§ 155. СОЦИАЛИЗМ В ТЕОРИИ И НА ПРАКТИКЕ :: vuzlib.su

§ 155. СОЦИАЛИЗМ В ТЕОРИИ И НА ПРАКТИКЕ :: vuzlib.su

61
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 155. СОЦИАЛИЗМ В ТЕОРИИ И НА ПРАКТИКЕ

.

§ 155. СОЦИАЛИЗМ В ТЕОРИИ И НА
ПРАКТИКЕ

Мы не будем касаться неэкономических
проблем. Соци­алистическая экономическая система отличается, как прави­ло,
отрицанием частной собственности на физический капи­тал (капитальные блага), коллективным
характером решений по применению физического капитала, уравнительным рас­пределением
реального дохода, произведенного трудом, скомбинированным с физическим
капиталом. В Советском Союзе в конечном счете огосударствлению подверглись все
капитальные блага. Но Советским Союзом социализм, как известно, не
исчерпывался.

Социалисты традиционно выступали за
общественную (государственную) собственность, по крайней мере, на ка­питал
стратегически важных отраслей. К таковым они отно­сили конвейерные производства
массовой продукции, тяже­лую   промышленность,   капиталоемкие   производства,
банковскую систему и финансы в целом, коммунальное хозяйство и транспорт,
сырьевые отрасли, особенно горно­добывающую промышленность. Из этого следовало,
что ма­лый бизнес, сельское хозяйство, местную промышленность (ремесла и т.д.),
розничную и оптовую торговлю социалисты рассматривали как спорные отрасли,
которые могли быть обобществлены, но могли быть и оставлены в частной или групповой
(кооперативной) собственности.

В качестве системы принятия
экономических решений социалисты традиционно настаивали на системе планирова­ния,
т. е. на такой организации экономической деятельнос­ти, которая координируется
из единого центра на основе принятых программных установок и целей.
Естественно, что такая система требует передачи собственности на капитал в

руки властей.

Социалисты считали, что планирование
может быть луч­ше рыночной организации экономики, по крайней мере, по двум
причинам. Во-первых, планирование должно обеспечить устойчивый темп экономического
роста, в то время как капиталистическая экономика развивается циклически. Ус­тойчивость,
в свою очередь, обязана была обеспечить пол­ную занятость ресурсов, включая
рабочую силу. Во-вторых, планирование должно было устранить все отрицательные
внешние факторы (например, загрязнение окружающей сре­ды) за счет включения
социальных (полных) затрат в пла­новые затраты.

Специальной целью социалистов
являлось прогрессивное уменьшение неравенства. Неизбежность какой-то степени не­равенства
понимали даже социалисты. Поэтому многие из них говорили не об абсолютном равенстве,
а о «справедливой доле» для каждого, о «социальной справедливости». Факти­чески
речь шла об определенных возможных различиях в уровнях заработной платы в
зависимости от квалификации, производительности и т. д.

Институциональным инструментом
социалистов является также предоставление людям равных возможностей в приоб­ретении
профессии, а также массовое просвещение населе­ния. Социалисты традиционно уделяли
особое внимание образованию, создав свое содержание гуманитарного образо­вания,
отличавшееся достаточной эффективностью и край­ней догматичностью. В его основе
было отрицание индивиду­ализма, подчинение личности коллективу и обществу в
целом, признание абсолютного приоритета государственно-общественных ценностей.
Унификация поведения, взглядов и убеждений, обязательное следование стандартному
кодексу коллективистских ценностей и решений стали институцио­нальной
структурой обычаев социалиста. В XIX — первой половине XX в. к этому следует
добавить некоторые элементы аскетического воспитания и ограничение гедонистских
на­клонностей (т. е. наклонностей к наслаждениям).

Но главным институциональным блоком
социализма, ко­торый нам нужно вкратце рассмотреть, является экономи­ческий
блок. Мы уже знаем, что модель совершенной рыноч­ной конкуренции предусматривает
гибкость цен на товары и факторы производства, распределение доходов на основе
реального вклада факторов в производственный процесс. Это обеспечивало систему
ценообразования и установление объе­мов производства каждого вида продукта. Что
же происходит в модели социализма?

Прежде всего переход к социализму в
любой стране, решившейся на это, требовал переходного периода. По этому вопросу
мнения социалистов разделились. Одни считали, что передача «средств производства»
из частной собственности в собственность государства должна произойти быстро
(вдруг) и во всей экономике на основе конфискации. Другие придер­живались идеи
постепенности и считали необходимым обес­печить какой-то вариант компенсации
бывшим собственни­кам «средств производства» (земли и капитала). В реальности
случились оба варианта, но абсолютно преобладал первый.

Кому же конкретно должны были
передаваться «средства производства»? Практически во всех случаях пошли двумя
параллельными путями. Институционально промышленные группы собственности были
переданы министерствам, а сами министерства включены в политический процесс, по­скольку
министры стали политическими деятелями (членами парламентов и т. д.).
Естественно, что определение и выра­жение экономических предпочтений с этого
времени замк­нулось на нескольких людях. Правда, в Югославии эту модель
откорректировали. Персонал министерств здесь действовал как бы независимо от
политических инстанций, а предпри­ятиями руководил совет директоров,
обсуждавший мнения потребителей, рабочих и технических служб и поручавший
осуществить трансляцию этих мнений в производственную практику профессиональным
управляющим.

Другая часть «средств производства»
могла передаваться в руки отдельных коллективов (сельские кооперативы, артели,
товарищества и партнерства в сфере услуг, местной промыш­ленности и т. д.). Но
и над ними были поставлены правитель­ственные учреждения, определяющие
экономические пред­почтения на всех уровнях «каскада властей».

Одним из труднейших для социалистов
оказался вопрос о мотивации работников. Теоретические лозунги о необходи­мых
различиях в зарплате на практике свелись к минималь­ному разрыву между оплатой
неквалифицированного и квалифицированного труда. Но помимо этого средний уро­вень
зарплаты повсеместно оказался чрезвычайно низким. В СССР в конце 20-х гг. (т.
е. до «построения социализма») доля зарплаты в национальном доходе составляла
почти 90%, а в конце 80-х гг. — около 35% (сравните с 84% в США). Эти цифры
однозначно говорят о том, что в реаль­ной социалистической экономике работник
полностью от­чуждался от результатов своего труда и его зарплата превра­тилась
в талон на прожиточный минимум с незначительны­ми колебаниями в обе стороны.
Сферы, где отчуждение достигло максимального уровня, подверглись глубокой дегра­дации.
В СССР такой сферой стало, в частности, сельское хозяйство.

Не меньшие трудности ждали
социалистов в сфере цено­образования. Отказавшись от рыночных принципов, все ре­альные
социалистические экономики исходили из централи­зованного определения цен на
конечные товары и на факторы производства. Практически ценообразование свелось
к суммированию затрат и плановой прибыли, к которым добавлялись торговые надбавки
и акцизы (косвенные налоги на водку, табак, автомобили, хрусталь, мебель и
т.д.). Тео­ретические надежды обязательного учета социальных затрат на защиту
от негативных внешних факторов оказались пусты­ми. Ни один управляющий
предприятием за всю историю социалистических экономик не включал в затраты
продук­ции «социальные затраты» от загрязнения природной среды его
предприятием. Но и на уровне высших плановых органов социальные затраты от
негативных внешних факторов вклю­чались в проекты планов, но редко доходили до
стадии окончательного утверждения проектов. Отсюда те чудовищ­ные разрушения,
которые были причинены природной среде экономикой социализма в СССР, Монголии,
Вьетнаме, Камбодже, других странах.

Несостоятельными в конечном счете
оказались и попыт­ки тотального планирования производства. Провалы с произ­водством
то стиральных порошков, то бумаги, то запчастей и т.д., тотальный дефицит все
чаще свидетельствовали о нарастающей неэффективности социалистического планиро­вания.
Одним из тяжелейших результатов социалистической системы стало разрушение
общечеловеческих ценностей, основ морали (в том числе и деловой морали). На
всех уровнях власти оказались люди, способные в любой момент переступить закон
и действовать в составе как организован­ной преступности, так и индивидуальных
нарушений зако­нов и норм морали.

Сегодня вся критика, с которой в XIX
в. выступил против капитализма К. Маркс, может быть предъявлена со­циализму.
Но, к сожалению, чаще дело обстояло хуже, чем это видела любая критика.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ