13.4. Монопольная власть на рынках факторов производства :: vuzlib.su

13.4. Монопольная власть на рынках факторов производства :: vuzlib.su

73
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


13.4. Монопольная власть на рынках факторов производства

.

13.4. Монопольная власть на рынках факторов производства

В то время как покупатели факторов производства об­ладают
монопсонической властью, продавцы этих факто­ров могут иметь монопольную
власть. В крайнем случае продавец фактора может быть монополистом, когда,
например, фирма обладает патентом на производство уникалькой интегральной схемы
компьютера.

МОНОПОЛЬНАЯ ВЛАСТЬ НА УСТАНОВЛЕНИЕ ТАРИФНОЙ СТАВКИ ЗАРПЛАТЫ

Рис. 13.15 показывает кривую спроса на рабочую силу на рынке
без монопсонической власти — кривая сводит во­едино предельные доходности
продуктов фирм, конкуриру­ющих за приобретение рабочей силы. Кривая предложения
рабочей силы показывает, как члены профсоюза предлага­ли бы свой труд, если бы
у союза не было монопольной власти. Тогда рынок рабочей силы был бы
конкурентным

Число рабочих

Рис.13.15. График монопольного предложения рабочей силы

и было бы нанято L* рабочих за зарплату w* (точка А).

Однако из-за монопольной власти профсоюз может выбрать любую
тарифную ставку и соответствующее количество труда (точно так же, как продавец
— моно­полист выпускаемой продукции выбирает цену и соответ­ствующий объем
производства). Если бы профсоюз захотел максимизировать количество нанимаемых
рабо­чих, он выбрал бы конкурентное решение в точке А. Предположим, что союз
решил добиться более высокой, чем конкурентная, ставки зарплаты. Тогда он
ограничит свое членство до Li рабочих. В итоге фирма будет платить по тарифной
ставке wi. У тех, кто работает, благосостоя­ние будет более высоким, а у тех,
кто не работает, — нет.

Имеет ли смысл ограничивать членство в профсоюзе? Да, если
союз хочет максимизировать вмененную прибыль, которую получают его рабочие.
Ограничивая членство, профсоюз действует так же, как фирма, которая ограни­чивает
выпуск продукции, чтобы максимизировать при­быль. Прибыль фирмы представляет
собой получаемый доход за вычетом вмененных издержек. Прибыль для профсоюза
представляет собой зарплату, получаемую его членами сверх их вмененных
издержек. Чтобы максими­зировать прибыль, профсоюз должен выбрать количество
нанимаемых рабочих таким образом, чтобы предельный доход союза (дополнительная
зарплата) равнялся допол­нительным издержкам по привлечению его членов к ра­боте.
На рис. 13.15 это связано с выбором количества рабочей силы, при котором кривая
предельного дохода MR пересекает кривую предложения (так как кривая предложения
представляет собой вмененные издержки нанятых рабочих). Мы выбрали сочетание
зарплаты wi и найма Li, памятуя об этом. Заштрихованная площадь ни­же кривой
спроса на рабочую силу, выше кривой предло­жения рабочей силы и слева от Li
представляет собой вмененную прибыль, которую получают рабочие.

Политика максимизации прибыли может принести вы­году не
состоящим в союзе рабочим, если они найдут ра­бочие места, не охваченные
союзом. Однако если таких рабочих мест нет, максимизация прибыли может создать
слишком резкое различие между «победителями» и «про­игравшими». Альтернативной
целью является максими­зация совокупных зарплат, получаемых всеми рабочими.
Чтобы добиться этого, на рис. 13.15 количество нанимаемых рабочих возрастает с
Li до тех пор, пока предельный доход союза не станет равным нулю. Так как
дальнейший найм снижает общую зарплату, совокупные зарплаты максимизируются,
когда зарплата равна W2, а количество рабочих — lz.

ДЗУХСЕКТОРНЛЯ МОДЕЛЬ НАЙМА РАБОЧЕЙ СИЛЫ

Когда профсоюз использует свою монопольную власть, чтобы
повысить зарплату своих членов, количество нани­маемых рабочих снижается. Так
как эти рабочие или перемещаются в сектор, не охватываемый союзом, или
изначально предпочитают не вступать в союз, важно по­нять, что происходит в
несоюзном секторе экономики.

Предположим, что на рынке определенного вида ква­лифицированного
труда общее число союзных и несоюз­ных рабочих постоянно. На рис. 13.16 кривая
рыночного предложения труда в обоих секторах обозначена SL. Спрос на рабочую
силу в союзном секторе изображен кривой du, а спрос в несоюзном секторе —
кривой DNU. Общий ры­ночный спрос является почленной суммой спросов в двух
секторах и обозначен DL.

Предположим, профсоюз предпочитает повысить зар­плату своих
рабочих выше конкурентной зарплаты w* до Wu. При такой ставке зарплаты
количество рабочих, за­нятых в союзном секторе, снижается на AL11, как пока­зано
на горизонтальной оси. Как только эти рабочие находят работу в несоюзном
секторе, ставка зарплаты в

Числа рабочих

Рис. 13.16. Графическое определение зарплаты

в охваченном и не охваченном профсоюзом

секторах

нем снижается, пока рынок рабочей силы не приходит в
равновесие. Новая ставка зарплаты в несоюзном секторе wnu выбирается так, чтобы
дополнительное число рабо­чих, принятых на работу в этом секторе, ALNU
равнялось количеству рабочих, оставивших союзный сектор.

Рис. 13.16 показывает оборотную сторону стратегии профсоюза,
направленной на повышение зарплаты членам союза, — зарплата несоюзных рабочих
снижается. Проф­союзное движение может улучшить условия найма и предоставить
полезную информацию рабочим и менедже­рам фирмы. Но когда спрос на рабочую силу
относительно эластичен, союз помогает своим членам за счет несоюзной части рабочих.

ДВУСТОРОННЯЯ МОНОПОЛИЯ НА РЫНКЕ ТРУДА

Описанные нами обратные эффекты политики в облас­ти
зарплаты, проводимой монополистами-профсоюзами, вытекают в конечном счете из
нашего предположения, что рынок труда является монополистическим. Чтобы увидеть
это, мы рассмотрим последствия профсоюзной политики в отношении зарплаты при
условии, что покупа­тели рабочей силы обладают монопсонической властью.

Рынок, на котором монополист торгует с монопсони-стом,
представляет собой двустороннюю монополию. На рынке труда двусторонняя
монополия может возникнуть, когда представители профсоюза и компании, которая
нани­мает рабочих определенной квалификации, встречаются для переговоров о
зарплате. Рис. 13.17 показывает типичную двустороннюю модель торгов. Кривая S L
представляет собой предложение квалифицированного труда, а кривая спроса фирмы
на рабочую силу представлена кривой предельного дохода продукта DL.

Если бы профсоюз не обладал монопольной властью,
компания-монополист приняла бы решение в соответствии со своей кривой
предельных расходов ME: наняла бы 20 рабочих с тарифной ставкой 10 долл. в час.
При найме 20 рабочих предельный доход продукта труда равен пре­дельным расходам
фирмы.

Продавец рабочей силы сталкивается с кривой спро­са dl,
дающей описание решений фирмы по найму в зави­симости от изменения тарифной
ставки. Профсоюз выби­рает точку на кривой спроса, которая максимизирует
зарплату своих членов. Так как выплачиваемая всем ра-

Рис. 13.17. Графическое изображение двусторонней монополии

бочим зарплата снижается по мере роста занятости, кривая
предельных доходов MR характеризует дополни­тельную зарплату, которую союз
обеспечивает своим чле­нам по мере роста числа нанимаемых работников.

Кривая предложения S L раскрывает союзу минимальную плату,
необходимую для стимулирования рабочих, что­бы они продолжили свой труд на
фирме. Предположим, союз хочет максимизировать вмененную прибыль своих членов.
Чтобы сделать это, союз рассматривает кривую предложения как предельные
издержки на рабочую силу. Чтобы максимизировать прибыль, профсоюз выбирает
зарплату в 19 долл., так как 19 долл. — это зарплата, которая выравнивает
предельный доход (предельный рост в зарплате) с предельными издержками
(увеличением ми­нимальной зарплаты, необходимой для найма рабочей силы). При
тарифной ставке в 19 долл. фирма наймет 25 рабочих.

Фирма готова платить зарплату 10 долл. и нанять 20 рабочих,
но союз требует зарплаты в 19 долл. и хочет, чтобы фирма наняла 25 рабочих. Что
происходит в этом случае? Результат зависит от стратегических задач двух
сторон. Если профсоюз может сделать серьезное заявле­ние с угрозой забастовки,
он может обеспечить зарплату ближе к 19, а не к 10 долл. Если фирмы могут
обоснован­но пригрозить взять на работу нечленов союза, они могут обеспечить
ставку ближе к 10 долл. Если угрозы обеих сторон обоснованны, итоговое
соглашение может оказать­ся ближе к конкурентному результату (зарплате wc)
около 15 долл. на рис. 13.17.

Пример 13.5 СПАД ПРОФСОЮЗНОГО ДВИЖЕНИЯ В ЧАСТНОМ СЕКТОРЕ

На протяжении нескольких десятилетий для профсо­юзного
движения неоднократно наступали трудные перио­ды, связанные как со снижением
численности, так и с кризисом политики в отношении переговоров по зарплате.
Снижение монопольной власти профсоюза может привести к различной реакции со
стороны профсоюзных деятелей, ведущих переговоры с предпринимателями, а также
иметь различное влияние на ставку зарплаты и уровень заня­тости среди членов
профсоюза. В 70-е годы кризис моно­польной власти профсоюзов особенно остро
ощущался в ходе переговоров о повышении зарплаты: уровень найма почти не
менялся, но разница между зарплатой членов профсоюза и нечленов сократилась до
минимума. Мы могли бы ожидать, что нечто подобное произойдет и в 80-е годы из-за
широко разрекламированного «замораживания» уровня зарплаты и распространения
двухуровневого обес­печения зарплатой, при котором новым членам проф­союза
платят меньше, чем их более опытным коллегам.

Удивительно, но процесс переговоров между проф­союзами и
руководством фирм изменился. С 1979 по 1984 г. уровень занятости среди членов
профсоюза снизился с 27,8 до 19 %, однако разница в зарплате у членов и нечле­нов
профсоюза осталась не только относительно стабиль­ной, но даже возросла в ряде
отраслей промышленности. Например, если зарплата членов профсоюза в горно­добывающей,
лесной и рыбоконсервной промышленности была в 1979 г. на 25 % выше, чем
зарплата нечленов профсоюза, то в 1984 г. этот показатель составил 24 %. В то же
время зарплата членов профсоюза в обрабатыва­ющих отраслях промышленности была
в 1979 г.
лишь на 14 % выше, чем зарплата нечленов профсоюза, а к 1984 г. эта разница
увеличилась до 16 %.

Одно из объяснений такого процесса заключается в стратегии
профсоюза — его намерении максимизировать скорее отдельную тарифную ставку, чем
общую зарплату, выплачиваемую всем членам профсоюза. Однако спрос на не
охваченную союзом наемную рабочую силу стал, оче­видно, значительно эластичнее
в период, когда фирмы считали более выгодной замену в производственном процессе
капитала квалифицированной рабочей силой. Столкнувшись с эластичным спросом на
свои услуги] профсоюзам приходится поддерживать стабильный уро­вень зарплаты и
соглашаться на существенное снижение уровня занятости среди своих членов.
Конечно же, замена рабочих — членов профсоюза рабочими, не охваченными
профсоюзом, может вызвать дальнейшую потерю проф­союзами власти при заключении
трудовых соглашений. Остается только предполагать, как это повлияет на раз­ницу
в зарплате членов профсоюза и лиц, не состоящих в союзе.

Выводы

1. На конкурентном рынке фактора производства спрос на него
определяется предельным доходом продукта — данного производственного фактора,
т. е. произведением предельного дохода фирмы и предельного продукта дан­ного
фактора.

2. Фирма на конкурентном рынке рабочей силы будет нанимать
рабочих до тех пор, пока предельный продукт труда не станет равным ставке
зарплаты. Это аналогично условию максимизации прибыли при выпуске продукции,
когда производство увеличивается до уровня, при котором предельный доход равен
предельным издержкам.

3. Рыночный спрос на фактор производства представ­ляет собой
почленную сумму спросов на этот фактор всех отраслей. Отраслевой спрос, однако,
не является суммой спросов всех фирм. Определяя отраслевой спрос, необ­ходимо
учитывать, что рыночная цена продукта изменя­ется в результате изменения цены
фактора производства.

4. Когда рынки факторов производства конкурентны, покупатель
фактора предполагает, что его приобретение никак не повлияет на цену фактора. В
итоге кривые предельных и средних затрат, с которыми сталкиваются фирмы,
идеально эластичны.

5. Кривые рыночного предложения такого фактора, как рабочая
сила, не обязательно должны иметь наклон вверх. Кривая предложения труда с
наклоном вниз может получиться, если эффект дохода, связанный с более вы­сокой
ставкой зарплаты (спросом пользуется досуг, так как он является обычным
товаром), больше, чем эффект замещения (спрос на досуг меньше, так как цена
досуга поднялась).

6. Экономическая рента представляет собой разницу между
расходами на факторы производства и минималь­ной платой, которая необходима для
найма этих факто­ров. На рынке рабочей силы прибыль измеряется пло­щадью ниже
уровня зарплаты и выше кривой предельных расходов.

7. Когда покупатель фактора производства обладает
монопсонической властью, кривая предельных расходов лежит выше кривой средних
расходов. Это означает, что монопсонист должен заплатить более высокую цену,
чтобы привлечь большее количество фактора производства.

8. Профсоюзы представляют собой важный’ пример того случая,
когда продавцы фактора производства обла­дают монопольной властью. Если
продавец фактора — монополист, он выбирает точку на кривой предельного дохода
продукта, которая наилучшим образом реализует его цель. Для профсоюзов
максимизация занятости, со­вокупной вмененной прибыли и совокупной зарплаты
представляет собой три вероятные цели.

9. Когда монополист-профсоюз ведет переговоры с
монопсонистом-нанимателем, ставка зарплаты зависит от природы процесса
переговоров. Нет оснований, однако, полагать, что две силы будут
взаимодействовать таким образом, что будет достигнут конкурентный выпуск
продукции.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ