9.2. Эффективность конкурентного рынка :: vuzlib.su

9.2. Эффективность конкурентного рынка :: vuzlib.su

61
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


9.2. Эффективность конкурентного рынка

.

9.2. Эффективность конкурентного рынка

Мы только что рассмотрели, как политика в области контроля
над ценами может привести к полным убыткам: когда государство устанавливает
цену ниже той которая уравнивает спрос и предложение, совокупное благосостоя­ние
потребителей и производителей, вместе взятых, сни­жается. Конечно, это не
означает, что такая политика пло­ха она может достичь цели, которую политики и
об­щественность считают важной. Но у такой политики есть и отрицательный
результат: совокупный излишек про­изводителя и потребителя сокращается на
величину пол-

Подумать что конкурентный рынок лучше самому себе, если
единственной целью является максимизация общего благосостояния потребителя и
производителей. Это справедливо, но не всегда, в случаях государственное
вмешательство может увеличить общее благосостояние потребителей и произ­водителей
на конкурентном рынке. Во-первых, когда дей­ствия потребителей либо
производителей приводят к из­держкам или выгоде, не являющимся частью рыночной
цены. Такие издержки или выгоды называют внерыноч­ными эффектами, потому что
они являются внешними по отношению к рынку. Примером внерыночного эффекта
служат издержки общества в связи с загрязнением окружающей среды
производителями промышленных хи­микатов. Без правительственного вмешательства у
такого производителя не будет стимула учитывать социальные последствия и
общественные издержки от загрязнения окружающей среды.

Трудности рынка — второй случай, когда государствен­ное
вмешательство может благоприятно сказаться на сос­тоянии свободно
функционирующего конкурентного рын­ка. Трудности рынка означают, что рыночные
цены не от­ражают истинного положения потребителей и производи­телей и поэтому
рынок действует не так, как мы его описывали. Например, трудности на рынке
могут возник­нуть, когда потребители не получают достаточной инфор­мации о
качестве или происхождении товара и, следо­вательно, не могут правильно принять
максимизирующие полезность решения о покупке. В таком случае государст­венное
вмешательство (например, в виде требования, что­бы ярлыки товаров содержали
полную и достоверную информацию) может оказаться желательным.

Без внерыночных эффектов или трудностей рынка не­регулируемый
конкурентный рынок, несомненно, ведет к установлению цены и объема
производства, максимизи­рующих благосостояние. Чтобы показать это, рассмотрим,
что произойдет, если установленная государством цена не равна цене,
обеспечивающей равновесие спроса и предложения.

Мы уже изучили последствия от установления мак­симального
уровня цен (т. е. цен, удерживаемых ниже той цены, которая обеспечивает
равновесие спроса и предло­жения). Производство снижается (от Q0 к Qi на рис.
9.6), и это приводит к соответствующим убыткам в совокупных излишках
потребителя и производителя (на рис. 9.6 тре­угольники полных убытков В и С).
Чем меньше объем про­изводства, тем ниже благосостояние потребителей и
производителей в целом.

Теперь предположим, что вместо этого правительство
потребовало, чтобы цена была выше той, которая обес-

Рис. 9.6. Убытки производителя Рис. 9.7. Убытки
производителя и потребителя при ценах, которые и потребителя, когда цена
удер-удерживаются ниже уровня, обеспечивается выше уровня, обеспечипечивает
равновесие спроса и предложения, скажем Р2 вместо Po. Как показывает рис. 9.7,
производители за­хотят производить больше при повышении цены (Q2 вместо Qi), но
потребители будут покупать меньше (Qa вместо Qo). Если мы предполагаем, что
производители выпускают ровно столько продукции, сколько может быть продано,
объем производства на рынке будет равен Q3, и опять-таки и потребители, и
производители понесут убыт­ки от совокупных излишков. На рис. 9.7 площадь прямо­угольника
А представляет теперь величину совокупного излишка производителей (которые
получают более высо­кую цену), а площади треугольников В и С опять дают
величину убытков. Из-за более высокой цены неко­торые потребители больше не
покупают товар (величина потери потребительского излишка показана площадью
треугольника В), а ряд производителей больше не выпу­скают этот товар (потери
излишка производителя численно равны площади треугольника С).

Однако треугольники В и С полных потерь на рис. 9.7 дают
слишком оптимистическую оценку эффектив­ности политики, которая устанавливает
цену выше уровня, обеспечивающего равновесие спроса и предложения. Фак­тически
ряд производителей, соблазненных высокой ценой ?2, могут увеличить объем
производства, что приведет к образованию нераспроданного запаса продукции, т.
е. перепроизводству. Это действительно произошло на авиа­линиях, когда плата за
полеты была установлена Управ­лением гражданской авиации выше уровня,
обеспечиваю­щего равновесие спроса и предложения. Чтобы удовлетворить
производителей, правительство может скупать не распроданную продукцию и
производство может удержаться на уровне Qa или близком к нему. (Именно это
происходит в сельском хозяйстве США.) В обоих случаях общая потеря
благосостояния численно будет значительно превосходить площадь треугольников В
и С.

Пример 9.2 РЫНОК ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ

Имеют ли люди право продавать части своего тела? Конгресс
США полагает, что нет. В 1984
г
. он при­нял закон о трансплантации органов, который
запрещает их продажу для пересадки. Органы человеческого тела могут лишь
жертвоваться.

Хотя закон и запрещает их продажу, он не обесцени­вает
органы как товар. Вместо этого он мешает людям — владельцам органов (живым
людям или семьям умерших доноров) узнать их реальную экономическую ценность. В
США ежегодно трансплантируется около 8000 почек, 20000 роговых оболочек глаз и
1200 сердец, но все равно ощущается значительный избыточный спрос на эти орга­ны,
и многим потенциальным пациентам приходится об­ходиться без них. В итоге
немалое число таких пациентов умирает.

Чтобы понять действие этого закона, рассмотрим пред­ложение
и спрос на человеческую почку. Начнем с кривой предложения. Даже при нулевой
цене (действующей по закону 1984
г
.) доноры предлагают около 8 000 почек в год. Но многие
люди, нуждающиеся в пересадке почек, не могут их получить из-за нехватки доноров.
Подсчита­но, что если бы цена была 20 000 долл., было бы пред­ложено еще 4000
почек. Это дает следующую линейную кри­вую предложения:

Предложение: Qs = 8000 + 0,2Р.

Ожидается, что при цене 20 000 долл. спрос на почки составит
12 000 в год. Подобно предложению спрос от­носительно неэластичен от цены.
Расчетная оценка элас­тичности спроса при цене 20 000 долл. составляет — 0,33.
Это дает следующую линейную зависимость спроса:

Спрос: Q0 = 16000 —0,2Р.

Зависимости спроса и предложения даны на рис. 9.8, который
показывает цену, обеспечивающую равновесие спроса и предложения, и равновесное
количество — 20 000 долл. и 12 000 единиц соответственно.

Рис. 9.8. Графическое равновесие предложения и спроса на
почки человека с учетом влияния нацио­нального закона 1984 г. о пересадке органов

Так как закон 1984
г
. запрещает продажу почек, пред­ложение ограничено 8000
почек (число почек, которое жертвуется людьми). Данное ограниченное предложение
показано в виде вертикальной линии S1. Как это влияет на благосостояние
жертвующих и получающих почки? Рассмотрим сначала жертвующих почки. Те, кто
обес­печивают почками других, не получают их стоимости в 20 000 долл., и
следовательно, потери излишка, показан­ные прямоугольником А, равны: (8000 • 20
000 долл.) = = 160 млн. долл. Те, кто поставляли бы почки, если бы за них
платили, также терпят убытки в размере из­лишка, представленного треугольником
С и равного: (1A) (4000) • (20000 долл.) = 40 млн. долл. Итак, общие убытки
поставщиков составляют 200 млн. долл.

Как быть с теми, кто получает почки? Закон 1984 г. рассматривал почки
как дар пациенту. Если бы так и было на самом деле, то пациенты, получающие
почки, имели бы выигрыш, представленный прямоугольником А (160 млн. Долл.),
потому что им не пришлось бы платить 20000 Долл. Те, кто не может получить
почки, терпят убыток в размере 40 млн. долл., который изображен треуголь­ником
В. Таким образом, чистый рост в излишке получателей равен: 160 млн. долл.
— 40 млн. долл.= 120 млн. Долл. Отсюда следует, что полный убыток равен
площадям треугольников В и С (т. е. 80 млн. долл.).

Эти полные убытки говорят о больших потерях эф­фективности,
но это еще не все. При избыточном спросе невозможно гарантировать пациенту, что
он получит почки в виде дара, на что нацеливает закон 1984 г. Практи­чески почки
распределяются на основе готовности за­платить за орган, и многие пациенты в
конце концов платят всю или большую часть суммы в 40 000 долл. — почти ту цену,
которая необходима для равновесия на рынке, когда предложение ограничено 8000
шт. Немалая доля стоимости почек (прямоугольники А и D на рис. 9.8) затем идет
в больницы и к посредникам. В резуль­тате закон снизил излишек как у пациентов,
так и у до­норов.

Конечно же, есть доводы и в пользу запрещения про­дажи
органов человеческого тела. Один из аргументов свя­зан с проблемой
несовершенства информации. Если люди будут продавать свои органы, они могут
скрывать неблаго­приятную информацию о состоянии своего здоровья. Данный довод,
вероятно, наиболее справедлив по отноше­нию к донорству, а не к продаже крови,
когда существует возможность передачи гепатита, СПИДа или других ви­русов. Но
даже в этом случае проверка (издержки кото­рой будут включены в рыночную цену)
может оказаться более эффективной, чем запрещение продажи. Эта проб­лема была
центральной в развернувшихся в США дебатах по проблемам донорства крови.

Второй довод заключается в том, что просто несправед­ливо
распределять предметы насущной жизненной необ­ходимости в зависимости от
способности людей платить. Данный аргумент лежит вне сферы экономики. Однако
следует помнить о двух других соображениях. Во-первых, когда цена товара,
связанного со значительными вменен­ными издержками, положена равной нулю,
возникают ограничение предложения и избыточный спрос. Во-вторых, нет полной
ясности, почему живые органы тела должны рассматриваться иначе, чем их
заменители (искусственные органы, например, продаются, а настоящие почки нет).

С продажей органов тела связано много сложных эти­ческих и
экономических проблем. Они важны, и приведен­ный нами пример не претендует на
их решение. Экономи­ка — наука скучная, она просто показывает, что органы
человеческого тела имеют стоимость, которую нельзя иг­норировать, и что
запрещение их продажи влечет обще­ственные издержки, которые стоит соизмерять с
выиг­рышем.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ