§ 6. Улыбка и конфликт культур :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

§ 6. Улыбка и конфликт культур

.

§ 6. Улыбка и конфликт культур

Она улыбается редко,

Ей некогда лясы точить.

Н. А. Некрасов. «Мороз, Красный нос».

Одна из странных особенностей представителей русской культуры в гла­зах Запада — это мрачность, неприветливость, отсутствие улыбки. В наше время, когда международные контакты становятся все более мас­совыми и интенсивными (обе стороны наверстывают упущенное за де­сятилетия изоляции), проблема улыбки неожиданно встала особенно остро.

Русские не улыбаются (а отсюда уже — «мрачные дикари», агрес­сивные от природы и тому подобный вздор), they are an unsmiling nation [они неулыбающаяся нация] и поэтому нужно быть с ними настороже: от этих мрачных типов можно ожидать чего угодно. Как это ни смешно Для русских, но фурор, произведенный М. С. Горбачевым в Англии в де­кабре 1984 года, с которого началось его «триумфальное шествие» в западном мире, был вызван, в частности, приятным сюрпризом — улы­бающимся советским правителем высокого ранга.

Вот как это описывается в американском научном труде «„Red Star Rising": The Coverage of Mikhail Gorbachev by U.S. network television, 1984-86». Раздел об освещении визита Горбачева в Англию западными средствами массовой информации имеет в нем весьма многозначитель­ное название: «Entera Bear Smiling [Явление Медведя улыбающегося]». Форма сценической ремарки, не изменившаяся со времен Шекспира, подчеркивает, что на международной арене появляется новое лицо.

A Bear — стереотипный образ России на Западе: медведь. «Русский Мед­ведь улыбающийся» — это почти оксюморон, сочетание взаимоисклю­чающих понятий. Инверсия (Bear Smiling) — нарочитая аналогия с на­учными терминами, обозначающими биологический вид. Журналисты и политики западного мира были потрясены и захлебывались от вос­торга: новый стиль, новый тип советского политического лидера, ради­кальные перемены в руководстве СССР. Улыбающийся Горбачев, улыба­ющаяся его жена Раиса:

«Hursts report next moved into a more detailed discussion of the new-style Soviet:

Gorbachev [sic] is not from the mold that gave the world generation after generation of stodgy, dour So­viet leaders... Gorbachev is a boun­cy man, quick with a smile and self-assured, apparently confident of his position.

The NBC report accompanied these words with film of a smiling, jovial Gorbachev, taken as Gorbachev posed for cameras while arriving for his visit with the British Foreign Secretary... The presence of a Soviet leader's wife, particularly a young and pleasant looking one, reinforced the idea that leadership in the Soviet Union was undergoing a change» 58.

Однако одной улыбки было мало, чтобы рассеять подозрения запад­ного мира:

Потом в репортаже Хёрста шли подробные рассуждения о советских людях нового типа:

Горбачев отлит не из той формы, что поколение за поколением давала миру грузных, угрюмых советских лидеров... Горбачев — подвижный человек, всегда готовый улыбнуться, уверенный в себе, уверенный в своем положении.

В репортаже NBC этот текст сопровождался пленкой, показывающей улыбающегося, радостного Горбачева, снятого, когда он позировал пе­ред камерами, прибыв на встречу с министром иностранных дел Вели­кобритании... Присутствие в кадре жены советского лидера, особенно такой молодой и симпатичной, усиливало впечатление, что руковод­ство Советского Союза заметно меняется.

«Hurst's report finished with the conclusion that there was unlikely to be a change in substance despite Gorbachev's change in style from previous leaders: Gorbachev [sic] may turn out to be the smiling messenger with words in the West no­body wants to hear, words that impose, in Washington's view, unacceptable preconditions on arms talks, talks already stalled for more than a year» 59.

Газеты, радио, телевидение, политики и политологи бурно обсужда­ли улыбку русского медведя: «In a two minute report on December 17,

Fenton explained that Gorbachev had opened a diplomatic offensive in Britain against Star Wars that seemed to be working:

„Enter a bear smiling". That's how The London Times describes Gorbachev's visit to Britain. But the big question is why is he smiling. He won over the British press, which is something to smile about. He won over Britain's „Iron Lady", which is certainly something to smile

about... And he seems to be exploit-Ing a potential division in the West­ern alliance, and that is something to make him smile all the way back to the Kremlin.

The pictures backed up the text. Gorbachev appeared in six shots in Fenton's report and he was smiling broadly in five of them (in the sixth, he was merely listening to someone else). As Fenton started his report, for instance, viewers saw „the Bear", Gorbachev, enter a room, take off his coat and warmly greet Foreign Secretary Howe — these were the same pic­tures of the smiling confident Gorbachev that NBC used. The report then alternated between the smiling Gorbachev, the smiling Thatcher, and the news media, which the text declared Gorbachev „charmed". The images, regardless of text, seemed to present a reason to like this smiling visi­tor» 60.

Репортаж Хёрста заканчивался выводом о том, что существенные изменения вряд ли последуют, несмотря на то, что по своим манерам Горбачев значительно отличался от предыдущих лидеров: Горбачев может оказаться улыбающимся посланником, доносящим слова, которые никто на Западе услышать не хочет, слова, при помощи которых, по мнению Белого Дома, навязываются предварительные условия переговоров на военные темы, переговоров, тянувшихся уже больше года.

В двухминутном репортаже 17 декабря Фентон объяснил, что Горбачев начал в Великобритании дипломатическую атаку против «звездных войн», которая, похоже, оказалась эффективной: «Явление Медведя улыбающегося». Так газета «London Times» харак­теризует визит Горбачева в Великобританию. Главный вопрос — поче­му это он улыбается. Он завоевал расположение британской Желез­ной Леди, что само по себе уже дает повод улыбаться... К тому же он, кажется, использует возможное разделение e Западном союзе, а это повод улыбаться всю обратную дорогу до самого Кремля. Текст сопровождали фотографии. В репортаже Фентона Горбачев зас­нят на шести кадрах, на пяти из них он широко улыбается (на шестом просто слушает кого-то). В начале репортажа Фентона зрители увиде­ли, как «Медведь», Горбачев, входит в комнату, снимает пальто и тепло приветствует министра иностранных дел Хоу — те же кадры с изобра­жением улыбающегося, уверенного Горбачева, что использовала теле­компания NBC. Затем в материале речь идет то об улыбающемся Горба-

чеве, то об улыбающейся Тэтчер, то о средствах массовой информации, которые в тексте названы очарованными Горбачевым. Одни фотогра­фии, независимо от текста, уже давали повод полюбить этого улыбаю­щегося гостя.

Итак, претензия Запада к «загадочной русской душе»: почему не улы­баются? Тысячи иностранных туристов, особенно из англоязычных стран, уезжая из России и восторженно отзываясь об увиденном, сетуют в кон­це: но только почему люди на улице такие мрачные, почему не улыба­ются?

Наоборот, русские люди, попав в англоязычный мир, недоумевают по поводу улыбок. Когда меня, счастливицу, вернувшуюся из стажиров­ки в Лондонском университете по линии Британского Совета, коллеги спросили, что же меня поразило больше всего, я ответила сразу: «Они улыбаются. Везде: на улице, в поликлинике, у лифта, абсолютно повсю­ду улыбаются совершенно незнакомым людям». Такая реакция была тем более удивительна, что это было в 1973 году, когда культурная пропасть между советским миром и «миром кап. стран», как мы тогда выража­лись, была бездонной. И все-таки в «самое поразительное» попали не головокружительное изобилие продуктов, товаров, книг, не чудеса тех­ники, сервиса, удобств и не многое другое, от чего у меня несколько месяцев был культурный шок, а улыбка.

25 лет спустя, в 1998 году, совершенно другое поколение России — юные студенты МГУ писали в своих сочинениях об американской куль­туре: «Another example is how often people smile for no reason; that seemed pretty weird to me [Еще пример — люди часто улыбаются без повода; это мне показалось довольно странным]» (Дмитрий Акопов, студент факультета иностранных языков МГУ).

Итак, они огорчены, возмущены, шокированы (нужное подчеркнуть) тем, что мы не улыбаемся; мы с удивлением отмечаем, что они улыбают­ся всем, всегда и везде. Решение этой «загадки» очень простое и лежит на поверхности: это типичнейший пример конфликта культур.

В западном мире вообще и в англоязычном в особенности улыбка — это знак культуры (культуры, разумеется, в этнографическом смысле Слова), это традиция, обычай: растянуть губы в соответствующее положение, чтобы показать, что у вас нет агрессивных намерений, вы не со­бираетесь ни ограбить, ни убить. Это способ формальной демонстрации окружающим своей принадлежности к данной культуре, к данному обществу. Способ очень приятный, особенно для представителей тех культур, в которых улыбка — это выражение естественного искреннего расположения, симпатии, хорошего отношения, как в России.

Вот и все. Это совершенно разные улыбки в разных культурах. В за­падном мире улыбка одновременно и формальный знак культуры, не имеющий ничего общего с искренним расположением к тому, кому ты улыбаешься, и, разумеется, как и у всего человечества, биологическая реакция на положительные эмоции; у русских — только последнее. И не надо по этому поводу ни волноваться, ни пожимать плечами, ни по­дозревать в кознях — все нормально, все естественно: в одной культу­ре — так, в другой — иначе.

В картине американского мира у русских студентов слово smite [улыб­ка] прочно занимает самые частотные места. Знаменитая американс­кая улыбка вызывает разную реакцию у русских: одни восхищаются при­ветливостью (принимая ее за естественную положительную реакцию), другие недоумевают, третьи не одобряют и относятся подозрительно.

Свидетельство русского языка: словосочетания дежурная улыбка, вежливая улыбка имеют отрицательные коннотации: дежурная — зна­чит, по обязанности, вежливая — значит, не от души. Сатирик Михаил Задорнов назвал американскую улыбку хронической. Комментарии из­лишни: хронической в русском языке бывает только болезнь.

Один наш преподаватель-англичанин от Британского Совета сказал по поводу американской улыбки: «В Америке дантисты очень дорогие, поэтому американцы улыбаются, чтобы показать, что у них достаточно денег для ухода за зубами. Это способ продемонстрировать свое фи­нансовое благополучие».

Другой, прожив в Москве год, удивил нас своим откровением: «А мне нравятся ваши продавщицы. Они естественные. В конце дня, когда они устали от тяжелой работы и уже ненавидят всех покупателей, у них это открыто написано на лице. А наши стоят с фальшивой приклеенной улыбкой, а в душе — такая же ненависть, как у ваших».

В западной культуре улыбка — обязательный компонент обслужи­вания. В Чейз Манхэттен бэнк висит объявление: если наш оператор Вам не улыбнулся, заявите об этом швейцару, он Вам выдаст доллар (из материалов проф. И. А. Стернина, Воронежский университет).

На фотографиях в прессе американские деятели улыбаются счаст­ливой белозубой американской улыбкой. В культуре Америки улыбка также и социальный признак преуспевания. Если вы выдвинули свою кандидатуру на любой общественный пост, вы должны улыбаться на всех фотографиях, чтобы будущие избиратели видели: у этого человека все в порядке, у него есть деньги, успех, спокойная совесть, он улыбается, он доволен, ему можно довериться. Автоматизм американской улыбки настолько велик, что жена президента Хилари Клинтон улыбается фо­тографам даже на траурной церемонии похорон принцессы Дианы.

Keep smiling — девиз американского образа жизни: «что бы ни слу­чилось — улыбайся». Этот призыв учит: не сдавайся, не поддавайся ударам судьбы, не показывай людям, что у тебя что-то не в полном порядке, не подавай виду — улыбайся, keep smiling. Напускной оптимизм в любой ситуации (don't worry, be happy! keep smiling! [не беспокойся, радуйся! улыбайся!]) — вот та черта американского национального харак­тера, которая официально одобрена и внедряет­ся всеми средствами, в том числе и языковыми.

Американская улыбка играет важную роль в идеологической пропаганде, навязчиво внушаю­щей мысль жителям США (особенно «новеньким», то есть недавно иммигрировавшим) о том, какое это счастье, удача и привилегия — быть гражда­нином этой страны (см.: ч. II, гл. 2, § 2). Показа­тельна в этом отношении приписка, которой аме­риканские коллеги сопроводили вырезку из газеты со статьей о секре­тах счастья: «From this article you can see how we Americans are „brainwashed" into the smile and being happy [Из этой статьи вы узнае­те, как нам, американцам, промывают мозги, чтобы мы улыбались и были счастливы]».

У русских совершенно другой менталитет, другие традиции, другая жизнь, другая культура — в этом вопросе все прямо противоположное. Чем выше общественная позиция человека, тем серьезнее должен быть его имидж. Если вы претендуете на высокий пост, вы должны показать будущим избирателям, что вы человек основательный, серьезный, ум­ный и, следовательно, сознающий, какое сложное дело вам предстоит, какие серьезные проблемы придется решать. Улыбка в такой ситуации неуместна, она только покажет, что человек легкомыслен, не сознает ответственности своего дела и поэтому довериться ему нельзя.

Из материалов профессора И. А. Стернина: «Американке в Петер­бурге старушка сказала: „Чего ты лыбишься?" Призыв Карнеги „Улы­байтесь" приводит к реплике: „Чему улыбаться-то? Денег не платят, вокруг проблемы, а вы — улыбайтесь". Обращает на себя внимание упот­ребление местоимения чему: русское сознание не воспринимает улыб­ку как адресованную кому, как бы не видит в ней коммуникативного смысла, воспринимая ее как отражательный, симптоматический сигнал настроения — благополучия».

Кстати, портреты и фотографии американских президентов показы­вают, что улыбка как обязательный атрибут, символизирующий процве­тание и успех политического деятеля, появилась относительно недав­но, в середине XX века. На официальных фотографиях улыбаются пре­зиденты от Рузвельта (тридцать второй, 1933-1945) до Клинтона (со­рок второй, с 1993 года до настоящего времени). Предшествующий 31 президент — от Вашингтона до Гувера — в мрачной серьезности не уступают русским политическим деятелям. Исключение составляет То­мас Джеферсон (третий президент, 1801-1809), на лице которого вид­но некоторое подобие улыбки.

Сейчас, в новых условиях постоянных контактов, в том числе и дело­вых, проблема улыбки осложнилась. А. В. Павловская пишет по этому поводу в «Путеводителе для деловых людей»: «Поведение русских в общественных местах и на улице также требует особого пояснения. Часто пишут об особой „мрачности" русских, связанной с определен­ной традицией поведения. Причина здесь не в особенностях характера русских, а в особенностях их поведения. В России не принято улыбать­ся посторонним. В лучшем случае, это воспринимается как проявление глупости, но улыбка незнакомому человеку в определенной ситуации, в темном подъезде, например, может стать и опасной. В русском языке есть поговорка: „Смех без причины — признак дурачины". Когда в Рос­сии открывался первый Макдональдс, его русских сотрудников учили постоянно улыбаться клиентам, что вызывало большое количество слож­ностей, ибо, как сказал один из молодых сотрудников, „люди подумают, что мы полные дураки". Серьезное, сосредоточенное выражение лица русских на улице — не признак их особой мрачности, а лишь традиция, считающая улыбку чем-то сокровенным и предназначенным близкому и приятному человеку» 61.

Традиция эта имеет глубокие корни. Улыбка и смех — только в ми­нуты радости, отдыха, легкости души. Во всех остальных случаях это глупость. Мудрое слово Древней Руси учит:

Сын мой, среди людей находясь, к ним подходя — не смейся: ибо в смехе рождается глупость, из глупости — ссора, а в ссоре — свара и драка, в драке же смерть, а в убийстве и грехи свершаются («Повесть об Акире Премудром», XII в.);

Светлой улыбкой легко показать душевную радость... Ибо когда веселится сердце, расцветает лицо (Св. Василий);

Кто хочет смеяться вместе с детьми, укоризну и поношение на себя навлечет («Мудрость Менандра Мудрого», XIV в.);

Смехи да хихи вводят в грехи;

Велик смех, не мал и грех (из пословиц XVIII в., Мосхион) 62.

В словаре В. И. Даля глагол улыбаться определяется как 'ухмылять­ся', 'смеяться молча, про себя', 'показывать выражением уст и лица расположение ко смеху'. В качестве иллюстративной фразеологии при­водятся примеры: Где грех, там и смех; Набьет и улыбка оскомину; Сме­хом сыт не будешь; Смех до добра не доводит.

На этом культурном фоне понятна реакция сотрудников Макдональ­дса: «люди подумают, что мы полные дураки». Действительно, с какой стати улыбаться незнакомым людям?!

В популярных нынче инструкциях, как нужно себя вести «для благо­приятного имиджа» «новых русских» учат: «Улыбка приветствуется, но стоит помнить, что постоянно улыбающийся человек производит впе­чатление несерьезного. Лучше улыбку „дозировать" — это покажет, что вы знаете себе цену» 63.

Возможно, в дворянских и интеллигентских кругах дореволюцион­ной России существовала и формальная улыбка, улыбка вежливости ев­ропейской культуры. Этот вопрос должен быть отдельно исследован.

Мне известно лишь одно, косвенное свидетельство. В неопубликован­ных мемуарах Любови Дмитриевны Менделеевой-Блок, дочери великого русского ученого и жены великого русского поэта, отмечено в каче­стве черты нового, нарождающегося советского общества: «ушла улыб­ка». Если ушла, значит, раньше существовала. Можно предположить, что ушла именно та формальная, светская улыбка, которая живет в за­падных культурах. Однако повторюсь, вопрос этот нуждается в специ­альном исследовании.

Впрочем, улыбкой сейчас занялись в России и культурологи, и поли­тологи, и «имиджмейкеры», и специалисты по бизнесу. В Таможенной академии, например, обсуждался вопрос: должен ли улыбаться тамо­женник?

Подведем итоги.

1. Улыбки бывают разные.

«Улыбка формальная» — в западных культурах вид приветствия не­знакомым людям, попытка обеспечить безопасность в незнакомом месте с незнакомыми людьми. В русской культуре это может иметь прямо противоположный эффект. После моего восторженного рассказа (в 1973 году) про то, какие «там» все милые, культурные, приятные, улыбающи­еся, моя подруга сказала мне с обидой: «От твоих историй одни непри­ятности. Я улыбнулась в магазине стоявшему рядом покупателю, так потом еле отвязалась от него».

«Улыбка коммерческая» — требование современного сервиса. Она насаждается в России иностранными фирмами и уже не кажется такой непривычной.

«Улыбка искренняя» — проявление хороших чувств, хорошего от­ношения. Эта естественная человеческая реакция на положительные обстоятельства, она не обусловлена культурой. Этот вид улыбки при­сущ всем человеческим сообществам, независимо от культурных услов­ностей. Именно этот вид улыбки характерен для русских.

2. Разница в улыбках — это разница культур.

3. Всем людям необходимо научиться понимать и принимать другие культуры, без этого невозможны ни межкультурная и международная коммуникация, ни сотрудничество, ни мир во всем мире.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.