Павел I и переворот 11 марта 1801 г. :: vuzlib.su

Павел I и переворот 11 марта 1801 г. :: vuzlib.su

7
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Павел I и переворот 11 марта 1801 г.

Вступив на
престол, Павел принял крутые меры против «развала и разврата»
последних екатерининских лет. Суровым, тяжелым наказаниям были подвергнуты
офицеры за воровство по комиссариатской части, за хищения и т. д. Вместе с тем
последовала довольно широкая амнистия: освобождение Н. И. Новикова и других
обвиненных   по   «масонскому   делу», А. Н. Радищева, польского
революционера Т. Костюшко и др.

Наиболее
значительным актом в начале царствования Павла был акт о престолонаследии
«Учреждение об императорской фамилии» от 5 апреля 1797 г., опубликованный при его коронации. О «естественном» праве наследования Павел
задумался еще давно, будучи наследником. Порядок произвольного назначения
наследника, установленный Петром I в 1722 г., принес горькие плоды в XVIII в. и самым тяжелым образом отразился на Павле. Акт о престолонаследии 1797 г. установил неизменный порядок перехода престола по прямой нисходящей линии от отца к старшему
сыну, т. е. восстанавливал и узаконивал старый допетровский обычай перехода
власти. Переход престола к женскому поколению возможен только после пресечения
последнего мужского поколения.

В области
сословной политики личные взгляды Павла вошли в противоречие с интересами
верхушки дворянства, получившего большие привилегии в царствование Екатерины
II. Павел ограничил действие Жалованной грамоты 1785 г., дворян вновь стали подвергать телесным наказаниям за уголовные преступления, начались опалы
крупных сановников и генералитета. Император не терпел существования в империи
привилегированных лиц. Известны его слова: «В России велик только тот, с
кем я говорю, и только пока я с ним говорю». Павел равнодушно воспринял
смерть канцлера Безбородко, которому был многим обязан. На сожаление по поводу
кончины опытнейшего государственного человека он ответил: «У меня все безбородки».

Известно,
какую роль сыграл поворот во внешней политике Павла: от войны с Францией, в
которой в последний раз прославился итальянским и швейцарским походами А. В.
Суворов, к разрыву с Англией и сближению с первым консулом Наполеоном
Бонапартом.

Английский
посол Ч. Витворт финансировал заговор против Павла, пока весной 1800 г. не был выслан из России. Витворту помогала его любовница О. А. Жеребцова, сестра братьев
Зубовых. Руководили зревшим заговором вице-канцлер (до опалы в ноябре 1800 г.) граф Н. П. Панин, петербургский военный губернатор П. А. фон дер Пален, любимец Павла I,
среди заговорщиков были братья Платон и Валериан Зубовы. Павел не доверял
фельдмаршалу А. В. Суворову, открыто критиковавшему насаждавшиеся в армии
прусские порядки, другим генералам и старшим офицерам. В заговор вовлекли
наследника престола великого князя Александра, который дал согласие на
отречение отца от престола. В начале 1801 г. в Петербурге стали распространяться слухи о том, что отношения Павла с Марией Федоровной и его старшими
сыновьями совершенно испортились, говорили о его увлечении княгиней Анной
Гагариной (ее отца Лопухина Павел сделал генерал-прокурором), о предстоящей
женитьбе племянника Марии Федоровны принца Евгения Вюртембергского на дочери
царя Екатерине и устранении Александра от наследования престола. О заговоре
знали уже многие. Павел, видимо, догадывался, что против него что-то
замышляется.

Современники
оставили воспоминания о последнем ужине императора Павла, начавшемся около
девяти часов. Стол накрыли на 19 персон. Павел был чрезвычайно весел и
разговорчив, а наследник, напротив, молчалив и задумчив. Уходя, Павел ни с кем
не простился и только сказал: «Чему быть, тому не миновать». М. И.
Кутузов, присутствовавший на ужине, но не посвященный в планы заговорщиков,
позднее рассказывал: уходя в спальню, император взглянул на себя в зеркало,
имевшее недостаток и делавшее лицо кривым. Павел посмеялся над этим и сказал:
«Посмотрите, какое смешное зеркало: я вижу себя в нем с шеей на
сторону».

Вечером 11
марта 1801 г. Александр и Константин были приведены к повторной присяге на
верность. Но заговорщики не мешкали. Главная роль в перевороте отводилась двум
гвардейским полкам — Преображенскому (командир — П. А. Талызин) и Семеновскому
(командир — Л. И. Депрерардович). Около полуночи гвардейцы двумя колоннами
пошли к Михайловскому замку, новому дворцу Павла, где охрану несли офицеры и
солдаты Семеновского полка (их шефом был наследник). Одну колонну вел П. А.
Пален, другую — Л. Л. Беннигсен. Без сопротивления заговорщики ворвались в
спальню императора, но тот спрятался в камине, заслоненном экраном. Павла
вытащили из камина и стали грубо оскорблять…

Участники
этого события по-разному рассказывают о том, что произошло дальше, но все
понимали, что императора нельзя оставлять в живых. Первым ударил Павла золотой
табакеркой в висок силач Николай Зубов, зять Суворова. Император повалился на
пол, все бросились доколачивать его. Наконец Павла задушили шарфом, снятым с
Аргамакова*, другие называют шарф Скарятина. Самим убийцам трудно было понять,
кто нанес последний удар**. Знаменательно, что в момент убийства в спальне не
оказалось ни Палена, ни Беннигсена, ни Платона Зубова. Полагают, что Пален был
готов предать своих друзей при неблагоприятном повороте событий***.

Так закончилась
жизнь «русского Дон Кихота», как назвал Павла Наполеон: известно, что
русский император предложил ему решить спорные вопросы личным поединком, на что
первый консул Франции ответил отказом. Многим его поступки казались безумными
или смешными, так как слишком отличались от тех, которые были приняты при дворе
Екатерины.

Рассказывают,
что Пален, после того как все было кончено, вошел в покои Александра, при
котором был генерал Уваров, грубо схватил за руку и сказал:

«Будет
ребячиться! Идите царствовать, покажитесь гвардии»****.

Манифест 12
марта возвестил о наступлении нового царствования. Наиболее активных
руководителей заговора, прежде всего Палена, Александр удалил, некоторые вскоре
умерли, генералы Л. Л. Беннигсен и Ф. П. Уваров участвовали в войнах с
Наполеоном.

*См.: Со
шпагой и факелом. С. 451-452.

**См.:
Эйдельман Н. Я. Грань веков. С. 326.

***См.: Со
шпагой и факелом. С. 515.

****
Эйдельман Н. Я. Грань веков. С. 328.

«Сфинкс,
не разгаданный до гроба»

Так назвал
императора Александра I Петр Андреевич Вяземский, один из наиболее
проницательных мемуаристов прошлого века. Действительно, внутренний мир царя
был наглухо закрыт для посторонних. Во многом это объяснялось сложным
положением, в котором он находился с детства: с одной стороны, исключительно
расположенная к нему бабка (для нее он был «отрада нашего сердца»), с
другой — ревнивый отец, видевший в нем соперника. А. Е. Пресняков метко
заметил, что Александр «вырос в атмосфере не только екатерининского двора,
вольнодумного и рационалистического, но и гатчинского дворца, с его симпатиями
к масонству, его немецкой, не чуждой пиетизма закваской»*.

Екатерина
сама учила внука читать и писать, знакомила его с русской историей. Общий
надзор за воспитанием Александра и Константина императрица поручила генералу Н.
И. Салтыкову, а среди преподавателей были естествоиспытатель и путешественник
П. С. Паллас, писатель М. Н. Муравьев (отец будущих декабристов). Швейцарец Ф.
С. де Лагарп не только преподавал французский язык, но и составил обширную
программу гуманистического образования. Уроки либерализма Александр запомнил
надолго.

Юный великий
князь проявил незаурядный ум, но воспитатели обнаружили у него нелюбовь к
серьезному труду и склонность к праздности. Впрочем, образование Александра
закончилось довольно рано: в 16 лет, даже не посоветовавшись с Павлом,
Екатерина женила внука на 14-летней принцессе Луизе Баденской, ставшей после
принятия православия великой княгиней Елизаветой Алексеевной. Лагарп покинул
Россию. О молодоженах Екатерина сообщала своему постоянному корреспонденту
Гримму: «Эта пара прекрасна, как ясный день, в ней пропасть очарования и
ума… Это сама Психея, соединившаяся с любовью»**.

Александр был
красивым молодым человеком, правда близоруким и глуховатым. От брака с
Елизаветой у него родились две дочери, скончавшиеся в раннем возрасте. Довольно
рано Александр отдалился от жены, вступив в многолетнюю связь с М. А.
Нарышкиной, от которой имел детей. Смерть в 1824 г. любимой дочери императора Софьи Нарышкиной была для него тяжелым ударом.

* Пресняков
А. Е. Указ. соч. С. 236.

** Валлоттон
А. Александр I. М., 1991. С. 25.

Пока жива
Екатерина II, Александр вынужден лавировать между Зимним дворцом и Гатчиной,
питая недоверие к обоим дворам, расточать улыбки всем, не доверять никому.
«Александр должен был жить на два ума, держать два парадных обличия, кроме
третьего — будничного, домашнего, двойной прибор манер, чувств и мыслей. Как
эта школа была не похожа на аудиторию Лагарпа! Принужденный говорить, что
нравилось другим, он привык скрывать, что думал сам. Скрытность из
необходимости превратилась в потребность» *.

Вступив на
престол, Павел назначил наследника Александра военным губернатором
Санкт-Петербурга, сенатором, инспектором кавалерии и пехоты, шефом лейб-гвардии
Семеновского полка, председателем военного департамента Сената, но надзор над
ним усилил и даже подвергал его аресту. В начале 1801 г. положение старших сыновей Марии Федоровны и ее самой было самым неопределенным. Переворот 11
марта вознес Александра на престол.

Мемуаристы и
историки давали нередко негативную оценку Александру I, отмечая его двуличие,
робость, пассивность **. «Властитель слабый и лукавый», — назвал его
А. С. Пушкин. Современные исследователи более снисходительны к Александру
Павловичу. «Реальная жизнь показывает нам совсем иное — натуру
целеустремленную, властную, исключительно живую, способную на чувства и
переживания, ум ясный, прозорливый и осторожный, человека гибкого, способного к
самоограничению, к мимикрии, учитывающего, с какого рода людьми в высших
эшелонах российской власти приходится иметь дело» ***.

* Ключевский
В. О. Курс русской истории. Ч. 5 // Собр. соч.: В 9 т. М., 1989. Т. 5. С. 191.

**Как только
не называли Александра I: «Северный Тальма» (так назвал его
Наполеон), «Коронованный Гамлет», «Блестящий метеор севера»
и т. д. Любопытную характеристику Александра дал историк Н. И. Ульянов (см.:
Ульянов Н. Александр I — император, актер, человек // Родина. 1992. № 6-7. С.
140-147).

Александр I
был реальным политиком. Вступив на престол, он задумал ряд преобразований во
внутренней жизни государства. Конституционные проекты и реформы Александра
имели целью ослабление зависимости самодержавной власти от дворянства,
набравшего огромную политическую силу в XVIII в. Александр сразу прекратил
раздачу государственных крестьян в частную собственность, а по закону 1803 г. о вольных хлебопашцах помещикам предоставлялось право освобождать своих крепостных по их
взаимному соглашению. Во второй период произошло личное освобождение крестьян в
Прибалтике и разрабатывались проекты крестьянской реформы для всей России.
Александр старался побудить дворян, чтобы они сами выступили с проектами
освобождения крестьян. В 1819 г., обращаясь к лифляндскому дворянству, он
заявил:

«Радуюсь,
что лифляндское дворянство оправдало мои ожидания. Ваш пример достоин
подражания. Вы действовали в духе времени и поняли, что либеральные начала одни
могут служить основою счастия народов» ****. Однако дворянство не готово
было воспринять мысль о необходимости освобождения крестьян еще более полувека.

Обсуждение
проектов либеральных реформ началось в «интимном» кружке молодых
друзей Александра, когда он был наследником. «Молодые наперсники
императора», как их называли консервативно настроенные сановники, в
течение нескольких лет составляли    Негласный    комитет

*** Сахаров
А. Н. Александр I (К истории жизни и смерти) // Российские самодержцы. 1801-1917. М» 1993. С. 69.

****Цит. по:
Мироненко С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале
XIX в. М, 1989. С. 117.

(Н. Н.
Новосильцев, графы В. П. Кочубей и П. А. Строганов, князь Адам Чарторыйский).
Однако результаты их деятельности были невелики: вместо отживших свой век
коллегий были созданы министерства (1802), издан упомянутый выше закон о
вольных хлебопашцах. Вскоре начались войны с Францией, Турцией, Персией, и
планы реформ были свернуты.

С 1807 г. ближайшим сотрудником царя стал один из крупнейших государственных деятелей России XIX в., М.
М. Сперанский (до опалы, последовавшей в 1812 г.), который разработал реформу общественного строя и государственного управления. Но исполнения этого проекта не
последовало, был создан лишь Государственный совет (1810) и преобразованы
министерства (1811).

В последнее
десятилетие царствования Александром все более овладевал мистицизм, он все чаще
передоверял текущую административную деятельность графу А. А. Аракчееву. Были
созданы военные поселения, содержание которых возлагалось на те самые округа, в
которых войска поселялись.

В области
просвещения было сделано много в первый период царствования: открыты Дерптский,
Виленский, Казанский, Харьковский университеты, привилегированные средние
учебные заведения (Демидовский и Царскосельский лицеи), институт путей
сообщения, Московское коммерческое училище.

После
Отечественной войны 1812 г. политика круто изменилась, реакционную политику
проводили министр народного просвещения и духовных дел князь А. Н. Голицын;
попечитель Казанского учебного округа, организовавший разгром Казанского
университета, М. Л. Магницкий; попечитель Петербургского учебного округа Д. П.
Рунич, организовавший разгром созданного в 1819 г. Петербургского университета. Большое влияние на царя стал оказывать архимандрит Фотий.

Александр I
понимал, что не обладает талантом полководца, жалел, что бабка не отдала его на
выучку к Румянцеву и Суворову. После Аустерлица (1805) Наполеон сказал царю:
«Военное дело — не Ваше ремесло» *. В армию Александр прибыл только
тогда, когда в войне 1812 г. против Наполеона произошел перелом и российский
самодержец стал вершителем судеб Европы. В 1814 г. Сенат преподнес ему титул Благословенного, великодушного держав восстановителя **.

Дипломатический
талант Александра I проявился очень рано. Он вел сложные переговоры в Тильзите
и Эрфурте с Наполеоном, добился больших успехов   на   Венском   конгрессе
(1814-1815), играл активную роль на конгрессах Священного Союза, созданного по
его инициативе.

Победоносные
войны, которые вела Россия, привели к значительному расширению Российской
империи. В начале царствования Александра было окончательно оформлено присоединение
Грузии (сентябрь 1801 г.) ***, в 1806 г. были присоединены Бакинское,
Кубинское, Дербентское и другие ханства, затем Финляндия (1809), Бессарабия
(1812), Царство Польское (1815). В войнах прославились такие полководцы, как М.
И. Кутузов (хотя Александр не мог простить ему поражение под Аустерлицем), М.
Б. Барклай де Толли, П. И. Багратион. Русские генералы А. П. Ермолов, М. А.
Милорадович, Н. Н. Раевский, Д. С. Дохтуров и др. не уступали прославленным
наполеоновским маршалам и генералам.

*Цит. по: Федоров
В. А. Александр I // Вопросы истории.1990. № 1. С. 63.

** См. там
же. С. 64.

*** Еще в
царствование Екатерины II карталино-кахетинский царь Ираклий II по
Георгиевскому трактату 1783 г. признал покровительство России. В конце 1800 г. умер его сын царь Георгий XII. В январе 1801 г. Павел I издал манифест о присоединении Грузии
к России, но судьба грузинской династии не была определена. По сентябрьскому
манифесту 1801 г., грузинская династия лишалась всяких прав на грузинский
престол. В начале XIX в. вассальную зависимость признали Мингрелия и Имеретия,
были присоединены Гурия и Абхазия. Таким образом, и Восточная (Картлия и
Кахетия) и Западная Грузия были включены в состав Российской империи.

Окончательный
поворот к реакции у Александра вполне определился в 1819-1820 гг., когда в
Западной Европе происходит оживление революционного движения. С 1821 г. в руки царя попадают списки наиболее активных участников тайного общества, но мер он не
принимает («не мне подобает карать»). Александр все более уединяется,
мрачнеет, не может находиться на одном месте. За последние десять лет
царствования он проехал более 200 тыс. верст, объездив север и юг России, Урал,
Среднюю и Нижнюю Волгу, Финляндию, посещает Варшаву, Берлин, Вену, Париж,
Лондон.

Царю все чаще
приходится задумываться о том, кто наследует престол. Цесаревич Константин, по
праву считавшийся  наследником,  грубостью и дикими выходками в молодости очень
напоминал отца. Он был при Суворове во время итальянского и швейцарского
походов, впоследствии командовал гвардией и участвовал в военных действиях. Еще
при жизни Екатерины Константин женился на саксен-кобургской принцессе Юлиане
Генриетте (великая княгиня Анна Федоровна), но брак был несчастливым, и в 1801 г. Анна Федоровна навсегда покинула Россию*.

*0т связи с
актрисой Жозефиной Фридрихе у Константина Павловича родился сын Павел
Александров (1808-1857), ставший впоследствии генерал-адъютантом, а от связи с
певицей Кларой Анной Лоран (Лоренс), побочной дочерью князя Ивана Голицына,
родились сын Константин Иванович Константинов (1818-1871), генерал-лейтенант, и
дочь Констанция, воспитывавшаяся у князей Голицыных и вышедшая замуж за
генерал-лейтенанта Андрея Федоровича Лишина.

После того
как в 1818 г. у великого князя Николая Павловича родился сын Александр, царь
решил передать престол, минуя Константина, следующему брату. Летом 1819г.
Александр I предупредил Николая и его жену Александру Федоровну, что они
«призываются в будущем к императорскому сану». В том же году в
Варшаве, где Константин командовал польской армией, Александр дал ему
разрешение на развод с женой и на морганатический брак с польской графиней
Иоанной Грудзинской при условии передачи своих прав на престол Николаю. 20
марта 1820 г. был опубликован манифест «О расторжении брака великого князя
цесаревича Константина Павловича с великою княгинею Анной Федоровной и о
дополнительном постановлении об императорской фамилии». Согласно этому
постановлению, член императорской фамилии при вступлении в брак с лицом, не
принадлежащим к владетельному дому, не мог передать детям права на наследование
престола.

16 августа 1823 г. манифест о передаче права на престол Николаю был составлен и помещен на хранение в Успенский
собор, а три копии, заверенные Александром I, — в Синод, Сенат и
Государственный совет. После кончины императора пакет с копиями надлежало
вскрыть прежде всего. Тайну завещания знали только Александр I, Мария
Федоровна, князь А. Н. Голицын, граф А. А. Аракчеев и составивший текст
манифеста московский архиепископ Филарет.

В последние
годы жизни Александр был, как никогда, одинок и глубоко разочарован. В 1824 г. он признался случайному собеседнику: «Когда подумаю, как мало еще сделано внутри
государства, то эта мысль ложится мне на сердце, как десятипудовая гиря; от
этого устаю» **.

** Цит. по:
Пресняков А. Е. Указ. соч. С. 249.

Неожиданная
смерть Александра I 19 ноября 1825 г. в далеком Таганроге в состоянии моральной
депрессии породила красивую легенду о старце Федоре Кузьмиче — якобы император
скрылся и до смерти проживал под чужим именем*. Известие о кончине Александра
открыло острейший династический кризис 1825 г.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ