Эволюция теории Дж. Хикса :: vuzlib.su

Эволюция теории Дж. Хикса :: vuzlib.su

19
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Эволюция теории Дж. Хикса

.

Эволюция теории Дж. Хикса

Джон Р. Хикс родился в небольшом английском городке
Лимингтон в 1904 г. Получил образование в Оксфордском университете; его
«наставником» был известный деятель фабианского движения Дж. Коул (1889-1959),
который незадолго до этого окончил тот же университет. С 1926 г. Хикс преподавал в Лондонской школе экономики. В 1928-1931 гг. он опубликовал в журнале
Экономика ряд статей, посвященных условиям формирования заработной платы в
строительстве (материалы подготовленной диссертации), теоретическим концепциям,
в которых существование капиталистической прибыли выводится из
неопределенности, характеризующей операции предпринимателя и др.

«Теория заработной платы». В 1932 г. была опубликована первая книга Хикса «Теория заработной платы». Уже в этой работе 28-летний
английский экономист продемонстрировал свой интерес к самым общим теоретическим
проблемам, и прежде всего к теории стоимости. Книга открывается фразой: «Теория
определения заработной платы в условиях свободного рынка — это просто частный
случай общей теории стоимости» [J. Hicks. The Theory of Wages. New York, 1963,
p. 1. ]. Концепция, связывающая размеры заработной платы с величиной
предельного продукта труда рабочего, к моменту выхода книги Хикса имела уже
почти полувековую историю (автор прямо ссылается на «Распределение богатства»
Дж. Б. Кларка и «Принципы политической экономии» А. Маршалла [Критический
анализ теории предельной производительности содержится в кн.: В. Афанасьев.
Этапы развития буржуазной политической экономии (очерк теории). М., 1985. ]).
Однако к этому времени в центр обсуждения выдвинулся ряд вопросов, связанных с
особенностями функционирования рынков при подрыве условий так называемой
совершенной конкуренции.

В чем же проявляются нарушения конкурентного механизма на
рынке труда? Как известно, к началу нашего столетия в ключевых отраслях
экономики развитых капиталистических стран утвердилось господство монополий.
Однако Хикс — в полном соответствии с традициями буржуазной политической
экономии, — по существу, уклоняется от рассмотрения роли капиталистической
монополии и, в частности, монополистических соглашений между предпринимателями,
соглашений, обнаруживающихся на рынке рабочей силы [Пытаясь как-то оправдать
явную односторонность своего анализа, Хикс ссылается, в частности, на то, что
большая часть сведений об объединениях предпринимателей хранится в секрете,
тогда как действия профсоюзов всегда «на виду» (см.: J. Hicks. The Theory of
Wages, p. 166-167). Подобное соображение, разумеется, никак не может
использоваться в качестве серьезного довода, позволяющего исключить из
теоретического анализа объединенные действия предпринимателей, и сам автор в
одном-двух случаях ссылается на получившие широкую известность случаи локаутов,
Тем не менее в ходе последующих рассуждений неизменно предполагается, что
капиталистические предприниматели своими действиями не могут оказывать
какого-либо влияния на рыночный уровень заработной платы (выражаясь словами
Хикса, при покупке факторов производства фирма всегда выступает как pricetaker-
см.: J. H i с k s. The Theory of Wages, p. 332).

После второй мировой войны в статье «Экономические основы
политики заработной платы» Хикс упоминает о необходимости учитывать
монополистическую роль ассоциации предпринимателей на рынке рабочей силы;
однако в теоретической модели монополии отсутствует устойчивое равновесие. И
автор опять отвергает эту идею, ссылаясь на сей раз на ограниченные возможности
теории монополии. «Чистая теория монополии, — утверждает он, — может лишь в
очень ограниченных масштабах использоваться для того, чтобы объяснить поведение
предпринимателей на тех рынках, на которых они продают свою продукцию; еще
менее вероятно, что такая теория окажется сколько-нибудь уместной при анализе
поведения участников, выступающих — с той или другой стороны- на рынке рабочей
силы» (J. Hicks. Economic Foundations of Wage Policy. — Economic Journal,
September 1955).]. Единственным фактором, нарушающим свободное взаимодействие
рыночных сил, в книге «Теория заработной платы» оказывается деятельность
профессиональных союзов рабочих и служащих. Объединение трудящихся и развитие
профсоюзного движения вызвало к жизни, по утверждению Хикса, такие силы,
которые эффективно противостоят попыткам предпринимателей снизить заработную
плату; более того, эти силы могут обеспечивать повышение доходов рабочих сверх
«равновесного» уровня.

Считая обычные маржиналистские схемы распределения доходов
недостаточными, Хикс дополняет их «теорией промышленного конфликта».
Единственной нерыночной силой, воздействующей в этих теоретических моделях на
движение заработной платы, оказываются действия профсоюзов. Характерна сама
постановка проблемы: «В какой мере давление профсоюзов может заставить
предпринимателей платить более высокую заработную плату или предоставить своим
рабочим и служащим другие, более благоприятные условия труда, чем те, которые
имели бы место при отсутствии профсоюзов?» [ J. Hiсks. The Theory of Wages, p.
352.]

Основное орудие давления на предпринимателей, которое, по
утверждению английского экономиста, используют профсоюзы, — это угроза
забастовки. Рассматривая вопрос о возможности повышения заработной платы,
предприниматель сравнивает дополнительные издержки, связанные с повышением
зарплаты, и убытки, которые должна принести забастовка в том случае, если он
откажется пойти навстречу требованиям рабочих. К числу параметров, играющих
особенно важную роль в развитии «промышленного конфликта», относится вероятная
продолжительность забастовки [Хиксианская модель определения заработной платы,
в которой ставки оплаты определяются пересечением «кривой уступок» предпринимателей
и «кривой сопротивления» профсоюзов, до настоящего времени широко используется
в западных учебных пособиях (см., например: R. Byrns, G. Stone. Economics. 2-nd
ed. Glenview (111.), 1984, p. 703-704).].

Содержание книги «Теория заработной платы» может
свидетельствовать (иногда прямо, а чаще — косвенно) о том глубоком впечатлении,
которое произвела на ее автора всеобщая забастовка английских рабочих 1926 г. Многие суждения о стачечной борьбе, которые высказаны в этой книге, продиктованы острым сознанием
опасности, грозящей всей капиталистической системе хозяйственных отношений. В
проектах смягчения классового конфликта наглядно проявляется связь
сформировавшегося монополистического капитализма с оппортунизмом — связь,
которая, как показал В. И. Ленин, «сказалась раньше всех и ярче всех в Англии
благодаря тому, что некоторые империалистические черты развития наблюдались
здесь гораздо раньше, чем в других странах» [В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т.
27, с. 423-424. ].

В соответствии с идеями «гильдейского социализма» Хикс
полагает, что профсоюзы могут осуществлять важные социальные функции в тех
случаях, когда им удается поддерживать «мир в промышленности», причем
развиваемая им концепция промышленного конфликта может способствовать
теоретическому осмыслению подобной «миротворческой» роли. Ведь если можно
примерно оценить наперед убытки, которые должна принести предпринимателям и
рабочим предстоящая забастовка, рассуждает автор, обе стороны могут окончить дело
миром, сговорившись между собой. Решающую роль при этом, разумеется, должно
играть подчинение реформистской линии профсоюзного руководства интересам
капиталистов. «Чем тесней контакты между профсоюзными руководителями и
предпринимателями, — пишет Хикс, — тем в большей степени профсоюзные руководители
из агитаторов превращаются в коммерческого посредника» [J. Нiсks. The Theory of
Wages, p. 147.]. Что же, яснее не скажешь!

Приемы заведомого преувеличения, всяческого выпячивания роли
профсоюзов в апологетических целях не новы, они нередко встречались в
буржуазной и реформистской литературе прошлого столетия. В своей работе
«Брентано contra Маркс» Ф. Энгельс отмечал, что пропасть между наемными
рабочими и капиталистами становится все глубже и шире по мере того, как
современная крупная промышленность овладевает всеми отраслями производства. «Но
так как г-н Брентано хочет сделать наемного раба довольным наемным рабом, ему приходится
колоссально преувеличивать благоприятное влияние охраны труда, сопротивления
профессиональных союзов, крохоборческого социального законодательства и т. д.;
а так как мы имеем возможность противопоставить этим преувеличениям простые
факты, то он гневается» [К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, с. 100. ].

К моменту выхода в свет издания «Теории заработной платы»
«простые факты» реальной действительности самым наглядным образом входили в
конфликт с апологетическими схемами. Достаточно вспомнить о том, что в
результате развертывания самою глубокого в истории капитализма экономического
кризиса безработица достигла невиданных масштабов; пользуясь этим,
капиталистические предприниматели повсеместно прибегали к снижению ставок
заработной платы и усилению эксплуатации тех трудящихся, которым удалось сохранить
работу. В подобной обстановке автор, разумеется, не мог обойти вопрос о
причинах существования безработицы и о том влиянии, которое она оказывает на
движение заработной платы.

Впоследствии Хикс с удовлетворением отмечал, что анализ
проблемы безработицы в первом издании его «Теории заработной платы» был намного
содержательней, чем в вышедшей четырьмя годами позже «Общей теории занятости,
процента и денег» Кейнса [См.: J. Н i с k s. The Theory of Wages, p. 318.].
Действительно, в первой из этих книг можно найти более обстоятельное описание
причин существования различных групп безработных. Как по методологии, так и по
общей направленности этот анализ мало отличается от теоретической характеристики
безработицы, содержавшейся в работах экономистов кембриджской школы (Ф.
Эджуорта, А. Пигу и др.) и Кейнса. Буржуазных экономистов этого направления
объединял — и до настоящего времени продолжает объединять — тезис о том, что
важнейшим фактором существования постоянной безработицы неизменно оказывается
нежелание самих трудящихся работать (или их неумение, недостаточная
энергичность и т. п.). В «Теории заработной платы» встречаются отдельные
«зарисовки с натуры», свидетельствующие, например, о резких колебаниях
занятости в ряде отраслей [Так, в третьей главе книги отмечается, что в
капиталистической экономике существуют довольно обширные секторы, предъявляющие
крайне нерегулярный спрос на рабочую силу; рабочие и служащие, занятые в таких
отраслях, особенно часто оказываются за воротами предприятий. В тех случаях,
когда удается найти более надежную работу в других секторах экономики, эти люди
вынуждены соглашаться на самые невыгодные для них условия оплаты.] , и все же
основная линия теоретического анализа, по существу, игнорирует тенденции
развития капиталистического производства, законы капиталистического накопления.

Основную часть нерассасывающейся армии безработных
составляют, по утверждению Хикса, те рабочие, результаты труда которых
оказываются недостаточными для того, чтобы претендовать на получение
«стандартной» заработной платы. Некоторым людям «исключительно трудно
приспособиться к требованиям промышленной системы» [J. Hiсks. The Theory of
Wages, p. 44.] , другие слишком инертны и не обнаруживают готовности к
переезду, когда меняется размещение промышленности, и т. п. И хотя в «Теории
заработной платы» можно найти краткие упоминания о возможных изменениях спроса
на рабочую силу — прежде всего сезонных колебаниях (!),-его теоретическая
конструкция оказывается совершенно непригодной для объяснения скачкообразного
увеличения числа рабочих и служащих, лишившихся заработка, и существования
массовой застойной безработицы на протяжении 30-х годов. Исходя из
приводившейся выше аргументации, оставалось, по-видимому, только предположить
внезапное распространение некой загадочной эпидемии, связанной с массовым
нежеланием работать, исчезновением производственной квалификации, навыков к
труду и т. п. Чудовищные лишения, которые испытывали в то время миллионы
безработных в различных капиталистических странах, еще наглядней выявляли всю
нелепость подобных субъективистских концепций, авторы которых пытались взвалить
вину за безработицу на трудящихся [Во втором издании «Теории заработной платы»
Хикс должен был признать обнаружившийся к концу кризиса 1929-1933 гг.
разительный контраст между содержавшимися в книге построениями и реальной
действительностью; впрочем, он связывал этот конфликт лишь с неудачным выбором
времени издания. На протяжении всего двадцатого столетия, писал Хикс,
невозможно было выбрать худший год для публикации, — «год, когда теория,
которую я развивал в своей работе, оказалась бы более неуместной» (J. Hicks.
The Theory of Wages, p. 305).].

В первом издании «Теории заработной платы» можно встретить
ряд аналитических приемов, которые в последующий период, по существу, стали
общепринятыми в западной экономической литературе. Так, рассматривая изменения
в распределении доходов, Хикс связывает их с процессами замещения между трудом
и капиталом и высказывает соображения относительно возможной эластичности
такого замещения. Характеристики эластичности замещения между трудом и
капиталом сегодня используются в теории производственных функций, они играют
существенную роль в современных буржуазных теориях распределения доходов.
Широкое распространение получило хиксианское определение «нейтральности»
технических нововведений (характеристика таких нововведений, осуществление
которых не меняет пропорций распределения продукта между факторами
производства).

В действительности, однако, по мысли автора «Теории
заработной платы», технический прогресс чаще всего не носит нейтрального
характера. Факты капиталистической действительности могут свидетельствовать о
том, что при выборе новой техники предприниматели во многих случаях
предпочитают именно те виды оборудования, которые позволяют сильней всего
уменьшить спрос на рабочую силу и тем самым не только сократить часть наемного
персонала, но и оказать серьезное давление на зарплату тех рабочих, которым еще
удалось сохранить свое место. С момента появления фабричной системы машина, как
показал К. Маркс, преднамеренно используется капиталом как враждебная рабочему
сила. Переход к более широкому использованию машин и превращение части рабочего
населения в относительно избыточное — таков метод, каким капитал быстрее или
медленнее реагирует на повышение заработной платы [См.: К. Маркс и Ф. Энгельс.
Соч., т. 16, с. 152-153.].

Указанная тенденция получила отражение — в совершенно
искаженном виде — в концепции «индуцированных нововведений». Повышение
заработной платы (исходный пункт большинства теоретических рассуждений Хикса!)
должно, по его словам, приводить в движение «индуцированные нововведения» —
такие нововведения, которые обеспечивают более активное замещение труда
капиталом. В последующем развитии буржуазной теории, однако, вопрос об
экономических и социальных последствиях трудосберегающего технического прогресса,
по существу, «потонул» в нескончаемых спорах о том, насколько правомерно
рассматривать результаты таких нововведений как замещение в рамках той же
агрегатной производственной функции (или же имеет место смещения кривой,
переход к иным параметрам производственной функции) .

Теоретические построения Хикса оказали заметное влияние и на
последующее развитие неоклассических концепций безработицы. В своих первых
статьях и в книге «Теория заработной платы» он пытался выделить в общей массе
безработных различные компоненты: ту ее часть, которая входит в активное
предложение рабочей силы и оказывает непосредственное воздействие на движение
рыночных ставок заработной платы, и ту часть, которая хотя и лишена работы, но,
по его утверждению, играет на рынках труда «пассивную» роль. Рассуждения
подобного рода впоследствии получили дальнейшее развитие в теории так
называемой естественной нормы безработицы [Критический анализ современных
буржуазных теорий безработицы содержится в книгах: «Социальная болезнь «номер
один». Как с ней бороться?». М., 1985; «Критика буржуазных теорий ГМК. Проблемы
«смешанной экономики»». М., 1984, гл. 12.].

После выхода в свет «Теории заработной платы» Хикс
опубликовал ряд статей в ведущих теоретических журналах; две из них — «Еще раз
о теории стоимости», вышедшая в журнале Экономика в феврале 1934 г., и «Кейнс и «классики»», вышедшая в журнале »Эконометрика» в апреле 1937 г., — будут упоминаться в последующем изложении. В 1939 г. была издана главная его работа, посвященная теории стоимости, — «Стоимость и капитал» (вышедшая за два года до
этого в Париже книга Хикса «Математическая теория стоимости» в несколько
переработанном виде была включена в математическое приложение к работе
«Стоимость и капитал»).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ