Глава 9. ИНДУСТ-РЕАЛЬНОСТЬ :: vuzlib.su

Глава 9. ИНДУСТ-РЕАЛЬНОСТЬ :: vuzlib.su

49
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава 9. ИНДУСТ-РЕАЛЬНОСТЬ

.

Глава 9. ИНДУСТ-РЕАЛЬНОСТЬ

Когда цивилизация Второй волны простерла по планете свои
щупальца, преобразуя все, с чем она вступала в контакт, это относилось не
только к технологии или торговле. Сокрушая цивилизацию Первой волны, Вторая
волна создала не просто новую реальность для миллионов людей, но и новое
понимание действительности.

Сталкиваясь в тысячах мест с ценностями, идеями, мифами и
этикой аграрного общества, Вторая волна повлекла за собой новые понятия о
Боге… справедливости… любви… власти… красоте. Она способствовала
появлению новых идей, целей и аналогий, ниспровергала и вытесняла старые
представления о времени, пространстве, материи и причинности. Возникла
впечатляющая и понятная картина мира, которая не только объясняла, но и
оправдывала реальность Второй волны. Эта картина мира индустриального общества
не имела названия. Ее следует назвать «индуст-реальность».

Индуст-реальность была сводчатой конфигурацией идей и
представлений, с помощью которых дети индустриализма были обучены понимать свой
мир. Это была кипа предпосылок, используемых цивилизацией Второй волны, ее
учеными, деловыми людьми, государственными деятелями, философами и
пропагандистами.

Были, конечно, и несогласные, оспаривающие господствующие
идеи индуст-реальности, но мы ведем здесь речь не о боковых ответвлениях, а о
главном направлении философии Второй волны. На первый взгляд казалось, что
главного направления вообще не существует. Вернее, видны были два столкнувшихся
сильных идеологических течения. К середине XIX столетия всякая
индустриализованная страна имела свои отчетливо обозначившиеся левое крыло и
правое, сторонников индивидуализма и свободного предпринимательства, защитников
коллективизма и социализма.

Эта борьба идеологий, вначале происходившая в
индустриализированных странах, вскоре распространилась по всему миру. После
русской революции 1917 г. и создания руководимой из центра и работающей на весь
мир пропагандистской машины идеологическая борьба становилась все более
интенсивной. И к концу второй мировой войны, когда Соединенные Штаты и
Советский Союз пытались реинтегрировать мировой рынок или большую его часть в
своих интересах, каждая сторона расходовала огромные суммы на распространение
своих доктрин среди неиндустриальных наций.

На одной стороне были тоталитарные режимы, на другой — так
называемые либеральные демократии. Орудия и бомбы находились в состоянии боевой
готовности, чтобы вступить в дело, когда логические аргументы окажутся
исчерпанными. Пожалуй, со времен столкновения католицизма и протестантизма в
эпоху Реформации не было столь яростного противостояния двух идеологических
лагерей.

В пылу этой пропагандистской войны осталось незамеченным,
что, хотя столкнувшиеся стороны представляли разные идеологии, обе они по существу
имели одинаковую суперидеологию. Их экономические программы и политические
догматы были в корне различными, но многие из их отправных положений выглядели
схожими. Подобно тому как протестантские и като-

[176]

лические миссионеры по-разному трактовали Библию и все же
проповедовали одну веру в Христа, так и марксисты и антимарксисты, капиталисты
и антикапиталисты, американцы и русские продвигались дальше в Африку, Азию и
Латинскую Америку — неиндустриальные регионы мира, — неся одинаковый набор
основополагающих предпосылок. И те и другие проповедовали превосходство
индустриализма перед всеми другими цивилизациями. И те и другие были страстными
поборниками индуст-реальности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ