про­цес­се вы­пол­няя
его функ­ции.

Ка­са­ясь ны­неш­не­го эта­па раз­ви­тия тех­ни­ки П.В.Коп­нин
спра­вед­ли­во пи­сал, что»со­вер­шен­но не обя­за­тель­но, что­бы ору­дие
тру­да по сво­ей фор­ме и фи­зи­че­ской при­ро­де бы­ло по­доб­но то­му ес­те­ст­вен­но­му
ор­га­ну, ко­то­рый оно про­дол­жа­ет и уси­ли­ва­ет. Па­ро­воз и са­мо­лет ни
по фи­зи­че­ской при­ро­де, ни по фор­ме не то­ж­де­ст­вен­ны но­гам че­ло­ве­ка
или ло­ша­ди. Но по сво­ей функ­ции они по­доб­ны им… Не про­стое ко­пи­ро­ва­ние
и по­дро­жа­ние при­ро­де, а соз­да­ние но­во­го, не су­ще­ст­вую­ще­го в при­ро­де,
но не­об­хо­ди­мо­го для об­ще­ст­вен­ной жиз­ни — ма­ги­ст­раль­ный путь че­ло­ве­че­ско­го
про­из­вод­ст­ва и по­зна­ния» (1 3, 164).

Фи­ло­со­фия тех­ни­ки ис­сле­ду­ет не толь­ко все­об­щие
фор­мы взаи­мо­свя­зи че­ло­ве­ка и ма­ши­ны, но и ис­то­ри­че­ские ви­ды их
реа­ли­за­ции. Так, в ус­ло­ви­ях ав­то­ма­ти­за­ции, по­яв­ле­ния ро­бо­тов и
ЭВМ про­бле­ма «че­ло­век-ма­ши­на» по­ро­ж­да­ет эр­го­но­ми­че­ские
и пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы, про­бле­мы язы­ка, адап­та­ции и обу­че­ния
лю­дей. На раз­лич­ных эта­пах раз­ви­тия тех­ни­ки эти во­про­сы ре­ша­лись по
раз­но­му. Ес­ли до ав­то­ма­ти­за­ции че­ло­век при­спо­саб­ли­вал­ся к тех­ни­ке,
то те­перь тех­ни­ка при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к че­ло­ве­ку, про­ис­хо­дит пе­ре­ори­ен­та­ция
с тех­ни­че­ских ве­ще­ст­вен­ных фак­то­ров про­из­вод­ст­ва на его че­ло­ве­че­ские
фак­то­ры. Сле­до­ва­тель­но, че­ты­рех­звен­ной сис­те­ме ма­шин со­от­вет­ст­ву­ет
но­вый тип свя­зи че­ло­ве­ка с тех­ни­че­ской сис­те­мой, по­зво­ляю­щей пре­одо­леть
тех­но­ло­ги­че­ское под­чи­не­ние ра­бот­ни­ка пред­мет­ным фак­то­рам про­из­вод­ст­ва,
жи­во­го тру­да — ове­ще­ст­в­лен­но­му. По­яв­ля­ет­ся воз­мож­ность фор­ми­ро­ва­ния
но­во­го уров­ня тех­но­ло­ги­че­ской сво­бо­ды че­ло­ве­ка в про­из­вод­ст­ве.

По ме­ре раз­ви­тия ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­но­го про­из­вод­ст­ва
и его воз­мож­но­стей из­ме­ня­ют­ся взгля­ды на со­от­но­ше­ние функ­ций че­ло­ве­ка
и ма­ши­ны. Пер­во­на­чаль­ный вос­торг лю­дей от ав­то­ма­ти­за­ции по­ро­ж­да­ет
мне­ние о том. что в про­цес­се раз­ви­тия ав­то­ма­ти­за­ции и ЭВМ по­сте­пен­но,
но до­воль­но бы­ст­ро, все тру­до­вые функ­ции че­ло­ве­ка за­ме­ща­ют­ся тех­ни­че­ски­ми
уст­рой­ст­ва­ми, че­ло­век ухо­дит из про­из­вод­ст­вен­но­го про­цес­са, воз­ни­ка­ют
«за­во­ды без лю­дей».

Ко­гда улег­ся пер­вый вос­торг от ав­то­ма­ти­за­ции, раз­де­ле­ние
функ­ций че­ло­ве­ка и ма­ши­ны ста­ло бо­лее оче­вид­ным, воз­ник­ли бо­лее
слож­ные про­бле­мы их взаи­мо­от­но­ше­ний от­ли­чаю­щие­ся боль­шим раз­но­об­ра­зи­ем
на раз­лич­ных эта­пах ре­ше­ния кон­крет­ной за­да­чи. На эта­пе об­на­ру­же­ния
про­бле­мы и уяс­не­ния под­ле­жа­щей ре­ше­нию за­да­чи че­ло­ве­че­ский мозг
ра­бо­та­ет бо­ле эф­фек­тив­но чем ма­ши­на и имен­но че­ло­век оп­ре­де­ля­ет
про­блем­ную си­туа­цию и ос­нов­ные пу­ти и спо­со­бы ее ре­ше­ния, хо­тя это
не ис­клю­ча­ет воз­мож­но­сти при­ме­не­ния ком­пь­ю­те­ра. На вто­ром эта­пе
про­из­во­дят­ся опе­ра­ции по­ис­ка и ло­ги­че­ской сор­ти­ров­ки имею­щей­ся
ин­фор­ма­ции, рас­чет­ные опе­ра­ции де­лаю­щие ин­фор­ма­цию бо­лее точ­ной с
вы­де­ле­ни­ем той ее час­ти, ко­то­рая не­об­хо­ди­ма для ре­ше­ния про­бле­мы.
Эту ру­тин­ную опе­ра­цию бо­лее эф­фек­тив­но чем че­ло­век вы­пол­ня­ет ком­пь­ю­тер.
На по­след­нем эта­пе про­из­во­дит­ся ана­лиз ото­бран­ной ин­фор­ма­ции, вы­ра­бот­ка
и оцен­ка аль­тер­на­тив и вы­бор окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния. Этот этап так­же
как и пер­вый пред­по­ла­га­ет в боль­шой сте­пе­ни ис­поль­зо­ва­ние спо­соб­но­стей
че­ло­ве­ка не­же­ли ком­пь­ю­те­ра.

Рас­смат­ри­вая про­бле­му со­от­но­ше­ния функ­ций че­ло­ве­ка
и ма­ши­ны, Н.Ви­нер в свое вре­мя от­ме­тил та­кие спо­соб­но­сти че­ло­ве­ка,
ко­то­рые оп­ре­де­ля­ют его пре­иму­ще­ст­во пе­ред ма­ши­ной : твор­че­ст­во,
спо­соб­ность опе­ри­ро­вать с не­чет­ко очер­чен­ны­ми по­ня­тия­ми, ин­туи­цию
и др. Наш мозг, ут­вер­ждал «отец ки­бер­не­ти­ки», сво­бод­но вос­при­ни­ма­ет
сти­хи, ро­ма­ны, кар­ти­ны, со­дер­жа­ние ко­то­рых лю­бая ЭВМ долж­на бы­ла
бы от­бро­сить как не­что ано­маль­ное. Ма­ши­ны поч­ти не спо­соб­ны к са­мо­про­грам­ми­ро­ва­нию,
про­дол­жал Н.Ви­нер.Ис­хо­дя из этих со­об­ра­же­ний он вы­дви­нул но­вый для
то­го вре­ме­ни прин­цип взаи­мо­свя­зи че­ло­ве­ка и ЭВМ :»От­дай­те же
че­ло­ве­ку — че­ло­ве­че­ское, а вы­чис­ли­тель­ной ма­ши­не — ма­шин­ное. В
этом и долж­на,по-ви­ди­мо­му, за­клю­чать­ся ра­зум­ная ли­ния по­ве­де­ния
при ор­га­ни­за­ции со­вме­ст­ных дей­ст­вий лю­дей и ма­шин» ( 14 ,
82-83). Та­кая ус­та­нов­ка ока­за­лась весь­ма за­ман­чи­вой : ма­ши­на за­ме­ня­ет
че­ло­ве­ка в сфе­рах фи­зи­че­ско­го и ру­тин­но­го ум­ст­вен­но­го тру­да и
ос­тав­ля­ет за че­ло­ве­ком все твор­че­ские ак­ты. Та­ким об­ра­зом, ком­пь­ю­те­ри­за­ция
спо­соб­ст­ву­ет твор­че­ско­му раз­ви­тию лич­но­сти, оп­ти­ми­зи­ру­ет его
дея­тель­ность, по­вы­ша­ет эф­фек­тив­ность этой дея­тель­но­сти.

Од­на­ко и этот прин­цип рас­пре­де­ле­ния функ­ций ме­ж­ду
че­ло­ве­ком и ма­ши­ной не вы­дер­жал про­вер­ку вре­ме­нем в си­лу ря­да об­стоя­тельств.
Ока­за­лось, что за­да­ча рас­пре­де­ле­ния и со­гла­со­ва­ния этих функ­ций ос­лож­ня­ет­ся
на­ли­чи­ем мно­гих не ти­по­вых, спе­циа­ли­зи­ро­ван­ных функ­ций, ко­то­рые
долж­ны быть реа­ли­зо­ва­ны в ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­ных сис­те­мах и ЭВМ че­ло­ве­ком
или ма­ши­ной при от­сут­ст­вии опы­та реа­ли­за­ции этих функ­ций. Сле­до­ва­ло
учесть, что со­от­но­ше­ние воз­мож­но­стей че­ло­ве­ка и ма­ши­ны бы­ст­ро ме­ня­ет­ся
в свя­зи со стре­ми­тель­ным раз­ви­ти­ем ком­пь­ю­тер­ных сис­тем.Не ос­та­ют­ся
не­из­мен­ны­ми и со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ские ус­ло­вия, ко­то­рые не­по­сред­ст­вен­но
влия­ют на ор­га­ни­за­цию со­вме­ст­ной дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка и ма­ши­ны.
На­ко­нец. прин­цип Н.Ви­не­ра «че­ло­ве­ку-че­ло­ве­че­ское, ма­ши­не-ма­шин­ное»
ак­цен­ти­ро­вал вни­ма­ние на про­ти­во­пос­тав­ле­нии че­ло­ве­ка и ма­ши­ны.
При этом ав­то­ма­ти­ку, ро­бо­то­тех­ни­ку, ком­пь­ю­те­ры рас­смат­ри­ва­лись
в их раз­ви­тии, а ум­ст­вен­ные — ло­ги­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские воз­мож­но­сти
че­ло­ве­ка, имею­щие не толь­ко био­ло­ги­че­ский, но и со­ци­аль­ный ха­рак­тер,
в сво­ем раз­ви­тии ос­та­но­вив­ши­ми­ся.

В дей­ст­ви­тель­но­сти, эво­лю­ция че­ло­ве­ка в со­вре­мен­ных
ус­ло­ви­ях не пре­кра­ти­лась. Эм­брио­наль­ная смерт­ность у че­ло­ве­ка дос­ти­га­ет
40-50% что го­во­рит дей­ст­вии за­ко­нов ес­те­ст­вен­но­го от­бо­ра. Про­ис­хо­дит
ак­се­ле­ра­ция но­вых по­ко­ле­ний, из­ме­не­ние ге­но­фон­да в смеж­ных по­ко­ле­ни­ях,
эт­ни­че­ские из­ме­не­ния. На раз­ви­тие че­ло­ве­че­ст­ва влия­ют кос­ми­че­ские
фак­то­ры. В ус­ло­ви­ях на­уч­но-тех­ни­че­ской ре­во­лю­ции воз­ни­ка­ют не­га­тив­ные
фак­то­ры как след­ст­вие не­кон­тро­ли­руе­мо­го об­ще­ст­вом сти­хий­но­го от­но­ше­ния
к при­род­ным си­лам. С из­ме­не­ни­ем форм жиз­не­дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка
в тру­до­вой про­цесс во­вле­ка­ют­ся но­вые «пла­сты» его био­ло­ги­че­ских
и пси­хи­че­ских ха­рак­те­ри­стик.

Все эти об­стоя­тель­ст­ва оп­ре­де­ли­ли воз­ник­но­ве­ние
но­вой нау­ки — эко­ло­гии че­ло­ве­ка, ко­то­рая со­сре­до­то­чи­ла свое вни­ма­ние
на трех груп­пах про­блем :

— му­та­ген­ное дей­ст­вие фак­то­ров ок­ру­жаю­щей сре­ды (
ра­диа­ции, хи­ми­че­ских ве­ществ, ле­карств, про­мыш­лен­ных от­хо­дов) на че­ло­ве­ка.

— пре­ду­пре­ж­де­ние ге­не­ти­че­ски де­тер­ми­ни­ро­ван­ных
бо­лез­ней, про­яв­ляю­щих­ся под влия­ни­ем но­вых фак­то­ров.

— пре­ду­пре­ж­де­ние про­фес­сио­наль­ных за­бо­ле­ва­ний у
ге­не­ти­че­ски пред­рас­по­ло­жен­ных лиц.

Эти про­бле­мы ре­ша­ют­ся на ос­но­ве взаи­мо­свя­зи ге­не­ти­ки
и эко­ло­гии че­ло­ве­ка — эко­ге­не­ти­ки. Со­вре­мен­ная нау­ка ис­хо­дит из
то­го, что че­ло­век пред­став­ля­ет со­бой диа­лек­ти­че­ское един­ст­во со­ци­аль­ной
и био­ло­ги­че­ской  сто­рон, ко­то­рое на раз­ных эта­пах че­ло­ве­че­ской
жиз­ни (дет­ст­во, от­ро­че­ст­во, юность, мо­ло­дость, зре­лость, по­жи­лой
воз­раст, ста­рость) име­ет свою спе­ци­фи­ку осо­бую для ка­ж­до­го ин­ди­ви­да.
При этом эво­лю­ция био­ло­ги­че­ских про­цес­сов не обя­за­тель­но со­про­во­ж­да­ет­ся
па­де­ни­ем твор­че­ских ин­тел­лек­ту­аль­ных воз­мож­но­стей лич­но­сти, т.е.
раз­ви­тие лич­но­сти воз­мож­но и на за­вер­шаю­щем эта­пе жиз­ни. Ста­ре­ние
име­ет раз­лич­ные ти­пы — за­мед­лен­ный, сред­ний и ус­ко­рен­ный; гар­мо­нич­ный,
син­хрон­ный и ин­тен­сив­ный. Че­ло­ве­че­ский или функ­цио­наль­ный воз­раст
вклю­ча­ет в се­бя био­ло­ги­че­ский, пси­хи­че­ский, со­ци­аль­ный и хро­но­ло­ги­че­ский.

Уже крат­кий об­зор свойств и ка­честв че­ло­ве­ка дос­та­то­чен
что­бы по­нять оши­боч­ность оцен­ки че­ло­ве­ка в сис­те­ме «че­ло­век-тех­ни­ка»
как су­ще­ст­ва раз и на­все­гда на­де­лен­ны­ми не­из­мен­ны­ми свой­ст­ва­ми,
су­ще­ст­ва ос­та­но­вив­шем­ся в сво­ем раз­ви­тии. Уст­ра­не­ние этой ме­то­до­ло­ги­че­ской
ошиб­ки по­ло­жил на­ча­ло сам ее ав­тор — Н.Ви­нер, ко­то­рый по­ка­зал зна­чи­мость
че­ло­ве­че­ских ка­честв лич­но­сти, вы­сту­пив про­тив по­ни­ма­ния че­ло­ве­ка
как сле­по­го ис­пол­ни­те­ля на­вя­зан­ных ма­ши­ной функ­ций. Это яви­лось от­прав­ным
мо­мен­том раз­ра­бот­ки кон­цеп­ции эво­лю­ции сис­те­мы «че­ло­век-ма­ши­на»
в не­кий ин­тел­лек­ту­аль­ный сим­би­оз, что по­влек­ло к ком­плекс­но­му изу­че­нию
че­ло­ве­ка в кон­крет­ных ус­ло­ви­ях его дея­тель­но­сти. Этим за­ни­ма­ет­ся
эр­го­но­ми­ка.

Ны­не че­ло­век и ма­ши­на рас­смат­ри­ва­ют­ся как слож­ное
функ­цио­ни­рую­щее це­лое, в ко­то­ром ве­ду­щая роль при­над­ле­жит че­ло­ве­ку.
В этом пла­не раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся ме­то­ды уче­та че­ло­ве­че­ско­го фак­то­ра
при соз­да­нии тех­ни­ки и со­от­вет­ст­вую­щих ус­ло­вий тру­да. Обос­но­ван
прин­цип пре­иму­ще­ст­вен­ных воз­мож­но­стей че­ло­ве­ка и тех­ни­ки. Суть
это­го прин­ци­па со­сто­ит в том, что тех­ни­че­ские сред­ст­ва долж­ны ком­пен­си­ро­вать
не­дос­тат­ки че­ло­ве­ка, а сис­те­ма «че­ло­век-тех­ни­ка» с наи­боль­шей
пол­но­той долж­на реа­ли­зо­вать все пре­иму­ще­ст­ва че­ло­ве­ка. Дру­ги­ми
сло­ва­ми : в сис­те­ме «че­ло­век-тех­ни­ка» че­ло­век дол­жен де­лать
то, что он де­ла­ет луч­ше тех­ни­ки, а тех­ни­ка то, что она де­ла­ет луч­ше
че­ло­ве­ка. Та­ким об­ра­зом, че­ло­век и тех­ни­ка пус­ка­ют в ход свои друг
пе­ред дру­гом пре­иму­ще­ст­вен­ные воз­мож­но­сти и тем са­мым до­пол­ня­ют
друг дру­га. Речь в дан­ном слу­чае идет не о за­ме­не че­ло­ве­ка ма­ши­ной, а
о ре­ор­га­ни­за­ции и оп­ти­ми­за­ции дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка пу­тем вклю­че­ния
в нее ма­шин­ных средств, об осоз­на­нии то­го фак­та, что че­ло­век и ма­ши­на
име­ют друг пе­ред дру­гом свои пре­иму­ще­ст­ва, вы­пол­не­ние ко­то­рых сле­ду­ет
ос­та­вить за ни­ми в про­цес­се сис­тем­но­го про­ек­ти­ро­ва­ния.

Че­ло­век пре­вос­хо­дит ма­ши­ну в об­на­ру­же­нии сла­бых
сиг­на­лов, в вос­при­ятии об­ра­зов, об­ра­зо­ва­нии ин­дук­тив­ных умо­зак­лю­че­ний,
фор­ми­ро­ва­нии по­ня­тий и вы­ра­бот­ке ме­то­дов по­зна­ния и пре­об­ра­зо­ва­ния
ре­аль­но­сти. Ма­ши­на пре­вос­хо­дит че­ло­ве­ка в бы­ст­ро­те от­ве­та на
сиг­нал, вы­пол­не­нии сте­рео­тип­ных дей­ст­вий, хра­не­нии ин­фор­ма­ции в
сжа­той фор­ме, ско­ро­сти сче­та, спо­соб­но­сти од­но­вре­мен­но вы­пол­нять
ряд опе­ра­ций. Че­ло­век умень­ша­ет ко­ли­че­ст­во опе­ра­ций, ус­лож­няя их,
ма­ши­на уп­ро­ща­ет опе­ра­ции, уве­ли­чи­вая их ко­ли­че­ст­во. За­да­ча ор­га­ни­за­ции
взаи­мо­дей­ст­вия че­ло­ве­ка и ма­ши­ны со­сто­ит в ра­цио­наль­ном рас­пре­де­ле­нии
и со­гла­со­ва­нии функ­ций ме­ж­ду ни­ми при со­хра­не­нии от­вет­ст­вен­но­сти
за че­ло­ве­ком. За­да­ча про­ек­ти­ро­ва­ния тех­ни­че­ских сис­тем за­ме­ня­ет­ся
за­да­чей соз­да­ния че­ло­ве­ко-ма­шин­ных сис­тем, где ком­плекс средств
«гу­ма­ни­тар­ной ав­то­ма­ти­ки» под­страи­ва­ет па­ра­мет­ры аг­ре­га­тов
для со­хра­не­ния опе­ра­то­ру оп­ти­маль­ной зо­ны «твор­че­ско­го по­тен­циа­ла».
Мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что со­вре­мен­ная ин­тер­пре­та­ция прин­ци­па пре­иму­ще­ст­вен­ных
воз­мож­но­стей вклю­ча­ет в се­бя обос­но­ван­ную за­щи­ту при­ори­те­та че­ло­ве­ка.

Яр­ко вы­ра­жен­ное прак­ти­че­ское при­ме­не­ние прин­цип
пре­иму­ще­ст­вен­ных воз­мож­но­стей на­хо­дит в сис­те­мах ав­то­ма­ти­зи­ро­ван­но­го
про­ек­ти­ро­ва­ния. В ра­бо­те кон­ст­рук­то­ра со­дер­жат­ся как эле­мен­ты
твор­че­ст­ва, так и эле­мен­ты ру­тин­ной, «ме­ха­ни­че­ской» ра­бо­ты,
при­чем удель­ный вес этих ви­дов ра­бо­ты на раз­ных ста­ди­ях и уров­нях про­ек­ти­ро­ва­ния
раз­ли­чен. При про­ек­ти­ро­ва­нии, на­при­мер, слож­ных элек­трон­ных и ме­ха­ни­че­ских
сис­тем на ста­дии вы­ра­бот­ки идеи и ос­нов­ных кон­цеп­ций бу­ду­ще­го уст­рой­ст­ва
до­ля ру­тин­ной ра­бо­ты не­ве­ли­ка, на пер­вый план вы­хо­дит про­цесс твор­че­ст­ва.
По­это­му ис­поль­зо­ва­ние ком­пь­ю­те­ров на этом эта­пе ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся
лишь от­дель­ны­ми опе­ра­ция­ми мо­де­ли­ро­ва­ния функ­цио­наль­ных схем, про­вер­кой
ал­го­рит­мов и по­ис­ком не­об­хо­ди­мой для про­ек­ти­ро­ва­ния ин­фор­ма­ции.
При про­ек­ти­ро­ва­нии от­дель­ных уз­лов, ло­ги­че­ских схем, кон­ст­рук­ций
уст­ройств для ко­то­рых ха­рак­тер­но ис­поль­зо­ва­ние ти­по­вых кон­ст­рук­тор­ских
ре­ше­ний и схем, до­ля ру­тин­ных опе­ра­ций за­мет­но воз­рас­та­ет. В этом
слу­чае ком­пь­ю­тер мо­жет быть ис­поль­зо­ван для под­го­тов­ки не­ко­то­рых
до­ку­мен­тов про­ек­ти­ро­ва­ния, на­при­мер, для трас­си­ров­ки пе­чат­ных
плат. В це­лом для всех ви­дов про­ек­ти­ро­ва­ния ха­рак­тер­но ис­поль­зо­ва­ние
ком­пь­ю­те­ров как сред­ст­ва бы­ст­ро­го ана­ли­за и рас­чет­ной оцен­ки ва­ри­ан­тов
про­ект­ных и кон­ст­рук­тор­ских ре­ше­ний об­лег­чаю­щих про­цесс при­бли­же­ния
к оп­ти­маль­ным ре­ше­ни­ям а так­же для по­лу­че­ния вы­ход­ной кон­ст­рук­тор­ской
до­ку­мен­та­ции.

В пер­спек­ти­ве лю­бые про­из­вод­ст­вен­ные функ­ции че­ло­ве­ка
в идеа­ле мо­гут мыс­лить­ся как до­пус­каю­щие за­ме­ну ма­ши­ной. Од­на­ко
это не от­ме­ня­ет на­ли­чие функ­ций че­ло­ве­ка как субъ­ек­та про­из­вод­ст­ва.
Раз­ви­тие ав­то­ма­ти­за­ции не уст­ра­ня­ет че­ло­ве­ка, а на­про­тив, де­ла­ет
бо­лее зна­чи­мым его роль в про­из­вод­ст­ве. Че­ло­век ос­та­ет­ся. Раз­ви­тие
ав­то­ма­ти­за­ции из­ме­ня­ет су­ще­ст­вую­щие се­го­дня функ­ции че­ло­ве­ка.
Но по­след­ний не ос­во­бо­ж­да­ет­ся от не­об­хо­ди­мо­сти вос­при­ни­мать и
пе­ре­ра­ба­ты­вать ин­фор­ма­цию, при­ни­мать ре­ше­ния, ори­ен­ти­ро­вать­ся
на со­бы­тия с ма­лой сте­пе­нью ве­ро­ят­но­сти, ид­ти на риск и на не­про­грам­ми­руе­мые
по­ступ­ки. «Во всех тех­ни­че­ских сис­те­мах, — пи­шет Ф.Рапп, — в ко­неч­ном
сче­те че­ло­ве­че­ский мозг оп­ре­де­ля­ет це­ли» ( 1, 36). Бу­ду­щие тех­ни­че­ские
сис­те­мы смо­гут ре­шать лю­бые про­бле­мы, но они не смо­гут их ста­вить. По­ста­нов­ка
про­блем — это пре­ро­га­ти­ва че­ло­ве­ка.

От­да­вая ма­ши­не вы­пол­не­ние оп­ре­де­лен­ных опе­ра­ций,
че­ло­век раз­гру­жа­ет свой мозг от ре­ше­ния ал­го­рит­ми­че­ских за­дач. Но
этим он и воо­ру­жа­ет свой мозг для ре­ше­ния бо­лее слож­ных за­дач. По­яв­ля­ют­ся
воз­мож­но­сти для ре­ше­ния тех за­дач, ко­то­рые не мог­ли быть ре­ше­ны на
пред­ше­ст­вую­щих сту­пе­нях на­уч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са. Сле­до­ва­тель­но,
воз­ни­ка­ют но­вые функ­ции че­ло­ве­ка, не мо­гу­щие быть за­ме­щен­ны­ми су­ще­ст­вую­щи­ми
тех­ни­че­ски­ми уст­рой­ст­ва­ми что сти­му­ли­ру­ет даль­ней­шее раз­ви­тие
тех­ни­ки. Пе­ре­дав блок этих функ­ций тех­ни­ке зав­траш­не­го дня че­ло­век
соз­да­ет дру­гие по­зна­ва­тель­ные воз­мож­но­сти для ре­ше­ния ко­то­рых он
при­об­ре­та­ет иные функ­ции и т.д. Из­вест­ный рос­сий­ский пси­хо­лог А.Н.Ле­он­ть­ев
в свя­зи с этим пи­шет : «Се­го­дня про­цес­сы, не­дос­туп­ные для ма­ши­ны,
зав­тра мо­гут быть фор­ма­ли­зо­ва­ны и по­ру­че­ны ма­ши­не. Но это зав­тра
при­носит че­ло­ве­че­ско­му мыш­ле­нию и что-то но­вое : мыш­ле­ние де­ла­ет
шаг в сво­ем раз­ви­тии» ( 15 , 178). По­доб­ные же мыс­ли вы­ска­зы­ва­ет
и К.Яс­перс. Лю­бая тех­ни­че­ская реа­ли­за­ция той или иной идеи име­ет свои
гра­ни­цы, ут­вер­ждал он, по­сколь­ку ос­та­ет­ся та­кой вид тру­да, ко­то­рый
спо­со­бен вы­пол­нить толь­ко че­ло­век. Он не мо­жет быть за­ме­нен тех­ни­кой.
Важ­ным фак­том яв­ля­ет­ся то об­стоя­тель­ст­во, что по­сто­ян­но воз­ни­ка­ют
но­вые ви­ды тру­да. Нуж­но учесть и то, что ма­ши­ны ну­ж­да­ют­ся в ре­мон­те,
за­го­тов­ке. «Та­ким об­ра­зом, — за­клю­ча­ет К.Яс­перс, — труд про­сто
от­тес­ня­ет­ся в дру­гие об­лас­ти. Он из­ме­ня­ет­ся, а не уст­ра­ня­ет­ся.
Где-то ос­та­ет­ся ис­кон­ный му­чи­тель­ный труд, за­ме­нить ко­то­рый не мо­жет
ни­ка­кая тех­ни­ка» ( 4, 125). Не сле­ду­ет так­же за­бы­вать, что че­ло­век
дей­ст­ву­ет как час­ти­ца со­ци­аль­но­го ор­га­низ­ма и по­это­му ма­ши­ны не
мо­гут от­нять у не­го это «че­ло­ве­че­ское». На­про­тив, по ме­ре
ав­то­ма­ти­за­ции роль че­ло­ве­ка воз­рас­та­ет. На­до ори­ен­ти­ро­вать­ся
не на вы­тес­не­ние че­ло­ве­ка ма­ши­ной, а на за­ме­ну ма­ши­ной тех че­ло­ве­че­ских
функ­ций, вы­пол­не­ние ко­то­рых в си­лу оп­ре­де­лен­ных пси­хо­био­ло­ги­че­ских
ка­честв че­ло­ве­ка сдер­жи­ва­ет реа­ли­за­цию его тру­до­вых воз­мож­но­стей.
Ис­поль­зо­ва­ние со­во­куп­но­го по­тен­циа­ла че­ло­ве­ка и ма­ши­ны обу­слов­ли­ва­ет
пе­ре­ход че­ло­ве­че­ст­ва на но­вую сту­пень ин­тел­лек­ту­аль­но­го и куль­тур­но­го
раз­ви­тия.

Сле­до­ва­тель­но, в со­от­но­ше­нии че­ло­ве­ка и ма­ши­ны
обе эти сто­ро­ны не яв­ля­ют­ся рав­но­прав­ны­ми парт­не­ра­ми. Ве­ду­щим
парт­не­ром яв­ля­ет­ся че­ло­век, ко­то­рый при­да­ет со­ци­аль­ный смысл и
цен­ность ав­то­ма­ти­за­ции. Тех­ни­ци­сты ра­ту­ют толь­ко за ав­то­ма­ти­за­цию
и ком­пь­ю­те­ри­за­цию, бес­пре­дель­ное на­ра­щи­ва­ние тех­ни­ки, а вся­кие
дру­гие про­цес­сы и ин­те­ре­сы счи­та­ют не за­слу­жи­ваю­щим ни­ка­ко­го вни­ма­ния.
По­доб­ным взгля­дам с не­ма­лой до­лей иро­нии воз­ра­зил аме­ри­кан­ский фи­зик
М. Ван­штейн : «Это на­по­ми­на­ет рас­су­ж­де­ния спе­циа­ли­ста в уз­кой
об­лас­ти — по туа­ле­там в же­лез­но­до­рож­ном ва­го­не. Де­ло его, ко­неч­но,
важ­ное и нуж­ное, но впра­ве ли он счи­тать всех ос­таль­ных без­дель­ни­ка­ми
? А вдруг кто-ни­будь ся­дет в по­езд во­все не с той це­лью, что­бы вос­поль­зо­вать­ся
соз­дан­ным им тех­ни­че­ским ше­дев­ром!» ( Цит. по : 16, 140).

Та­ким об­ра­зом, про­бле­ма со­от­но­ше­ния че­ло­ве­ка и
ма­ши­ны ста­ла од­ной из ос­нов­ных про­блем в ис­сле­до­ва­тель­ских про­грам­мах
ря­да на­ук и в фи­ло­со­фии тех­ни­ки. Она име­ет раз­лич­ные ре­ше­ния в свя­зи
с раз­ви­ти­ем сис­те­мы «че­ло­век-ма­ши­на». Вна­ча­ле че­ло­век
при­спо­саб­ли­вал­ся к ма­ши­не. За­тем — ма­ши­на к че­ло­ве­ку. И, на­ко­нец,
воз­ни­ка­ет сим­би­оз «че­ло­век-ма­ши­на». Чем бо­лее ор­га­ни­че­ски
со­при­ка­са­ют­ся че­ло­век и ма­ши­на, тем боль­шие тре­бо­ва­ния предъ­яв­ля­ют­ся
к че­ло­ве­ку. Раз­ви­тие зна­ний и спо­соб­но­стей че­ло­ве­ка ста­но­вит­ся
ос­но­вой даль­ней­ше­го тех­ни­че­ско­го про­грес­са. ЭВМ — это лишь ин­ст­ру­мент
в ру­ках че­ло­ве­ка, ко­то­рый ста­вит пе­ред ним за­да­чи и ис­поль­зу­ет их
в сво­их ин­те­ре­сах. По­это­му эф­фек­тив­ность ав­то­ма­ти­че­ской тех­ни­ки,
ро­бо­то­тех­ни­ки и ком­пь­ю­те­ров за­ви­сит от ква­ли­фи­ка­ции лю­дей. Че­ло­век
— не­пре­мен­ное ус­ло­вие функ­цио­ни­ро­ва­ния тех­ни­ки, которая выступает
как материальное средство выполнения определенных трудовых функций человека. И
если на протякении большей части своей истории техника постепеннно и все в
большей мере замещала нетворческие стороны физических трудовых функций
человека, то ныне она начинает выполнять уже умственные и даже в определенной
степени творческие умственные функции людей . Но эти проблемы лежат уже в русле
задач создания искусственного интеллекта (ИИ).

 По­сколь­ку в этом слу­чае речь идет об ав­то­ма­ти­за­ции
ум­ст­вен­ных спо­соб­но­стей че­ло­ве­ка, точ­нее об ими­та­ции ес­те­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­та, пра­во­моч­но вна­ча­ле вы­яс­нить что по­ни­ма­ет­ся под ес­те­ст­вен­ным
ин­тел­лек­том. И здесь мы стал­ки­ва­ем­ся с тем об­стоя­тель­ст­вом, что тер­мин
«ин­тел­лект» мож­но по­ни­мать в раз­лич­ных ас­пек­тах. Дей­ст­ви­тель­но,
в ли­те­ра­ту­ре мож­но встре­тить мне­ние о том, что «не су­ще­ст­ву­ет
од­но­знач­но­го оп­ре­де­ле­ния и по­ни­ма­ния ин­тел­лек­та ес­те­ст­вен­но­го»
( 17, 167).

Ин­тел­лект (от лат. intellektus — по­ни­ма­ние, ра­зум, ум)
— в ши­ро­ком смыс­ле вся по­зна­ва­тель­ная дея­тель­ность че­ло­ве­ка, в бо­лее
уз­ком — мыш­ле­ние, а так­же спо­соб­ность ра­цио­наль­но­го по­зна­ния в от­ли­чие
от та­ких, на­при­мер, ду­шев­ных спо­соб­но­стей, как чув­ст­ва, во­ля, ин­туи­ция,
во­об­ра­же­ние и т.п.

Пла­тон оп­ре­де­ля­ет ин­тел­лект (нус) как то, что от­ли­ча­ет
че­ло­ве­че­скую ду­шу от жи­вот­ных. В даль­ней­шем ранг ин­тел­лек­та как бы
все вре­мя ог­ра­ни­чи­вал­ся. В сред­не­ве­ко­вой за­пад­но­ев­ро­пей­ской схо­ла­сти­ке
это по­ня­тие упот­реб­ля­лось для обо­зна­че­ния выс­шей по­зна­ва­тель­ной
спо­соб­но­сти ( сверх­чувств, по­сти­же­ния ду­хов­ных сущ­но­стей) в про­ти­во­по­лож­ность
ра­зу­му ( ratio) как выс­шей по­зна­ва­тель­ной спо­соб­но­сти. В не­мец­кой
клас­си­че­ской фи­ло­со­фии (Кант, Ге­гель) тер­ми­ном ин­тел­лект (нем.
Verstand) обо­зна­чал спо­соб­ность об­ра­зо­ва­ния по­ня­тий. В даль­ней­шем
ин­тел­лект рас­смат­ри­ва­ет­ся как вро­ж­ден­ная или бла­го­при­об­ре­тен­ная
спо­соб­ность че­ло­ве­ка к по­зна­нию, мыс­ли­тель­ная спо­соб­ность че­ло­ве­ка.
В праг­ма­ти­ст­ской трак­тов­ке ин­тел­лект это спо­соб­ность справ­лять­ся с
со­от­вет­ст­вую­щи­ми с за­да­ния­ми, эф­фек­тив­но вклю­чать­ся в со­цио­куль­тур­ную
жизнь, ус­пеш­но при­спо­соб­лять­ся. В со­вре­мен­ной за­пад­ной пси­хо­ло­гии
наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ным яв­ля­ет­ся по­ни­ма­ние ин­тел­лек­та как био­пси­хи­че­ской
адап­та­ции к раз­лич­ным об­стоя­тель­ст­вам жиз­ни. При этом в пси­хо­ло­гии
от­ме­ча­ет­ся су­ще­ст­во­ва­ние трех раз­но­вид­но­стей в по­ни­ма­нии функ­ции
ин­тел­лек­та : 1) спо­соб­ность к обу­че­нию, 2) опе­ри­ро­ва­ние сим­во­ла­ми,
3) спо­соб­ность к ак­тив­но­му ов­ла­де­нию за­ко­но­мер­но­стя­ми ок­ру­жаю­щей
дей­ст­ви­тель­но­сти. Та­ким об­ра­зом, ин­тел­лект не­ред­ко трак­ту­ют как
воз­мож­ность при­спо­саб­ли­вать­ся к но­вым си­туа­ци­ям, ис­поль­зо­вать ра­нее
при­об­ре­тен­ный опыт, т.е. ин­тел­лект в этом слу­чае фак­ти­че­ски ото­жде­ст­в­ля­ет­ся
со спо­соб­но­стью к обу­че­нию. Са­мое су­ще­ст­вен­ное что от­ме­ча­ет­ся при
этом со­сто­ит в том, что че­ло­ве­че­ский ин­тел­лект от­ра­жа­ет за­ко­но­мер­ные
свя­зи и от­но­ше­ния пред­ме­тов и яв­ле­ний ок­ру­жаю­ще­го ми­ра и тем са­мым
да­ет воз­мож­ность твор­че­ски пре­об­ра­зо­вы­вать дей­ст­ви­тель­ность.

В свя­зи с ус­пе­ха­ми в раз­ви­тии но­вых на­прав­ле­ний на­уч­ной
мыс­ли — ки­бер­не­ти­ки, тео­рии сис­тем, тео­рии ин­фор­ма­ции на­ме­ти­лась
тен­ден­ция по­ни­мать ин­тел­лект как ин­те­граль­ную дву­языч­ную сис­те­му
ко­то­рая име­ет сво­ей функ­ци­ей пе­ре­вод с язы­ка про­стран­ст­вен­но-вре­мен­ных
изо­бра­же­ний на сим­во­ли­че­ски-опе­ра­тор­ный язык ре­че­вых сим­во­лов. В
этом слу­чае ин­тел­лект пред­ста­ет как по­зна­ва­тель­ная дея­тель­ность лю­бых
слож­ных сис­тем, спо­соб­ных к обу­че­нию, це­ле­на­прав­лен­ной пе­ре­ра­бот­ке
ин­фор­ма­ции и са­мо­ре­гу­ли­ро­ва­нию.

Ви­ди­мо по­ни­ма­ние, а от­сю­да и оп­ре­де­ле­ние ин­тел­лек­та
за­ви­сят от спе­ци­фи­ки ак­тив­но­сти ин­ди­ви­да в той или иное сфе­ре че­ло­ве­че­ской
дея­тель­но­сти. Од­но по­ни­ма­ние ин­тел­лек­та бу­дет у уче­но­го, дру­гое у
по­ли­ти­ка, третье у ин­же­не­ра и т.д. Ес­ли обоб­щить все су­ще­ст­вую­щие
точ­ки зре­ния на сущ­ность ин­тел­лек­та в ас­пек­те фи­ло­со­фии тех­ни­ки,
то мож­но за­клю­чить, что че­ло­ве­че­ский (ес­те­ст­вен­ный) ин­тел­лект —
это от­но­си­тель­но ус­той­чи­вая струк­ту­ра ум­ст­вен­ных спо­соб­но­стей ин­ди­ви­да,
свя­зан­ная с ра­цио­наль­ным по­зна­ни­ем.

Идея о воз­мож­но­сти соз­да­ния мыс­ля­щих ма­шин «че­ло­ве­че­ско­го
ти­па» вол­но­ва­ла лю­дей дав­но. Еще древ­ние егип­тя­не и рим­ля­не ис­пы­ты­ва­ли
бла­го­го­вей­ный ужас пе­ред куль­то­вы­ми ста­туя­ми, ко­то­рые жес­ти­ку­ли­ро­ва­ли
и из­ре­ка­ли про­ро­че­ст­ва (ра­зу­ме­ет­ся, не без по­мо­щи жре­цов). Сред­не­ве­ко­вые
ле­то­пи­си пол­ны рас­ска­зов об ав­то­ма­тах, спо­соб­ных го­во­рить и дви­гать­ся
так же, как их хо­зяе­ва-лю­ди. В сред­ние ве­ка и да­же позд­нее хо­ди­ли слу­хи
о том, что у ко­го то из муд­ре­цов есть го­мун­ку­лы (ма­лень­кие ис­кус­ст­вен­ные
че­ло­веч­ки) — на­стоя­щие жи­вые, спо­соб­ные чув­ст­во­вать су­ще­ст­ва. Па­ра­цельс
ос­та­вил ру­ко­во­дство по из­го­тов­ле­нию го­мун­ку­ла. Все это от­ра­жа­ет
стрем­ле­ние че­ло­ве­ка по­знать мыс­ли­тель­ные про­цес­сы и ими­ти­ро­вать
их на спе­ци­аль­но соз­дан­ных уст­рой­ст­вах.Од­на­ко глав­ным мо­мен­том ка­че­ст­вен­но
но­во­го эта­па в раз­ви­тии этой про­бле­мы яви­лось соз­да­ние ЭВМ, вы­пол­няю­щей
в ав­то­ном­ном ре­жи­ме, без вме­ша­тель­ст­ва че­ло­ве­ка ( в со­от­вет­ст­вии
с раз­ра­бо­тан­ной про­грам­мой) ряд функ­ций аб­ст­ракт­но­го мыш­ле­ния че­ло­ве­ка.

По­сте­пен­но воз­ник­ло два край­них взгля­да на про­бле­му
соз­да­ния ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та — кон­нек­ти­визм и сим­во­лизм —
обо­га­щаю­щие друг дру­га в про­цес­се сво­его раз­ви­тия.

Кон­нек­ти­визм вы­рос из раз­ра­бо­ток в об­лас­ти пер­цеп­тро­нов
и пер­во­на­чаль­но сто­ял в сто­ро­не от ЭВМ. Пер­цеп­трон соз­да­вал­ся как
ин­фор­ма­ци­он­ная мо­дель ней­рон­ной се­ти в тер­ми­нах ки­бер­не­ти­ки. Та­кие
мо­де­ли стро­ят­ся на се­тях мик­ро­про­цес­со­ров. При этом под­хо­де ис­кус­ст­вен­ный
ин­тел­лект по­ни­ма­ет­ся как про­цесс, воз­ни­каю­щий при пе­ре­да­че ин­фор­ма­ции.
Ме­то­дом кон­нек­ти­виз­ма яв­ля­ет­ся чис­лен­ное мо­де­ли­ро­ва­ние рас­про­стра­не­ния
ак­тив­но­сти по се­ти боль­ше­го чис­ла про­стей­ших по­ро­го­вых эле­мен­тов
со слу­чай­ны­ми свя­зя­ми. Это — фи­зи­че­ски ак­тив­ный под­ход к соз­да­нию
ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та. Но что­бы по­лу­чить га­ран­тию пра­виль­но­го
по­ве­де­ния та­кой сис­те­мы нуж­но не толь­ко учи­ты­вать ве­ро­ят­ность про­цес­сов
внут­ри нее, но и струк­тур­ность вос­при­ятия.Это соз­да­ет слож­но­сти в ра­бо­те
с та­ки­ми сис­те­ма­ми , не­об­хо­ди­мость ее вос­пи­та­ния и обу­че­ния са­мо­го
опе­ра­то­ра.

Сим­во­лизм трак­ту­ет ис­кус­ст­вен­ный ин­тел­лект как це­ле­на­прав­лен­ную
об­ра­бот­ку ин­фор­ма­ции (ма­ни­пу­ли­ро­ва­ние сим­во­ла­ми). Ме­то­дом та­ко­го
под­хо­да яв­ля­ет­ся ло­ги­че­ское про­грам­ми­ро­ва­ние ком­пь­ю­те­ра. Его
дос­ти­же­ни­ем счи­та­ют уточ­не­ние по­ня­тия ал­го­рит­ма. Сим­во­ли­че­ский
под­ход по­зво­лил струк­ту­ри­ро­вать ког­ни­тив­ные про­цес­сы в се­тях па­рал­лель­ной
об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции.

Ука­зан­ные два на­прав­ле­ния в ра­бо­тах по соз­да­нию тео­рии
ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та по­ро­ди­ли био­ни­че­ский и про­грам­но-праг­ма­ти­че­ский
под­хо­ды к ре­ше­нию этой про­бле­мы. Пер­вое ин­те­ре­со­ва­лось про­бле­ма­ми
ис­кус­ст­вен­но­го вос­про­из­ве­де­ния тех струк­тур и про­цес­сов, ко­то­рые
ха­рак­тер­ны для жи­во­го че­ло­ве­че­ско­го моз­га и ко­то­рые ле­жат в ос­но­ве
про­цес­са ре­ше­ния за­дач че­ло­ве­ком. Это на­прав­ле­ние име­ет чет­ко вы­ра­жен­ный
фун­да­мен­таль­ный ха­рак­тер и его раз­ви­тие не­воз­мож­но без глу­бо­ко­го
изу­че­ния моз­га спе­ци­фи­че­ски­ми ней­ро­фи­зио­ло­ги­че­ски­ми, мор­фо­ло­ги­че­ски­ми
и пси­хо­ло­ги­че­ски­ми ме­то­да­ми. В ча­ст­но­сти. оп­ре­де­лен­ное вни­ма­ние
при этом об­ра­ща­ет­ся на раз­ли­чие в ра­бо­те пра­во­го по­лу­ша­рия моз­га,
на­це­лен­но­го на пред­мет­ное вос­при­ятие, и ле­во­го — на аб­ст­ракт­ное
мыш­ле­ние. Что ка­са­ет­ся про­грамм­но-праг­ма­ти­че­ско­го на­прав­ле­ния,
то оно за­ни­ма­лось соз­да­ни­ем про­грамм, с по­мо­щью ко­то­рых мож­но бы­ло
ре­шать ин­тел­лек­ту­аль­ные за­да­чи. Та­ким об­ра­зом про­бле­ма соз­да­ния
ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та рас­смат­ри­ва­ет­ся как часть об­щей тео­рии
про­грам­ми­ро­ва­ния. При этом про­грам­мы ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та
ори­ен­ти­ру­ют­ся не толь­ко и не столь­ко на ре­ше­ние кон­крет­ных ин­тел­лек­ту­аль­ных
за­дач, сколь­ко на соз­да­ние средств, по­зво­ляю­щих ав­то­ма­ти­че­ски стро­ить
про­грам­мы на ре­ше­ния, ко­гда в та­ких про­грам­мах воз­ник­нет не­об­хо­ди­мость.

Та­ким об­ра­зом, ес­ли од­но на­прав­ле­ние соз­да­ния ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­та ин­те­ре­су­ет в ос­нов­ном чис­тая нау­ка и для них ком­пь­ю­тер
— лишь ин­ст­ру­мент, обес­пе­чи­ваю­щий воз­мож­ность экс­пе­ри­мен­таль­ной
про­вер­ки тео­рий про­цес­сов мыш­ле­ния, то ин­те­ре­сы вто­рой груп­пы ле­жат
в об­лас­ти тех­ни­ки: они стре­мят­ся рас­ши­рить сфе­ру при­ме­не­ния ком­пь­ю­те­ров
и об­лег­чить поль­зо­ва­ние ими. «Мно­гие пред­ста­ви­те­ли вто­рой груп­пы
ма­ло за­бо­тят­ся о вы­яс­не­нии ме­ха­низ­ма мыш­ле­ния — они по­ла­га­ют,
что для их ра­бо­ты это ед­ва ли бо­лее по­лез­но, чем изу­че­ние по­ле­та птиц
для изу­че­ния са­мо­ле­то­строе­ния» (18,10).

За­ме­тим, что в по­след­нее вре­мя раз­ви­ва­ет­ся так на­зы­вае­мый
го­мео­ста­ти­че­ский под­ход, ко­гда мозг рас­смат­ри­ва­ет­ся как го­мео­ста­ти­че­ская
сис­те­ма, пред­став­ляю­щая со­бой со­во­куп­ность про­ти­во­бор­ст­вую­щих
под­сис­тем в ре­зуль­та­те функ­цио­ни­ро­ва­ния ко­то­рых обес­пе­чи­ва­ет­ся
нуж­ное рав­но­ве­сие всей сис­те­мы в ус­ло­ви­ях по­сто­ян­но ме­няю­щих­ся
воз­дей­ст­вий внеш­ней сре­ды.

Ос­но­вы по­строе­ния и опи­са­ния по­зна­ва­тель­но­го и
мыс­ли­тель­но­го про­цес­сов бы­ли за­ло­же­ны еще в Древ­ней Гре­ции. Со­фис­ты
вы­ра­бо­та­ли прие­мы по­строе­ния ло­ги­че­ских це­по­чек во­про­сов на ос­но­ва­нии
от­ве­тов. Ари­сто­тель соз­дал тео­рию сил­ло­гиз­мов. Как про­дол­же­ние ло­ги­ки
Ари­сто­те­ля бы­ло по­яв­ле­ние гер­ме­нев­ти­ки, фор­му­ли­ро­вав­шая со­во­куп­ность
ут­вер­жде­ний ис­тин­ность ко­то­рых при­ни­ма­лась боль­шин­ст­вом лю­дей и
при­ме­ня­ла к ним спе­ци­аль­ные ме­то­ды. По­сле вве­де­ния Ф.Бэ­ко­ном по­ня­тия
ин­дук­ции при­шла ло­ги­ка Дж.Бу­ля (бу­ле­вая ал­геб­ра). Ее ав­тор по­ка­зал,
что ло­ги­че­ские ут­вер­жде­ния мож­но за­ко­ди­ро­вать в ви­де еди­ниц и ну­лей,
где еди­ни­ца со­от­вет­ст­ву­ет ис­тин­но­му вы­ска­зы­ва­нию, а нуль — лож­но­му,
по­сле че­го эти­ми ут­вер­жде­ния­ми мож­но ма­ни­пу­ли­ро­вать, как обыч­ны­ми
чис­ла­ми.Раз­ви­тие бу­ле­вой ал­геб­ры к пер­вой тре­ти 20 ве­ка при­ве­ло к
фор­му­ли­ров­ке идеи фор­маль­ной сис­те­мы и та­ким об­ра­зом бы­ла соз­да­на
плат­фор­ма тео­рии ло­ги­че­ских рас­су­ж­де­ний. Эта тео­рия в со­во­куп­но­сти
с иде­ей о стро­гом язы­ке зна­ний сти­му­ли­ро­ва­ла соз­да­ние тео­рии ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­та. В 30-е го­ды 20 ве­ка ряд уче­ных — пио­не­ров ин­фор­ма­ти­ки,
а осо­бен­но К.Шен­нон по­ня­ли, что дво­ич­ные еди­ни­ца и нуль впол­не со­от­вет­ст­ву­ют
двум со­стоя­ни­ям элек­три­че­ской це­пи (вклю­че­но-вы­клю­че­но), по­это­му
дво­ич­ная сис­те­ма иде­аль­но под­хо­дит для элек­трон­ных вы­чис­ли­тель­ных
уст­ройств. Мак­ка­лох и Питс пред­ло­жи­ли кон­ст­рук­цию се­ти из элек­трон­ный
«ней­ро­нов» и по­ка­за­ли, что по­доб­ная сеть мо­жет вы­пол­нять
прак­ти­че­ски лю­бые во­об­ра­зи­мые чи­сло­вые или ло­ги­че­ские опе­ра­ции.
Да­лее они пред­по­ло­жи­ли, что та­кая сеть в со­стоя­нии так­же обу­чать­ся,
рас­по­зна­вать об­ра­зы, обоб­щать, т.е. она об­ла­да­ет ос­нов­ны­ми эле­мен­та­ми
ин­тел­лек­та. Ко­неч­ная цель ви­де­лась в соз­да­нии «адап­тив­ной це­пи»,
«са­мо­ор­га­ни­зую­щей­ся сис­те­мы» или «обу­чаю­щей­ся ма­ши­ны»
— все эти на­зва­ния раз­ные ис­сле­до­ва­те­ли ис­поль­зо­ва­ли для обо­зна­че­ния
уст­ройств, спо­соб­ных сле­дить за ок­ру­жаю­щей об­ста­нов­кой и с по­мо­щью
об­рат­ной свя­зи из­ме­нять свое по­ве­де­ние, т.е. вес­ти се­бя так же, как
жи­вые ор­га­низ­мы. Вско­ре, в 1958 го­ду, мо­ло­дой аме­ри­кан­ский уче­ный
Ф.Ро­зенб­лат де­мон­ст­ри­ру­ет ком­пь­ю­тер­ную мо­дель элек­трон­но­го уст­рой­ст­ва,
на­зван­но­го им пер­сеп­тро­ном и про­грам­ми­ру­ет один из са­мых мощ­ных ком­пь­ю­те­ров
то­го вре­ме­ни ИБМ-704 так, что­бы он мо­де­ли­ро­вал дей­ст­вие элек­трон­ной
схе­мы пер­сеп­тро­на. «Нель­зя ска­зать, что мы точ­но вос­про­из­ве­ли
ра­бо­ту че­ло­ве­че­ско­го моз­га,- при­зна­вал Ф.Ро­зенб­лат,- но по­ка пре­сеп­трон
бли­же все­го к ис­ти­не» (18,14). Че­рез два го­да бы­ла тор­же­ст­вен­но
про­де­мон­ст­ри­ро­ва­на его пер­вая дей­ст­вую­щая ма­ши­на
«Марк-1».

Искуственный интеллект — од­на из но­вей­ших на­ук, поя­вив­шая­ся
во вто­рой по­ло­ви­не ХХ ве­ка на ба­зе вы­чис­ли­тель­ной тех­ни­ки, ма­те­ма­ти­че­ской
ло­ги­ки, про­грам­ми­ро­ва­ния, пси­хо­ло­гии, лин­гвис­ти­ки, ней­ро­фи­зио­ло­гии
и дру­гих от­рас­лей зна­ния. Са­мо на­зва­ние но­вой нау­ки воз­ник­ло в кон­це
60-х го­дов, а в 1969 г. в Ва­шинг­то­не ( США) со­стоя­лась пер­вая Все­мир­ная
кон­фе­рен­ция по ИИ.

В то же время под искусственным интеллектом понимаются технические
системы, компьютеры, обладающие определенными характеристиками и функциями. По
ме­ре со­вер­шен­ст­во­ва­ния компьютеры ста­ли при­ни­мать уча­стие в твор­че­ских
про­це­сах: со­чи­нять му­зы­каль­ные ме­ло­дии, сти­хо­тво­ре­ния и сказ­ки,
осу­ще­ст­в­лять пе­ре­вод тек­ста с од­но­го язы­ка на дру­гой, рас­по­зна­вать
об­ра­зы, до­ка­зы­вать тео­ре­мы. Ока­за­лось, что с по­мо­щью ЭВМ и со­от­вет­ст­вую­щих
про­грамм мож­но ав­то­ма­ти­зи­ро­вать ин­тел­лек­ту­аль­ные ви­ды че­ло­ве­че­ской
дея­тель­но­сти. Для это­го нуж­но бы­ло пре­ж­де все­го соз­дать про­грам­мы
для ре­ше­ния не­вы­чис­ли­тель­ных за­дач. Об ин­тел­лек­те ком­пь­ю­те­ра мож­но
бы­ло го­во­рить, ес­ли бы он сам на ос­но­ва­нии соб­ст­вен­ных зна­ний су­мел
бы со­ста­вить про­грам­му ре­ше­ния не­вы­чис­ли­тель­ных за­дач. Сле­до­ва­тель­но,
в соз­да­нии ИИ ос­нов­ной за­да­чей ста­но­вит­ся реа­ли­за­ция ма­шин­ны­ми
сред­ст­ва­ми тех ме­та­про­це­дур, ко­то­рые ис­поль­зу­ют­ся в ин­тел­лек­ту­аль­ной
твор­че­ской дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка.

Тер­мин «ис­кус­ст­вен­ный ин­тел­лект» был вве­ден
Дж. Мак­кар­ти в 1956 го­ду. Ис­кус­ст­вен­ный ин­тел­лект (ИИ) — это ме­та­фо­ра
и , по при­зна­нию спе­циа­ли­стов, не со­всем удач­ная, ис­поль­зуе­мая для
обо­зна­че­ния тех­ни­че­ских сис­тем, способных к адап­тив­но­му (т.е. при­спо­соб­ляю­ще­му­ся
к дан­ным ус­ло­ви­ях и из­ме­няю­ще­му­ся под влия­ни­ем из­ме­не­ния внеш­ней
сре­ды) по­ве­де­нию. В ос­но­ве ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та ле­жит мо­де­ли­ро­ва­ние
от­дель­ных ас­пек­тов и свойств мыс­ли­тель­ной дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка.
Ис­кус­ст­вен­ный ин­тел­лект по со­дер­жа­нию пред­став­ля­ет со­бой ки­бер­не­ти­че­ские
сис­те­мы и их ло­ги­ко-ма­те­ма­ти­че­ское обес­пе­че­ние пред­на­зна­чен­ное
для ре­ше­ния всех тех за­дач, ко­то­рые тре­бу­ют ин­тел­лек­ту­аль­ных спо­соб­но­стей
че­ло­ве­ка. Ис­кус­ст­вен­ный ин­тел­лект ста­вит сво­ей це­лью соз­да­ние про­грам­но-ап­па­рат­ных
средств ЭВМ по­зво­ляю­щих : 1) ими­ти­ро­вать на ЭВМ от­дель­ные эле­мен­ты
твор­че­ско­го про­цес­са, 2) ав­то­ма­ти­зи­ро­вать це­ле­на­прав­лен­ное по­ве­де­ние
ро­бо­тов, 3) обес­пе­чи­вать диа­ло­го­вое об­ще­ние с ЭВМ поль­зо­ва­те­лей
на язы­ке их пред­мет­ной об­лас­ти, соз­да­вать экс­перт­ные сис­те­мы. В тео­рию
ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та как на­уч­но­го на­прав­ле­ния вхо­дит тео­рия
про­грам­ми­ро­ва­ния, вклю­чая тео­рию са­мих ЭВМ. Обоб­щаю­щую кон­цеп­цию ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­та фор­му­ли­ру­ют сле­дую­щим об­ра­зом: » под ис­кус­ст­вен­ным
ин­тел­лек­том под­ра­зу­ме­ва­ет­ся на­бор про­грамм­ных и ап­па­рат­ных
средств, ис­поль­зо­ва­ние ко­то­рых долж­но бы­ло бы при­во­дить к тем же ре­зуль­та­там,
к ко­то­рым при ре­ше­нии дан­но­го клас­са за­дач при­хо­дит ин­тел­лек­ту­аль­ная
дея­тель­ность че­ло­ве­ка» ( 17,167). К чис­лу это­го клас­са за­дач вклю­ча­ют
иг­ру в шах­ма­ты, до­ка­за­тель­ст­во тео­рем, об­ще­ние с че­ло­ве­ком на ес­те­ст­вен­ном
язы­ке, пе­ре­вод с од­но­го язы­ка на дру­гой, спо­соб­ность про­грамм к обу­че­нию
и са­мо­обу­че­нию, ав­то­ма­ти­че­скую кор­рек­цию, са­мо­кон­троль, на­ко­нец,
спо­соб­ность вы­ра­ба­ты­вать но­вые зна­ния и под­го­тав­ли­вать их для при­ня­тия
от­вет­ст­вен­ных ре­ше­ний. На пер­вый план вы­дви­га­ет­ся ор­га­ни­за­ция
зна­ний в сис­те­мах ИИ, ор­га­ни­за­ция диа­ло­во­го об­ще­ния ЭВМ с че­ло­ве­ком,
соз­да­ние сис­тем гиб­рид­но­го ин­тел­лек­та объ­е­ди­няю­щих мыс­ли­тель­ные
спо­соб­но­сти лю­дей с воз­мож­но­стя­ми ЭВМ.

Во всех про­шлых тех­ни­че­ских уст­ройствах связь че­ло­ве­ка
с тех­ни­кой бы­ла од­но­сто­рон­ней — от че­ло­ве­ка к ма­ши­не. Об­рат­ная
связь — от ма­ши­ны к че­ло­ве­ку — или от­сут­ст­во­ва­ла, или бы­ла весь­ма
не­зна­чи­тель­на. В че­ло­ве­ко-ма­шин­ных сис­те­мах че­ло­век и ма­ши­на яв­ля­ют­ся
парт­не­ра­ми, ре­шаю­щие об­щую за­да­чу. Для это­го нуж­но ор­га­ни­зо­вать
об­ще­ние ме­ж­ду че­ло­ве­ком и ма­ши­ной и спла­ни­ро­вать со­вме­ст­ную дея­тель­ность,
кор­рек­ти­руя ее про­дол­же­ние в за­ви­си­мо­сти от по­лу­чен­ных ре­зуль­та­тов.

Общение тре­бу­ет на­ли­чия язы­ка об­ще­ния, ме­ха­низ­ма
пе­ре­во­да язы­ко­вых со­об­ще­ний на язык внут­рен­них пред­став­ле­ний об ок­ру­жаю­щем
ми­ре, на­хо­дить в ЭВМ нуж­ную ин­фор­ма­цию, уме­ния со­гла­со­вы­вать дви­же­ния
глаз с ре­че­вы­ми и тек­сто­вы­ми со­об­ще­ния­ми, на­ли­чия спе­ци­аль­ных ме­ха­низ­мов
для по­строе­ния умо­зак­лю­че­ний и ор­га­ни­за­ции диа­ло­га ме­ж­ду че­ло­ве­ком
и ма­ши­ной — интерфейса.

Интерффейсом на­зы­ва­ет­ся ком­плекс тех­ни­че­ских или про­грамм­ных
средств, ко­то­рые ис­поль­зу­ет че­ло­век для об­ще­ния с тех­ни­че­ским уст­рой­ст­вом
и для сор­ря­же­ния раз­лич­ных ап­па­рат­ных средств ме­ж­ду со­бой. В ин­тер­фей­сах
пер­во­го уров­ня, ис­поль­зую­щих стан­дарт­ные фор­мы от­ве­тов, об­ще­ние
про­ис­хо­дит в ре­жи­ме «ме­ню», ко­то­рое тре­бу­ет лин­гвис­ти­че­ский
про­цес­сор, обес­пе­чи­ваю­щий не­слож­ный син­так­си­че­ский ана­лиз ре­п­лик
че­ло­ве­ка. Вто­рой уро­вень об­ще­ния для по­лу­че­ния от­ве­та на­до най­ти
в тек­сте со­от­вет­ст­вую­ще ме­сто и сфор­му­ли­ро­вать от­вет на во­прос,
взяв из тек­ста со­от­вет­ст­вую­щую фра­зу или ее ку­сок. Здесь про­цес­сор
дол­жен быть бо­лее мощ­ным и стро­ить со­дер­жа­тель­ные свя­зи ме­ж­ду вхо­дя­щи­ми
в пред­ло­же­ние сло­ва­ми. На треть­ем уров­не об­ще­ния по­иск от­ве­та свя­зан
с рас­су­ж­де­ния­ми о про­стран­ст­ве и вре­ме­ни и о за­ко­нах ок­ру­жаю­щей
сре­ды. Из этой сис­те­мы с по­мо­щью зна­ний, со­дер­жа­щих­ся в тек­сте, по­лу­ча­ют
но­вые зна­ния.Чет­вер­тый уро­вень об­ще­ния рас­ши­ря­ет спе­ци­аль­ные ме­ха­низ­мы
для по­ис­ка ре­ля­тив­ной ин­фор­ма­ции. Что ка­са­ет­ся пя­то­го уров­ня об­ще­ния,
то здесь при­вле­ка­ет­ся не толь­ко текст, на­пи­сан­ный или про­из­не­сен­ный
на ес­те­ст­вен­ном язы­ке, но и зри­тель­ная ин­фор­ма­ция. Име­ют­ся и бо­лее
вы­со­кие, на­при­мер ал­ле­го­ри­че­ские уров­ни об­ще­ния, но по­ка реа­ли­зо­ва­ны
лишь пер­вые три уров­ня об­ще­ния. Для улуч­ше­ния ка­че­ст­ва об­ще­ния в че­ло­ве­ко-ма­шин­ных
сис­те­мах бли­жай­ше­го бу­ду­ще­го пред­по­ла­га­ет­ся ис­поль­зо­вать раз­ви­тые
сред­ст­ва гра­фи­ки, а так­же ре­че­вой ввод-вы­вод.

Та­ким об­ра­зом, ис­кус­ст­вен­ный ин­тел­лект не есть не­что,
су­ще­ст­вую­щее не­за­ви­си­мо от ес­те­ст­вен­но­го ин­тел­лек­та. «Он
яв­ля­ет­ся тех­ни­че­ским, ин­ст­ру­мен­таль­ным про­дол­же­ни­ем по­след­не­го,
уси­ли­те­лем ин­тел­лек­ту­аль­ных спо­соб­но­стей» (19,9). В свя­зи с
этим воз­ни­ка­ет во­прос о со­от­но­ше­нии ес­те­ст­вен­но­го и ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­тов. От­вет на не­го не од­но­зна­чен. Од­ни, со­став­ляю­щие ла­герь
тех­но­кра­ти­че­ских оп­ти­ми­стов, счи­та­ют что раз­ли­чие ме­ж­ду эти­ми
дву­мя ви­да­ми ин­тел­лек­та не ка­че­ст­вен­ное, а чис­то ко­ли­че­ст­вен­ное
пре­одо­ле­вае­мое в хо­де стре­ми­тель­но­го раз­ви­тия пя­то­го по­ко­ле­ния
ЭВМ. Дру­гие — тех­но­кра­ти­че­ские пес­си­ми­сты — на­про­тив, ут­вер­жда­ют,
что ме­ж­ду ес­те­ст­вен­ным и ис­кус­ст­вен­ным ин­тел­лек­том ле­жит «ки­тай­ская
сте­на» не пре­одо­ле­вае­мая ни в ка­ком бу­ду­щем в прин­ци­пе. Что­бы
най­ти пра­виль­ное ре­ше­ние это       й до­воль­но та­ки слож­ной про­бле­мы,
по­смот­рим что об­ще­го име­ет­ся для ес­те­ст­вен­но­го и ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­тов и в чем их раз­ли­чие.

Сход­ст­ва ес­те­ст­вен­но­го и ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­тов
сле­ду­ет ис­кать в те­зи­се что ин­тел­лек­ту­аль­ная дея­тель­ность име­ет ма­шин­но-опе­ра­цио­ную
при­ро­ду. Та­кой те­зис вы­дви­нул Р. Де­карт и в нем бе­рет свое на­ча­ло ком­пь­ю­тер­ный
оп­ти­мизм. По­след­ний счи­та­ют че­ло­ве­ка про­сто сис­те­мой для об­ра­бот­ки
ин­фор­ма­ции, а его мозг- ма­ши­ной для мя­са. При­вер­жен­цы соз­да­ния ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­та не ви­дят ни­ка­ко­го ка­че­ст­вен­но­го раз­ли­чия ме­ж­ду моз­гом
че­ло­ве­ка и ЭВМ. По их мне­нию здесь раз­ли­чие чис­то ко­ли­че­ст­вен­ное и
ес­ли соз­дать ЭВМ с чис­лом за­по­ми­наю­щих яче­ек рав­но­му чис­лу ней­ро­нов
го­лов­но­го моз­га ( при­мер­но 16 млрд. кле­ток), то ни­ка­ко­го ка­че­ст­вен­но­го
раз­ли­чия ме­ж­ду че­ло­ве­ком и ЭВМ не бы­ло бы.

Суть во­про­са со­сто­ит в том, что мыш­ле­ние мож­но рас­смат­ри­вать
как тип вы­чис­ле­ния. Под вы­чис­ле­ни­ем в тео­рии ал­го­рит­мов по­ни­ма­ет­ся
по­сле­до­ва­тель­ность сме­няю­щих друг дру­га по оп­ре­де­лен­но­му за­ко­ну
со­стоя­ний ал­го­рит­ми­че­ской сис­те­мы ( или язы­ка про­грам­ми­ро­ва­ния).
Ка­ж­дое из этих со­стоя­ний пред­став­ля­ет со­бой две по­зи­ции — со­стоя­ние
про­грам­мы и со­стоя­ние па­мя­ти. Ко­неч­ное со­стоя­ние па­мя­ти на­зы­ва­ет­ся
ре­зуль­та­том вы­чис­ле­ния.Ес­ли го­во­рить уп­ро­щен­но, то вы­чис­ле­ние —
это оп­ре­де­лен­ная в со­от­вет­ст­вии с за­дан­ным ал­го­рит­мом по­сле­до­ва­тель­ность
опе­ра­ций, осу­ще­ст­в­ляе­мая над вход­ны­ми дан­ны­ми, даю­щая в ре­зуль­та­те
вы­ход­ные дан­ные — ре­зуль­тат вы­чис­ле­ния.

Э.Пи­ли­шин в кни­ге «Вы­чис­ле­ние и по­зна­ние»
пи­шет, что по­зна­ва­тель­ная дея­тель­ность , осу­ще­ст­в­ляе­мая моз­гом, за­клю­ча­ет­ся
в ре­ше­нии тех или иных за­дач че­рез со­от­вет­ст­вую­щие опе­ра­ции и про­це­ду­ры.
По­след­ние яв­ля­ют­ся на­бо­ром эле­мен­тар­ных опе­ра­ций и со­стоя­щих из
них ал­го­рит­мов. Но ЭВМ так­же реа­ли­зу­ют про­грам­мы — сис­те­му пра­вил и
ал­го­рит­мов ко­то­рые мо­гут быть пред­став­ле­ны че­рез со­от­вет­ст­вую­щие
вы­чис­ле­ния и вы­чис­ли­тель­ные про­це­ду­ры. По­это­му вы­чис­ле­ние мож­но
рас­смат­ри­вать как мо­дель и да­же эк­ви­ва­лент по­зна­ния.» То, что де­ла­ет
воз­мож­ным для лю­дей дей­ст­во­вать на ба­зе пред­став­ле­ний,- пи­шет З.Пи­ли­шин,
-это то, что они реа­ли­зу­ют та­кие пред­став­ле­ния фи­зи­че­ски, как ког­ни­тив­ные
ко­ды, а их по­ве­де­ние есть при­чин­ная по­сле­до­ва­тель­ность опе­ра­ций,
вы­пол­няе­мых на ос­но­ва­нии этих ко­дов. Так как это то же са­мое, что де­ла­ет
ком­пь­ю­тер, то мое за­клю­че­ние сво­дит­ся к то­му, что познание есть тип
вычисления» (Цит.по: 17, 178). Но по­сколь­ку по­зна­ние не яв­ля­ет­ся
про­стым ото­бра­же­ни­ем объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти, З.Пи­ли­шин вы­дви­га­ет
те­зис о функ­цио­наль­ных ар­хи­тек­ту­рах — на­бо­ре оп­ре­де­лен­ным об­ра­зом
струк­тури­ро­ван­ных опе­ра­ций, вы­пол­няе­мых уст­рой­ст­вом, осу­ще­ст­в­ляю­щим
по­зна­ва­тель­ный , ин­тел­лек­ту­аль­ный про­цесс. Та­ким уст­рой­ст­вом мо­жет
быть мозг или ком­пь­ю­тер.

При­ве­дем еще од­ну точ­ку зре­ния на сход­ст­во ес­те­ст­вен­но­го
и ис­кус­ст­вен­но­го ин­тел­лек­тов.Она ос­но­вы­ва­ет­ся на по­ни­ма­нии ин­тел­лек­та
как еди­ной дву­языч­ной сис­те­мы ра­бо­та ко­то­рой опи­ра­ет­ся на взаи­мо­дей­ст­вие
язы­ка «си­му­ля­тив­ных про­стран­ст­вен­но-пред­мет­ных струк­тур»
и «сим­во­ли­че­ски-опе­ра­тор­но­го язы­ка ре­че­вых сиг­на­лов».
Как от­ме­ча­ет Л.М.Век­кер, ес­ли из этой сис­те­мы ис­клю­чить язык ре­че­вых
сиг­на­лов, то «мы по­лу­чим чис­то пер­цеп­тив­ный уро­вень по­зна­ва­тель­ных
про­цес­сов; ес­ли же из нее ис­клю­чить еще и язык «си­му­ля­тив­ных про­стран­ст­вен­но-пред­мет­ных
струк­тур», то в ито­ге по­лу­чит­ся «об­ще­ко­до­вая фор­ма ин­фор­ма­ци­он­ных
про­цес­сов», осу­ще­ст­в­ляе­мая в со­вре­мен­ных ин­фор­ма­цио­но-тех­ни­че­ских
сис­те­мах. И имен­но эта фор­ма объ­е­ди­ня­ет ес­те­ст­вен­ный и ис­кус­ст­венн­ный
ин­тел­лек­ты «на ос­но­ве еди­но­го об­ще­ки­бер­не­ти­че­ско­го прин­ци­па
ор­га­ни­за­ции» (20,199).

Та­ким об­ра­зом, сход­ст­во ес­те­ст­вен­но­го и ис­кус­ст­вен­но­го
ин­тел­лек­т

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ