3. Научно-техническая революция и целостное развитие человека :: vuzlib.su

3. Научно-техническая революция и целостное развитие человека :: vuzlib.su

19
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


3. Научно-техническая революция и целостное развитие человека

.

3.
Научно-техническая революция и целостное развитие человека

Вся вторая
половина XX века прошла под колоссальным воздействием научно-технической революции,
а затем и других научно-практических революций. Воздействие это было не только
на качественные, скачкообразные, революционные изменения в науке, технике,
технологии. Одновременно и на социальную сферу жизни общества, на все
культурные процессы.

И конечно –
на человека. Ведь человек как совокупный субъект, с одной стороны, был
творческим создателем целого длительного процесса научно-технических изменений,
научно-технической революции. С другой стороны, именно на человека, на
всех людей, особенно занятых в производстве, в материальной деятельности, в
технических и технологических процессах. Это рабочие, инженеры, техники,
служащие, обслуживающий персонал, члены семей этих работников. У них под
воздействием научно-технической революции кардинально изменились условия и
методы труда, темпы и качество работы, весь стиль трудовой и обыденной
повседневной жизни.

Каковы основные
линии взаимоотношения и взаимодействия НТР и человека в широком смысле слова?

Да, с одной
стороны, научно-техническая революция есть продукт человеческой деятельности,
дело его ума и рук, а с другой стороны, она приобретает объективный, как бы
внешний по отношению к человеку характер, и в определенных, прежде всего
частнособственнических социальных условиях превращается в отчужденный от
человека процесс, подчиняющий его ходу научно-технического развития, еще более
ограничивающий его свободу и делающий невозможным целостное развитие личности.

Мы выделяем три
основных направления воздействия научно-технической революции на среду человека
и его самого, на целостное и свободное развитие человека.

Во-первых,
научно-техническая революция интенсифицирует, “уплотняет” производственную и
общественную деятельность человека, делает ее более насыщенной, динамичной и
наряженной.

Во-вторых, она
существенно усложняет, многообразит производственную и всю общественную
деятельность человека. Причем это усложнение происходит во всех сферах
общественной жизни – экономической, социальной, политической, духовной,
где человек находится перед лицом все более сложных и многообразных функций, и
прежде всего в производственной сфере, которая сама становится более
усложненной, многофакторной. Приспособление к этой производственной
усложненности часто ведет к ограничению участия человека в других сферах
общественной жизни.

В-третьих, она
все более организует деятельность человека, все прочнее включает его в систему
управления и контроля, и делает его деятельность подчас “заорганизованной” и в
этом смысле “связанной”. Человек в таких условиях оказывается принадлежащим не
самому себе, а сложившемуся и приобретшему силу объективности механизму
проявления и развития научно-технической революции. Человеческая жизнь
приобретает черты своего рода извне осуществляемой “закодированности”.

Возникновение в
реальной жизни новых условий и новых требований к человеку характерно для всех
стран, где осуществляется научно-технический прогресс, правда, в разном объеме
и выражении в зависимости от социально-экономического строя. Однако в западных
странах многие исследователи не могут научно отграничить те новые условия и
требования, которые предъявляет сам научно-технический прогресс, от тех,
которые обусловлены капиталистической социальной средой, воздействующей на
научно-техническую революцию.

Прогрессивное
значение научно-технической революции проявилось в том, что именно она, как
более высокая ступень общественного производства, создала для человечества
возможность обеспечения материального благополучия больших масс людей, избавляя
их от забот о поддержании своего существования, позволила сосредоточить
внимание на других, более широких проблемах жизни. Именно поэтому с
60-х годов в разных регионах мира, и в социалистических и в развитых
капиталистических странах, усилилось внимание к проблемам “образа жизни” и
“качества жизни” людей, к человеческому общению.

Разностороннее
развитие общества – экономическое, социальное, политическое и
духовное – стало оцениваться по итоговому, целостному критерию –
прогрессу личности человека, его образа жизни и общения. Ведь образ жизни
человека есть суммарное выражение всего того, чего достигло общество в
результате своего материального и духовного развития и что оно смогло
предоставить человеку. Можно сказать, что впервые в столь массовом проявлении
целостное и свободное развитие человека обрело вполне реальный и конкретный
критерий – способ жизнедеятельности, образ жизни со всеми его чертами.

Но в то же время
научно-техническая революция, открывающая возможности для сосредоточения
внимания людей на проблемах сущностного самовыявления, обеспечения достойных
человека условий, образа жизни и общения, стала “мешать” людям углублять
общение, обогащать, совершенствовать и индивидуализировать свой образ жизни.
Ибо в их трудовую и общественную деятельность, в их быт и способ
жизнедеятельности она внесла напряженность, усложнение, “заорганизованность”,
своего рода “подчиненность” человека и его образа жизни “высшим требованиям”
научно-технического развития.

Возникло
реальное диалектическое противоречие. С одной стороны, научно-техническая
революция создала материальные возможности для полнокровной жизни людей, для
утверждения образа жизни, достойного человека, и тем самым для его целостного,
свободного развития. С другой стороны, она создала такие условия бытия,
жизнедеятельности человека, которые привели к упомянутым выше усложнениям,
напряженному и динамичному ритму, “заорганизованности”. Эти условия могут в
определенных социальных обстоятельствах затруднять жизнь людей, мешать
раскрытию всего многообразия и возможностей и стать препятствием для целостного
и свободного развития человека.

Как оценивалось
в западной философско-социальной литературе это противоречивое взаимоотношение
научно-технической революции и человека? И как с научных позиций следует
трактовать главные направления воздействия научно-технической революции на
целостное и свободное развитие человека?

При явно
выраженном технократическом подходе, характерном, например, для
западногерманского философа и социолога Х.Шельского, всемерно подчеркивается
полная зависимость человека в век научно-технической революции от развития
“технического”, его неизбежная подчиненность “имманентной логике вещей”.
В работах М.Хайдеггера техническая цивилизация трактуется как выявление
скрытых потенций самого бытия и утверждается, что человек обладает возможностью
(которую он может и не реализовать) обнаруживать техническое содержание всего
сущего [83].

Научно подходя к
оценке характера воздействия научно-технической революции на сущность человека,
мы можем сказать, что речь идет о двух взаимосвязанных вещах: во-первых, о сложившихся
в основном и продолжающих упрочиваться качественно новых условиях самовыявления
целостной и свободной сущности человека; во-вторых, о новой ступени и новом
качестве самого этого самовыявления целостного и свободного человека и тем
самым – об определенном изменении, обогащении самой сущности человека.

Философско-социальное
понятие целостности, всесторонности человека, его жизни охватывает две
взаимосвязанные стороны. Во-первых, человек есть одновременно и биологический и
социальный феномен, но определяющее значение в его развитии имеет социальная
сторона. Уже сама социально-биологическая природа человека делает необходимым
его сбалансированное, гармоничное, а потому целостное и физическое, и
социальное развитие. Во-вторых, не менее многообразен, сложен и в то же время
целостен человек и в своем собственно “социальном” начале. Он производящее,
общающееся, в целом деятельное существо.

Причем
деятельная, деятельностная сущность человека включает: 1) производство
средств к жизни, труд (как обязанность и потребность, наслаждение), творческое
созидание; 2) практическо-преобразующую общественную деятельность;
3) идейную устремленность, ценностную ориентацию, жизненную позицию;
4) познание себя и окружающей действительности; 5) человеческие,
межличностные отношения, общение (включая дружбу, любовь). Характер и форма
проявления деятельной сушности человека зависят от его способа
жизнедеятельности, образа жизни.

Важно иметь в
виду, что сущность человека обращена и “вовне” и “внутрь”, на самого человека,
проявляясь как его деятельно-самовыявляющаяся сущность. При этом
удовлетворенность деятельностью как процессом и ее результатами оценивается
человеком не столько с точки зрения самих деятельных начал, сколько прежде
всего с точки зрения степени самовыявления конкретного деятельно-сущностного
“Я”. Тем самым целостная сущность человека выступает в
многосторонне-деятельно-самовыявляющемся виде.

Понятно, что
целостный человек, рассматриваемый обобщенно, абстрактно, с точки зрения его
сущностных характеристик, не всегда и не везде в столь полной форме проявляется
в конкретных людях, индивидах. Отсюда возникает задача “довести” развитие
каждого конкретного индивида до его целостного сущностного самовыражения.
Главным здесь является формирование богатых потребностей и интересов людей и их
удовлетворение. Наличие ограниченных потребностей, например только
“экономического” человека и узкопотребительских радостей, делает такого
индивида отнюдь не целостным, а, наоборот, однобоким, примитивным, хотя сам он
может испытывать удовлетворение жизнью, что нередко бывает на практике.
Наоборот, индивид с широкими потребностями и интересами, действительно
стремящийся к всестороннему самовыражению, может (что часто и наблюдается в
практике) испытывать неудовлетворенность от неполноты этого самораскрытия, от
еще недостаточного проявления себя в разносторонних действиях.

В целом
историческая тенденция выражается в том, что все большее количество людей
проявляет себя в свойственном человеку целостно-сущностном виде.

Реальная
философская проблема для человека заключается не в подчинении техническому
идолу, “имманентной логике вещей”, как заявлял Х.Шельский, и не в
проблематичном обнаружении скрытой онтологической технической сущности бытия,
как уверял М.Хайдеггер. Эта проблема может и должна решаться только на путях
перехода человека на качественно новую ступень выявления его целостной и
свободной сущности.

Что это означает
и как этого добиться, как это можно осуществить?

По нашему
мнению, это означает, что в условиях научно-технической и других
научно-практических революций, развивающихся в определенной социальной среде,
человек получает наиболее адекватную возможность всестороннего и свободного
самовыявления, но при условии, что само это выявление его целостной и свободной
сущности поднимается на соответствующую изменившейся окружающей среде новую
ступень, приобретает качественно новые черты. Эта новая ступень и новые черты
уже находят выражение во все более интенсивном, напряженном, динамичном,
усложненном, многофункциональном, организованном, управляемом и самоуправляемом
выявлении целостного и свободного человека. Конечно, при условии, что эти черты
проявляются в рационально-обоснованном, разумном виде (например, именно деловая
и жизнедеятельная организованность, а не “заорганизованность”).

К.Маркс писал,
что в обществах, предшествующих коммунистическому, “богатство принимает вещную
форму, будь это вещь или отношение, опосредствованное вещью, находящейся вне
индивида и являющейся случайной для него… На самом же деле, если отбросить
ограниченную буржуазную форму, чем же иным является богатство, как не
универсальностью потребностей, способностей, средств потребления,
производительных сил и т.д. индивидов, созданной универсальным обменом?
Чем иным является богатство, как не полным развитием господства человека над
силами природы, т.е. как над силами так называемой “природы”, так и над силами
его собственной природы? Чем иным является богатство, как не абсолютным
выявлением творческих дарований человека, без каких-либо других предпосылок,
кроме предшествовавшего исторического развития, делающего самоцелью эту
целостность развития, т.е. развития всех человеческих сил как таковых,
безотносительно к какому бы то ни было заранее установленному масштабу. Человек
здесь не воспроизводит себя в какой-либо одной только определенности, а
производит себя во всей своей целостности, он не стремится оставаться чем-то
окончательно установившимся, а находится в абсолютном движении становления” [1,
т. 46, ч. 1, с. 475-476]. По словам К.Маркса, это есть “полное
выявление внутренней сущности человека…” [там же, с. 476].

Новую ступень
сущностного самовыявления человека следует рассматривать как новую ступень
развития культуры человека, имея в виду, с одной стороны, что сама
научно-техническая революция есть часть духовной жизни общества, культуры,
рассматриваемой в широком смысле слова как совокупность материальной и духовной
культуры (другой ее частью является литература и искусство), а с другой
стороны, что научно-техническая революция как выражение определенной ступени
развития производства необходимо должна дополняться и “уравновешиваться” новой
ступенью революции в культуре, рассматриваемой в узком смысле слова как
духовная культура, духовно-творческое развитие человека.

Речь идет,
следовательно, о гармоническом воплощении в человеке XX и XXI века
достижений в технической, научно-технической и культурной областях. Целостность
человека на новой ступени выявления его сущности (как измененной, обогащенной
сущности) необходимо должна проявляться в подъеме его на новый уровень
культуры, что означает и восприятие научно-технической революции как новой
научно-технической культуры и все более глубокое, повышающееся (а не
ослабляющееся) освоение культуры собственно духовной, культуры как
художественного творчества. Это есть объединение на новом качественном уровне
культуры творческо-производственной жизни человека (материальной культуры в
виде культуры научно-технической революции) и культуры духовной, культуры
творческо-душевной жизни человека.

Рассматриваемая
проблема соотношения научно-технической революции и человека должна решаться не
путем приспособления “старого” человека к новой производственно-общественной
среде (что ведет на Западе к пессимистическому фатализму или мистическому
гносеологизму), а путем выявления человеком в новой
производственно-общественной среде своей целостной и свободной сущности разумно
организованными и научно обоснованными новыми методами, новыми способами и,
следовательно, в своем новом качестве.

Возникшее
противоречие между новой средой, сформированной научно-технической революцией,
и “старым” человеком может быть успешно разрешено и действительно разрешается в
процессе подъема человека на новый уровень целостного выявления, на новую
ступень культуры и тем самым – путем обогащения, новации его человеческой
сущности.

Всестороннее
развитие человека начинается, несомненно, с главной стороны человеческой
деятельности – с трудовой, созидательно-творческой. Именно в ней наиболее
полно проявляется его внутренняя сущность. В этой связи весьма сомнительна
изображаемая некоторыми футурологами перспектива такого “облегчения” труда
человека в результате достижений научно-технической революции, когда человек
будет только наблюдать за машинами, “нажимать на кнопки” и т.п. Труд
приносит человеку радость и даже своей определенной напряженностью, так как он
ставит перед человеком довольно сложные умственно-физические задачи, которые он
с удовольствием решает и тем самым утверждает себя. Разве можно считать
идеальной такую ситуацию, когда человек не сможет раскрывать свои возможности в
главном виде деятельности – в труде, в созидательном творчестве, ибо будет
фактически освобожден от них?

Думается, что в
условиях научно-технического прогресса свои разносторонние умственно-физические
способности люди должны проявлять прежде всего в труде, причем труде сложном и
разнообразном, требующем сочетания умственного и физического напряжения,
интеллектуального творчества, приносящем в результате действительное
удовлетворение и радость. Таким образом, перед социальной политикой в отношении
направления научно-технического прогресса и характера его воздействия на
область труда стоят весьма важные задачи.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ