3. Диалектика теории и практики :: vuzlib.su

3. Диалектика теории и практики :: vuzlib.su

16
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


3. Диалектика теории и практики

.

3. Диалектика
теории и практики

Целесообразно
выделить четыре основные черты и особенности диалектики теории и практики,
опираясь в анализе во многом на разработки К.Маркса и Ф.Энгельса, В.И.Ленина,
других теоретиков.

Первая
черта – неразрывность, единство теории и практики. Это важнейшая
особенность марксизма. Во многом данная черта выражается в неразрывности,
единстве марксизма и коммунизма. О чем говорилось ранее, в главе третьей.

Вторая черта –
просвещающая, вооружающая, руководящая, мобилизующая, опережающая, зовущая
вперед, революционная роль передовой и творчески развиваемой, ориентированной в
будущее научной теории. Теория освещает путь практике, делает ее осознанной,
научно обоснованной и продуманной, устремленной к определенной цели,
одухотворенной, энергичной и волевой.

В этом
смысле теория выступает движущей силой практических действий. Известны слова
К.Маркса о том, что “теория становится материальной силой, как только она
овладевает массами”. “Подобно тому как философия находит в пролетариате свое
материальное оружие, так и пролетариат находит в философии свое духовное
оружие…” [1, т. 1, с. 422, 428].

Сила научной
теории в том, что она раскрывает закономерности и тенденции развития природы,
общества и мышления, вскрывает главные противоречия и антагонизмы общественных
процессов, прогностически освещает нарождающиеся явления и предвидит грядущее
будущее. Теории принадлежит лидерство в формировании общего видения, целостной
научной картины практически происходящего и созидаемого, в руководстве
революционной борьбой и практическим социалистическим созиданием. Как отмечал
В.И.Ленин, “теория марксизма, освещенная ярким светом нового,
всемирно-богатого, опыта революционных рабочих, помогла нам понять всю
закономерность происходящего” [2, т. 37, с. 514]. Он подчеркивал, что
идеолог является подлинным тогда, “когда идет впереди стихийного движения,
указывая ему путь, когда он умеет раньше других разрешать все теоретические,
политические, тактические и организационные вопросы…” [2, т. 5,
с. 363].

Но чтобы успешно
осуществлять функции глубокого и беспристрастного анализа объективной
действительности во всех сложностях и противоречиях, обоснованного предвидения
будущего, чтобы идти впереди практики, а не тащиться позади нее, и освещать
дальнейший путь общественного развития, сама научная теория должна непрерывно
творчески развиваться, не стоять на месте, качественно совершенствоваться.
Ф.Энгельс писал: “Наша теория – это теория развития, а не догма, которую
надо выучить наизусть и механически повторять” [1, т. 36, с. 504].

Это самое
главное и решающее, особенно когда о марксизме говорят спустя 100-150 лет
после его формирования. Ныне марксизм уже является осовремененным и должен
являться осовремененным, развитым, творчески и качественно обогащенным,
существенно продвинутым вперед, чтобы не дискредитировать сам марксизм,
представляя его неизменным, застывшим, окостенелым, остановившимся в своем
развитии, в творческом поиске и новаторстве, всего-навсего мертвой буквой и
догматической схемой. Нельзя повторять в неизменном виде 100–150 лет
спустя, в условиях конца XX века и наступления XXI столетия все без
исключения Марксовы, марксистские формулировки, определенные положения и
выводы, не допуская их развития и продвижения вперед, их существенного
обновления и даже качественного пересмотра, при сохранении самых коренных и
основополагающих выводов и принципов марксизма.

Третья
черта – примат научно и умело осуществляемой практики перед теорией в
практических действиях и реальных преобразовательных, созидательных процессах,
первенство и преимущество практики, руководствующейся теорией и уже включившей
в себя теорию, перед самим по себе теоретическим знанием. Это очень важное
марксистское положение, предостерегающее против примитивного и
догматизированного применения научной теории в реальной общественной, классовой
борьбе, в революционных действиях и свершениях, в практическом созидании нового
социалистического и коммунистического общества.

Теория и
практика вовсе не одно и то же, это две разные вещи. Решать вопрос теоретически
или практически также не одно и то же. Теория обща и абстрактна, поскольку
раскрывает явление во всеобщности и целостности, и потому она в определенной
степени формальна, в то время как практика богата и конкретна, ибо выражает всю
сложность и своеобразие непосредственной реальности, конкретной
действительности.

В силу
этого несовпадения теории и практики, практические действия, совершенные при
следовании и руководстве теорией, нередко приводят в реальности вовсе не к тем
однозначным результатам, которые в общем виде предусматривались теорией. Эту
диалектическую особенность блестяще охарактеризовал Ф.Энгельс, отметив, что
“люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на другой
день, что они не знали, чту делали, – что сделанная революция совсем
непохожа на ту, которую они хотели сделать. Это то, что Гегель называл иронией
истории, той иронией, которой избежали немногие исторические деятели” [1,
т. 36, с. 263]. Вот почему К.Маркс отмечал в работе “Гражданская
война во Франции”, что “рабочему классу предстоит не осуществлять какие-либо
идеалы, а лишь дать простор элементам нового общества, которые уже развились в
недрах старого разрушающегося буржуазного общества” [1, т. 17,
с. 347].

Вскрывая
реальную диалектику теории и практики в период практических революционных
преобразований на начальном пути движения к социализму, В.И.Ленин писал в
декабре 1917 г., “что сейчас все дело в практике, что наступил именно тот
исторический момент, когда теория превращается в практику, оживляется
практикой, исправляется практикой, проверяется практикой, когда в особенности
верны слова Маркса: “всякий шаг практического движения важнее дюжины
программ”… Ибо “теория, друг мой, сера, но зелено вечное дерево жизни”” [2,
т. 35, с. 202].

В.И.Ленин сделал
очень важный философский вывод о примате над теорией практики,
руководствующейся теорией и включающей в себя конкретный опыт действительности,
опыт практических общественных действий. Как писал он, “практика выше
(теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но
и непосредственной действительности” [2, т. 29, с. 195]. Это
означает, что такого рода практика имеет два очень важных достоинства:
достоинство заранее включенной в нее теоретической всеобщности, и достоинство
затем освоенной “непосредственной действительности” через субъективно
осуществленную людьми практику, их сознательную предметную деятельность.
В этом выражается та непреложность, отмечал В.И.Ленин, что “история
вообще, история революций в частности, всегда богаче содержанием,
разнообразнее, разностороннее, живее, “хитрее”, чем воображают самые лучшие
партии, самые сознательные авангарды наиболее передовых классов” [2,
т. 41, с. 80].

Четвертая
черта – диалектический синтез на качественно новом уровне научной теории,
проверенной, исправленной, скорректированной осуществленной на ее базе
практикой, и реальной, реализованной в жизни обогащенной практики, изначально
руководствовавшейся общей научной теорией. Здесь и теория, и практика выступают
на качественно более высоких, новых уровнях, обеспечивая в новом качественном
состоянии их неразрывность и единство.

Следовательно,
как нежизненна теория без практики, так и прагматична, неодухотворена практика
без теории. Плодотворным и оптимальным выступает следующий диалектический
нарастающий процесс: (1) от теории к ее обогащению практикой, (2) от
реально осуществленной научно ориентированной практики к развитию,
корректировке, обогащению на ее основе научной теории, (3) к их
последующему синтезу на качественно новом уровне обоих, (4) к новому
повторению этого цикла, и так далее. Процесс этот должен быть непрерывным и
взаимообогащающим.

Недопустима ни
недооценка теории, ни пренебрежение практикой. При этом творчески развиваемая и
обогащающаяся теория остается руководящей и направляющей силой реальных
практических действий. Она, постоянно осовремениваясь и научно предвидя новые
этапы будущего, выполняет ведущую и лидирующую роль в практической человеческой
деятельности. Как говорил в беседе с У.Полом в 1920 г. В.И.Ленин, “назначение наших теоретических взглядов состоит в том, чтобы руководить нами
в нашей революционной деятельности. Лучшим местом для проверки наших
теоретических взглядов является поле боевой деятельности. Подлинная проверка
для коммуниста – это его понимание, [как], где и когда превращать свой
марксизм в действие” [37].

Касаясь
соотношения практики и деятельности человека, А.В.Брушлинский делает то
различение, что бывает такая практика (в отличие от ленинской трактовки
практики как уже включающей в себя достижения теоретического познания), которая
отделена от теории. В этом случае данная практика не представляет собой
деятельности, поскольку деятельность всегда органично включает в себя и
практическую, и теоретическую деятельность. Он подчеркивает [38], что
“практика, отделенная от теории (как теория, оторванная от практики), не
является деятельностью в строгом смысле слова”.

По его словам,
деятельность едина и не расщепляется на практическую и теоретическую деятельности,
оторванные друг от друга (лишь у некоторых первобытных людей и у современных
маленьких детей есть изначально практическая, элементарная деятельность, еще
почти никак не объединенная с теоретической или хотя бы с простейшей
познавательной деятельностью).

В общественно-историческом
процессе, отмечает А.В.Брушлинский, не бытие и не психическое сами по себе
формируют поведение человека и определяют ход истории, а люди, находящиеся
внутри бытия и обладающие психикой, творят историю. Решающую роль играет здесь
творчество, осуществляемое учеными, политиками и т.д., поскольку в истории
объективные закономерности формируются и действуют “через” людей, в их
политической воле, поступках, делах. Раскрепощение и дальнейшее развитие такой
политической воли – одно из важнейших условий формирования России на
рубеже XX и XXI веков.

Мы считаем
важным и нужным подчеркнуть, что практику изменения и улучшения мира люди, как
правило, осуществляют, руководствуясь определенными идеями, идеалами, теориями,
в свою очередь критически оценивая и корректируя их, совершенствуя и поднимая
на качественно новый, современный уровень.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ