§ 138. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА :: vuzlib.su

§ 138. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА :: vuzlib.su

195
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ
§ 138. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

.

§ 138. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА

Среди экономистов-классиков главными
исследователями проблем роста являлись А. Смит, Д. Рикардо и Т. Мальтус. Будучи
свидетелями экономической жизни Англии, начав­шейся промышленной революции, они
пытались дать объяс­нение тем силам, которые управляли функционированием
экономики, найти и описать возможности прогресса, т. е. возможности
экономического развития. Даже конкретные действия упомянутых классиков (борьба
Рикардо против «За­конов о пшенице», которые регулировали торговлю пшени­цей в
пользу производителей в периоды высоких урожаев и низких цен; борьба А. Смита
против монополистических привилегий, связанных с меркантилизмом, и т. д.) были
направлены на то, чтобы снять препятствия на пути свобод­ного экономического
развития.

§ 138. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА :: vuzlib.su

Экономисты-классики смогли дать лишь
общую картину тех явлений, которые воздействуют на процесс экономичес­кого
роста. Прежде всего они определили, что накопление и производительное инвестирование
части совокупного обще­ственного продукта, осуществляемое в форме реинвестирова­ния
прибылей, являются главным источником экономичес­кого роста. Рядом с этим
финансовым условием следовало поставить технические сдвиги в форме
углубляющегося раз­деления труда и изменений в методах производства, о кото­рых
много писал А. Смит. Но ни у него, ни у его коллег нет систематического
описания отношения между инвестиционным (финансовым) процессом и процессом
технических но­вовведений. Однако они уделили особое внимание проблеме предложения
труда, возникающей по мере роста численно­сти населения. Вместе с борьбой
против «Законов о пшени­це» этот акцент привел их к концепции стагнации, в раз­витие
которой особый вклад сделал Т. Мальтус.

Суть этой концепции сводилась к
тому, что если изме­няемыми затратами общества являются лишь затраты труда, а
предложение земли неизменно, то экономика начинает производить продукт, равный
лишь затратам труда. При не­изменности предложения (и продуктивности) земли пре­дельный
продукт труда постоянно снижается, достигая не­коего прожиточного минимума. В
дальнейшем стагнирующий объем производства начинает физически регулировать дина­мику
населения. Эта концепция отнюдь не имела для эконо­мистов-классиков
основополагающего значения. Она нужна была им в их борьбе с классом лендлордов,
проводившим через парламент законы в свою пользу. Но Марксу она понадобилась
как авторитетная основа его тезиса о том, что общественный продукт в конечном
счете создается только трудом.

Теория роста у классиков возникла не
сама по себе, а в контексте разработанных ими принципов экономики, свя­занных с
производством, накоплением, обменом и распре­делением. В этом отношении проблемы
распределения у классиков противоречат их же концепции застоя, что под­черкивает
ее дискретный характер. Данные проблемы прямо связаны с владением факторами
производства (земля, труд, капитал), которые зарабатывали свои виды доходов.
Клас­сики отчетливо видели, что без капитала (т. е. без денег, без их накопления
и авансирования) невозможно было бы участие труда в производстве, так как его
попросту не на что было бы нанять.

Накопление и распределение —
взаимосвязанные процес­сы. Концепция физиократов об общественном излишке как
части общественного продукта, остающегося после вычета необходимых затрат,
использовалась классиками для того, чтобы проанализировать поведение этого
излишка, который и составлял основу роста. Они полагали, что работники
полностью потребляли заработную плату, лендлорды полно­стью потребляли ренту,
но капиталисты реинвестировали свою прибыль. То есть рост полностью зависел от
размеров и использования общественного излишка. Анализ Д. Рикардо был во многом
сосредоточен именно на том, как регулиру­ется распределение, — на результатах
политических компро­миссов, отражавшихся в законах (этот анализ политики во
многом и стал причиной того, что классики называли свой предмет политической экономией).

Этот анализ в первую очередь касался
прибыли как сохраняющегося (непотребляемого) остатка общественно­го излишка.
При принятых Рикардо упрощениях речь шла об отношении между ставкой зарплаты и
нормой прибы­ли, которые определялись внутри единственного сектора в экономике
— зернопроизводства. Рикардо рассматривал зер­но (пшеницу) как уникальное
благо, которое одновремен­но могло быть и потребительским продуктом, объем кото­рого
равнялся зарплате, и капитальным благом (семен­ной фонд). Распределение между
потреблением (хлеб) и накоплением (семена) отнюдь не исчерпывало понима­ния
совокупного продукта. Классики отчетливо осознавали, что реализуемая зарплата
содержит не только хлеб (как и прибыль, т. е. капитал), не только семена, но и
другие товары. Поэтому они понимали, что нельзя получить при­быль простым
вычитанием зарплаты из общественного про­дукта.

Пропорция W и К зависит и от цен на
другие товары, а эти цены инкорпорируют норму прибыли. В 1960 г. П. Сраффа (выдающийся итальянский экономист) нашел решение с моделью со многими товарами,
которое показы­вает, что в этом случае норма прибыли определяется не только
данным уровнем зарплаты, но и условиями производ­ства других «базовых товаров».
Применяемая Рикардо как пример, пшеница как раз является базовым товаром,
который прямо или косвенно включен в производство любого товара, в том числе в
производство самой пшеницы. Боровшиеся против помещичьих законов и против
протекционистских законов Рикардо и его коллеги считали поэтому, что в закрытой
экономике норма прибыли обрекается на посте­пенное снижение. Много лет спустя и
эта идея была исполь­зована Марксом для формулирования «его» закона о тенден­ции
нормы прибыли к понижению, но уже без ссылки на закрытую экономику (каковой,
кстати, является планово-командная экономика).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ