«Железом и кровью» :: vuzlib.su

«Железом и кровью» :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


«Железом и кровью»

Взойдя на
трон в 1861 г., Вильгельм I стал добиваться реорганизации прусской армии, чтобы
устранить демократические черты, сохранившиеся со времен военной реформы 1808 г. Новая военная реформа проводилась без вотирования парламентом необходимых для этого средств,
плело дошло доконституционного конфликта с палатой депутатов. Будучи в 1862 г. назначен прусским министром-президентом, Бисмарк осуществлял военную реформу вопреки позиции
палаты депутатов и проводил активную политику, направленную на достижение
объединения Германии.

Еще в те дни,
когда принц Прусский уже в ближайшее время «считался с возможностью»
занять королевский трон, он во время длительной прогулки с Бисмарком спросил
его, следует ли ему в этом случае признать конституцию (изданную в 1850 г. и считавшуюся «демократической») или потребовать ее пересмотра. Бисмарк посоветовал
ему не затрагивать этого вопроса и не нарушать спокойствия в стране, хотя бы ее
условным отклонением. «Значение Пруссии в Германии и ее дееспособность на
европейском поприще уменьшились бы в результате разлада между правительством и
ландтагом; несомненно, вся либеральная Германия будет против этого шага… —
сказал Бисмарк, — конституционные вопросы имеют второстепенное значение
сравнительно с нуждами страны и с ее политическим положением в Германии…
теперь важнее всего проблема силы и наша внутренняя сплоченность» *. В
этом взгляды Вильгельма и Бисмарка, судя по всему, совпадали.

В годы правления
Вильгельма I войны Пруссии с Данией (1864), с Австрией (1866) и с Францией
(1870-1871) привели к объединению Германии «сверху» «железом и
кровью», причем прусские правящие круги готовы были использовать для их
развязывания любые поводы. Так, газета «Социал-демократ» писала позже
о том, что, когда Дания захотела стать единым государством, в
Шлезвиг-Гольштейне была отменена старая феодальная конституция и введена
демократическая датская. Разумеется, король Вильгельм Прусский и его министр-президент
Бисмарк не могли спокойно взирать на то, как датский король «не
соблюдает» конституцию своей страны. В ответ на их ультимативное
требование восстановить конституцию Шлезвиг-Гольштейна, или иначе — война,
датчане ответили отказом, и кровь действительно пролилась. После того как 50
тыс. человек были убиты или искалечены, Вильгельм I благополучно забыл о
мотивах этой войны. Территория Шлезвиг-Гольштейна в 1866 г. была аннексирована и «осчастливлена» прусской конституцией. Вильгельм завладел (за
«свои» деньги) и небольшим доходным герцогством Лауенбург,
расположенного возле Любека, также принадлежавшим датскому королю.

* Бисмарк О.
Указ. соч. Т. 1. С. 143, 144.

18 января 1871 г. в Зеркальном зале Версальского дворца состоялась официальная церемония провозглашения
Германской империи. После проповеди священника прусского королевского двора
Рогге, краткого обращения Вильгельма I к немецким князьям, в котором он заявил
о принятии предложенной ему императорской короны, и оглашения Бисмарком
воззвания к немецкому народу с обещанием добиваться процветания Германской
империи непутем завоеваний, а мирными средствами в области благосостояния,
свободы и культуры великий герцог Баденский Фридрих I провозгласил здравицу в
честь кайзера Вильгельма.

Для
проведения церемонии день18 января был выбран не случайно. Ровно 170 лет назад
бранденбургский курфюрст Фридрих III овладел прусской короной. Так
демонстрировалось господство Пруссии во вновь созданной Германской империи.
Пруссия была страной юнкерства, считавшего свое государство находящимся под
особым Божьим покровительством. Олицетворяя политическую реакцию, этот класс
являлся главной опорой прусского государства, задавал тон и в
административно-бюрократическом аппарате, и в дипломатии, и — прежде всего- в
армии, определяя антидемократический характер объединенной Германии. Во
внутренней политике правящие круги действовали по принципу: «Против
демократов помогают лишь солдаты». Хотя в экономическом отношении крупная
буржуазия уже теснила позиции юнкерства, оно всегда могло рассчитывать на
поддержку со стороны монархии, гарантировавшей его преобладание в сфере
политики.

В Версальском
дворце во время провозглашения Германской империи присутствовали короли и
герцоги, министры и генералы, но, разумеется, не было представителей народа.
Даже состоявшая из преданных прусской монархии буржуазных депутатов ландтага
делегация, направленная в Версаль для того, чтобы просить прусского короля о
принятии императорской короны, должна была ждать, пока Вильгельм не получил
сочиненное Бисмарком письмо от баварского короля, содержавшее такую же просьбу.

В последующие
годы Вильгельм I в еще большей степени, чем прежде, подчинялся политическому
курсу Бисмарка, в наиболее ответственные моменты уступая воле «железного
канцлера», который, в сущности, всегда и во всем отстаивал коренные
интересы прусской монархии и Германской империи.

После
покушения Гёделя на Вильгельма I 11 мая 1878 г. Бисмарк внес в рейхстаг проект исключительного закона против социал-демократии, однако лишь после второго
покушения на кайзера 2 июня 1878 г., совершенного Нобилингом, ему удалось
добиться одобрения законопроекта рейхстагом. Этот закон послужил основанием для
широких репрессий против участников рабочего движения. Наряду с Берлинским
конгрессом 1878 г. Вильгельм считал принятие «Закона против общественно
опасных стремлений социал-демократии» всемирно-историческим событием. По
его мнению, этот акт позволил «законным путем выступить против врага,
который угрожал гибелью всему государственному порядку».

В конце своей
жизни, в день 70-летняБисмарка, Вильгельм послал канцлеру картину Антона
Вернера «Провозглашение империи в Версале», на которой центральной
фигурой был Бисмарк. Выражая ему чувства признательности, кайзер писал
Бисмарку, что эта картина «изображает один из величайших моментов в
истории дома Гогенцоллернов, о котором нельзя и думать, не вспомнив
одновременно и о Ваших заслугах» *.

Все правление
Вильгельма I, по существу не обладавшего четко выраженной политической
позицией, прошло как бы в лучах славы такого крупного государственного деятеля,
каким являлся князь Отто фон Бисмарк, в решающей мере благодаря деятельности
которого кайзер слыл символом верного своему долгу, истинно
«солдатского» пруссачества.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ