Теория стоимости. :: vuzlib.su

Теория стоимости. :: vuzlib.su

22
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Теория стоимости.

.

Теория стоимости.

 Центральное место в теории Хикса занимает исследование
проблемы стоимости и цены товаров. Прежде чем перейти к рассмотрению его
концепции, отметим лишь следующий момент: содержание категории «стоимость»,
используемой Хиксом и его последователями, сильно отличалось от того, что
вкладывали в это понятие представители классической политической экономии.

Тенденция к отходу от теории трудовой стоимости и
выхолащиванию объективного содержания этой категории обнаружилась уже в первой
половине прошлого столетия в работе ряда вульгарных буржуазных экономистов
(Сэй, Сениор, Рошер). В последней трети XIX в. широкое распространение получает
чисто субъективистская трактовка стоимости. Достаточно сослаться в этой связи
на работу «Теория стоимости» одного из представителей австрийской школы-К.
Менгера; стоимость, по его словам «есть характеристика того, насколько важны
для нас отдельные товары (или наборы товаров), когда мы осознали, что без
владения этими товарами невозможно удовлетворить наши потребности» [С. Menger.
The Theory of Value. Albuquerque (N. Мех.), 1985, p. 115.]. При подобном
подходе дело не ограничивалось утверждением, согласно которому стоимость (здесь
и далее при рассмотрении современных буржуазных теорий, может быть, несколько
точнее было бы употреблять термин «ценность») блага определяется его
полезностью, — нелегко было даже провести разграничение между понятиями
стоимости и субъективной полезности. Субъективистская характеристика,
окончательно порывавшая с научным определением стоимости, в конечном счете
оказывалась замкнутой в самой себе, ее трудно было сомкнуть «напрямую» с
какими-либо объективными характеристиками хозяйственного процесса. Поэтому в
последующий период центр тяжести в «академической» теории стоимости все более
переносился на анализ рыночных цен, причем в зависимости от исходных
предпосылок автора уровень цены более или менее жестко связывался с полезностью
и редкостью данного блага. В первые десятилетия XX в. особую популярность
завоевала теория частичного равновесия А. Маршалла; в этой теории был достигнут
некоторый компромисс между теорией полезности (гл. VI книги II «Принципов
политической экономии» называется «Полезность и стоимость») и издержек
производства (гл. VIII-XI книги V). При этом термин «стоимость» во многих
случаях Маршалл употребляет как синоним цены, а «нормальная стоимость» — как
обозначение равновесной цены. В гл. IX книги V, например, можно прочесть, что в
конечном счете нормальная стоимость товара должна обеспечивать равновесие между
спросом и предложением [См.: А. Маршалл. Принципы политической экономии, т. II,
М., 1984, с. 109.] . В последующих работах западных экономистов термин
«стоимость» («ценность») постепенно все тесней срастался с понятием равновесной
цены [Вплоть до нашего времени понятие стоимости в теоретических работах
буржуазных авторов трактуется просто как равновесная цена (или цена, устойчиво
сохраняющаяся на рынке). Для того чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться
к весьма академичной монографии Ж. Дебре «Теория стоимости» (G. Debгеu. Theory
of Value. New York, 195.9) или к популярным работам, посвященным проблемам
стоимости (см., например: М. Allingham. Value. London, 1983). ].

Именно так, по существу, и трактуется понятие стоимости в
статье Хикса и Аллена «Еще раз о теории стоимости», опубликованной в. журнале
Экономика в 1934 г. [ J. Hicks, R. Alien. A Beconsideration of the Theory of
Value. — Economica, February 1934; May 1934.] В первой части этой статьи,
написанной Хиксом, предпринималась попытка пересмотреть прежние формулировки
теории полезности и систематически изложить некоторые соотношения между
доходом, спросом и ценами, рассматриваемые в микроэкономической теории.

Подробно те же идеи Хикс развивает в книге «Стоимость и
капитал».

Отправным пунктом своего исследования — в полном
соответствии с традициями кембриджской школы — Хикc провозглашает идеи
Маршалла. Эти идеи, по мнению Хикса, послужили основой развития современного
микроэкономического анализа. В начальных строках первой главы Хикс выразил свое
отношение к концепции стоимости Маршалла следующим образом: «Книга III
«Принципов» Маршалла до сих пор остается последним словом науки в этой
области».

И все же Хикс отчетливо сознавал, что концепция Маршалла
содержала и ряд уязвимых с теоретической точки зрения моментов. К их числу
относится прежде всего понятие величины субъективной полезности, которым
оперировал Маршалл. Поэтому справедливость основных положений маршалловской
концепции Хикс стремится доказать с помощью менее жестких исходных посылок. В
книге «Стоимость и капитал» сохраняются субъективистские акценты в
характеристике факторов, воздействующих на формирование цены (достаточно
показательно уже само название первой части книги — «Теория субъективной
стоимости»), но при рассмотрении проблемы полезности Хикс использует более
гибкую ординалистскую трактовку, предложенную еще в начале века известным
итальянским экономистом В. Парето.

После выхода в свет статей Хикса и Аллена и книги «Стоимость
и капитал» ординалистская концепция смогла быстро завоевать господствующие
позиции в микроэкономической теории. Конечно, было бы явным упрощением полагать
вслед за Хиксом, что к настоящему времени «кардинализм изжил себя» [J. Hicks. A
Revision of Demand Theory. Oxford, 1956, p. 15.]. На протяжении последних
десятилетий в математической экономике были разработаны различные классы
теоретических моделей, использующих кардиналистскую трактовку полезности
(функция полезности Неймана-Моргенштерна и др.). И все же при анализе ситуаций,
исключающих факторы неопределенности и риска, чаще всего используется
ординалистская концепция измерения полезности.

Перевод микроэкономического анализа на новые рельсы
неизбежно повлек за собой определенную «чистку» в системе представлений
субъективного маржинализма. В опубликованной еще в 1915 г. работе выдающегося математика и экономиста Е. Е. Слуцкого «К теории сбалансированного бюджета
потребителя» гедонистическая концепция Джевонса и австрийской школы
характеризовалась как «достаточно спорная» [См.: Е. Слуцкий. К теории
сбалансированного бюджета потребителя.-Экономико-математические методы.
Народнохозяйственные модели. Теоретические вопросы потребления. М., 1963, с.
267. ]. Ординалистский подход позволил, по словам Слуцкого, сформулировать
полезность «в виде чисто эмпирического понятия» [Е. Slutsky. Kritik des
Bohm-Bawerkschen Wertbegriffs und seiner Lehre von der MeBbarteit des Wertes. —
Schmollers /ahr-bach fur Gesetzgebang. VerwaUung und Vokwirtschaft im Deatschen
Reiche, 1927, H. 4, S. 38.], связав эту функцию с движением цен и денежных
доходов.

Первой «жертвой» перехода к ординализму должна, отмечается в
книге «Стоимость и капитал», стать сама предельная полезность. «Конец
предельной полезности?» — такой вопрос был вынесен в заголовок статьи,
помещенной за год до выхода в свет книги Хикса о журнале «Экономика».
Автор статьи Г. Бернарделли пытался спасти категорию предельной полезности,
придав ей несколько иное толкование. Вслед за этим в журнале появилась заметка
П. Самуэльсона, содержавшая критический анализ этих попыток. Заметка кончалась
так: «И я очень опасаюсь, что ответ на вопрос, поставленный господином
Бернарделли, гласит: «Да»» [Р. Samuelson. The End of Marginal
Utility: A Note on Dr. Bernardelli’s Article. — Economica, February 1939, p.
87.].

В своих рассуждениях Хикс намеренно уклоняется от прямого
использования функции полезности, демонстрируя возможность построения теории
рыночного равновесия без этой категории. «Для теории совсем не безразличен
вопрос о том, содержит ли она ненужные категории. Присутствие в теории
элементов, не имеющих отношения к рассматриваемой проблеме, лишь затемняет суть
дела», — читаем мы в книге.

Задачи, выдвигаемые Хиксом в книге «Стоимость и капитал»,
охватывают гораздо более узкую сферу теоретического анализа, чем «Принципы
политической экономии» Маршалла. Главная цель исследования состоит, как пишет
автор, в том, чтобы вывести «закон рыночного поведения», т. е. закон,
определяющий реакцию потребителя на изменение рыночных условий. Анализируя
характеристики кривых спроса, Хикс выявляет нереалистичность исходных
постулатов Маршалла: нетрудно показать, например, что предположение о
неизменной предельной полезности денег фактически равносильно утверждению о
том, что изменение дохода потребителя не оказывает влияния на размеры спроса,
предъявляемого этим потребителем, на любые товары (см. гл. II). Тщательно
избегая скомпрометированных австрийской школой общетеоретических построений,
автор «Стоимости и капитала» с самого начала выдвигает в центр своего
исследования более определенные и четкие рыночные категории — количество
покупаемого товара, его цена, доход покупателя и т. п.

Изучение поведения изолированного потребителя-это, как
обещает автор, лишь первый шаг к изучению спроса, предъявляемого совокупностью
покупателей. В ходе последующего изложения, однако, эта декларация не находит
подтверждения: предполагается, по существу, что агрегирование сводится к
механическому суммированию данных, относящихся к индивидуальным потребителям, а
различные взаимодействия между ними (эффект демонстрации и т. п.) просто не рассматриваются.
Да и сам способ, с помощью которого определяются склонности потребителей,
представляется не слишком реалистичным: для каждого товара задается семейство
кривых, которое может характеризовать предельные нормы замещения по отношению к
любому другому товару.

Поэтому, несмотря на все усилия Хикса, пытающегося придать
своему анализу большую конкретность, тесней связать его с возможными
статистическими исследованиями, потребителей, как он и сам признавал
впоследствии, никак нельзя считать реальными («хотя часто они могут выглядеть
как реальные люди»). «Это,-по словам Хикса, — не живые люди, а идеальные
образы» [J. Hicks. Wealth and Welfare. Collected Essays on Economic Theory.
Vol. 1. Cambridge (Mass.), 1981, p. XIII. ]. В рамках статичных моделей склонности
индивидуальных потребителей предполагаются заданными наперед и не меняющимися
на протяжении рассматриваемого периода (если все же допускается, что
предпочтения могут меняться, тогда такие изменения, по определению, должны
носить «экзогенный» характер, чаще всего их связывают с действием
неэкономических факторов).

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ