Сопоставление «материалистического» определения и «определения через редкость» :: vuzlib.su

Сопоставление «материалистического» определения и «определения через редкость» :: vuzlib.su

33
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Сопоставление «материалистического» определения и
«определения через редкость»

.

Сопоставление «материалистического» определения и
«определения через редкость»

Теперь мы вернемся к отвергнутому нами определению и сопо­ставим
его с тем, которое мы избрали. На первый взгляд, расхожде­ния между ними не так
уж велики. Одно из них относи г к предмету экономической науки человеческое
поведение, движимое сопостав­лением целей и средств, другое — причины
материального благосо­стояния. Редкость ресурсов и причины материального
благосостоя­ния — разве речь не идет приблизительно об одном и том же?

Однако такое суждение основано на недопонимании. Конечно,
редкость материальных благ — это одно из ограничений поведения. Но в наше время
и услуги других лиц тоже ограниченны. Свой эко­номический аспект имеют и услуги
школьного учителя, и услуги ассенизатора. Конечно, можно «растянуть»
материалистическое оп­ределение так, чтобы оно покрыло все эти явления,
например, опре­делив услуги как материальные вибрации или как-нибудь еще в этом
духе. Но этот прием не только будет искусственным, но и на­правит нас по
ложному пути. В такой модификации определение может покрыть всю область
исследования экономической науки, но не сможет дать ей адекватного описания.
Дело в том, что даже ма­териальные средства удовлетворения наших потребностей
делает экономическими благами не их «материальность», а их оценка
людь­ми. Их отношение к имеющейся системе потребностей важнее, чем субстанция,
из которой они состоят. Поэтому «материалистическое» определение дает
не сказать чтобы ложное, но безусловно искажен­ное представление об
экономической науке, какой мы ее знаем. Пред­ставляется, что не существует
никаких здравых аргументов за то, чтобы его сохранить.

Но в то же время необходимо напомнить, что мы отвергаем
всего лишь определение. Мы не отбрасываем той системы знаний, кото­рую это
определение пыталось описать. На практике все исследова­ния тех, кто признавал
«материалистическое» определение, прекрасно укладывается в альтернативное
определение, предложенное нами. К примеру, во всей теоретической системе
профессора Кэннана нет ни одного важного вывода, который был бы несовместим с
опреде­лением предмета экономической науки как распоряжения редкими ресурсами.

Более того, сам пример, который приводит профессор Кэннан,
отстаивая свое определение, гораздо больше подходит к нашему. Он пишет:
«Экономисты согласятся с тем, что вопрос «написал ли Бэ­кон пьесы
Шекспира?» — не экономический вопрос, и что удоволь­ствие, которое получат
сторонники авторства Бэкона, если их мне­ние получит всеобщую поддержку, — не
экономическое удоволь­ствие. С другой стороны, они признают, что этот спор
приобрел бы экономический аспект, если бы авторские права были бессрочными и
потомки Бэкона и Шекспира спорили бы о праве собственности на пьесы»
(Cannan). Это верно. Но почему? Неужели потому, что соб­ственность на авторские
права затрагивает материальное благосо­стояние? Но ведь доходы могут быть
розданы миссионерам! Безус­ловно, и этот вопрос имеет экономический аспект
только потому, что закон об авторском праве сделал бы право на постановку этих
пьес относительно редким благом и предоставил бы собственникам авторских прав
контроль за использованием редких средств, кото­рые иначе были бы распределены
по-другому.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ