Раскол в эмиграции :: vuzlib.su

Раскол в эмиграции :: vuzlib.su

62
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Раскол в эмиграции

Кирилла
Владимировича и его сына Владимира признавали не все члены Императорского дома,
да и не вся русская эмиграция. Серьезную оппозицию, вносящую большой раскол в
эмигрантское движение, представлял великий князь Николай Николаевич,
поддерживаемый своим братом Петром Николаевичем. К нему примыкала большая часть
членов Русского общевоинского союза во главе с генералом Врангелем — они
признавали право на Российский престол за Николаем Николаевичем не столько по
закону о престолонаследии, сколько по праву огромного уважения, которым
пользовался бывший Верховный главнокомандующий русской армии. Николай
Николаевич был, пожалуй, самым популярным великим князем как в России, так и в
эмиграции.

Николай
Николаевич был женат на Анастасии Николаевне (Стане), дочери черногорского
короля Николая I. Стана и ее сестры учились в Смольном институте, после
окончания которого Милица вышла замуж за Петра Николаевича, Елена — за принца,
впоследствии короля Италии Виктора Эммануила III, а Стана — за князя
императорской крови Георгия Максимилиановича Романовского, 6-го герцога
Лейхтенбергского. В этом браке у нее родилось двое детей — Сергей, впоследствии
8-й герцог Лейхтенбергекий, и Елена, принцесса Лейхтенбергская. В 1906 г. Анастасия Николаевна развелась с мужем, а в следующем году Николай Николаевич добился
разрешения Святейшего Синода на брак с ней. Препятствием было не только то, что
невеста была разведена, но, главное, ее старшая сестра Милица была женой
родного брата жениха. Браки родных братьев на родных сестрах осуждались
православной церковью. Детей от второго брака у Анастасии Николаевны не было, и
в случае признания императором Николая Николаевича возможным наследником
становился его племянник Роман Петрович.

Сестры Милица
и Стана были известны своими мистическими настроениями… Они, сначала очень
дружившие с императрицей Александрой Федоровной, знакомили ее со всевозможными
магами и оккультистами. Роковое знакомство царской семьи со «старцем»
Григорием Распутиным состоялось также по настоянию черногорок.

Не признала
императором Кирилла Владимировича и Мария Федоровна. Но не из-за того, что
отдавала предпочтение Николаю Николаевичу, с которым действительно была более
дружна, а потому, что не верила в смерть своих сыновей и внука в России и
считала лишь Николая законным императором, несмотря на его отречение, и лишь
Алексея — законным наследником.

Мария
Федоровна и Николай Николаевич умерли друг за другом (в октябре 1928 и январе 1929 г.). В 1928 г. скончался и генерал Врангель. Похоронив этих трех стариков, русская эмиграция
оплакала старую Россию.

Императрицу
хоронили в Дании. Хроника, донесшая до нас это событие, торжественна и трагична.
Старые российские мундиры на улицах Копенгагена. Постаревшие офицеры,
выброшенные Россией и живущие в эмиграции только Россией, словно на своем
маленьком русском острове, — терзаемые тоской, раскаяньями и бессилием что-либо
изменить…

Похороны
Николая Николаевича были, наверное, последним столь грандиозным событием
русской эмиграции. Иван Бунин подробно описал их, а здесь мы приведем лишь
небольшой отрывок из воспоминаний И. Одоевцевой о том, что говорил писатель,
вернувшись с похорон великого князя:

«Лежит в
гробу, длинный, тощий, рыжий. Грудка как у цыпленка. А кулачище — во! И в
кулачище, как дубина, кипарисовый крест зажат. Красота! Царственный
покойник…» *

Великий князь
Петр Николаевич ненадолго пережил своего брата и умер в том же поместье на юге
Франции в 1931 г. Два его внука по мужской линии (сыновья князя Романа
Петровича и княгини Прасковьи Дмитриевны, урожд. графини Шереметевой), Николай
и Димитрий Романовичи, ныне здравствуют.   Николай  Романович — историк, автор
(вместе с Жаком Ферраном) уникального фотоальбома дома Романовых, а Димитрий
Романович до выхода на пенсию был преуспевающим банкиром**.

*0доевцева И.
На берегах Сены. М., 1989. С. 245.

** Подробнее
см.: Обухова О. Романовы в Дании // Международная жизнь. 1995. № 7. С. 103-111;

Закатов А.
Романовы в семье европейских королей (письмо в редакцию) // Там же. 1995. № 10.
С. 125-128. Примеч. сост.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ