1. Характер роли народных масс, классов, партий, властных элит, личности в качестве субъектов...

1. Характер роли народных масс, классов, партий, властных элит, личности в качестве субъектов исторического развития :: vuzlib.su

12
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


1. Характер роли народных масс, классов, партий, властных элит, личности
в качестве субъектов исторического развития

.

1. Характер роли
народных масс, классов, партий, властных элит, личности в качестве субъектов
исторического развития

Проявление
объективной исторической закономерности развития общества неотрывно от
деятельности людей, народных масс. Общественное развитие всегда одновременно
выступает, во-первых, как движущие силы человека, людей, народных масс, и,
во-вторых, как деятельностные движущие силы, проявляющиеся во всесторонней
деятельности человека. В том и другом заложена и проявляется субъективная
сторона движущих сил общественного развития. Русский историк В.О.Ключевский
отмечал, что “народ есть население не только совместно живущее, но и совокупно
действующее” [35].

В чем
выражается решающая роль людей и народных масс в истории, их движущая сила в
развитии общества? Если именно народы творят историю, если “люди сами делают
свою историю” (Ф.Энгельс), если “история вся и состоит из действий личностей”
(В.И.Ленин), то как именно люди, народные массы делают историю, творя
общественно-исторический процесс?

Только очень
приближенно можно говорить, что деятельность народных масс носит субъективный
характер по сравнению с объективно-закономерным характером процесса развития
истории. Народы, народные массы одновременно являются объектом и субъектом
истории. Объектом – как испытывающими на себе неумолимое действие
объективных закономерностей общественного развития, в рамках которых и
осуществляется деятельность народных масс. Субъектом – поскольку, выражая
свое сознание, волю, свободу, целенаправленность, люди, народные массы
посредством сознательных действий, проявления инициативы, активности,
творчества, революционной энергии не просто воздействуют на историю, но и
формируют, “складывают”, творят сам общественный исторический процесс.

Но это есть, с
одной стороны, субъективное творение в объективных обстоятельствах, а с другой
стороны – формирование субъективной деятельностью таких объективных
процессов, таких общественных отношений, прежде всего объективных материальных
общественных отношений, которые с объективной необходимостью направляют
(“организуют”) дальнейшие субъективные действия людей, в результате чего сама
эта субъективная деятельность людей приобретает характер объективно,
естественноисторически складывающегося и развертывающегося преемственного
процесса развития, изменения и смены материальных общественных отношений,
способов производств, общественно-экономических формаций.

В этом
диалектическая сложность, своего рода диалектическая противоречивость
объектно-субъектной и субъектно-объектной деятельности народных масс в истории.

“Это
положение – что историю делают личности – теоретически совершенно
бессодержательно, – писал В.И.Ленин. – История вся и состоит из
действий личностей, и задача общественной науки состоит в том, чтобы объяснить
эти действия…” [2, т. 1, с. 415]. Дело в том, что самый первый
субъективный, сознательный, свободный исторический акт людей по совместному
производству себе средств к жизни посредством орудий труда привел к
формированию вовсе заранее не намеченных, не запланированных ими объективных
производственных отношений (объективных материальных общественных отношений),
которые после этого заставили и постоянно, во все большей мере и степени стали
заставлять людей прилаживать, подлаживать, подгонять (а фактически подчинять)
свою субъективную деятельность под объективные требования созданных и постоянно
воссоздаваемых, изменяемых, совершенствуемых людьми материальных,
производственных общественных отношений.

К.Маркс и
Ф.Энгельс писали в “Немецкой идеологии”: “…Первый исторический акт,
это – производство средств, необходимых для удовлетворения этих
потребностей, производство самой материальной жизни. Притом это такое
историческое дело, такое основное условие всякой истории, которое (ныне так же,
как и тысячи лет тому назад) должно выполняться ежедневно и ежечасно – уже
для одного того, чтобы люди могли жить” [1, т. 3, с. 26]. “Итак, дело
обстоит следующим образом: определенные индивиды, определенным образом
занимающиеся производственной деятельностью, вступают в определенные общественные
и политические отношения. Эмпирическое наблюдение должно в каждом отдельном
случае – на опыте и без всякой мистификации и спекуляции – вскрыть
связь общественной и политической структуры с производством. Общественная
структура и государство постоянно возникают из жизненного процесса определенных
индивидов – не таких, какими они могут казаться в собственном или чужом
представлении, а таких, каковы они в действительности, т.е. как они действуют,
материально производят и, следовательно, как они действенно проявляют себя в
определенных материальных, не зависящих от их произвола границах, предпосылках
и условиях” [там же, с. 24].

“Итак,
производство жизни – как собственной, посредством труда, так и чужой,
посредством рождения – появляется сразу в качестве двоякого отношения: с
одной стороны, в качестве естественного, а с другой – в качестве
общественного отношения, общественного в том смысле, что имеется в виду
сотрудничество многих индивидов, безразлично при каких условиях, каким образом
и для какой цели. Отсюда следует, что определенный способ производства или
определенная промышленная ступень всегда связаны с определенным способом
совместной деятельности, с определенной общественной ступенью, – самый
этот способ совместной деятельности есть “производительная сила”, – что
совокупность доступных людям производительных сил обусловливает общественное
состояние и что, следовательно, “историю человечества” всегда необходимо
изучать и разрабатывать в связи с историей промышленности и обмена… Таким
образом, уже с самого начала обнаруживается материалистическая связь людей
между собой, связь, которая обусловлена потребностями и способом производства и
так же стара, как сами люди, – связь , которая принимает все новые формы,
а следовательно представляет собой “историю”, вовсе не нуждаясь в существовании
какой-либо политической или религиозной нелепости, которая еще сверх того
соединяла бы людей” [там же, с. 28-29].

Одним словом,
субъективная по своему непосредственному проявлению деятельность людей в
процессе материального производства неизбежно складывается и перерастает в
объективные материальные общественные отношения, сразу выступающие как
обобщенный, общелюдской, универсальный феномен, стоящий над отдельными
субъективными действиями индивидов. Поэтому, объясняя внешний реальный факт,
что “история вся и состоит из действий личностей”, В.И.Ленин писал:
“…Исследуя действительные общественные отношения и их действительное
развитие, я исследую именно продукт деятельности живых личностей” [2,
т. 1, с. 427].

Все это и объясняет
сложный субъективно-объективный характер деятельности личности, людей, народных
масс, выступающей в качестве главной движущей силы развития общества.
В проявлении этой деятельности с точки зрения вычленения субъективных и
объективных факторов выделяются следующие моменты.

1. Субъективный
момент постоянной деятельности людей. “…История вся слагается именно из
действий личностей, представляющих из себя несомненно деятелей” [там же,
с. 159].

2. Субъективный
фактор сознания людей, сознательности любых их действий, независимо от того,
проявляются ли эти действия стихийно или сознательно в определенной мере.
Деятельность человека невозможна без направления ее сознанием, осмысленной
ориентацией, нацеленностью. Как подчеркивал В.И.Ленин, “…“стихийный элемент”
представляет из себя, в сущности, не что иное, как зачаточную форму
сознательности. И примитивные бунты выражали уже собой некоторое
пробуждение сознательности…” [2, т. 6, с. 29-30].

3. Объективно
складывающиеся в результате субъективной сознательной деятельности людей,
во-первых, объективные условия окружающей их среды, во-вторых, объективные
материальные (производственные) общественные отношения. По словам Ф.Энгельса,
“люди сами делают свою историю, однако в данной, их обусловливающей среде, на основе
уже существующих действительных отношений, среди которых экономические условия,
как бы сильно ни влияли на них прочие – политические и
идеологические, – являются в конечном счете все же решающими и образуют ту
красную нить, которая пронизывает все развитие и одна приводит к его пониманию”
[1, т. 39, с. 275]. Развиваясь в рамках объективно сложившихся
общественных отношений, сама сущность человека, по словам К.Маркса, выступает
как совокупность всех общественных отношений.

В результате
складывания и закономерного, объективного развития материальных и других
общественных отношений в историческом процессе возникает проблема соотношения
объективной закономерности и субъективной деятельности людей.

4. Фактор
вступления людей “в производственные отношения, даже и не сознавая, что тут
имеется общественное производственное отношение…”. В.И.Ленин специально
оговаривал, что когда он говорит, что материальные общественные отношения (в
отличие от идеологических общественных отношений) “складываются, не проходя через
сознание людей”, то в этом случае речь идет не о повседневном обыденном
сознании, а именно “о сознании общественных отношений и никаких иных”. Отсюда
В.И.Ленин делает важный вывод о неправомерности мысли о том, “будто
общественные отношения строятся людьми сознательно” [2, т. 1, с. 137,
136].

Нет, они
строятся, не проходя через сознание людей, и прежде всего это относится к
материальным общественным отношениям. “Никогда этого не было, да и теперь этого
нет, чтобы члены общества представляли себе совокупность тех общественных
отношений, при которых они живут, как нечто определенное, целостное,
проникнутое таким-то началом: напротив, масса прилаживается бессознательно к
этим отношениям и до такой степени не имеет представления о них, как об особых
исторических общественных отношениях, что, например, объяснение отношений
обмена, при которых люди жили многие столетия, было дано лишь в самое последнее
время” [там же, с. 136-137].

С данных
позиций различие между стихийностью и сознательностью, обеих проявляющихся в
виде субъективного сознания, определенной сознательности людей, заключается в
том, что под “сознательностью” понимается не любое сознание, а осознание
научных идей, системы идеологических взглядов, овладение научной теорией и
идеологией, понимание существа развития общественных отношений, общества в
целом, развития мира [см. 2, т. 4, с. 189; т. 6, с. 29-31].

В результате
возникает проблема субъективного, научного познания людьми объективных
процессов и закономерностей общественного развития.

5. В связи
с этими сложившимися объективно-субъективными отношениями в обществе конкретный
смысл приобретает общественно-историческая практика человека. Практика
выступает как главный критерий его гносеологической активности, как главный
критерий правильности, истинности познания человеком объективных процессов
развития. Предметная, практическая эволюционная и революционная деятельность
человека, народных масс фиксирует совпадение (степень совпадения) человеческой
деятельности с объективными потребностями общественного развития.

6. Субъективно
познавая объективные законы развития и проверяя добытое знание в
общественно-исторической практике человек, народные массы тем самым намного
увеличивают возможности научно-сознательного, творческого субъективного
воздействия на объективный ход исторического развития, оптимизируя, ускоряя его
(или, наоборот, при неправильном воздействии, волюнтаризме или догматизме,
затрудняя, замедляя, искажая его). Тем самым существенно умножая движущие силы
воздействия на естественноисторический процесс, обретая в указанном смысле
свободу творческого развития человека и общества, своей истории.

Как писал
Ф.Энгельс, в новом обществе, “раз общество возьмет владение средства
производства,… анархия внутри общественного производства заменяется планомерной,
сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем
самым человек теперь – в известном смысле окончательно – выделяется
из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия
действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над
ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые
впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому
что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы
их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как
чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с
полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение
людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше
природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом.
Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают
под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне
сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение
общественные причины будут иметь в преобладающей и все возрастающей мере и те
следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства
необходимости в царство свободы” [1, т. 20, с. 294-295].

Таким образом,
субъективно-объективный характер деятельности народных масс проявляется в том,
что, во-первых, собственные каждодневные действия людей, направляемые
сознанием, из которых складывается человеческая история, носят субъективный
характер; во-вторых, эти субъективные действия испытывают огромное,
возрастающее влияние сложившихся в результате их проявления в производственной
области объективных материальных общественных отношений, определяющих
закономерную направленность исторического развития и раскрывающих сущность
человека как совокупности общественных отношений; в-третьих, в результате этого
вся субъективная предметная деятельность людей соотносится через
общественно-историческую практику с объективными закономерностями и
потребностями общественного развития, что служит главным критерием ее
эффективности, успешности, результативности, а гносеологическая деятельность
человека по познанию объективных законов развития общества также именно на
оселке практики проверяется на истинность; в-четвертых, именно через диалектику
этого усложнившегося субъективно-объективного характера деятельности человека и
народных масс они обретают свободу посредством научного познания
еетественносторического процесса развития общества и сознательного,
планомерного построения всей своей совокупной деятельности, “руководствуясь
общей волей, по единому общему плану…”, и тем самым и в этом смысле делая
историю “собственным свободным делом” (Ф.Энгельс).

Деятельность
народных масс представляет субъективные действия субъектов, одаренных
сознанием, по реализации ранее сложившихся в результате их действий и постоянно
ими воспроизводимых объективных закономерностей общественного развития. Таким
диалектически сложным путем из постоянных субъективных действий людей, народных
масс складывается единый, целостный объективный естественноисторический процесс
общественного развития, что в совокупности и дает возможность раскрыть “тайну”
истории, как, с одной стороны, слагающейся “именно из действий личностей”, а с
другой стороны, в существе своем заключающей “действительные общественные
отношения и их действительное развитие…” (В.И.Ленин).

В силу
этого сама история носит объективно-субъективный характер, будучи неразрывной с
деятельностью людей, народных масс, пронизанной одновременно изнутри объективно
действующей и проявляемой через эту деятельность закономерностью. История
закономерна, но не фаталистична. Она носит единый, внутренне неразрывный,
спаянный деятельностно-закономерный, человеческий характер. Он есть история
человека.

Анализ сложной
диалектической природы деятельности народных масс как решающей движущей силы
развития общества, человеческой истории позволяет дать общее, универсальное,
применимое ко всем этапам человеческого общества, ко всем
общественно-экономическим формациям определение понятия движущих сил.

Движущие силы
общественного развития – это совокупная субъективно-объективная
деятельность народных масс, людей, как их субъективная энергия, активность,
инициатива, творчество, направляемые субъективным сознанием, волей,
целеустремленностью, идеями, так и сложившиеся в результате деятельности людей
объективные общественные, прежде всего производственные отношения, развитием
которых народные массы все более овладевают, ставя его под свой контроль; это
мощные в руках народных масс и приводимые ими в движение факторы
целенаправленного, деятельностного, субъективно-объективного воздействия как на
целостное развитие общества по восходящей, прогрессивной линии, так и на
развитие его экономической, социальной, политической, духовной сторон жизни,
при все более возрастающем значении и роли (особенно в условиях социализма и
строящегося коммунизма) субъективных творческих, побудительных, движущих сил
общественного развития.

На роль и
значение движущих сил в историческом развитии важнейшее влияние оказывают три
фактора: их массовость, объем, их единство, согласованность, их активность.

С переходом
от одной общественно-экономической формации к другой, более высокоразвитой,
усиливается процесс превращения народных масс из объектов в субъекты истории.
Все больше народов на Земле и все больше людей деятельностно участвуют в
общественной жизни. “По мере расширения и углубления исторического творчества
людей должен возрастать и размер той массы населения, которая является
сознательным историческим деятелем” [2, т. 2, с. 539-540]. В.И.Ленин
подчеркивал, что “именно “неустойчивость” капитализма и есть громадный
прогрессивный фактор, ускоряющий общественное развитие, втягивающий все бульшие и бульшие массы населения в водоворот общественной
жизни, заставляющий их задумываться над ее строем, заставляющий их самих
“ковать свое счастье”” [там же, с. 208].

Усиление
единства людей в их совместной общественной деятельности (экономической,
социальной, политической, духовной) означает бульшую согласованность,
организованность, однонаправленность их совместных выступлений, преодоление
раскола в рядах, фракционности, противопоставления одних групп другим.
Важнейшие средства такого единения действий людей, умножающего движущую силу
народных масс, вырастающие на объективной базе соответствующих общественных
отношений, – коллективизм, солидарность, товарищество, братство трудящихся
в борьбе за свое настоящее и будущее.

Рост активности
народных масс как движущей силы развития общества прямо обусловливается и
проявляется в существенном увеличении затрат ими своей энергии, деятельностных
потенций, предметно-действенных сил на конкретную общественно-историческую
практику, на дело общественного развития и общественного преобразования.
В этом прямо и непосредственно проявляется ориентация конкретных людей как
частиц народных масс не на свои личные, отдельные интересы, а на интересы
общие, совместные, общественные. Высшее проявление активности народных масс –
совершение ими социальных и политических революций, активное осуществление ими
своей движущей роли и силы в качестве носителя перманентного процесса
эволюционного и революционного преобразования мира.

Говоря о том,
что именно деятельность народных масс составляет решающую движущую силу всей
истории, необходимо саму эту деятельность масс представить в качественной
определенности, в исторически определенных качественных формах.

В проявлении
деятельности масс людей как движущих сил развития общества главное значение
имеют следующие пять составных качественных характеристик.

1. Тип
взаимоотношений в деятельности масс людей, который в историческом процессе, в
условиях различных, противоположных общественно-экономических формаций
выражается то ли как коллективное сотрудничество, взаимопомощь, единство, союз
масс людей во всей общественной деятельности, что усиливает и умножает их
движущую силу, то ли как борьбу между частями масс людей, частями народа, что
делает саму общественную деятельность разнонаправленной, а то и прямо
противостоящей друг другу. Движущие деятельностные силы выступают в результате
этого в качественно определенной форме как движущие силы единства или борьбы,
союза или раскола масс людей, классов.

2. Принципы
взаимоотношений внутри масс людей, роль которых для проявления и выявления
движущих сил огромна. Такими в историческом развитии выступают принципы дружбы
или вражды, сотрудничества или противоборства, солидарности или раскола.
В силу этого деятельность масс проявляется в качественных формах дружбы
или вражды, сотрудничества или противоборства, солидарности или изоляции
определенных классов и национальных групп.

3. Качество
и уровень сознания, что очень важно для проявления деятельности масс в виде
движущих сил. Такое сознание конкретно выступает как неразвитое или развитое,
отсталое или передовое, ненаучное или научное, на уровне обыденных
представлений или проникновения в сущность и закономерности общественного
развития. Движущие силы в результате этого находят проявление как стихийные или
сознательные, направляемые научным или ненаучным, религиозным сознанием
движущие силы народных масс.

4. Характер
идеологических ценностей, ориентаций, установок. Это имеет важное значение для
проявления деятельности людей как движущих сил. В качестве таких ценностей
выступают интересы народных масс или узких групп, ценности интернационализма
или сепаратизма, патриотизма или космополитизма, установки на критическую и
самокритическую оценку собственной деятельности, что позволяет корректировать и
совершенствовать ее, приводить в соответствие с объективными потребностями
общественного развития, или на самообман, зазнайство, самовосхваление и тем
самым отрыв от реальности, усиление иллюзорных, утопических ориентации и
воззрений.

Поэтому движущие
силы деятельности выступают как патриотизм или космополитизм, интернационализм
или сепаратизм, критика и самокритика или самооправдание и самовосхваление.

5. Уровень
организации, организационные формы движущих сил. Деятельностные движущие силы
масс людей имеют разное значение и играют разную роль в зависимости от уровня и
степени их организации, от типа и характера организаций, в которые они
объединены: экономические, идеологические, политические; группы интересов,
просветительные, культурные организации, ассоциации, профсоюзы, кооперативы,
партии и др. Высшим типом организации деятельности народных масс является
политическая партия.

В своей
качественной определенности движущие силы выступают поэтому как организованные
или неорганизованные, объединенные в разного типа и характера организации.

В общественно-исторических
процессах деятельность людей, народных масс, прежде всего по участию во
властной, руководящей, управленческой работе проявляется как демократическая
деятельность, как демократия. В собственном смысле слова это есть власть
самого народа, народовластие. Существо его в том, что массы трудящихся, народа
осуществляют управление и “самоуправление государством” (В.И.Ленин). Тем самым
народ из объекта становится полноправным субъектом власти и политики. Люди все меньше
выступают как толпа, а в возрастающей степени как сознающий цель и смысл своих
действий массовый субъект.

Воздействие
народа посредством активно проявляющегося полновластия, через эффективный
механизм контроля за политической надстройкой, государством должно быть
действенным, полномочным, незамедлительным, результативным. Распоряжение делами
в обществе – дело всего народа, его прерогатива, а не только выбранных
народными массами властных органов.

Любое дело в
обществе, любое дело в государстве есть мое дело – таково должно быть
кредо каждого человека как гражданина общества. Ведь никто за трудящихся,
вместо них соответствующее научным идеалам новое общество не построит, не
создаст. Конечно, сознательное и активное участие каждого труженика, каждого
человека в делах общества и государства само собой не приходит. Необходимо
заинтересовать их текущими и перспективными делами общества и государства как
их собственными делами. Развитие у людей такого чувства хозяина страны
обеспечивает возможность массового самоуправления в общественной и
государственной системах.

Подлинная,
действенная демократия всегда есть демократия снизу, от народа, самого народа.

Ей противостоит
господство сверху властных элит, корпоративных групп, кланов, а то и просто
одного единовластца, правителя. Такое политическое господство лживо выдается в
странах Запада и последние годы в России за демократию. Ничего общего с
демократией такая власть не имеет.

Диалектика
власти и общества такова, что политическая, государственная власть, вся общественная
надстройка, возникая на основе экономического базиса, приобретает затем
относительную самостоятельность по отношению к породившей ее основе –
экономическому базису и обществу в целом. В общественную надстройку входят
государственный строй, правовые формы, политические, юридические, философские
теории, религиозные воззрения и т.д. Политическая власть, отмечал
Ф.Энгельс, становится “самостоятельной по отношению к обществу”, а в условиях
антагонистических формаций из его слуги превращается в его господина [см.: 1,
т. 20, с. 188].

Раз политическая
надстройка, политическая сила, писал Ф.Энгельс, “введена в действие”, она
“обладает также и собственным движением” и “стремится к возможно большей
самостоятельности…” [1, т. 37, с. 417]. Политическая власть,
государство стремится усиливать, укреплять, расширять свою относительную
самостоятельность, превращая ее из относительной в абсолютную. Из формально
провозглашаемого “слуги общества” государство превращается в его господина,
хозяина, в государство с правящим единовластцем. В такой тип
государственная система превратилась в СССР-России при М.С.Горбачеве и особенно
при Б.Н.Ельцине.

Разрыв между
действиями власти и потребностями общества пагубен не только для общества, но в
конечном счете и для конкретной власти. Особенно если она действует
волюнтаристски, произвольно, насильственно, считая, будто бы она все может, что
она всесильна, ни за что не отвечает, даже перед историей. Это глубокий
самообман.

В “Анти-Дюринге”
Ф.Энгельс писал о двояком направлении действий политической власти: “Либо она
действует в духе и направлении закономерного экономического развития. Тогда
между ней и этим развитием не возникает никакого конфликта, и экономическое
развитие ускоряется. Либо же политическая власть действует наперекор этому
развитию, и тогда, за немногими исключениями, она, как правило, падает под
давлением экономического развития” [1, т. 20, с. 188]. Позже, в
письме К.Шмидту 27 октября 1890 г. он отмечал, что “обратное действие государственной власти на экономическое развитие может быть троякого рода.
Она может действовать в том же направлении – тогда развитие идет быстрее;
она может действовать против экономического развития – тогда в настоящее
время у каждого крупного народа она терпит крах через известный промежуток времени;
или она может ставить экономическому развитию в определенных направлениях
преграды и толкать его в других направлениях. Этот случай сводится в конце
концов к одному из предыдущих. Однако ясно, что во втором и третьем случаях
политическая власть может причинить экономическому развитию величайший вред и
может вызвать растрату сил и материала в массовом количестве” [1, т. 37,
с. 417].

Итак, власть
может действовать трояким образом. Но в полностью негативном характере действий
или даже в полунегативном ее ждет расплата за это. Она рано или поздно потерпит
крах! За величайший вред экономическому развитию, за растрату сил и материала в
массовом количестве.

Политические
руководители, не желавшие опираться на науку, на мудрые и верные марксистские
положения, особенно M.C.Горбачев и Б.Н.Ельцин, уже кое-что получили за свое
своеволие, произвол, насилие, за величайший вред, нанесенный стране, народу,
людям, их настоящему и будущему. Но их ждет еще полная расплата за содеянное.

Читать надо
К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина, вникать в науку, опираться на научные
разработки и советы, руководя и управляя такой страной как Россия.

Ведь объективные
закономерности не обойдешь и не обхитришь волюнтаристскими, субъективными
действиями и приемами. За нарушение действия объективных экономических и других
законов приходится нередко тяжело и горько расплачиваться народам, странам,
нести большой и непоправимый ущерб.

Следовательно,
воздействие политической системы, государственной власти на общественное
развитие, в том числе в условиях социализма, вовсе не однозначно, не
прямолинейно и не автоматично, не абсолютно предсказуемо. Поэтому нужен четкий
и постоянно действующий со стороны широчайших масс трудящихся, народа, механизм
контроля, воздействия на функционирующую государственную власть в целях ее
наиболее эффективного проявления. Необходима мощная народная социальная сила,
приводящая в действие этот механизм и обладающая реальной возможностью влиять
на политическую систему, на государственную власть.

Народ, люди
обеспечивают в первую очередь и главным образом прогресс исторического
развития, позитивный подъем общества, культуры, цивилизации от одной
качественной ступени к другой. “Живое творчество масс – вот основной
фактор новой общественности”, – подчеркивал В.И.Ленин [2, т. 35,
с. 57].

Как отмечал
В.И.Ленин, “социализма не может ввести меньшинство – партия. Его могут
ввести десятки миллионов, когда они научатся это делать сами”. То, что мы
делаем, – это продукт “революции, которую Маркс назвал народной, т.е.
такой, которую творят народные массы сами своими лозунгами, своими
стремлениями…” [2, т. 36, с. 53]. Самостоятельное строительство
народом социализма и осуществление им народовластия есть необходимое условие
для нормального функционирования социалистического общества, для его
прогрессивного развития. Трудящимся народным массам необходимо “принять
деятельнейшее участие в самостоятельном строительстве нового общества…” [там
же, с. 171].

Революционно
преобразовать, обновить, улучшить общество можно только совместными общими,
сознательными усилиями. А для этого необходим огромный подъем духа всех
людей, их высокое сознание и убежденность, идейная вера в совершаемое дело, в
историческую миссию преобразовательных действий.

Духовный взлет,
порыв народа, его идейная нацеленность на одно общее дело возникают и рождаются
не на пустом месте, а тогда, когда массы людей понимают и воспринимают общее
дело как свое собственное и потому, прежде всего, как социально справедливое
дело. Вот почему социальное единение, единение на базе социальной
справедливости служит реальной основой духовного, идейного единения людей.
Социальная общность, социальное единство только и способны родить великий
духовный, идейный порыв людей, народных масс на революционное обновление
общества.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ