«Экономические перспективы…». :: vuzlib.su

«Экономические перспективы…». :: vuzlib.su

25
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


«Экономические перспективы…».

.

«Экономические перспективы…».

 В изданной в 1977 г. книге «Экономические перспективы.
Новые очерки о деньгах и хозяйственном росте» собран ряд очерков, как бы
примыкающих к предшествующим работам Хикса. Один из очерков — «Индустриализм» —
перекликается с заключительными главами работы «Теория экономической истории».
Перечисляя в этом очерке проявления «слоновьей болезни», которую приносит с
собой крупная машинная индустрия, автор называет капиталистическую монополию и
прямо пишет о монопольном сосредоточении хозяйственной мощи у небольшого числа
крупнейших корпораций. Он скептически относится к попыткам ограничить частную
монополию: в таких случаях обычно прибегают к огосударствлению корпораций или
правительственному контролю над их деятельностью, «но горький опыт научил нас
тому, что подобные меры представляют собой не более чем попытку поверхностного
решения проблемы, они не затрагивают самой проблемы экономической мощи», —
отмечает Хикс [J. Hicks. Economic Perspectives. Further Essays on Money and
Growth, p. 37. Подлинный источник концентрации экономической мощи-концентрации,
которая, как отмечалось в одной из работ Хикса, «представляет собой главную
угрозу свободе в западных государствах», — он видел не в закономерностях
экономического развития, а в особенностях современной производственной
технологии (см.: J. Hicks, A. Manifesto. — Wealth and Welfare. Collected Essays
on Economic Theory, vol. 1. Southampton, 1981, p. 139).].

Сразу же вслед за этим появляются пространные рассуждения о
том, что развитие капиталистической промышленности сопровождалось ростом
тред-юнионизма, все более широким распространением притязаний рабочих и
«чрезмерным» ростом реальной заработной платы [Заслуживает внимания и следующий
нюанс: в отличие от статьи о неустойчивости заработной платы, опубликованной в 1956 г., (см.: J. Hicks. Essays in World Economics, p. 105-120), в очерке об индустриализме автор
стремится вывести инфляцию из замедления процессов экономического роста и
протеста рабочих против недостаточного повышения реальных доходов (см.: J.
Hicks. Economic Perspectives. Further Essays on Money and Growth, p. 34-35). В
такой модификации схемы инфляции отчетливо обнаруживались как нарастание
хозяйственных трудностей в рамках всей капиталистической экономики в 70-х
годах, так и специфические симптомы упоминаемой Хиксом «английской болезни». ].
Что же касается капиталистической монополии, то она просто исчезает из
рассматриваемого далее перечня экономических и политических сил, оказывающих
влияние на движение реальных доходов.

На протяжении 70-х годов в капиталистических странах
значительно ускорился рост цен. Инфляция, которая превратилась в «проблему №
I», стала предметом активных теоретических дискуссий. Хикс отмечает и тенденцию
к одновременному росту цен и безработицы. «Это новое явление», — читаем мы в
книге [См.: J. Hicks. Economic Perspectives. Further Essays on Money and
Growth, p. 46. ]. Излагая теорию денег, автор уделяет много внимания изменениям
в механизме внутренних и международных денежных расчетов, происшедшим в 70-х
годах, и особенно воздействию этих изменений на движение цен. Центральное место
в книге «Экономические перспективы…» отведено очерку «Опыт развития денежной
сферы и теория денег». В этом очерке отмечаются все более серьезные «перебои» в
функционировании валютной системы. Систему денежных отношений, основанную на
Бреттон-Вудском соглашении, было бы неправильно, по мнению Хикса, считать
золотым стандартом. Связь денежного обращения с металлической базой была резко
ослаблена уже в 30-х годах. «Долларовый стандарт», воплощенный в
Бреттон-Вудской системе, «знаменовал важный шаг в продвижении к чисто кредитной
экономике» [Ibid., p. 88.], причем американский доллар служил как бы осью всей
кредитной системы.

В новых условиях предложение денег уже не регулировалось,
как полагает автор, «естественными» хозяйственными силами. В обстановке
длительного роста цен рыночные процентные ставки неизбежно оказывались ниже
равновесного уровня [В книге используется теоретическая схема известного
шведского экономиста К. Викселля, развитая им в книге «Ссудный процент и цены».
В соответствии с этой схемой предполагается, что решающую роль в движении
свободных денежных ресурсов играют колебания рыночного процента вокруг
«естественного» уровня (см.: К. Wicksell. Interest and Prices. London, 1936).
]. Между тем в «кредитной экономике» движение процента оказывает влияние не
только на спрос и предложение ссудного капитала, но и на масштабы денежного
обращения. Если рыночный процент отклоняется вниз от равновесного уровня, это
влечет за собой кумулятивное расширение кредитных операций, увеличение массы обращающихся
платежных средств, что в свою очередь способствует дальнейшему развитию
инфляции.

Другой причиной повышения цен в 50-60-х годах служила, по
мнению Хикса, сама неравномерность в движении производительности труда в рамках
мировой капиталистической экономики. В книге используется элементарная схема:
предполагается, что те страны, в которых производительность труда быстро
увеличивалась, — например, Япония, ФРГ и др. — получали возможность значительно
расширить свой экспорт в остальные государства. В условиях поддержания
фиксированных валютных паритетов и все большей неуравновешенности платежных
балансов это неизбежно должно было, как показывает автор, повлечь за собой
дополнительный рост цен в обеих группах капиталистических стран.

Привлекает внимание также следующее обстоятельство.
Перечисляя основные факторы неуклонного роста цен, Хикс упоминает и свою
излюбленную концепцию инфляционных ожиданий и стачечной борьбы рабочего класса
(как факторов «независимого» роста заработной платы); однако в новых условиях
автор должен был существенно модифицировать прежнюю концепцию инфляционного
процесса. Впервые, пожалуй, он более или менее четко формулирует и некоторые
возражения против концепции, выводившей рост дороговизны лишь из действия новых
политических сил, прежде всего из борьбы организованного в профсоюзы рабочего
класса за повышение своей зарплаты [Более подробно эти возражения изложены
Хиксом в статье: J. Hicks. What is Wrong with Monetarism?- Lloyds Bank Review.
October 1975.] (хотя, как будет отмечено ниже, и новая трактовка инфляции
Хиксом несет явный отпечаток влияния этой концепции). Теперь он полагает, что в
50-60-х годах, в период господства Бреттон-Вудской системы, «независимое»
повышение заработной платы не могло считаться важной причиной инфляции в рамках
всей мировой капиталистической экономики, хотя оно могло, по словам Хикса,
играть важную роль в росте дороговизны в отдельных странах (имеется в виду,
разумеется, прежде всего Англия).

Девальвация фунта стерлингов в 1967 г. обозначила, как отмечается в книге, первую трещину в Бреттон-Вудской валютной системе, а
последовавший затем массовый отход от политики поддержания фиксированных
валютных паритетов и отказ центрального банка и правительства США от размена
долларов на золото знаменовали собой «конец старой эпохи». Переход развитых
капиталистических стран к режиму свободного плавания валют автор связывает с
устранением последнего жесткого ограничения, которое денежное обращение могло
воздвигать на пути расширения производства.

Освободившись от этого ограничения, экономика многих
государств обнаружила тенденцию к безудержной хозяйственной экспансии.
Развернувшийся в начале 70-х годов «всеобщий бум» продолжался, однако, немногим
более года. Последовавший затем взрыв энергетического и сырьевого кризисов, а
также резкое обострение продовольственной ситуации свидетельствовали о том, что
капиталистическое хозяйство в своем развитии натолкнулось на «барьер»,
порождаемый ресурсными ограничениями.

Для того чтобы четче выделить причины ускорения инфляционных
процессов после крушения Бреттон-Вудской системы, Хикс использует
«двухступенчатую» модель ценообразования. Предполагается, что на рынках сырья
(«первичный» сектор) уровень цен регулируется спросом я предложением, тогда как
в отраслях, выпускающих готовый продукт («вторичный» сектор), цены привязаны к
издержкам производства. Инфляционный импульс постепенно передается с «нижних»
ступеней хозяйственного процесса на «высшие»; при этом совокупный рост цен
намного превосходит первоначальное вздорожание энергетических и сырьевых
ресурсов. Сам механизм, связывающий издержки производства готовой продукции с
затратами на изготовление используемых узлов, полуфабрикатов и т. п.,
определяет «мультиплицирование», усиление исходного импульса.

В схемах Хикса главную роль в этих процессах
«мультиплицирования» играют, разумеется, требования рабочих, добивающихся
поддержания прежних темпов роста своей реальной заработной платы. Именно в
«независимом» росте заработной платы автор склонен видеть важнейший фактор
одновременного существования в 70-х годах массовой безработицы и инфляции,
причем такая ситуация не может быть устранена ни методами денежно-кредитной
политики, ни фискальными рычагами [С явным недоверием Хикс относится, в
частности, к рекомендациям М. Фридмена и других представителей монетаристской
теории относительно заранее провозглашаемых и устойчивых темпов роста
обращающейся денежной массы. Такие меры, по мнению автора, совершенно
недостаточны для обеспечения подлинной хозяйственной стабильности. Можно, конечно,
представить, что государство, банковская система, множество предпринимателей,
профсоюзы и другие участники хозяйственного процесса во всех своих действиях
будут исходить лишь из соображений относительно стабильных темпов расширения
денежной массы в последующий период. «Не думаю,-иронически замечает Хикс,
заключая это рассуждение, — что подобный мир похож на наш реальный мир» (J.
Hicks. Economic Perspectives, Further Essays on Money and Growth, p. 112). ].
«Все, чего можно было бы добиться, прибегнув к указанным средствам, — это
сделать несколько менее острой одну из проблем за счет дальнейшего обострения
другой» [Ibid., p. 104.]. Иными словами, Хикс подводит читателя к мысли о
неизбежности выбора в рамках «кривой Филипса» (хотя последняя ни разу прямо не
упоминается в книге).

Сопоставляя между собой различные публикации английского
экономиста, нетрудно заметить характерную черту в эволюции его «общей теории».
В каждой следующей работе он вводит ряд дополнительных предпосылок (в некоторых
случаях он к тому же модифицирует отдельные высказанные ранее суждения) и как
бы «достраивает» сформулированную ранее концепцию, тем самым приспосабливая ее
к объяснению новой ситуации. Бросается в глаза, например, что содержащееся в
«Экономических перспективах…» утверждение относительно окончательного
преодоления «денежных барьеров» (в связи с переходом к режиму плавающих
валютных курсов) по существу представляет собой дальнейшее развитие тезиса об
устранении «оков» золотого стандарта, высказанного еще в «Очерках о мировой
экономике» [J.Hiсks. Essays in World Economics, p. 87-96. ].

В энергетическом и сырьевых кризисах 70-х годов Хикс видит
дополнительное подтверждение гипотезы о решающей роли физического ограничения
(«потолка»), на которое неизбежно наталкивается интенсивное расширение
капиталистического производства. Напомним, что эта гипотеза была подробно
изложена автором еще в 1950 г. в книге о теории экономического цикла. Теперь
это утверждение просто несколько видоизменяется: утверждается, что при
господстве фиксированных валютных паритетов в качестве такого ограничения
выступал «барьер полной занятости», а в условиях «плавающих» курсов на первый
план может выдвигаться ограниченность энергетических и сырьевых ресурсов.

Критический анализ указанных предпосылок макроэкономической
концепции Хикса был дан в предшествовавшем изложении. Поэтому, рассматривая его
теорию инфляции, отметим лишь следующий момент. В большинстве теоретических
публикаций буржуазных экономистов, посвященных проблемам инфляции, в том числе
и в работах Хикса, предполагается, что на рынках полностью господствуют
конкурентные силы, а инфляция представляет собой более или менее равномерный
рост цен на различные группы товаров и услуг. Структура относительных цен на
рынке, характеризующемся «совершенной конкуренцией», по существу, оказывается
просто не затронутой инфляцией (если отвлечься от падения покупательной
способности денежных остатков, хранимых участниками хозяйственного процесса).

Поскольку же в действительности конкуренция не является
совершенной, главный ущерб, который наносит инфляция, связан, по утверждению
Хикса, с тем, что рыночным агентам просто приходится все время пересматривать
устанавливаемые цены. «Именно это — потеря времени и ухудшение настроения,
связанные с непрерывным пересмотром институциональных и квазиинституциональных
соглашений, — и является главным возражением, которое должно быть выдвинуто
против инфляции» [J. Hicks. Economic Perspectives. Further Essays on Money and
Growth, p. 116.]. Возражения подобного рода представляются, мягко говоря, не
очень серьезными, и лишь глухое упоминание в последующем изложении о «волнениях
в сфере трудовых отношений», которые порождает серьезная инфляция, может дать
некоторое представление о подлинных заботах и опасениях автора.

В действительности развитие инфляционных процессов неизменно
сопровождалось (и сопровождается) резким усилением неравномерности в движении
цен на отдельные группы товаров и услуг и, следовательно, существенными
изменениями в структуре относительных цен. При этом в кажущемся хаосе
многообразных ценовых изменений чаще всего прослеживается отчетливая
закономерность: при переходе к новому общему уровню цен капиталистические
монополии, утвердившиеся в ключевых отраслях хозяйства, используют всю
экономическую и политическую мощь для дальнейшего укрепления своих позиций. А
рабочим и служащим в условиях быстро ускоряющейся инфляции чаще всего не
удается добиться сколько-нибудь «синхронного» увеличения заработной платы. В
этой связи можно сослаться, например, на последствия стремительного роста цен
во время «гиперинфляции» в Германии и Австрии после первой мировой войны. В
ходе инфляции снизился средний уровень заработной платы рабочих и служащих,
вместе с тем выросли доходы предпринимателей, значительно увеличился удельный
вес принадлежащего им капитала (в производительной и товарной форме) и
имущества землевладельцев в национальном богатстве страны.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ