1. Зна­ние — фе­но­мен че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. :: vuzlib.su

1. Зна­ние — фе­но­мен че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. :: vuzlib.su

12
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


1. Зна­ние — фе­но­мен че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти.

.

1. Зна­ние — фе­но­мен че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти.

 Про­бле­ма зна­ния — не но­вая. Она все­гда бы­ла пред­ме­том
вни­ма­ния фи­ло­со­фии. Но как вся­кая тра­ди­ци­он­ная про­бле­ма она каждый
раз вы­све­чи­ва­ет свои но­вые ас­пек­ты, тре­бу­ет но­во­го под­хо­да и пе­ре­ос­мыс­ле­ния.
По ме­ре воз­рас­та­ния ро­ли зна­ний в прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти лю­дей,
на­ко­п­ле­ния ог­ром­но­го и все воз­рас­таю­ще­го ко­ли­че­ст­ва зна­ний, ус­лож­не­ния
его струк­ту­ры воз­ни­ка­ет не­об­хо­ди­мость осоз­на­ния то­го, что та­кое
зна­ние, ка­ко­во его про­ис­хо­ж­де­ние, при­ро­да, фор­мы и за­ко­ны раз­ви­тия,
сред­ст­ва по­лу­че­ния и т.д.

Зна­ние — од­но из цен­траль­ных про­блем фи­ло­со­фии. Ис­сле­до­ва­ние
зна­ния со­став­ля­ет важ­ней­шую за­да­чу фи­ло­со­фии, веч­ную про­бле­му фи­ло­соф­ско­го
зна­ния. «Про­бле­ма зна­ния не но­вая, — пи­шет Н.К.Вах­то­мин. — Она все­гда
бы­ла и ос­та­ет­ся пред­ме­том изу­че­ния фи­ло­соф­ской нау­ки. Уже у са­мих
ис­то­ков фи­ло­со­фии, ко­гда ум че­ло­ве­че­ский об­ра­тил­ся к изу­че­нию са­мо­го
се­бя, поя­вил­ся та­кой эле­мент по­зна­ния, как зна­ние» (6,3).

Еще на за­ре фи­ло­со­фии зна­ние ста­ло объ­ек­том вни­ма­ния
мыс­ли­те­лей. В древ­не­ин­дий­ской и древ­не­ки­тай­ской фи­ло­со­фии со­дер­жат­ся
по­пыт­ки вы­яв­ле­ния при­ро­ды зна­ния и ее прак­ти­че­ской поль­зы.
Индийский фи­ло­соф и по­эт 7 века Бхар­три­ха­ри пи­сал:

«Зна­нье — кра­са ве­ли­чай­шая в лю­дях!

Ра­дость с со­бой не­сет оно, сча­стье и сла­ву!

По­мощь ока­жет оно на чуж­би­не,

Зна­ние вы­ше бо­гат­ст­ва, силь­ней всех бо­гов!

Да­же ца­ри при­зна­ют пре­вос­ход­ст­во нау­ки!

Тот же, кто зна­нья ли­шен,

Тот про­зя­ба­ет как зверь!» (7, 176).

Не обош­ла вни­ма­ни­ем про­бле­му зна­ния и ан­тич­ная фи­ло­со­фия.
Пла­тон ут­вер­ждал, что зна­ние есть вме­сте с тем и не­зна­ние , борь­ба ме­ж­ду
ни­ми опо­сре­ду­ет­ся мне­ни­ем, ко­то­рое вы­те­ка­ет из эм­пи­ри­че­ско­го
зна­ния то­гда как на­уч­ное зна­ние свя­за­но с тео­ре­ти­че­ским мыш­ле­ни­ем.
Ари­сто­тель, от­ме­тив стрем­ле­ние лю­дей к ов­ла­де­нию зна­ни­ем, от­ме­ча­ет,
что «дей­ст­ви­тель­ное зна­ние то­ж­де­ст­вен­но с пред­ме­том по­зна­вае­мым»
(7,458).

В сред­не­ве­ко­вой фи­ло­со­фии          ис­тин­ное зна­ние
от­но­си­ли к          сфе­ре бо­же­ст­вен­но­го про­мыс­ла. Но­вое вре­мя от­де­ли­ло
сфе­ру зна­ния от ве­ры и объ­я­ви­ло зна­ние си­лой. Ак­цен­ти­руя вни­ма­ние
на опыт­ном про­ис­хо­ж­де­нии зна­ния, Ф.Бэ­кон пи­сал, что «зна­ние и мо­гу­ще­ст­во
че­ло­ве­ка сов­па­да­ют, ибо не­зна­ние при­чи­ны за­труд­ня­ет дей­ст­вие»
(8,12). Эту же мысль вы­ска­зы­ва­ет Голь­бах : «С рос­том зна­ний че­ло­ве­ка
рас­тут его си­лы и его ору­дия; нау­ка, ис­кус­ст­ва, ре­мес­ла ока­зы­ва­ют
ему свою по­мощь; опыт де­ла­ет его бо­лее уве­рен­ным, по­мо­гая ему ока­зы­вать
со­про­тив­ле­ние мно­гим яв­ле­ни­ям, пе­ре­стаю­щим пу­гать его, лишь толь­ко
он по­зна­ет их»(9,685). Вы­яв­ле­нию при­ро­ды зна­ния по­свя­ще­ны мно­гие
ра­бо­ты не­мец­кой клас­си­че­ской фи­ло­со­фии. Не обош­ла вни­ма­ни­ем про­бле­ма
зна­ния и мар­кси­ст­ская фи­ло­со­фия. За­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния оп­ре­де­ле­ние
зна­ния К.Мар­ксом: «Спо­соб, ка­ким су­ще­ст­ву­ет соз­на­ние и ка­ким не­что
су­ще­ст­ву­ет для не­го, это — зна­ние»(10,633). Сле­до­ва­тель­но, по
Мар­ксу, зна­ние это спо­соб су­ще­ст­во­ва­ния соз­на­ния.

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди за­ме­тим, что оп­ре­де­ле­ние зна­ния
К.Мар­ксом яв­ля­ет­ся не со­всем кор­рект­ным по сле­дую­ще­му со­бра­же­нию.
Без­ус­лов­но, соз­на­ние про­яв­ля­ет­ся как зна­ние. Но зна­ние — не един­ст­вен­ная
фор­ма про­яв­ле­ния соз­на­ния, ко­то­рое мо­жет вы­сту­пать еще и в ви­де эмо­ций,
чувств, во­ли. По­это­му соз­на­ние яв­ля­ет­ся бо­лее ши­ро­ким фе­но­ме­ном
чем зна­ние и , сле­до­ва­тель­но, зна­ние — од­на из форм или ви­дов су­ще­ст­во­ва­ния
соз­на­ния.

По­ня­тие «зна­ние» от­но­сит­ся к ши­ро­ко упот­реб­ляе­мым
в нау­ке и прак­ти­ке. Су­ще­ст­ву­ет мно­же­ст­во оп­ре­де­ле­ий это­го по­ня­тия.
Зна­ние оп­ре­де­ля­ет­ся как вос­про­из­ве­де­ние ре­аль­но­сти в чув­ст­ве­ных
и ум­ст­вен­ных об­раз­ах и по­ня­ти­ях (М.Г.Яро­шев­ский), как субъ­ек­тив­ный
об­раз объ­ек­тив­но­го ми­ра (Ф.И.Ге­ор­ги­ев), как иде­аль­ное вос­про­из­ве­де­ние
в язы­ко­вой фор­ме объ­ек­тив­ных за­ко­но­мер­ных свя­зей прак­ти­че­ски пре­об­ра­зуе­мо­го
ма­те­ри­аль­но­го ми­ра (Ю.Н.Тен­д­ря­ков), как тео­ре­ти­че­ское ов­ла­де­ние
объ­ек­том и пред­по­сыл­ка прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка
(П.В.Коп­нин) и др. В сло­ва­рях рус­ко­го язы­ка зна­ние оп­ре­де­ля­ет­ся так­же
не­од­но­знач­но: как дея­тель­ность соз­на­ния, ре­зуль­тат этой дея­тель­но­сти,
со­стоя­ние знаю­ще­го что-ни­будь субъ­ек­та, со­во­куп­ность све­де­ний.

 Не­смот­ря на раз­но­об­ра­зие этих оп­ре­де­ле­ний все они
от­ра­жа­ют две ха­рак­тер­ные чер­ты зна­ния. Пер­вая из них со­сто­ит в том,
что зна­ния яв­ля­ют­ся ре­зуль­та­том по­зна­ния, адэ­к­ват­ным от­ра­же­ни­ем
ре­аль­но­сти. Вто­рая за­клю­че­на в том, что зна­ния до­бы­ва­ют­ся в про­цес­се
прак­ти­че­ски пре­об­ра­зую­щей дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка и слу­жат в свою
оче­редь этой дея­тель­но­сти.

Для по­ни­ма­ния при­ро­ды и сущ­но­сти че­ло­ве­че­ско­го
зна­ния не­об­хо­ди­мо об­ра­тить­ся к его ис­то­чи­ку — че­ло­ве­че­ской прак­ти­ке,
тру­ду. Зна­ние- не­об­хо­ди­мая пред­по­сыл­ка тру­да, по­то­му что труд вклю­ча­ет
в се­бя не толь­ко ма­те­ри­аль­ную, но и иде­аль­ную дея­тель­ность. Иде­аль­ная
дея­тель­ность при этом пред­ше­ст­ву­ет ма­те­ри­аль­ной. Зна­ние есть ре­зуль­тат
иде­аль­ной дея­тель­но­сти, ду­хов­но­го про­из­вод­ст­ва, иде­аль­но­го от­ра­же­ния
объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти в про­цес­се че­ло­ве­че­ской прак­ти­ки.

Зна­ние воз­ни­ка­ет в пред­мет­ной дея­тель­но­сти, в ре­зуль­та­те
взаи­мо­дей­ст­вия субъ­ек­та и объ­ек­та. Ос­нов­ной прин­цип это­го взаи­мо­дей­ст­вия
— прин­цип един­ст­ва мыш­ле­ния и бы­тия. Этот прин­цип вы­ра­жа­ет­ся в аде­к­ват­но­сти
дей­ст­вий субъ­ек­та объ­ек­ту, по­сколь­ку зна­ние — от­ра­же­ние пред­ме­та
имею­ще­го со­ци­аль­ную обу­слов­лен­ность сво­его су­ще­ст­во­ва­ния.
«Зна­ние воз­ни­ка­ет не толь­ко под воз­дей­ст­ви­ем субъ­ек­та на объ­ект,
на воз­ник­но­ве­ние зна­ния ока­зы­ва­ет влия­ние весь пред­ше­ст­вую­щий опыт
субъ­ек­та, ко­то­рый вы­ра­жа­ет­ся в ка­те­го­ри­ях, — пи­шет Н.И.Вах­то­мин.
— Имен­но по­это­му зна­ние — син­тез объ­ек­тив­но­го и субъ­ек­тив­но­го,
пред­мет­но­го и иде­аль­но­го»(6,128).

В хо­де сво­ей прак­ти­ки лю­ди всту­па­ют в субъ­ект­но-объ­ект­ные
от­но­ше­ния ко­то­рые и по­ро­ж­да­ют зна­ние. «Вся­кое зна­ние основано
на совпадении объ­ек­тив­ного и субъ­ек­тив­ного,-пи­сал Ф.Шел­линг.- Ибо зна­ют
толь­ко ис­тин­ное; ис­ти­на же со­сто­ит в сов­па­де­нии пред­став­ле­ний с со­от­вет­ст­вую­щи­ми
им пред­ме­та­ми»(11,232).

Ино­гда об­ра­ща­ют вни­ма­ние на то, что зна­ние нель­зя
ото­жде­ст­в­лять с ис­ти­ной по­сколь­ку де вся­кая ис­ти­на есть зна­ние, но
не вся­кое зна­ние — ис­ти­на. «Зна­ние мо­жет не­аде­к­ват­но от­ра­жать
пред­мет и по­это­му не бу­дет ис­ти­ной»- пи­шет Н.К.Вах­то­мин (6,127).
Это мне­ние он обос­но­вы­ва­ет тем, что вся­кое эм­пи­ри­че­ское зна­ние от­ра­жа­ет
яв­ле­ние, ко­то­рое не обя­за­тель­но сов­па­да­ет с сущ­но­стью и по­это­му
мо­жет быть ис­тин­ным или не ис­тин­ным. Мы по­ла­га­ем, что здесь до­пу­ще­на
не­точ­ность: зна­ние ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с не­зна­ни­ем. В дей­ст­ви­тель­но­сти
лю­бое зна­ние так или ина­че пред­став­ля­ет со­бой субъ­ек­тив­ное вос­при­ятие
аб­со­лют­ной ис­ти­ны в ее от­но­си­тель­ном про­яв­ле­нии, от­но­си­тель­ной
ис­ти­ны, со­дер­жа­щей в се­бе час­ти­цу ис­ти­ны аб­со­лют­ной. Аде­к­ват­ность
зна­ния то­му или ино­му пред­ме­ту или про­цес­су объ­ек­тив­но­го ми­ра есть
его не­об­хо­ди­мый при­знак. Од­на­ко сте­пень аде­к­ват­но­сти мо­жет быть
раз­лич­ной.

Без­ус­лов­но, изу­че­ние зна­ния име­ет оп­ре­де­лен­ные
труд­но­сти и осо­бен­но­сти. Они вы­те­ка­ют не толь­ко из то­го, что, что тер­мин
«зна­ние» упот­реб­ля­ет­ся в раз­лич­ных зна­че­ни­ях, но и из то­го,
что зна­ние са­мо по се­бе не су­ще­ст­ву­ет вне че­ло­ве­ка, стре­мя­ще­го­ся
к его изу­че­нию. В этом слу­чае че­ло­век ис­поль­зу­ет оп­ре­де­лен­ную сис­те­му
зна­ния для по­зна­ния зна­ния. Это об­стоя­тель­ст­во по­зво­ля­ет ино­гда
срав­ни­вать дан­ную — бес­пер­спек­тив­ную, по мне­нию не­ко­то­рых ав­то­ров
— си­туа­цию с по­ло­же­ни­ем че­ло­ве­ка, пы­таю­щим­ся вы­та­щить за во­ло­сы
са­мо­го се­бя из во­ды. Од­на­ко зна­ние дей­ст­ви­тель­но су­ще­ст­ву­ет, его
на­ли­чие есть не­ос­по­ри­мая ре­аль­ность и по­это­му прин­ци­пи­аль­но воз­мож­но
не толь­ко по­ста­вить, но и дать от­вет на во­прос о его ис­точ­ни­ках и со­дер­жа­нии
об­ра­ща­ясь к об­ще­ст­вен­ной прак­ти­ке в хо­де ко­то­рой, как бы­ло уже ска­за­но,
фор­ми­ру­ет­ся по­зна­ва­тель­ный про­цесс и воз­ни­ка­ют субъ­ект­но-объ­ект­ные
от­но­ше­ния, диа­лек­ти­че­ская взаи­мо­связь ме­ж­ду объ­ек­том по­зна­ния и
по­знаю­щим субъ­ек­том.

Объ­ект — это су­ще­ст­вую­щая вне субъ­ек­та ре­аль­ность,
од­на­ко его нель­зя сво­дить ко всей объ­ек­тив­ной дей­ст­ви­тель­но­сти. Объ­ект
по­зна­ния — это часть объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти, оп­ре­де­лен­ные яв­ле­ния
и про­цес­сы, на ко­то­рых на­це­ле­но вни­ма­ние по­знаю­ще­го субъ­ек­та. Сле­до­ва­тель­но,
те или иные яв­ле­ния и про­цес­сы объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти ста­но­вят­ся
объ­ек­том по­зна­ния толь­ко то­гда, ко­гда они вклю­че­ны в прак­ти­че­скую
по­зна­ва­тель­ную и пре­об­ра­зо­ва­тель­ную дея­тель­ность субъ­ек­та — че­ло­ве­ка
, оп­ре­де­лен­ной со­ци­аль­ной груп­пы или об­ще­ст­ва в це­лом. Объ­ект по­зна­ния
не­воз­мо­жен без субъ­ек­та по­зна­ния.

Объ­ект по­зна­ния вы­сту­па­ет как ис­точ­ник зна­ния. Но
он об­ла­да­ет свой­ст­вом быть без­раз­лич­ным к по­знаю­ще­му субъ­ек­ту. Ак­тив­ность
в про­цес­се по­зна­ния про­яв­ля­ет по­знаю­щий субъ­ект ру­ко­во­дству­ясь
свои­ми прак­ти­че­ски­ми це­ля­ми. Имен­но по­это­му зна­ние яв­ля­ет­ся не
зер­каль­но-иде­аль­ным от­ра­же­ни­ем ре­аль­но­сти, это иде­аль­ное от­ра­же­ние
ре­аль­но­сти субъ­ек­том сквозь приз­му его прак­ти­че­ских за­дач. Че­ло­век
из­би­ра­тель­но от­ра­жа­ет те или иные сто­ро­ны пред­ме­тов и яв­ле­ний, в
том или ином ра­кур­се и свя­зях и соз­да­ет об­раз, воз­мож­ный для по­сле­дую­ще­го
ма­те­ри­аль­но­го соз­да­ния ве­щи. В про­цес­се этой твор­че­ской дея­тель­но­сти
про­ис­хо­дит, с од­ной сто­ро­ны, субъ­ек­ти­ви­за­ция объ­ек­та пу­тем его
пре­вра­ще­ния в факт соз­на­ния и при­об­ре­те­ние объ­ек­том субъ­ек­тив­ных
свойств бла­го­да­ря во­пло­ще­нию за­мыс­ла субъ­ек­та. С дру­гой сто­ро­ны,
про­ис­хо­дит про­ти­во­по­лож­ный про­цесс — объ­ек­ти­ви­за­ция субъ­ек­та ко­гда
его дея­тель­ность как бы вы­но­сит­ся во­вне, во­пло­ща­ет­ся в фор­му пред­ме­та
или в зна­ние. Так, соз­да­ние ар­те­фак­тов — яр­кий при­мер оп­ред­ме­чи­ва­ния
зна­ний че­ло­ве­ка в про­цес­се его прак­ти­ки. Ес­ли ак­тив­ность субъ­ек­та
при фор­ми­ро­ва­нии зна­ния вы­ра­жа­ет­ся обыч­но в ду­хов­ной дея­тель­но­сти,
то при ис­поль­зо­ва­нии зна­ний ак­тив­ность субъ­ек­та вы­ра­жа­ет­ся глав­ным
об­ра­зом в ма­те­ри­аль­но-пред­мет­ной дея­тель­но­сти на ос­но­ве зна­ний.

Та­ким об­ра­зом, зна­ние име­ет два ис­точ­ни­ка: объ­ект и
субъ­ект по­зна­ния. Объ­ект да­ет ма­те­ри­ал, а субъ­ект — све­де­ния об этом
ма­те­риа­ле. Ко­неч­ный ре­зуль­тат — зна­ние обу­слов­лен ха­рак­те­ром и
свой­ст­ва­ми этих обо­их ис­точ­ни­ков. Ко­неч­но, объ­ект обу­слов­ли­ва­ет
ха­рак­тер­ную фор­му зна­ния, но один и тот же объ­ект мо­жет от­ра­жать­ся
субъ­ек­том в раз­лич­ных ас­пек­тах и вы­ра­жать­ся в раз­лич­ных по глу­би­не
зна­ни­ях. Зна­ние не об­ла­да­ет им­ма­нент­ным со­дер­жа­ни­ем, оно от­ра­жа­ет
внеш­ний мир ко­то­рый оп­ре­де­ля­ет его со­дер­жа­ние. Но воз­ник­нув, оно су­ще­ст­ву­ет
и раз­ви­ва­ет­ся как об­раз субъ­ек­та, пре­об­ра­зую­ще­го ре­аль­ность. Бу­ду­чи
в це­лом за­ви­си­ма от кон­крет­ной че­ло­ве­че­ской прак­ти­ки, на ос­но­ве
им­ма­нент­но при­су­щих ему ло­ги­че­ских за­ко­но­мер­но­стей зна­ние од­но­вре­мен­но
име­ет фор­му не­ко­то­рой са­мо­стоя­тель­но­сти и диф­фе­рен­ци­ро­ван­но­сти.
Так, сей­час раз­ли­ча­ют раз­ные сту­пе­ни зна­ния, на­при­мер, пер­вич­ные по­зна­ва­тель­ные
струк­ту­ры, ин­ва­ри­ант­ные об­ра­зо­ва­ния и про­дук­ты па­мя­ти, а так­же
зна­ние тео­рий и за­ко­нов. Ес­ли не ог­ра­ни­чи­вать­ся лишь при­зна­ни­ем
чув­ст­вен­но-по­зна­ва­тель­ных про­цес­сов, то мы уви­дим, что пу­тем ком­би­на­ции
зна­ния об­ра­зу­ет­ся ги­по­те­ти­че­ское и про­гно­сти­че­ское зна­ние, что
зна­ние мо­жет вы­пол­нять про­гно­сти­че­скую функ­цию. В этой свя­зи С.В.Крым­ский
со­вер­шен­но пра­виль­но от­ме­чал, что зна­ние “стро­ит пер­спек­тив­ные кон­ст­рук­ции,
опе­ре­жая су­ще­ст­вую­щую прак­ти­че­скую си­туа­цию и вы­пол­ня­я
предсказательные функции » (12,37).

Зна­ния вне ак­тив­но­го воз­дей­ст­вия субъ­ек­та на объ­ект
не толь­ко не су­ще­ст­ву­ет, но и не мо­жет воз­ник­нуть. «Не­дея­тель­ное»
зна­ние не спо­соб­но к раз­ви­тию и пре­вра­ща­ет­ся в фик­цию. Сле­до­ва­тель­но,
сущ­ность зна­ния за­клю­че­на в твор­че­ском ото­бра­же­нии и пре­об­ра­зо­ва­нии
дей­ст­ви­тель­но­сти. Зна­ние — это воз­ник­шее в про­цес­се прак­ти­че­ско­го
от­но­ше­ния че­ло­ве­ка к дей­ст­ви­тель­но­сти и сфор­ми­ро­вав­шее­ся как ре­зуль­тат
по­зна­ния аде­к­ват­ное от­ра­же­ние ре­аль­но­сти в чув­ст­вен­ных об­раз­ах
и ло­ги­че­ских фор­мах, яв­ляю­щее­ся не­об­хо­ди­мым ус­ло­ви­ем че­ло­ве­че­ской
дея­тель­но­сти.

На­ли­чие раз­лич­ных форм дея­тель­но­сти и раз­лич­ных спо­со­бов
их от­ра­же­ний оп­ре­де­ля­ют слож­ность струк­ту­ры че­ло­ве­че­ско­го зна­ния,
ко­то­рая яв­ля­ет­ся пред­ме­том фи­ло­соф­ско­го вни­ма­ния на про­тя­же­нии
мно­гих ве­ков. Так, Кон­фу­ций вы­де­лял выс­шее зна­ние — вро­ж­ден­ное, низ­шее
— при­об­ре­тен­ное уче­ни­ем и зна­ния, при­об­ре­тен­ные в ито­ге пре­одо­ле­ния
труд­но­стей. Ари­сто­тель вы­де­лял зна­ния по сте­пе­ни со­вер­шен­ст­ва ли­бо
по­то­му, что есть зна­ния о бо­лее воз­вы­шен­ных и уди­ви­тель­ных ве­щах. В
сред­не­ве­ко­вье ис­тин­ное зна­ние бы­ло пре­ро­га­ти­вой бо­га, а низ­шее —
лю­дей. Ны­не зна­ния де­лят­ся на обы­ден­ное и тео­ре­ти­че­ское, эм­пи­ри­че­ское
и ло­ги­че­ское, чув­ст­вен­ное и ра­цио­наль­ное, зна­ние ин­ди­ви­да и зна­ние
кол­лек­ти­ва, на­уч­ное, фи­ло­соф­ское и обы­ден­ное и т.д.

При­чи­ной боль­шо­го раз­но­об­ра­зия сис­тем клас­си­фи­ка­ции
зна­ния яв­ля­ет­ся то, что зна­ние яв­ля­ет­ся по­лем вни­ма­ния ря­да дис­ци­п­лин
— ло­ги­ки, пси­хо­ло­гии, фи­ло­со­фии, нау­ко­ве­де­ния, ис­то­рии и со­цио­ло­гии
нау­ки и т.д. Ка­ж­дая из этих дис­ци­п­лин вы­де­ля­ет свой ас­пект ана­ли­за зна­ния
— пси­хо­ло­ги­че­ский, ло­ги­че­ский, эв­ри­сти­че­ский, тео­ре­ти­ко-ин­фор­ма­ци­он­ный,
со­цио­ло­ги­че­ский. Не труд­но за­ме­тить, что во всех этих слу­ча­ях зна­ние
клас­си­фи­ци­ру­ет­ся по раз­лич­ным ос­но­ва­ни­ям. Со­вер­шен­но прав А.В.Сла­вин,
ут­вер­ждая, что «все при­об­ре­тен­ные че­ло­ве­ком но­вые зна­ния це­ле­со­об­раз­но
под­верг­нуть клас­си­фи­ка­ции. Ос­но­ва­ния для клас­си­фи­ка­ции мо­гут быть
раз­лич­ны­ми» (13,51).

Обыч­но раз­ли­ча­ют два уров­ня зна­ния — обы­ден­ное и сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ное.

Обы­ден­ное зна­ние че­ло­век при­об­ре­та­ет в сво­их еже­днев­ных
за­ня­ти­ях и в ре­зуль­та­те сво­его об­ще­ния. Объ­ек­ты обы­ден­но­го зна­ния
но­сят, как пра­ви­ло, эм­пи­ри­че­ский и слу­чай­ный ха­рак­тер. Это ре­зуль­тат
спон­тан­ной ори­ен­ти­ров­ки че­ло­ве­ка в ок­ру­жаю­щем его ми­ре. В про­цес­се
по­все­днев­но­го по­зна­ния че­ло­век при­об­ре­та­ет жиз­нен­ный опыт и так
на­зы­вае­мый здра­вый смысл, т.е. под влия­ни­ем по­все­днев­ной жиз­нен­ной
прак­ти­ки он на­ка­п­ли­ва­ет взгля­ды на ок­ру­жаю­щую дей­ст­ви­тель­ность и
за­ко­но­мер­но­сти.

Под сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ным зна­ни­ем в боль­шин­ст­ве
слу­ча­ев по­ни­ма­ют на­уч­ное зна­ние, про­ти­во­пос­тав­ляе­мое обы­ден­но­му
зна­нию, при­чем по­след­нее рас­смат­ри­ва­ют как не­сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ное.
Дей­ст­ви­тель­но, сис­тем­ность есть од­на из важ­ней­ших ха­рак­тер­ных черт
на­уч­но­го зна­ния. Г.В.Пле­ха­нов со­вер­шен­но спра­вед­ли­во пи­сал, что
«нау­ка как раз и есть зна­ние, при­ве­ден­ное в сис­те­му» (14,32).

Но, во-пер­вых, по­ми­мо сис­тем­но­го ха­рак­те­ра на­уч­ное
зна­ние об­ла­да­ет и дру­ги­ми, не ме­нее важ­ны­ми, при­зна­ка­ми — тео­ре­тич­но­стью,
фор­маль­но-ло­ги­че­ской не­про­ти­во­ре­чи­во­стью, об­ще­зна­чи­мо­стью и
др. Во-вто­рых, нуж­но учи­ты­вать так­же, что вся­кое на­уч­ное зна­ние сис­тем­но,
но не вся­кая сис­те­ма зна­ний бу­дет на­уч­ным зна­ни­ем. Об­ласть сис­тем­но­го
зна­ния ши­ре на­уч­но­го зна­ния и вклю­ча­ет в свое со­дер­жа­ние по­ми­мо
нау­ки раз­лич­ные фор­мы идео­ло­гии — от по­ли­ти­че­ско­го соз­на­ния до фи­ло­со­фии
и ис­кус­ст­ва. Что ка­са­ет­ся не­сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­но­го (обы­ден­но­го)
зна­ния, то кро­ме эм­пи­ри­че­ско­го зна­ния воз­ник­ше­го в про­цес­се тру­да
сю­да вклю­че­ны со­ци­аль­ная пси­хо­ло­гия и на­род­ное твор­че­ст­во.

Обы­ден­ное зна­ние, по на­ше­му мне­нию, сле­ду­ет рас­смат­ри­вать
как ре­зуль­тат пря­мо­го от­ра­же­ния ус­ло­вий жиз­ни лю­дей, а на­уч­ное зна­ние
— как сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ную, фор­маль­но-ло­ги­че­ски не­про­ти­во­ре­чи­вую
сис­те­му эм­пи­ри­че­ско­го и тео­ре­ти­че­ско­го зна­ния. Эти уров­ни раз­ли­ча­ют­ся
сво­им ге­не­зи­сом, ка­че­ст­вом и фор­мой вы­ра­же­ния, а так­же по субъ­ек­там-но­си­те­лям.

При рас­смот­ре­нии струк­ту­ры че­ло­ве­че­ско­го зна­ния
мы , ис­хо­дя из це­лей на­ше­го ис­сле­до­ва­ния, ут­вер­жда­ем, что в со­от­вет­ст­вии
с тре­мя фор­ма­ми объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти — при­ро­дой, тех­ни­кой и об­ще­ст­вом
и фор­ма­ми ути­ли­за­ции зна­ния мож­но вы­де­лить три об­лас­ти зна­ния — ес­те­ст­во­зна­ние,
тех­ни­коз­на­ние и об­ще­ст­воз­на­ние. Ка­ж­дая из этих об­лас­тей че­ло­ве­че­ско­го
зна­ния име­ет обы­ден­ные и сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ные ( в том чис­ле и на­уч­ные)
уров­ни. По­это­му мож­но го­во­рить о трех боль­ших от­рас­лях на­уч­но­го зна­ния
— ес­те­ст­вен­ных нау­ках, тех­ни­че­ских нау­ках и об­ще­ст­вен­ных нау­ках.

Ска­зан­ное не оз­на­ча­ет от­сут­ст­вия та­ких зна­ний и на­ук,
ко­то­рые не ук­ла­ды­ва­ют­ся в это чле­не­ние. Су­ще­ст­ву­ет боль­шой класс
на­ук, ко­то­рые име­ют об­щий ха­рак­тер, от­но­сят­ся или к ма­те­ри­аль­но­му
ми­ру в це­лом (фи­ло­со­фия), или к от­дель­ным его свой­ст­вам (ки­бер­не­ти­ка,
ма­те­ма­ти­ка, об­щая тео­рия сис­тем). Но в дан­ном слу­чае речь идет о кон­крет­ных
об­лас­тях че­ло­ве­че­ско­го зна­ния и кон­крет­ных нау­ках, т.е. об­лас­тях
зна­ния и нау­ках, имею­щих сво­им объ­ек­том зна­ния оп­ре­де­лен­ные фраг­мен­ты
объ­ек­тив­ной ре­аль­но­сти.

По сво­ей при­ро­де зна­ние иде­аль­но и свою ма­те­риа­ли­за­цию
она пре­ж­де все­го на­хо­дит в зна­ко­вой фор­ме, язы­ке. Но зна­ки, яв­ляю­щие­ся
ма­те­ри­аль­ной, язы­ко­вой обо­лоч­кой мыс­ли, не яв­ля­ют­ся един­ст­вен­ной
фор­мой ма­те­риа­ли­за­ции зна­ния. В дей­ст­ви­тель­но­сти че­ло­ве­че­ское
зна­ние реа­ли­зу­ет­ся в раз­лич­ных фор­мах, важ­ней­шие из ко­то­рых — с уче­том
язы­ка — та­ко­вы: на­уч­ные тео­рии и ме­то­ды, ху­до­же­ст­вен­ные фор­мы и
об­ра­зы, эти­че­ские нор­мы и пра­ви­ла, по­ли­ти­че­ские, пра­во­вые и фи­ло­соф­ские
взгля­ды и, на­ко­нец, прак­ти­че­ское ов­ла­де­ние пред­ме­та­ми и яв­ле­ния­ми
в раз­лич­ных об­лас­тях че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. Ма­те­риа­ли­за­ция
зна­ний в объ­ек­тив­ной дей­ст­ви­тель­но­сти реа­ли­зу­ет­ся пре­ж­де все­го
в про­мыш­лен­но­сти, ко­то­рая яв­ля­ет­ся рас­кры­той кни­гой ове­ще­ст­в­ле­ния
сущ­но­ст­ных сил че­ло­ве­ка. Ма­те­ри­аль­ное про­из­вод­ст­во вы­сту­па­ет
как спо­соб ма­те­риа­ли­за­ции зна­ний. Зна­ние на­хо­дит свою оп­ред­ме­чен­ную
фор­му пре­ж­де все­го в тех­ни­ке и тех­но­ло­гии.

Та­ким об­ра­зом, зна­ние вы­сту­па­ет как эле­мент ду­хов­ной
куль­ту­ры и по сво­ему со­дер­жа­нию от­но­сит­ся к сфе­ре об­ще­ст­вен­но­го
соз­на­ния. Ко­гда же зна­ние функ­цио­ни­ру­ет в сво­ей кон­крет­ной со­ци­аль­ной
оп­ре­де­лен­но­сти, оно вы­сту­па­ет как эле­мент про­из­во­ди­тель­ных сил. В
этом сво­ем ка­че­ст­ве из всех ви­дов че­ло­ве­че­ско­го зна­ния — ес­те­ст­во­зна­ния,
тех­ни­коз­на­ния и об­ще­ст­воз­на­ния — на пер­вое ме­сто вы­дви­га­ет­ся тех­ни­че­ское
зна­ние.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ