Глава V. Рыночное хозяйство преодолевает плановое хозяйство :: vuzlib.su

Глава V. Рыночное хозяйство преодолевает плановое хозяйство :: vuzlib.su

50
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава V. Рыночное хозяйство преодолевает плановое хозяйство

«Экономическая политика началась под лозунгом «свободного ры­ночного
хозяйства» и «либерализации». Весной она закончилась введением импортных
ограничений, олицетворяющих собой провал всей по­литики правительства, особенно
в области внешней торговли… За что время… почти что все положения и теории,
которые повторно нам преподносил федеральный министр народного хозяйства, а также
и его догма, окончательно потерпели крах… Вы должны согласиться со мной, что
господин федеральный министр народного хозяйства, который взялся было за
устранение принудительно-направляемого хозяйства, теперь … вот-вот готов
снова ввести систему прямого хозяйственного регулирования, к тому же
отвратительно функционирующую, и целиком увяз в этой за­боте … после того,
как вся хозяйственная политика кончилась прова­лом …»

Еще лишь недавно — это было 11 октября 1951 года, по время корейских событий
— лидер самой крупной оппози­ционной партии в германском Бундестаге произнес
эти, се­годня кажущиеся невозможными, слова. Тем временем воз­можность свободно
выбирать необходимые ему предметы потребления стала для западногерманского
гражданина ре­альностью, каковой стала и возможность свободного ценооб­разования
почти во всех секторах промышленности. Каждый предприниматель может и должен
свободно производить и продавать то, что требуется рынку. Сверх того, он
свободен в организации своего предприятия, в его рационализации и в решении
вопроса капиталовложений, как это и должно быть в условиях конкуренции и
свободы предприниматель­ского хозяйствования.

Вышеприведенная вводная цитата напоминает нам о том, сколь яростно
оспаривались принципы рыночного хо­зяйства всего лишь несколько лет тому назад.
Отвержение рыночного хозяйства было в рядах оппозиции более или ме­нее
единодушным. Правда, при этом отдельные критики несомнение исходили из разных
соображений. Одни были склонны отрицать правильность самих принципов, другие
считали, что в послевоенной Германии с ее разрушенными промышленными
установками и миллионами беженцев осу­ществление этих принципов невозможно.

Эта борьба уже принадлежит прошлому, она стала историей. Отчеты тогдашних
прений читаются в наши дни, как страницы из чрезвычайно увлекательного романа.
Все-таки стоит рыться в страницах этого недавнего прошлого германской истории.
Первый германский послевоенный пар­ламент — Хозяйственный совет во Франкфурте,
а позже и Бундестаг (парламент в Бонне) первого созыва были ареной яростных
парламентских прений. В дальнейшем мы будем придерживаться официальных отчетов.

Крупнейшая партия оппозиции — СДПГ — дала ясно по­нять в дни валютной
реформы, что она не стремится к осво­бождению германского народа от государственного
вмеша­тельства, к освобождению, которое я намерен был постепен­но осуществить в
отношении всех, в порядке проведения ва­лютной реформы, производств, всех
отраслей торговли и ре­месел, но, прежде всего, в отношении потребителя. В
отчете памятного XVIII пленарного заседания Хозяйственного совета, имевшего
место 17 и 18 июня 1948 года непосредственно пе­ред проведением валютной
реформы (стр. 628 и след. офи­циального протокола), мы можем прочесть запись
заявлений докладчика СДПГ (Социал-демократической партии Герма­нии) по вопросам
хозяйственной политики д-ра Крейссига (являющегося членом Бундестага первого
созыва, а также и в настоящее время; ныне его деятельность протекает преиму­щественно
в рамках европейских парламентских органов):

«Во всех обоснованиях, приведенных профессором Эрхардом в под­тверждение
своих положений, отсутствует, однако, одна главная предпо­сылка: на протяжении
многих долгих лет у нас не было нормального народного хозяйства; мы увидим, что
валютная реформа не принесет никакого чуда и что лишь после проведения валютной
реформы будет создана почва для подлинно здорового восстановления народного
хозяй­ства. Мы не ожидаем также чудес от влияния валютной реформы на нормальный
ход первоначального развития народного хозяйства, в част­ности производства…
Они (речь идет об обездоленных и бесправных) спросят, почему не проводится
правильная хозяйственная политика, по­литика направляемого распределения и
образования цен, чтобы люди в ближайшие месяцы и годы получили свою долю
продукции? Ведь начи­ная с 1945 года они работали неизвестно ради чего, и почти
ничего или вообще ничего от результатов своего труда не видели.

«Направляемое распределение» мы понимаем, как планомерное на­правление всех
наиболее необходимых предметов и товаров в места и к людям, более всего в них
нуждающимся. Иначе говоря, мы за направле­ние распределения имеющихся налицо
товаров широкого потребления. Моя партия вполне согласна с той точкой зрения,
что следует допустить свободные цены при наличии здорового хозяйства; но это
недопустимо в народном хозяйстве, в котором недостаток во всем столь
безгранично велик… То, что здесь намечается, уже было однажды весьма ясно и
метко охарактеризовано, как «стальной душ свободных цен» («Stahlbad der
freien Preise»), — через этот душ германские предприниматели хотят
заставить пройти немецкий народ …

Все это не имеет никакого смысла. К катастрофе приведет стрем­ление
заниматься «политикой цен», ни разу не отдав себе отчета в том, как должно было
бы протекать предстоящее повышение цен. Это недопустимо! Все, что вы до сих пор
видели, ведет к тому, что немец­кими предпринимателями будет проводиться
политика в духе Моргентау, которая окажется еще опустошительнее того, чего в
свое время хотел добиться Моргентау …

Любой из нас хотел бы, чтобы система принудительно-направляе­мого хозяйства
была устранена. Однако, нельзя в силу этого выдвигать положение, будто этим и
покончено, наконец, с этой системой… Мы по-прежнему стоим на точке зрения,
что народное хозяйство могло бы быть пущено в ход лишь путем систематического
планирования и при помощи столь же систематического распределения всех
необходимых то­варов широкого потребления в Германии».

Таково было содержание речи оратора оппозиции! Крейссиг этим внес ясность в
то, что оппозицией уже было заявлено на 14 пленуме Хозяйственного совета (21 и
22 ап­реля 1948 года). На этом заседании при оповещении о пред­стоящей валютной
реформе я установил следующее (стр. 441 официального протокола):

«При изложении всех моих соображений, я исхожу, разумеется, из желания не
только количественно выправить диспропорцию между пред­ложением товаров и
спросом на них, но и побороть зло в самом корне. Всякая регламентация, которая
заставила бы нас, из-за все еще существующих, хотя и более слабых разногласий,
сохранить теперешнюю форму принудительного распределения, включая твердые цены,
в качестве хо­зяйственной системы для будущего, всякая регламентация, которая
не покончит решительным образом с призраком инфляции при твердых ценах, но
наоборот, снова станет поощрять процесс нарастания излишней покупательной
способности, либо потребует проведения новых мероприя­тий валютного характера,
либо сможет даже способствовать продлению беды на вечные времена …

Решительно отрицая этот экономический принцип, я, однако, ни в коем случае
не проповедую необходимость возврата к либеральным фор­мам экономики прежних
времен и к безответственному предпринимательству прошлых лет.

Сегодняшняя система… должна либо принять форму более сво­бодного рыночного
хозяйства, либо повернуться в сторону абсолютного тоталитаризма. Это должен
признать каждый, кто отдает себе отчет в принудительном характере нашего
народнохозяйственного положения, вызванного хаосом в области валютной политики
…»

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ