2. Интегрирующая и универсализирующая роль культуры в мировых процессах :: vuzlib.su

2. Интегрирующая и универсализирующая роль культуры в мировых процессах :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2. Интегрирующая и универсализирующая роль культуры в мировых процессах

.

2. Интегрирующая
и универсализирующая роль культуры в мировых процессах

Культура играет
особую, специфическую роль во взаимоотношениях человека и мира. Она вовсе не
включается как однопорядковый ингредиент в такие явления, их соотношения и
связи, как человек – природа – труд, человек – труд –
общественные отношения, человек – общество. Культура выражает собственную
связь, собственное соотношение с человеком, с его сущностью и бытием, которое
не просто включается, “вписывается” в вышеназванные соотношения и связи, а как
бы накладывается на них, существует и проявляется наряду с ними, существенно
дополняя и обогащая названные человеко-трудовые, человеко-общественные
отношения.

С философской
точки зрения культура есть особый деятельностный способ освоения человеком
мира, включая как весь внешний мир – природу и общество, так и внутренний
мир самого человека в смысле его формирования и развития. В этом ее
главнейшее ценностное значение, в этом заключается ценностный культурный аспект
всех созданных человеком материальных и духовных продуктов и творений.

Культура как
способ освоения мира предстает прежде всего как деятельность: культурная,
культуросозидающая деятельность. По своему источнику она характеризуется
выявлением внутренних потенций человека, его сущностных сил в целостности и
безо всяких ограничений, а не только и не просто стремлением к обеспечению
своего существования. Ее фундаментальная целенаправленность – овладение
силами мира, формулирование и практическая реализация отношения человека к
природе, обществу, людям, самому себе. Причем это отношение может выявлять или
преимущественно индивидуальную, личностную позицию, или позицию определенной
группы, класса, общества в целом.

Отсюда основой
культурной деятельности выступают субъективно-объективные отношения, т.е.
отношения человека как субъекта к окружающему его природному и общественному
миру как к объекту. Вместе с тем культура невозможна без субъектно-субъектных
отношений, без культурного общения и взаимодействия людей как творцов и
носителей культуры, без обмена культурными ценностями. Базируясь в конечном
счете на материальной основе, культурная деятельность имеет непосредственным
стимулом и движущей силой внутренние духовные потенции человека, его духовные
начала.

Культура
выступает и как итог, результат деятельности человека, выражающийся в сумме
достижений по овладению человеком силами природы и предстающий как совокупность
созданных и накопленных человечеством культурных богатств.

Эта особая
культурная реальность имеет относительную самостоятельность и в чем-то
совпадает, а в чем-то не совпадает с общественной реальностью. Культурная
реальность пронизывает все общество, все его стороны и сферы, выражая и
фиксируя уровень, степень и качество достижений человека в освоении мира.
Объективируясь в результате ее творения человеком и потому всегда неся на себе
печать “присутствия” человека, культура превращается в историческом процессе в
относительно самостоятельный феномен и живет относительно самостоятельной
жизнью, подчиняясь определенным законам развития и проявляя стремление к
универсальности. Культура приобретает самоценность как деяние человека, как
объективированное и в этом смысле как бы “отделенное” от него творение, живущее
“собственной” жизнью.

Таким образом,
культура есть универсальный способ деятельности человека по освоению мира и
выявлению своей внутренней сущности, и в качестве итога, результата этой
деятельности культура выступает как совокупность созданных и накопленных
человечеством культурных богатств, как особого рода культурная реальность,
служащая одним из главных оснований всей человеческой деятельности и
человеческого бытия. В этом главное ценностное значение, главная ценность
культуры. Культура есть одновременно деятельность и реальность, отношение и
вещь, и важнейшая человеческая ценность.

По своему
положению в общественной жизни культура есть все то из существующего в реальном
общественном бытии (в производстве, экономической, социально-политической,
духовной жизни, в быту, сфере отдыха и т.д., развивающихся по объективным
общественным законам), что выражает уровень, степень, качество освоения
человеком мира. Следовательно, культура не аналогична обществу как
самостоятельной системе, хотя она “живет” в обществе и проявляется через него.
Она не есть и какая-то определенная, конкретная часть, сфера общества или его
подсистема. Культура есть вычленение из бытия общества и человека всего того,
что создано человеком в процессе освоения им мира и что является итогом и
результатом его достижений по созданию культурных богатств.

В этом
смысле культура представляет собой специфический (то есть культурный) срез,
определенный (то есть культурный) аспект всего создаваемого человеком
богатства, выражая тем самым культурную ценность произведенных человеком
материальных и духовных благ.

Культура обычно
понимается в трех основных значениях и во всех них она неотрывна от
деятельностной человеческой природы, хотя в каждом из этих трех своих основных
значений она имеет определенную специфику и особенности воплощения характера и
меры самовыражения человека.

Первое, самое
широкое понимание культуры – как совокупной материальной и духовной
культуры, созданной человечеством. К.Маркс многократно подразделял всю
человеческую деятельность на выражаемые в определенной исторической форме
материальное и нематериальное, духовное производство (духовный труд), проводя
различие между ними в том, что первое создает материальные богатства, блага, а
второе – духовные богатства и ценности [1, т. 26, ч. 1,
с. 279-280, 282-283, 297, 419-42]. Их совокупность и образует человеческую
цивилизацию. Культура как совокупность созданных человеком, человечеством
материальных и духовных благ и ценностей представляет собой не что иное, говоря
словами К.Маркса, как “развитие производительных сил человечества, т.е.
развитие богатства человеческой природы как самоцель” [1, т. 26, ч. 2,
с. 123].

Второе, менее
широкое, “частное” понимание культуры подразумевает под ней только духовную
культуру, но в совокупности всех производимых человеком духовных богатств и
ценностей. Духовная культура в таком понимании включает философию, науку, идеологию,
просвещение, искусство, литературу, религию и т.д.

Единство всех
этих компонентов духовной культуры выражается в понятии дух, духовность,
отражающем возможности и силу человеческого духа в единстве имеющихся потенций
человеческого разума и чувств, сознательного и бессознательного. Философия,
наука, искусство, литература – все это продукт духовных сил человека,
творения его ума и сердца. Причем это высшие творения человеческого духа,
раскрывающие его деятельностно-духовную природу, неограниченные потенции
духовных сил человека и всего человечества. К.Маркс указывал на “высшие виды
духовного производства”, не конкретизируя, правда, сами эти виды, но до этого
говоря о деятельности ученых, писателей, поэтов, художников и некоторых других,
называя их “духовными работниками” [1, т. 26,
ч. 1, с. 282, 281, 290]. Во всей данной совокупности компонентов
духовной культуры философия играет синтезирующую и интегрирующую роль,
раскрывая основания всего бытия человека, основы и законы всей его созидательной
теоретической и практической, познавательной, образной и тому подобной
деятельности.

В качестве
двух главных подразделений духовного, нематериального производства К.Маркс
выделял научное производство и художественное производство [там же,
с. 420], выражаемые соответственно в научной и художественной культуре.
Если наука представляет теоретическую деятельность, понятийное мышление,
нацеленное на познание истины, то литература и искусство (художественное
творчество вообще) – многообразие художественных воплощений посредством
образного мышления, нацеленных на раскрытие и показ прекрасного и красоты. Тем
самым наука и искусство раскрывают силу человеческого духа с разных сторон:
наука – силу познавательных возможностей человека, искусство – силу
раскрытия человеком прекрасного, красоты. И то и другое есть сила знания и
сила чувства прекрасного одного и того же человека, его духовности.

Третье, узкое,
“отдельное” понимание культуры подразумевает под ней не всю духовную культуру,
включающую философию, полный набор наук, просвещение и т.д., а только
художественную культуру, культуру как образную художественную объективацию.
Особенность культуры как образной объективации, неоднократно подчеркивал
К.Маркс, заключается в том, что она воплощается не только в вещах (что характерно
для всей материальной культуры и в подавляющей части для наук), но чуть ли не в
равной мере в образной деятельности, в образных актах. Подобное духовное,
нематериальное производство в условиях капитализма, писал К.Маркс, имеет
производимый продукт в двух видах: “1) Оно имеет своим результатом такие
товары, такие потребительные стоимости, которые обладают самостоятельной
формой, обособленной как по отношению к производителю, так и по отношению к
потребителю, – которые, следовательно, способны сохранять свое
существование в промежутке времени между производством и потреблением и, стало
быть, могут обращаться в течение этого времени как пригодные для продажи
товары: таковы, например, книги, картины и вообще все произведения искусства,
существующие отдельно от художественной деятельности создающего их художника…
2) Производимый продукт неотделим от того акта, в котором он производится,
как это имеет место у всех художников-исполнителей, ораторов, актеров,
учителей, врачей, попов и т.д.” [там же, с. 420-421].

Следовательно,
образно объективированная художественная культура выступает как в вещном, так и
в непосредственно-деятельностном виде, причем в последнем случае производство
культуры непосредственно связано с самим актом деятельности, творчества
человека.

Культура тесно
взаимосвязана со всеми другими сферами общественной жизни, прежде всего
базируясь на материальной стороне жизни общества. Культура, особенно
рассматриваемая в духовно-художественном контексте, глубоко связана с
мировоззрением, философией, наукой, идеологией. Эти стороны духовной жизни, и в
первую очередь реальная общественная практика, экономическая и
социально-политическая жизнь общества существенно, определяюще воздействует на
культуру, носящую в классовом обществе классовый характер.

При философском
анализе взаимодействия человека и культуры, культуры и человека можно выделить
следующие общие черты таких взаимоотношений.

Культура
представляет собой творящий, созидающий новое вид деятельности человека, и в
этом смысле – высший вид его деятельности. Это вовсе не вся его
деятельность, которая бесконечно разнообразна (деятельность в производстве, во
время досуга, отдыха и т.д.), и вовсе не все вообще производство, которым
занимается человек, в том числе и ради обеспечения себе средств к жизни.

Создав благодаря
духовному замыслу, творческой мысли какую-либо новую вещь, скажем, определенный
образец стула, человек создает тем самым материальную культурную ценность. Если
же потом этот образец стула размножается в сотнях, тысячах и еще большем количестве
экземпляров, то здесь нет новой культурной ценности, а есть всего-навсего
“размноженная”, “умноженная” во много раз одна и та же изначально, один раз
созданная культурная ценность.

Подобным же
образом такое творение культуры, как художественная картина, существенно
отличается от массы сделанных с нее репродукций, имеющих цель познакомить
наибольшее количество людей с данным произведением искусства. Значит, любое
произведение материальной и духовной культуры выражает именно творческую, а не
любую иную, скажем, репродуктивную, ординарную, стандартную деятельность
человека.

Отсюда понятие
накопленного человечеством за века культурного богатства включает не просто всю
совокупность имеющихся вещей, предметов, а лишь предметов как выразителей
творчества человека, что включает, с одной стороны, оригинальные, уникальные
произведения (копии, репродукции есть лишь их воспроизведения, популяризации),
а с другой – вещи и предметы, отражающие определенный тип, род, вид
материализованных творений человека (например, аабтомобиль, одежда,
определенный вид мебели, предметов домашнего обихода и т.д.), что в
совокупности выражает культуру человека определенной эпохи.

Отсюда в
творящей (по возможности, и как идеал – в непрерывно творящей)
культуросозидающей трудовой деятельности человек видит смысл своей жизни и
бытия, свою сущность и предназначение. Труд создал человека и в труде человек
находит себя. Но труд и творчество, труд и созидание культуры – вещи вовсе
неравнозначные, хотя уже сам труд обычно, если он лишен угнетения,
эксплуатации, доставляет человеку радость, удовлетворение. Но верх радости и
самоудовлетворения – творческий, созидающий что-то новое, свое, самобытное
в материальной или духовной области, дающий новую культурную ценность (пусть
даже не столь большую) труд. Одним словом – культуросозидающий труд.

Из такого
понимания культуры следует, что создание любого произведения культуры всегда
идет от духовной потенции человека: от его мысли, замысла, идеи, чувства,
прозрения, интуиции, одним словом – от духа человека, от его духовности,
независимо от того, носит ли это произведение характер духовной или
материальной ценности (духовной или материальной культуры). Культурное
созидание связано с целеполаганием, с реализацией и воплощением главной,
сущностной цели и многих других важных целей человека, его жизни, его бытия.

Духовная
потенция человека, выраженная в предмете или в акте культуры, воплощает его
способности, талант, страсть и воображение, волю и усилия, самоорганизованность
и самоуправление. Как отмечал русский писатель А.С.Грибоедов, “талант есть
способность души принимать впечатления и живо изображать оные…”.
Следовательно, произведение или акт культуры – это всегда выражение и
самовыражение способностей, таланта, усилий человека, его сущности и духа.
Произведение культуры, науки и искусства раскрывает богатство создавшего
человека, его взлет и рост, талантливость и гениальность. Сам человек
обогащается через плоды собственного деяния и творит дальше, раскрывая поистине
неисчерпаемость своих духовных сил и возможностей, величие Человека с большой
буквы.

Причем для
особых талантов, выступающих как гении, титаны в области культуры, главные
самоограничения в характере их творений налагаются ими самими, ибо они, с одной
стороны, подчиняют “ход”, выразительность произведения самой его внутренней
логике (скульптуры, фрески Микеланджело Буонарроти, романы Л.Н.Толстого
и др.), а с другой стороны, ищут в своих произведениях ответа именно на
главные вопросы, поставленные временем (отбрасывая второстепенное, частное), выражение
точки кульминации развития общества и культуры. Недаром французский живописец
Эдгар Дега сказал, что “талант творит все, что захочет, а гений только то, что
может”. Подлинные гении и титаны культуры, науки и искусства силой своего ума,
огнем страстей раскрывают глубины человеческого знания и человеческих страстей,
внутреннюю диалектику, сложность, противоречивость, богатство жизни человека
здесь, на Земле, а не в ее какой-то мистифицированной запредельности.

Может
показаться, что разные виды культуросозидающей деятельности создают различные,
неодинаковые возможности для проявления таланта, гениальности человека, что
наиболее благодатной сферой является художественная культура. Это не так. Разве
в создании автомобиля, самолета, в открытии законов тяготения и
относительности, в обеспечении использования на благо человека электричества,
вычислительной техники, атомной энергии, в создании и совершенствовании
космических аппаратов проявилась меньшая творческая потенция, талантливость,
гениальность человека?! А разве открытие К.Марксом и Ф.Энгельсом законов
общественного развития, развития человека и общества, человека и культуры,
дальнейшее творческое обогащение этих законов В.И.Лениным и начало под его
руководством применения их на практике явилось менее титаническим и значимым
для человечества научным, культурным и революционизирующим практику подвигом?!
Конечно, нет.

Все виды
культуросозидания открывают перед человеком огромные возможности творчества,
применения его способностей, таланта, страстей. Все дело лишь в специфике этих
способностей, которыми обладает человек (способностей аналитического,
разумного, образного, эмоционального, практического и тому подобного
творчества), и в специфике понимания человеком задач, которые ставит перед ним
время, само развитие общества и человека.

Подлинная
культура не может не быть гуманистической по своей природе и характеру.
Взаимоотношение культуры и творческой деятельности человека весьма сложно и
противоречиво. Вовсе не всякая творческая, инициативная деятельность служит
культуре и человеку. Не раз в истории поиски ума и энергия людей направлялись
на разрушение культуры, на уничтожение больших масс людей. Пример тому фашизм,
уничтожение культурных ценностей, истребление целых народов.

Если творчество
не всегда и не обязательно совпадает с культурой и гуманизмом, то подлинная
культура (именно подлинная, ибо бывает и антикультура, эрзацкультура), как
реализация внутренней сущности человека, не может не служить человеку, не быть
именно гуманистической. Таковой она и является во всех лучших проявлениях
материальной и духовной культуры, созданных человечеством.

Отсюда само
понятие “культурный” совпадает в первую очередь с понятием “человеческий”. Ибо
культурное поведение, культурное отношение означает, во-первых, наличие глубоко
сознательного, продуманного, самоконтролирующего начала, а во-вторых, такого
сознательного самопринятия норм и правил общежития, которые удовлетворяют
интересам совокупности, общности людей и отсюда интересам других личностей,
многих индивидов, а не только и не исключительно индивидуалистическим,
эгоистическим интересам одной лишь этой действующей личности. Культура по своей
гуманистической, человеческой природе принадлежит всем людям, а культурность,
из той же природности культуры, неизбежно носит человеческо-общностный,
человеческо- объединяющий, человеческо-коллективистский, а не изолирующий,
эгоистический характер.

Если человек
смертен, то культура, культурные творения человека бессмертны. Созданные
человеком творения, представляющие то ли материальные, то ли духовные ценности,
накапливаются, аккумулируются в ходе исторического развития человечества (если
часть из них не разрушается, утрачивается в результате естественных или
субъективных причин). Такое происходящее поколение за поколением накопление,
суммирование созданных многими людьми материальных и духовных ценностей ведет к
аккумуляции произведений культуры, к возникновению в истории культурных
богатств, как результата деятельности человека в истории, как итога
самореализации его сущности.

Эти культурные
богатства носят общечеловеческий, всеобщий характер и принадлежат всему
человечеству, всем народам. Следовательно, по своей собственной природе они
интернациональны и общечеловечны.

В создании,
производстве культурных ценностей участвуют все народы Земли, здесь нет
“избранных” по природе или “от Бога”. Есть только угнетенные, веками жестоко
эксплуатируемые народы, особенно народы колоний, которые в силу социальных,
эксплуататорских причин реально внесли пока меньший вклад в сокровищницу мировой
культуры и мировой цивилизации. Но это “вина” не их, а тех господствующих
классов в метрополиях и колониях, которые веками угнетали и эксплуатировали их,
ограничивали и задерживали их творческий вклад в обогащение сокровищницы
общемировой культуры.

Из этого следует
важный социально-философский вывод о том, что ликвидация эксплуатации,
угнетения одним народом других народов, ликвидация системы колониализма и
неоколониализма составляют главное социальное условие обеспечения равных
возможностей народов в создании богатств мировой культуры.

Культура и
личностна, индивидуальна, “штучна” и вместе с тем народна, массова. Субъект
культуры, т.е. тот, кто создает ее, многообразен – от единицы до
всеобщности. Действительно, это индивид (личность), группа (артистов и др.),
объединения, организации, институты, классы, этносы, нации, страны,
государства, региональные сообщества (европейская, латиноамериканская,
азиатская культура и т.п.), человечество в целом. Это все субъекты
культуры от единицы до супермассовости в виде народа, совокупности народов,
всего человечества. Культура выступает как единство конкретного и всеобщего,
объединяя творящих культуру индивидов в рамках человеческих сообществ. Поэтому
Э.В.Ильенков обозначил культуру как “всеобщее в человеке” [77].

Культура народна
не только в том смысле, что она действительно массовая, но и в том, что
воплощающие ее в своем талантливом, гениальном творчестве крупные, великие
индивидуальности народны по оригинальнейшему воплощению в своих деяниях
внутренних культурных потенций и чаяний народа. Таковой была творческая
деятельность А.С.Пушкина, Л.Н.Толстого и многих, многих других. Как верно
заметил Н.С.Злобин, культура выступает “как реализация совокупных творческих
сил общества, как концентрированное выражение активного начала в истории и в
этом смысле – как содержание исторического прогресса” [78].

Культура вписана
во всю социальную, общественную жизнь, ориентирована на умножение социально
справедливых отношений, на возрастание свободы человека. Ф.Энгельс верно
отметил, что “каждый шаг вперед на пути культуры был шагом к свободе” [1,
т. 20, с. 116]. Наоборот, откат от достижений культуры, нарастание
бескультурья, необразованности, невежества людей – это несомненный шаг к
их несвободе, их подчинению, порабощению. Именно от политики зависит во многом
определение движения культуры и общества в ту или иную сторону – подъема
или упадка, свободы или несвободы.

В соотношении
культуры и политики наглядно проявляется в последнее время острая общественная
проблема соотношения низов и верхов. Народ, народные массы, задействованные в
культуре, создающие ее, как и производящие экономический базис общества, это
для власти, для верхов означает “низы”. В своем ослеплении властители
часто забывают, что народ – не только историческая, но и вечная категория.
Народ бессмертен, ибо он и составляет объединенный субъект общества,
цивилизации, человечества. Только заблуждение и отрыв от реальности может
создать в воспаленном мозгу правителей, временных властителей, фактически
временщиков мысль, будто они на самом деле “верхи”. Узость, элитарность,
самоизоляция власти, оторванность ее от народа лишает ее самих основ для
существования, ибо власть – ничто без обращения на нужды, интересы,
заботы, чаяния масс населения, народа, людей, прежде всего занятых работой,
созданием экономических и культурных, материальных и духовных ценностей
общества. Тогда между низами и верхами, между народом и властью складывается
противостояние, противоположность. Они не только расходятся, но и оказываются в
антагонизме, который завершается отвержением народом такой антинародной,
верхушечной, политиканствующей власти.

Многокультурность
наций проявляется не только на общем межнациональном уровне, но и в
практической конкретике по месту работы и месту жительства, прежде всего в трудовых,
бытовых, оздоровительных и других коллективах. В повседневном трудовом и
бытовом общении наглядно вырабатываются традиции и принципы многокультурной и
многонациональной, интернациональной жизни.

Вообще надо
сказать, что деление наций в конкретной стране на коренные и некоренные,
титульные и нетитульные носит довольно условный характер и в национальном, и в
культурном отношениях. Ведь с этой точки зрения подавляющее большинство
проживающих в Северной и Южной Америке, в том числе прежде всего в США, следовало
бы считать некоренными жителями, некоренным населением, ибо первичное коренное
индейское и другое население Северной и Южной Америки было нещадно истреблено,
уничтожено в огромном количестве пришельцами из Европы, а остальные направлены
главным образом в резервации. Историческая практика показывает, что все нации и
национальные группы, проживающие на одной конкретной территории, фактически и
являются ее реальными жителями, обитателями, коренниками в том или ином
временнум и традиционном измерении.

Д.С.Лихачев,
говоря о культуре, писал, что “каждая национальная культура и каждый тип
культуры бесценны… На нашей планете издавна существовало несколько типов
культур: китайская, японская, буддийская, исламская,
европейско-христианская…”. Русская культура “уже по одному тому, что она
включает в свой состав культуры десятка других народов и издавна была связана с
соседними культурами Скандинавии, южных и западных славян, Германии, Италии,
народов Востока и Кавказа, – культура универсальная и терпимая к культурам
других народов… Русская культура распространяется на огромную территорию, в
нее включаются и Ленинград-Петербург, и Владивосток. Это культура единая” [79].

Культура
творится массами людей, народами, населяющими различные страны. Культура и национальна,
и интернациональна. И разова, и универсальна. Одним словом, это сложнейший
и тончайший феномен.

В интересной
книге “После “холодной войны” (совместное исследование)”, написанной японскими
авторами Ясухиро Накасонэ (бывший премьер-министр), Ясусукэ Мураками,
Сэйдзабуро Сато и Сусумо Нисибэ, отмечается: “Мы подчеркивали важности нации,
как культурного сообщества, в качестве места для выражения мнения, которое пока
иначе не существует. Национальные основы для выражения общественного мнения
существенно необходимы для подкрепления либерализма, являющегося опорой
демократических систем всех стран. Но для того чтобы существовало
взаимопонимание между различными нациями, нужна терпимость. Такую терпимость не
следует смешивать с ценностным релятивизмом, который и является объектом нашей
критики. Дело в том, что в отличие от ценностного релятивизма, отказывающегося
от дискуссионного поиска высших ценностей, терпимость ведет к установлению
определенного общего начала для множества ценностей и дает надежду на то, что
вскоре будет построено единое культурное сообщество” [80].

Культурное и все
духовное творчество носит массовый – народный, национальный и
интернациональный характер. В XX столетии оно переставало быть
монополией и привилегией лишь отдельных элитных гpynn, классов, стран и
народов. Трудящиеся на основе экономического прогресса и роста благосостояния
добились возможности включения в культуросозидающую деятельность. Этому
способствовал и рост общего образовательного и культурного уровня людей. От
пассивного восприятия зрелищ люди перешли к массовому, народному
художественному, культурному творчеству. Возврат ныне назад от собственного
культурного творчества к простому потреблению зрелищ – знак неслыханной
деградации, отката от цивилизации к примитивному потребительству и варварству.

Мировой опыт
показывает, что человечество, проходя определенные этапы и преодолевая
различные препятствия, движется в сторону все большего развития культурных и
просто человеческих связей. “Человечество, – писал А.В.Луначарский, –
идет неудержимо по пути интернационализации культур. Национальная основа,
разумеется, остается надолго, может быть, навсегда, но и интернационализм не
предполагает ведь уничтожение национальных мотивов и общечеловеческой симфонии,
а лишь их богатую и свободную гармонизацию” [81].

В культурном
творчестве и культурном созидании субъекты, начиная от личности и заканчивая
народом и человечеством, практически воплощают объективно-общественные
потребности наращивания общечеловеческого культурного прогресса, поступательного
развития и подъема человеческой цивилизации. Если труд – это главная
основа общественного и цивилизационного развития, то культурное творчество,
культурное созидание есть та высшая форма человеческой деятельности, которая и
формирует, создает конкретную цивилизацию и всеобщую человеческую цивилизацию.
А.В.Гулыга верно отмечал, что “только XX век начал решительно ломать
последние перегородки между культурами… Научно-техническая революция –
это эпоха универсализма… В выработке многообразия и единства
художественного языка и вкуса состоит главный критерий прогресса в искусстве”
[82].

Своей
цивилизаторской, цивилизационной деятельностью и ее результатами культура
возвышает и украшает страну, обогащает и развивает народ, облагораживает и
возвышает человека и все человечество.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ