3. Четыре лика М.С.Горбачева :: vuzlib.su

3. Четыре лика М.С.Горбачева :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


3. Четыре лика М.С.Горбачева

.

3. Четыре лика
М.С.Горбачева

Несомненно,
М.С.Горбачев – очень сложная и противоречивая фигура. Однозначно его вряд
ли охарактеризуешь. Из перечисленных его черт и характеристик одни могут
принять одно, другие – другое. Третьи вообще предложат свое, отличное от
предложенных, толкование. Различные группы и люди видят его по-разному.

Да и сам
М.С.Горбачев представляется разным, больше проявляя то одну, то другую из своих
противоречивых сторон. Делать это ему приходится, чтобы не потерять власть.
Вместе с тем под напором внутренних и внешних, международных обстоятельств ему
приходится волей-неволей сдвигаться в более определенную и однозначную сторону.

Из этого
сложились четыре основных лика М.С.Горбачева, как они нам представляются.
Охарактеризуем их в сложности и противоречивости, продвигаясь по времени с 1985
года.

Первый
лик – “друг народа”, открытый, прямой, бесхитростный политик. Таким он
предстал как инициатор перестройки. Он непрестанно убеждал, что перестройка делается
для народа, что ее хочет сам народ. Он ездил по стране, говорил с людьми,
убеждал их в необходимости перестроечных дел. Он – “свой”, простой,
честный, наивный, не знающий про какие-то там тайные замыслы и планы человек.
События 13 января 1991 года в Литве? Он первый раз сам услышал о них.
Ни про какие намерения литовских коммунистов, Комитета Национального спасения
не знал, с ними никаких предварительных договоренностей у него не было.
И так во многом, если не во всем.

Второй, во
многом противоположный первому, лик – решительный и жесткий политик,
грубый властитель, пренебрегающий интересами людей и народа, авторитарник, чуть
ли не старого типа диктатор. Эти черты он долго и умело скрывал. Под мягкостью
и улыбкой. Но нервы стали сдавать, начались срывы, а то и что-то похожее на
истерики. Примеров много, очень много. Это организация против Б.Н.Ельцина после
выступления того на Пленуме ЦК КПСС в октябре 1987 г. старыми-престарыми нажимными, властными методами, причем “руками” и “требованиями”
рабочих, “дела Б.Н.Ельцина”, даже создание на мартовском (1989 г.) Пленуме ЦК КПСС специальной Комиссии для этого, о результатах деятельности
которой так никто ничего и не узнал. (О жесткости, грубости,
авторитарности М.С.Горбачева много сказано в книге столь же, если не более,
грубого, жесткого и авторитарного Б.Н.Ельцина “Исповедь на заданную тему”.
Включая приведение двух заявлений М.С.Горбачева лично Б.Н.Ельцину в разное
время: “Но имей в виду, в политику я тебя не пущу!”, “До политики я тебя больше
не допущу”. Но тот прорвался, к тому же подогретый этими “запретами”.)

А взрыв
М.С.Горбачева, что он “не сидит на двух стульях” – то есть на стульях и
социализма и капитализма, и левых и правых. С 1990 года, когда на
пленумах ЦК партии (начиная с февральского) М.С.Горбачев все резче
подвергается открытой критике и серьезным обвинениям за развал страны и партии,
за сдачу социалистических и марксистско-ленинских позиций, он все чаще
срывается и взрывается, показывая свои властные настроения. На объединенном же
апрельском (1991 г.) Пленуме ЦК и ЦКК КПСС пришлось даже
под напором острой критики и обвинений поставить вопрос о своей отставке с
поста Генерального секретаря ЦК КПСС, которая, правда, тогда не была
принята.

Он авторитарно
действовал, не считаясь ни с чем, идя напролом, пренебрегая ранее принятыми
решениями, трактуя их как ему вздумается. 17 марта 1991 года огромное
большинство советских людей (76,4%) на общесоюзном референдуме высказалось за
вполне определенное название нашего государства – Союз Советских
Социалистических Республик, хотя сам М.С.Горбачев уже тогда предлагал
Верховному Совету СССР название Союз Советских Суверенных Республик. Но это
было отвергнуто большинством.

Позже
М.С.Горбачев все же настоял на своем, вопреки воле народа, сепаратно
договорившись в Ново-Огареве с руководителями республик о названии нашей страны
как он хотел – Союз Советских Суверенных Республик. В этом ему
помогли еще более реакционно, контрреволюционно настроенные некоторые
руководители республик, прежде всего Б.Н.Ельцин, прокапиталистический,
антикоммунистический, антисоветский, антинародный курс которого хорошо
известен.

Наконец,
единоличный авторитаризм М.С.Горбачева в наиболее неприглядной, просто
неприличной и позорной форме проявился в истории с проектом Программы КПСС. Как
и в самые старые “застойные” времена, подобранная М.С.Горбачевым и его
ближайшими помощниками группа келейно готовила проект Программы, не считаясь ни
со многими членами официально назначенной Программной комиссии, ни со многими
членами Рабочей группы этой Комиссии. Проект изменялся (в целом к лучшему) и
было сделано пять его вариантов. Наиболее удачными признавались четвертый и
пятый варианты. На обсуждении проекта Программы КПСС 28 июня 1991 г. указывалось на то, что проект готовила “анонимная команда”, что даже членов Рабочей
группы не приглашали на заседания и к работе над проектом.

А что
происходит дальше? М.С.Горбачев подписывает и рассылает 15 июля 1991 г. совсем иной по плану и по содержанию проект Программы КПСС, не имеющий ничего общего по
духу и по содержанию с последними – четвертым и пятым вариантами
Программы. Если те носили все же социалистический характер, то разосланный
М.С.Горбачевым – даже не социал-демократический, а просто либеральный
характер.

Кто же написал
этот вариант проекта Программы? “Независимая газета” назвала ее автором
помощника Генсека Г.X.Шахназарова. Как бы там ни было, к авторству данного
проекта Программы не имели никакого отношения ни многие члены Комиссии по
подготовке проекта Программы КПСС (проект направлен и им тоже), ни большинство
членов Политбюро. Может ли быть такое при нормальной перестройке партии и ее
демократизации? Никоим образом. Это диктат и произвол худших времен. Это
Программа или одного Генерального секретаря, или его вместе с самым узким
окружением, или вообще написанная кем-то из его доверенных лиц.

Таков один из
последних по времени примеров худшего произвола, диктата и своеволия
М.С.Горбачева как Генерального секретаря по отношению к коллегам по партии, к
членам Программной Комиссии, даже к членам Политбюро, многие из которых в глаза
не видели этого проекта.

Что уж тут
говорить об уважении Генсеком мнения, воли и достоинства миллионов коммунистов,
как говорится, “простых” и “рядовых” членов партии!

Третий лик
М.С.Горбачева – слабый, боязливый, нерешительный, трусливый, “жертва”
давящих на него сил, чуть ли не предаваемый некоторыми ближайшими коллегами и
друзьями. Да, он был и такой. Но когда? Когда надо что-то решать (особенно в
последние годы) в пользу социализма, в пользу народа, когда надо отстаивать собственные,
национальные интересы страны, ее самостоятельную политическую, социальную,
нравственную линию. Слаб, нерешителен он и тогда, когда надо проявлять
твердость к развальщикам и губителям Отчизны, к теневой экономике и новой
буржуазии, к растущей преступности. Нерешительный и боязливый он, когда нужно
проявлять решительность, принципиальность, твердость и мужество в борьбе с
антисоциалистическими, антисоветскими, антикоммунистическими наскоками на
марксизм, на ленинизм, на В.И.Ленина, на КПСС, на коммунистов, на Советы, на
Советскую власть.

Одним словом,
тенденция его нерешительности, уступчивости, бездействия, упущенных дел и
решений очень явно просматривается – по отношению к укреплению социализма,
власти и собственности трудящихся, народных масс, к марксизму, к ленинизму и
В.И.Ленину, к Коммунистической партии, к могуществу, самостоятельности и
достоинству Отечества и Державы.

Четвертый его
лик, практически прямо противоположный предыдущему, – это его огромные
“режиссерские”, “дирижерские” способности, колоссальное умение открыто или чаще
скрытно, исподволь развивать события в задуманном, тайно намеченном нужном ему
направлении. Умение делать свою политику “чужими руками”, поручать опаснейшие
участки развала и отступлений или явным перерожденцам типа А.Н.Яковлева или
амбициозным дилетантам и карьеристам вроде Э.А.Шеварднадзе. За безволием и
слабостью здесь скрывается железная хватка, за растерянностью –
продуманная “режиссура” всех общественных процессов.

Невольно
вспоминается, как находившийся в начале 1990 г. в г. Вашингтоне ответственный секретарь межрегиональной депутатской группы А.Мурашев признался
корреспондентам американских газет, что М.С. Горбачев не только скрытно
поддерживает их группу, но является даже фактическим инициатором и
организатором ряда действий и мероприятий, проводимых МДГ, как, например,
массовой февральской демонстрации в Москве с требованием ускорения реформ и
процессов демократизации. По словам А.Мурашова, официально М.С.Горбачев
“отзывается негативно о нас, но никогда не препятствует нам… Мы располагаем
многими примерами симпатии с его стороны” [64].

Только
прекрасный режиссер может заставить работать на себя и “чужих”, и “своих”.
Последним были отданы самые ключевые для страны, нации, державы сферы. Сфера
внутренняя – духа, идеи, сознания, убеждений, веры, партийной идеологии,
партийного просвещения, партийного воспитания, науки, образования, средств
массовой информации, прежде всего прессы, затем телевидения, радио – все
это А.Н.Яковлеву. Угробил он это все, развалил, отравил, озлобил, пропитал
ненавистью, антигуманизмом, антирусизмом, антикоммунизмом, антиленинизмом,
антимарксизмом умело и изворотливо, внешне чуть ли не “идейно”, часто просто
деликатно плетя словесные кружева псевдонаучности и псевдоинтеллектуальности.

Сфера внешняя
была отдана профессиональному говорильщику на все темы, также прожженному
карьеристу и абсолютно некомпетентному и непрофессиональному во внешней
политике Э.А.Шеварднадзе. Почему бы человек, до этого возглавлявший в Грузии
МВД, комсомольскую и партийную организации, не сумел затем успешно топить
внешнеполитический корабль некогда великой державы? Топил он нашу страну на
международной арене умело, порой залихватски и напропалую. Причем не мелочился,
играл по-крупному: помогал М.С.Горбачеву отдавать Восточную Германию, Восточную
Европу, активно помогал США расширять и укреплять их господство в мире, сферу
американских имперских интересов (о чем когда-то со знанием и красиво писал
А.Н.Яковлев в книге “Пакс-Американа”).

Эти два
крупнейших “новатора” и “прораба перестройки” сверхэффективно сделали свое
дело, но настолько саморазоблачили себя, что пришлось бесславно уйти. Их не
забывали до тех пор, пока не забывать стало уже опасно. Пришлось
дистанцироваться, как говорилось в недавние времена.

Таким образом,
представляется, что М.С.Горбачев соткан из ряда сложных, противоречивых,
зачастую противоположных ликов и обликов. Какой когда преобладает, от каких к
каким ведет линия развития — вот важнейший вопрос. Ведь в зависимости oт
ситуации и обстоятельств он умеет меняться и вынужден меняться. Но спасает ли и
спасет ли это его?

Его
безысходность. Складывается убежденность, что история уже вынесла приговор
горбачевской перестройке и ее авторам. Перестройка как замысел вывести страну
на путь обновления и оздоровления социализма, осуществить радикальный поворот к
социально-экономическому и культурно-нравственному прогрессу полностью
провалилась. Оказались липой и обманом поставленные самим М.С.Горбачевым
27 января 1987 г. на Пленуме ЦК КПСС кардинальнейшие задачи
развития страны (это часть из шести главных задач перестройки): “Главный
замысел нашей стратегии – соединить достижения научно-технической
революции с плановой экономикой и привести в действие весь потенциал
социализма… Перестройка – это энергичное избавление общества oт
искажений социалистической морали, последовательное проведение в жизнь
принципов социальной справедливости; это – единство слова и дела, прав и
обязанностей; это возвышение честного, высококачественного труда, преодоление
уравнительных тенденций в его оплате; потребительства” [65].

Надо сказать,
что М.С.Горбачев давно был “просчитан” в своих действиях не только некоторыми
нашими исследователями, но и зарубежными деятелями. Меня потрясло, что еще в 1986 г. индийский деятель Бхагван Раджниш, глава религиозной секты радости, в лекциях от 25 и
28 декабря открыто заявил: “Горбачев будет концом коммунизма в Советском
Союзе… Человечество никогда не простит ему этого… Горбачев –
реакционен… Он открывает дверь, через которую опять начнут проникать
церковники. Все эти тараканы и крысы… реальные агенты капитализма” [66].

Анализируя
ситуацию с лидером перестройки М.С.Горбачевым, М.Кожокин писал: “Будущим
историкам предстоит нелегкая задача проследить, как причудливо переплелось в ее
лидере традиционное гипертрофированное властолюбие политика с
большевистско-комсомольским идеализмом XX съезда КПСС… Клеймо партийной
карьеры, жизни в схоластических схемах “научного коммунизма” и незнание
собственной страны, которой взялся управлять, невозможно преодолеть в
одночасье. В итоге – разрушение удалось, созидание нет… Перестройка
завершила свой круг: от радикального хрущевизма к пока еще сильному
единовластию” [67].

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ