Податливость времени :: vuzlib.su

Податливость времени :: vuzlib.su

49
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Податливость времени

.

Податливость времени

В одной из предыдущих глав мы рассматривали, как
распространение индустриализма зависело от синхронизации человеческого
поведения и ритма машины. Синхронизация являлась одним из ведущих принципов
цивилизации Второй волны, и всюду люди эпохи индустриализма участвовали в гонке
за временем, желая не отстать, мельком нервно поглядывали на часы.

Чтобы осознать время и добиться синхронизации, люди должны
были изменить свои представления о времени, мысленный образ времени. А для
этого была необходима «податливость времени».

Земледельческие народы, которым нужно было знать, когда сажать
и когда собирать урожай, с замечательной точностью разработали систему
измерения длинных промежутков времени. Поскольку им не требовалась строгая
синхронизация труда, крестьяне редко определяли точные единицы для измерения
коротких промежутков. Они обычно делили время не на неизменные единицы,
подобные часам и минутам, а на неопределенные, неточные отрезки, исходя из
количества времени, необходимого для выполнения какого-либо будничного дела. От
фермера можно было услышать определение «время дойки одной коровы».
На Мадагаскаре получила распространение единица времени, названная «варка
риса», минута же обозначалась — «жарка одной саранчи». Англичане
упоминали об «отче наш», т. е. времени, требующемся для чтения
молитвы.

Таким образом, поскольку обмен между общинами или селениями
был незначителен, а для работы этого не требовалось, единицы, запечатлевшие
мысленный образ времени, менялись от места к месту и от сезона к сезону.
Например, в средневековой Северной Европе световой день был поделен на равные
часы. Но так как продолжительность дня постоянно менялась, один «час»
в декабре был короче, чем «час» в марте или июне(5).

Вместо неопределенного промежутка «отче наш»
индустриальным обществам нужны были очень точные единицы, вроде часа, минуты
или секунды. И эти единицы должны были быть стандартными и не меняться в
зависимости от времени года или места.

Сейчас весь мир четко поделен на временные пояса.

Мы говорим о «стандарте» времени. Летчики на всем
земном шаре соотносятся со временем «зулу», т. е. средним временем по
Гринвичу. По международному соглашению Гринвич в Англии стал точкой всемирного
времени, от которой ведется остальной отсчет. Периодически, действуя
одновременно и словно подчиняясь чьей-то единой воле, миллионы людей ставят
свои часы на час вперед или назад, и что бы ни говорило нам наше внутреннее
чувство о том, что время тянется медленно или же, напротив, быстро пролетает,
один час теперь — это равнозначный, стандартизированный час(6).

Цивилизация Второй волны не просто поделила время на более точные
и стандартные части. Она разместила эти части в прямую бесконечную линию,
которая протянулась назад, в прошлое и вперед — в будущее.

В самом деле, представление о линейности времени так глубоко
укоренилось в нашем мышлении, что большинству из нас, выросших в обществах
Второй волны, трудно представить себе какую-либо альтернативу. Однако во многих
доиндустриальных обществах и некоторых обществах Первой волны даже сегодня
воспринимают время в форме круга, а не прямой линии. У майя, буддистов и индусов
время было круговым и вечно повторяющимся, история повторялась нескончаемо, и
даже жизни могли повторяться через реинкарнацию.

Идея о том, что время подобно большому кругу, отразилась в
индуистском понятии калъпы, мирового периода продолжительностью в четыре тысячи
миллионов лет или один день Брахмы, начинавшийся с создания и заканчивавшийся
исчезновением, с тем чтобы возродиться вновь(7). Понятие о круговом времени
встречается у Платона и Аристотеля, один из учеников которого — Эудемус —
описывал себя проживавшим тот же самый момент снова и снова, как в
кругообороте. То же утверждал и Пифагор. В книге «Время и восточный
человек» Джозеф Нидхэм писал: «Для индо-эллина… время циклично и
вечно». Поскольку в Китае преобладало представление о линейном времени, Нидхэм
отмечал: «Конечно же, циклическое время было известно среди ранних
философов даосизма»(8).

Также и в Европе до начала индустриализации существовала
такая альтернативная концепция времени. «На протяжении всего
средневекового периода, — писал математик Г. Д. Уитроу, — циклическая и
линейная концепции времени находились в столкновении. Линейное понятие
подпитывали владельцы частных торговых предприятий и рост денежной экономики.
До тех пор пока власть была сконцентрирована в земельных владениях, время ощущалось
в изобилии и было связано с неизменным циклом земледелия»(9).

Когда Вторая волна набрала силу, стародавний конфликт был
улажен: линейное время одержало верх. Эта идея стала доминирующей во всех
индустриальных обществах. На Востоке и на Западе время начали рассматривать как
прямой путь, простиравшийся из далекого прошлого через настоящее к будущему, и
подобная концепция, чуждая миллиардам людей, которые жили до индустриальной
цивилизации, стала базисной для экономического, научного и политического планирования,
будь то в исполнительных органах IBM, Японского агентства экономического
планирования (Japanese Economic Planning Agency) или же в советской академии.

Линейное время — необходимая предпосылка для индуст-реальных
воззрений на эволюцию и прогресс. Такая концепция подтверждала возможность
поступательного движения. Ведь если время циркулярно, а не линейно, если
события движутся по кругу, а не вперед, то это наводит на мысль, что история
повторяется, а эволюция и прогресс — всего лишь тени на стене времени.

Синхронизация. Стандартизация. Линейность. Эти понятия
перевернули укоренившиеся представления и заставили простых людей совсем
по-иному обращаться со временем в повседневной жизни. Но если время подверглось
преобразованиям, то же должно было произойти и с пространством, чтобы и оно
соответствовало новой индуст-реальности.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ