2. Диалектика идеала и действительности :: vuzlib.su

2. Диалектика идеала и действительности :: vuzlib.su

9
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2. Диалектика идеала и действительности

.

2. Диалектика
идеала и действительности

Идея,
идеал – внутренняя духовная закваска активных действий людей, народных
масс. Без научно обоснованной идеи, без четко поставленной, понятой и принятой
людьми цели, определяющей перспективы их действий и борьбы, трудно рассчитывать
на солидный и решающий успех. Как отмечал К.Маркс, “для уничтожения идеи
частной собственности вполне достаточно идеи коммунизма. Для уничтожения же
частной собственности в реальной действительности требуется действительное
коммунистическое действие” [1, т. 42, с. 136]. Ф.Энгельс писал, что
борющимся трудящимся нужно организовывать сознательную совместную деятельность
именно “как массы, действуя совместно и добиваясь сообща заранее поставленной
общей цели” [1, т. 39, с. 56].

Новые идеи,
идеалы и цели складываются на основе научного обобщения вызревающих новых
объективных общественных отношений, за утверждение которых как господствующих
борются трудящиеся, народные массы. В “Манифесте Коммунистической партии”
К.Маркс и Ф.Энгельс писали: “Коммунистическая революция есть самый решительный
разрыв с унаследованными от прошлого отношениями собственности; неудивительно,
что в ходе своего развития она самым решительным образом порывает с идеями,
унаследованными от прошлого” [1, т. 4, с. 446]. Марксистские,
коммунистические идеи, идеалы и цели – это новые идеи, идеалы будущего,
перспективы развития человечества, что убедительно подтвердила революционная и
социалистическая практика XX столетия.

Роль идеи,
идеала, научного прогноза, перспективных целей огромна как движущая сила и
средство концентрации воли в совместных действиях и борьбе трудящихся, народных
масс. Особенно когда эти идеи, идеалы и цели разделяются и поддерживаются
народными массами, становятся путеводной нитью, импульсом и мотором их
действий, поведения, жизни.

Таковыми на базе
марксизма и коммунизма стали идеи и идеалы социальной справедливости, лучшего
общества – социалистического и коммунистического, в котором трудящиеся,
народные массы становятся хозяевами власти и собственности, своей судьбы, жизни
и будущего, устанавливают между собой товарищеские, братские, гуманные
отношения, совместно делают общее дело, обеспечивают свободным и совместным
трудом благосостояние для всех, разностороннее и свободное развитие каждой
личности. Следование таким возвышенным идеям и великим идеалам делает жизнь
людей и целых народов осмысленной, содержательной, насыщенной, богатой –
подлинно большой совместной, коллективистской, общей жизнью, соответствующей и
отвечающей самому общественному предназначению человека, людей, народов.

Как отмечал
В.И.Ленин, трудящийся, рабочий, пролетариат “черпает сильнейшие побуждения к
борьбе в положении своего класса, в коммунистическом идеале. Ему нужны ясность,
ясность и еще раз ясность” [36]. “Преследуя социалистический идеал, мы хотим
бороться за полное осуществление социализма…” [2, т. 39, с. 202].
Из других высказываний В.И.Ленина приведем еще два: “Разоружение есть идеал
социализма” [2, т. 30, с. 152]. “…Нельзя себе представить идеала
будущего общества без соединения обучения с производительным трудом молодого
поколения…” [2, т. 2, с. 485].

К.Маркс хорошо
понимал, что всякая абстрактная идея, идеал, прогноз, цель, особенно когда они
оторваны от реальности, от жизни, таит в себе угрозу превращения в утопию, в
благую мечту, не могущую быть практически реализованной. Он вместе с
Ф.Энгельсом писал в “Манифесте Коммунистической партии”: “Теоретические
положения коммунистов ни в какой мере не основываются на идеях, принципах, выдуманных
или открытых тем или другим обновителем мира.

Они являются
лишь общим выражением действительных отношений происходящей классовой борьбы,
выражением совершающегося на наших глазах исторического движения. Уничтожение
ранее существоваших отношений собственности не является чем-то присущим
исключительно коммунизму” [1, т. 4, с. 438].

Выдвигать только
такие идеи и идеалы, ставить только такие цели, для которых есть полные
основания в объективной реальности, в уже проявившихся объективных тенденциях и
закономерностях общественного и цивилизационного развития, – вот
главнейший принцип в этом вопросе для К.Маркса и всего марксизма. Как отмечал
Ф.Энгельс в рецензии на 1 том “Капитала” К.Маркса, “Маркс остается все тем
же революционером, каким он был всегда, и он менее чем кто-либо стал бы
скрывать в научном сочинении эти свои взгляды. Но о том, что будет после
социального переворота, он говорит лишь в самых общих чертах” [1, т. 16,
с. 221].

Не фантазировать
о будущем. Будущее следует научно обосновывать в самой общей форме, в общих
чертах, а конкретные явления будущего выводить из уже проявляющихся объективных
тенденций и закономерностей. Как отмечал Ф.Энгельс, “мудрствования о том, как
станет будущее общество регулировать распределение пищи и жилищ, ведут прямо в
область утопии. Самое большее, что мы можем утверждать, исходя из изучения
основных условий всех предыдущих способов производства, это то, что с падением
капиталистического производства известные нормы присвоения, характерные для
старого общества, станут невозможными. Даже переходные мероприятия должны будут
повсюду сообразоваться с существующими в данный момент отношениями; в странах
мелкого землевладения они будут существенно иными, чем в странах крупного
землевладения, и так далее” [1, т. 18, с. 282].

Как видим –
максимум научности, максимум опоры на реальность, на объективные тенденции,
максимум учета конкретики в различных объективных условиях, учета конкретной
обстановки и реальных условий, большая осторожность и осмотрительность в
оценках. Если же вся эта совокупность факторов не дает возможности делать
научно обоснованные выводы по конкретному вопросу, то их и не надо делать, ибо
это может привести к утопии. Об этом четко писал Ф.Энгельс: “Вообще вопрос
вовсе не в том, захватит ли пролетариат, достигнув власти, орудия производства,
сырые материалы и жизненные средства путем простого насилия, заплатит ли он
тотчас же вознаграждение за это, или выкупит постепенно эту собственность
небольшими частичными платежами. Пытаться ответить на этот вопрос заранее и
относительно всех возможных случаев – значило бы фабриковать утопии, а это
я предоставляю делать другим” [1, т. 18, с. 278-279].

Таким образом,
одно дело, когда идея и идеал оторваны от реальной действительности, от
проявляющихся объективных тенденций общественного развития и не вытекают из
них. Тогда они грешат нереальностью, мечтой, выступают как утопия. А это
не просто научно неверно, но и опасно, ибо может вести к анархистским мечтам, к
анархизму и анархии.

Другое дело,
когда идея, идеал, прогноз и цель, как в марксизме, научно формулируются
опираясь на реально проявляющуюся действительность, на уже “работающие”
объективные тенденции и закономерности общественного развития, и при этом
формулируются в наиболее общем виде. В.И.Ленин по этому поводу писал: “Всякий
знает, что, например, “Капитал” – это главное и основное сочинение,
излагающее научный социализм – ограничивается самыми общими намеками
насчет будущего, прослеживая только те, теперь уже имеющиеся налицо, элементы,
из которых вырастает будущий строй. Всякий знает, что по части перспектив
будущего неизмеримо больше давали прежние социалисты, которые со всеми
подробностями разрисовывали будущее общество, желая увлечь человечество
картиной таких порядков, когда люди обходятся без борьбы, когда их общественные
отношения основываются не на эксплуатации, а на истинных началах прогресса,
соответствующих условиям человеческой природы. Однако – несмотря на целую
фалангу талантливейших людей, излагавших эти идеи, и убежденнейших социалистов, –
их теории оставались в стороне от жизни, их программы – в стороне от
народных политических движений, пока крупная машинная индустрия не вовлекла в
водоворот политической жизни массы рабочего пролетариата и пока не был найден
истинный лозунг его борьбы” [2, т. 1, с. 187].

Выдвинутые
марксизмом идеи, идеалы, прогнозы и цели обладают необходимыми чертами
научности и реальности в силу четырех главных причин. Во-первых, они выражают
объективные противоречия и антагонизмы капиталистического общества, требующие
своего разрешения, объективные закономерности и потребности общественного
развития. Во-вторых, они реальны в силу того, что капитализм породил субъект,
субъективные силы, способные низвергнуть этот эксплуататорский, несправедливый
строй, – пролетариат, рабочий класс, огромную армию совокупного наемного
труда. В-третьих, сложившиеся в недрах капитализма тенденции обобществления и
социализации, ограничивающиеся частнособственнической оболочкой, объективно
требуют замены капиталистического общественного устройства на социалистическое,
коммунистическое. В-четвертых, ситуация классовой борьбы, антагонизма капитала
и труда, наличия субъекта общественных преобразований в виде работников
наемного и эксплуатируемого труда обосновывает и реальный путь движения к
социализму и коммунизму – революционное переустройство общества. Как писал
Ф.Энгельс в 1886 г., “наши взгляды на черты, отличающие будущее
некапиталистическое общество от общества современного, являются точными
выводами из исторических фактов и процессов развития и вне связи с этими
фактами и процессами не имеют никакой теоретической и практической ценности”
[1, т. 36, с. 364].

Существо
выдвинутых К.Марксом, марксизмом теоретических идей, идеалов, научных прогнозов
и целей четко и всесторонне охарактеризовал В.И.Ленин. “Вся теория Маркса есть
применение теорий развития – в ее наиболее последовательной, полной,
продуманной и богатой содержанием форме – к современному капитализму.
Естественно, что для Маркса встал вопрос о применении этой теории и к
предстоящему краху капитализма и к будущему развитию будущего коммунизма.

На основании
каких же данных можно ставить вопрос о будущем развитии будущего коммунизма?

На основании
того, что он происходит из капитализма, исторически развивается из капитализма,
является результатом действий такой общественной силы, которая рождена
капитализмом. У Маркса нет ни тени попыток сочинять утопии, по-пустому
гадать насчет того, чего знать нельзя. Маркс ставит вопрос о коммунизме, как
естествоиспытатель поставил бы вопрос о развитии новой, скажем, биологической
разновидности, раз мы знаем, что она так-то возникла и в таком-то определенном
направлении видоизменяется” [2, т. 33, с. 84-85].

И еще.
“У Маркса нет и капельки утопизма в том смысле, чтобы он сочинял,
сфантазировал “новое” общество. Нет, он изучает, как естественноисторический
процесс, рождение нового общества из старого, переходные формы от второго к
первому. Он берет фактический опыт массового пролетарского движения и старается
извлечь из него практические уроки” [там же, с. 48].

Марксизм
обстоятельно раскрыл сложную диалектику взаимоотношения идеала и
действительности. Мы выделяем четыре основные черты данной диалектики.

Первая
черта – идеал носит универсальный, всеобщий характер, его сущностные,
основные составные и принципы применимы в главном к различным конкретным
общественным реальностям. Анализируя общие черты капиталистического общества и
специфические особенности государственных устройств в Соединенных Штатах,
Англии, Швейцарии, К.Маркс писал: “…несмотря на пестрое разнообразие их форм,
различные государства различных цивилизованных стран имеют между собой то
общее, что они стоят на почве современного буржуазного общества, более или
менее капиталистически развитого. У них есть поэтому некоторые общие
существенные признаки. В этом смысле можно говорить о “современной
государственности” в противоположность тому будущему, когда отомрет теперешний
ее корень, буржуазное общество” [1, т. 19, с. 27].

Вторая
черта – научно сформулированный идеал реалистичен и практически
реализуется в силу того, что условия его осуществления основываются на
сложившихся объективных обстоятельствах общественного развития. А именно
на том, отмечал К.Маркс, что в капиталистическом обществе “созданы те
материальные и прочие условия, которые делают рабочих способными сокрушить это
общественное проклятие и заставляют их это сделать”, что социализм “выходит как
раз из капиталистического общества…” [1, т. 19, с. 15, 18].
Ф.Энгельс обоснованно говорил, что “уничтожение разрыва между городом и
деревней не представляет собой утопию также и с той стороны, с которой условием
его является возможно более равномерное распределение крупной промышленности по
всей стране” [1, т. 20, с. 308], что подтвердила последующая практика
общественного развития.

Вместе с тем
практическая реализация основных положений идеала в действительность
осуществляется не обязательно полностью, всеобъемлюще, исчерпывающе, не во
всем, а в определенном и конкретном объеме, в определенной совокупности и части
в зависимости от реальных общественных обстоятельств и условий. Это вполне
естественно, ибо общественная практика конкретна и реальна, а общественный
идеал абстрактен и выражает общественный исторический процесс в общей и
приближенной форме.

Третья
черта – идеал реализуется в действительности вовсе не сразу, не
одновременно, а последовательно, поэтапно, период за периодом, ступень за
ступенью, этап за этапом, по мере того, как для его реализации в нарастающем
объеме складываются, формируются и нарастают соответствующие и необходимые
объективные и субъективные условия и предпосылки. Поэтому нельзя, например,
требовать, чтобы социализм в СССР всего за несколько десятилетий, да в реальных
условиях империалистических интервенций и навязанных войн, необходимости
ликвидации их последствий, сразу и быстро обеспечил более высокую, чем при
капитализме, производительность труда, что соответствует идеалу и теории
социализма и коммунизма. Забывая, что и в этом отношении молодой социализм в
СССP (у которого из 70-ти лет за период 1917–1987 гг. более 20 лет
ушло на отражение иностранной интервенции, гражданскую войну, восстановление
народного хозяйства, на Великую Отечественную войну и последующее
восстановление экономики, подъем народного хозяйства) сделал реально очень
многое, а капитализму на это потребовалось почти 300 лет в США и
более 400 лет в Западной Европе.

Главное –
чтобы идеал действительно реализовывался – постепенно, последовательно,
нарастающе, конкретный этап за этапом, конкретная ступень за ступенью, не
исключая при этом и допущения субъективных ошибок, промахов, даже провалов.
Лишь бы эти ошибки своевременно выявлялись и исправлялись, а после провалов и
кризисных ситуаций обеспечивался экономический и общественный подъем, более
интенсивный рост.

Практическое
движение по реализации идеала вовсе не означает отсутствия в общественной жизни
противоречий и трудностей, каких-либо отрицательных, негативных черт и явлений,
с которыми надо бороться и которые нужно изживать, даже появление новых
антиобщественных явлений и недостатков. К.Маркс, как известно, предупреждал,
что “эти недостатки неизбежны в первой фазе коммунистического общества, в том
его виде, как оно выходит после долгих мук родов из капиталистического
общества” [1, т. 19, с. 19].

Нельзя и
идеализировать достигнутые в конкретной стране успехи по реализации на практике
важнейших положений идеала, превращать их в обязательный эталон, образец и
пример для всех других стран, идущих по пути социализма. Например, советский
опыт как единственный и обязательный образец и пример для всех других стран,
как якобы “идеальную модель” социализма. В.И.Ленин предупреждал, что “было бы
смешно выставлять нашу революцию каким-то идеалом для всех стран, воображать,
что она сделала целый ряд гениальных открытий и ввела кучу социалистических
новшеств” [2, т. 38, с. 180]. Оценка должна быть реальной и скромной,
соответствовать действительности. А именно, как отмечал В.И.Ленин в книге
“Детская болезнь “левизны” в коммунизме”, что “некоторые основные черты нашей
революции имеют не местное, не национально-особенное, не русское только, а
международное значение” [2, т. 41, с. 3].

Четвертая
черта – научно сформулированный общественный идеал практически реализуется
в реальность конкретно-исторически, национально-особенно, своеобразно и
специфически, выражая диалектику общего особенного. По словам В.И.Ленина, “все
нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково,
каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную
разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических
преобразований разных сторон общественной жизни. Нет ничего более убогого
теоретически и более смешного практически, как “во имя исторического
материализма” рисовать себе будущее в этом отношении одноцветной сероватой
краской: это было бы суздальской мазней, не более того” [2, т. 30,
с. 123].

Поэтому главное
в диалектической реализации идеала в действительность, отмечал
В.И.Ленин, – это “уметь приложить общие и основные принципы коммунизма к
тому своеобразию отношений между классами и партиями, к тому своебразию в
объективном развитии к коммунизму, которое свойственно каждой отдельной стране
и которое надо уметь изучить, найти, угадать”. “Исследовать, изучить, отыскать,
угадать, схватить национально-особенное, национально-специфическое в конкретных
подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи… –
вот в чем главная задача…” [2, т. 41, с. 74, 77].

Таковы
выделенные и обстоятельно проанализированные в марксизме основные черты
диалектики идеала и действительности, предостерегающие как от догматизма,
метафизического следования в буквальном смысле каждому положению общего идеала,
так и от ревизионистского пересмотра, фактического отказа от него, от его основ
и принципов под маркой его “творческого” развития, безграничной “корректировки”
и “модернизации”.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ