Великий князь Кирилл Владимирович и его наследники :: vuzlib.su

Великий князь Кирилл Владимирович и его наследники :: vuzlib.su

3
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Великий князь Кирилл Владимирович
и его наследники

Двоюродный
брат Николая II, великий князь Кирилл Владимирович, в 1922 г. объявил себя Блюстителем Престола, а 31 августа 1924 г. принял титул Императора Всероссийского Кирилла I.

Великий князь
Александр Михайлович в письме за своей подписью и за подписями своих сыновей
князей Андрея, Федора, Никиты и Ростислава Александровичей обращался к уже
Государю Кириллу Владимировичу: «Молим Бога дать Тебе сил на исполнение
трудного подвига, который Ты взял на себя, подчиняясь Основным Законам
Государственным. Мы подчиняемся Тебе и готовы служить глубоко любимой нами
Родине, как ей служили Отцы и Деды, следуя их заветам… Дмитрий не с нами, он
работает в Нью-Йорке, мы ему сообщили о нашем письме Тебе». Младший сын
Александра Михайловича, князь Василий, согласно Основным Законам, тогда еще не
достиг совершеннолетия…

Сын Кирилла
Владимировича рассказывал, что его родители из Петербурга выехали в период
Временного правительства, во время сравнительного спокойствия*.

Вот что писал
французский посол в России Морис Палеолог об отношении Кирилла Владимировича к
Временному правительству:

«Великий
князь Кирилл Владимирович объявил себя за Думу.

Он сделал
больше. Забыв присягу в верности и звание флигель-адъютанта, которое он получил
от императора, он пошел сегодня [14 марта] в четыре часа преклониться пред
властью народа. Видели, как он в своей форме капитана 1-го ранга отвел в
Таврический дворец гвардейские экипажи, коих шефом он состоит, и представил их
в распоряжение мятежной власти»**.

Палеолог был
большим другом матери Кирилла Владимировича, великой княгини Марии Павловны
(старшей), и его трудно обвинить в предвзятости оценок…***

Владимир
Кириллович в вышеупомянутом интервью не рассказал семейное предание о бегстве
своих родителей из Петрограда. Об этом со слов Кирилла Владимировича вспоминал
Александр Михайлович: «Он перешел пешком замерзший Финский залив, неся на
руках свою беременную жену Великую Княгиню Викторию Федоровну а за ними гнались
большевицкие разъезды…»****

В Финляндии в
августе 1917 г. родился третий ребенок в семье Кирилла Владимировича — князь
Владимир. По законам Российской империи он уже не мог носить титул великого
князя, а, как правнук императора, являлся только князем императорской крови.
Однако после того как Кирилл Владимирович объявил себя императором, его сын
стал наследником престола и великим князем.

Великая
княгиня Виктория Федоровна — Виктория Мелита, которую в семье звали Duchy, —
была дочерью герцога Саксен-Кобург-Готского Альфреда и Марии Александровны,
дочери Александра II. Мария Александровна была родной сестрой великого князя
Владимира Александровича — отца Кирилла. Таким образом, Виктория Мелита и
Кирилл Владимирович были двоюродными братом и сестрой. Подобные браки русская
православная церковь не одобряла, к тому же Виктория была разведена с братом
императрицы Александры Федоровны — великим герцогом Гессенским Эрнстом
Людвигом. (У Виктории Мелиты бьыа дочь Елизавета, которая после развода
осталась с отцом, но вскоре умерла. Великий герцог, кстати, тоже был кузеном
Виктории Мелиты: его мать Алиса была дочерью королевы Виктории, сестрой герцога
Саксен-Кобург-Готского Альфреда.)

* Вронская Ж.
Корона Российской империи // Огонек. 1990. № 2. С. 28.

** Палеолог
М. Царская Россия накануне революции. М., 1991. С. 353.

***По
воспоминаниям участника тех событий полковника Б. А. Энгельгардта, картина
представляется несколько иной: «Во главе гвардейского экипажа появился и
вел. кн. Кирилл Владимирович. Он зашел ко мне в кабинет. Вопреки существующим
рассказам, у него не было на плече красного банта. Он казался удрученным,
подавленным: очевидно, нелегко было двоюродному брату царя принимать участие в
революционном шествии. Он все же решился на это, думая таким жестом сохранить в
руках управление частью» (Энгельгардт Б. А. Первые сумбурные дни революции
1917 г. (Из воспоминаний б. члена Гос. Думы) // Сегодня (Рига). 1937. 29
апреля). Примеч. сост.

**** Великий
Князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. Париж, 1980. С. 323.

Кирилл
Владимирович обещал Николаю II, что он не женится на Виктории, но обещания не
сдержал. Император хотел даже лишить его титула великого князя, но Владимир
Александрович со слезами просил за сына, и августейший племянник не смог
отказать своему дяде.

После смерти
Кирилла Владимировича в 1938 г. Владимир Кириллович не решился провозгласить
себя императором, оставшись Главой Российского Императорского дома. Его
признали все трое оставшиеся к тому времени в живых великих князя — Борис и
Андрей Владимировичи и Дмитрий Павлович и князья Гавриил Константинович и
Всеволод Иоаннович. Сыновья скончавшегося в 1933 г. Александра Михайловича под заявлением о признании членами Императорского дома великого князя
Владимира Кирилловича Главою дома не подписались, но в приватном письме Андрею
Владимировичу старший из братьев — Андрей Александрович безоговорочно признал
права Владимира Кирилловича: «Я лично признавал Кирилла и таким же теперь
признаю его сына»*.

В августе 1948 г. Владимир Кириллович обвенчался с княжной Леонидой Георгиевной Багратион-Мухранской. Брак этот
был признан равнородным, так как до 1801 г. Багратионы были царской династией, а владетельные князья Багратион-Мухранские — ветвь Багратионов*.

*
Наследование Российского Императорского престола. Лос-Анджелес, 1985, С. 71.

Ранее Леонида
Георгиевна состояла в гражданском браке с американцем Самнером Кирби (погиб в
апреле 1945 г.), имея от него дочь Елену. Мать Леониды Георгиевны, урожденная
Злотницкая, принадлежала к старинному польскому дворянскому роду,
породнившемуся с грузинской знатью (ее .мать — грузинская княжна Мария
Эриставова). Брак Елены Сигизмундовны Злотницкой с князем Георгием
Александровичем  Багратион-Мухранским по традициям царского дома Грузии являлся
династическим.

У Владимира
Кирилловича и Леониды Георгиевны родилась в декабре 1953 г. дочь Мария. Когда она достигла династического совершеннолетия, Владимир Кириллович издал
«Акт об учреждении по его кончине Блюстительства Российского
Императорского престола в лице его дочери». Мария называлась единственной
законной наследницей, так как все возможные претенденты на блюстительство
престола по мужской линии состояли в морганатических браках и, следовательно,
лишались всех прав престолонаследия.

* Детально
вопрос престолонаследия рассмотрен в статье С. В. Думина «Право на
престол» (Родина. 1993. № 1. С. 38-43). Примеч. сост.

Рескрипт, в
котором Владимир Кириллович не признавал браки своих родственников, а их детей
называл не Романовыми, а Романовскими, как князей, принадлежавших к побочным
линиям рода, вызвал серьезную ссору в семействе Романовых. После объявления
Марии наследницей престола князья Андрей Александрович, Роман Петрович и
Всеволод Иоаннович заявили, что они, в частности, не признают за ней права на
престол: «…рассматриваем провозглашение княгини Марии Владимировны будущей
главой Русского Императорского дома как акт произвола и беззакония»*.

В 1976 г. Мария Владимировна вышла замуж за Франца Вильгельма, принца Прусского, правнука императора
Вильгельма II. Ему был пожалован титул великого князя Михаила Павловича, что
также возмутило потомков династии Романовых. Рождение в марте 1981 г. у Марии Владимировны сына Георгия повлекло за собой новую волну неприятия со стороны
родственников. Князь Василий Александрович, к тому времени
«старейшина» рода Романовых, опубликовал заявление, которое не могло
не ранить Владимира Кирилловича: «Счастливое событие в прусском
королевском доме не имеет отношения к Романовым, поскольку новорожденный князь
не принадлежит ни к Русскому Императорскому дому, ни к роду Романовых»**.

Владимир
Кириллович скончался 21 апреля 1992 г. в Майами (США). Русская зарубежная
православная церковь отказала ему в отпевании. Хоронили его в конце мая того же
года в Санкт-Петербурге, в Петропавловской крепости, в бывшей великокняжеской
усыпальнице.

Мария
Владимировна объявила себя Главой Российского Императорского дома. Ее приезд в
Москву и Петербург с матерью и сыном показывает, что она не намерена отступать
от выбранного отцом курса на сближение с Россией и российским руководством.

Между тем в
конце июня 1992 г. в Париже собрались мужские представители потомков Романовых:
князья Николай Романович (Италия), Дмитрий Романович (Копенгаген), Андрей
Андреевич (Сан-Франциско), Никита и Александр Никитовичи (Нью-Йорк), Михаил
Федорович (Париж) и Ростислав Ростиславович (Лондон). Они должны были
договориться, кто же официально станет главой семейства. Решение не было
принято, но князь Николай заявил: «У российской императорской династии нет
больше главы, и сам русский народ должен принять в связи с этим свое
решение»***.

* Горохов Д.
Романовы: судьба династии // Эхо планеты. 1990. № 16. С. 33.

** Там же. С.
34.

***Эхо
планеты. 1992. № 30. С. 24.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ