Лучшее качество экономической политики :: vuzlib.su

Лучшее качество экономической политики :: vuzlib.su

33
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Лучшее качество экономической политики

.

Лучшее качество экономической политики

Не много есть сфер интеллектуальной деятельности, где некаче­ственная
работа может принести столько вреда, как в экономике или истории. Способность
ложных экономических аргументов или ложных исторических аналогий нанести вред
обществу очевидна: псевдоэкономика меркантилизма в течение многих веков
сокращала торговлю и защищала предпринимателей; псевдоистория арийской
«расы» облагородила лицо германского фашизма. Вдвойне пагубно; если
скверная экономика соединяется со скверной историей и сквер­ной экономической
истории. Конечно, у творцов экономической по­литики есть все возможности
совершать ошибки, не ища оправда­ний в том, что они плохо усвоили экономическую
историю. И все же, перефразируя часто цитируемые слова Кейнса на эту тему,*
цити­руемые часто, вероятно, потому, что они верны, — идеи экономис­тов-историков
и когда они правы, и когда ошибаются, имеют гораз­до большее, влияние, чем
принято думать. Безумцы, стоящие у власти, которые слышат голоса с неба,
основывают свой бред на экономи­ческих событиях, происходивших несколько лет
назад. Люди прак­тические, которые считают себя свободными от всякого историче­скою
влияния, обычно бывают рабами исторических аналогий.

* См. Кейнс,1978. С. 458.

Угверждаюг что промышленная революция пришла в Англию неожиданно
и скромно около 1760 г. на волне технических новинок, оправдывая этим такую
политику стимулирования роста, при кото­рой неграмотных крестьян снабжают
компьютерами. Утверждают, что внешняя торговля была для Англии (а в последнее
время — для Японии) двигателем экономического роста, оправдывая этим такую
политику стимулирования экспорта, которая ведет к обнищанию собственных граждан
утверждают, что плавающий обменный курс усилил хаос в международной экономике в
30-е годы, оправдывая этим принесение занятости в жертву ради поддержания курса
4,86; 2.81; 2,40 или 2,00 дол. за фунт стерлингов. Утверждают, что желез­ные
дороги имели решающее значение для индустриализации в XIX в., оправдывая этим
политику субсидирования железных дорог и устранения конкуренции со стороны
автомобильного транспорта в неиндустриальных странах в XX в. Утверждают, что
индустриали­зация привела к угнетению рабочего класса, оправдывая этим глу­бокую
подозрительность по отношению к капитализму со стороны самых образованных
людей. Утверждают, что профсоюзы обеспе­чили большую часть повышения зарплаты
начиная с 1900 г., оправ­дывая этим правительственную политику поощрения
вымогательств со стороны водопроводчиков, электриков и мясников. Утверждают,
что конкурентное предложение профессиональных услуг в XIX в. нанесло ужасный
ущерб потребителям, оправдывая этим существо­вание официальных картелей врачей
и гробовщиков. Утверждают; что монополия в бизнесе получила широчайшее
распространение лишь в последние сто лет, оправдывая этим враждебность общества
по отношению к крупному бизнесу. Утверждают, что выплаты про­центов по вкладам
до востребования или на срок, определяемый конкуренцией, привели к
нестабильности банковских систем, оправ­дывая этим законы, которые запрещают
подобную практику. Утверждают, что воздух теперь загрязнен гораздо сильнее, чем
когда-либо раньше, оправдывая этим драконовскую политику борьбы с загрязнением
окружающей среды. Утверждают, что ископаемые виды топлива используются сейчас
быстрее по отношению к разве­данным запасам, чем пятьдесят лет назад,
оправдывая этим нацио­нальную политику субсидирования новых видов топлива и
отказа от международной торговли нефтью. Как бы ни была хороша или плоха та или
иная политика, в той мере, в какой ее пропаганда в обществе или ее частная
мотивация исходит из ложных историче­ских аналогий — а в большинстве случаев
это так и есть, — логи­ческое се обоснование весьма сомнительно.

Можно без конца приводить примеры, но достаточно и двух наи­более
важных. Неразбериха с обменными курсами в 20-30-е годы вызвала к жизни подход к
платёжному балансу на основе концеп­ции эластичностей, который и сегодня
господствует в теории и политике. Этот подход уже несколько лет критикуют с
логической точки зрения, но разработка альтернативного подхода будет зави­сеть
от переосмысления прошлого опыта с обменными курсами.* Неразбериха с занятостью
в 30-е годы и осмысление этой неразбе­рихи Кейнсом и другими вызвали к жизни
послевоенную политику полной занятости, достигаемую преимущественно фискальными
методами. Здесь также требуется переосмысление событий 30-х го­дов. Как недавно
заметил Хью Рокоф в очерке об американской практике свободного доступа к
банковской деятельности, «одна из целей истории — расширение наших
представлении о возможном» (Rockoff, 1975. Р. 176). Понимание подлинной
истории, как и исправ­ление истории ложной, важно для государственной политики,
пото­му что у экономиста, чья память ограничена недавним прошлым, суженное
представление о возможном. Восхваляя или критикуя се­годняшние правительства,
мы можем быть вольными или неволь­ными рабами исторических аналогий, но все
равно мы рабы.

* В настоящее время усилия Семинара по международной
торговле Чикагского университета направлены в основном на приложение
«монетарного» подхода к опыту Англии, Франции и Японии перед в горой
мировой войной.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ