34. Пcuxocmacua. :: vuzlib.su

34. Пcuxocmacua. :: vuzlib.su

4
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


34. Пcuxocmacua.

.

34. Пcuxocmacua.

Пожирание здесь превратилось в нечто ужасное и
отвратительное. Но это не все. Оно превратилось в наказание, т. е. всему мотиву
придан моральный оттенок. Пожиранию (если оно происходило, но обычно оно
избегалось) предшествовал суд, и эта деталь также сохранена сказкой. «Те,
кто были осуждены на судилище, непосредственно отдавались на растерзание
Пожирателю Мертвых и переставали существовать», — говорит Бадж (Budge
1922, 21). Казалось бы, что между боем с чудовищем и судом, предшествовавшим
пожиранию, есть противоречие. Но такие противоречия мало останавливают
египетское мышление. Суд и судилище есть новое явление. По Морэ, оно
встречается, начиная с VI династии (Морэ 140), бой — более древнее, и эти два
представления мирно сосуществуют. «Пожиратель мертвых» иногда
описывается как гибридное существо, которое спереди есть крокодил, сзади —
гиппопотам, в середине — лев. Часто также он изображается собакой. Суд состоял
в том, что на весах взвешивали сердце новопреставленного. На одной чаше лежало
сердце усопшего, т. е. его совесть, легкая или обремененная грехами. На другую
ставили правду в виде статуэтки богини Маит или пера, иероглифа богини. Отсюда
видно, что опускание чаши сердца означало смерть, поднимание чаши или
равновесие означало оправдание.

Мы имеем одну-единственную русскую сказку, сохранившую
взвешивание душ или психостасию. Это — «Ведьма и Солнцева сестра»
(Аф. 93). Здесь у Ивана рождается сестра-ведьма, которая всех пожирает. Он
бежит от нее к «Солнцевой сестре». «В то самое время подскакал
Иван-царевич к теремам Солнцевой сестрицы и закричал: «Солнце! Солнце!
Отвори оконце!» Солнцева сестрица отворила окно, и царевич вскочил в него
вместе с конем. Ведьма стала просить, чтоб ей выдали брата головою;

Солнцева сестра ее не послушала и не выдала. Тогда говорит
ведьма: «Пусть Иван-царевич идет со мной на весы, кто кого перевесит. Если
я перевешу — так я его съем, а если он перевесит — пусть меня убьет».
Пошли; сперва сел на весы Иван-царевич, а потом и ведьма полезла: только
ступила ногой, так Ивана-царевича вверх и подбросило, да с такой силой, что он
прямо попал на небо, к Солнцевой сестре в терема; а ведьма-змея осталась на
земле».

Здесь сохранено даже представление, что легкий вес дает победу,
а тяжелый приводит к пожранью. Сохранено также, что царство, в которое попадает
герой, есть царство солнца. Выветрилось только то, что все эти события
происходят с умершим до его принятия в царство солнца.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ