Теория общего равновесия. :: vuzlib.su

Теория общего равновесия. :: vuzlib.su

28
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Теория общего равновесия.

.

Теория общего равновесия.

 К числу важнейших заслуг Хикса обычно относят разработку
основ современной теории общего равновесия [См., например: К. Arrow, F. Hah n.
General Competitive Analysis. San Francisco, 1971, p. 262, 322. Эта оценка, как
отмечалось выше, отражена и в решении о присуждении Хиксу Нобелевской премии по
экономике. ]. Вместе с тем внимательный читатель книги «Стоимость и капитал»,
безусловно, заметит и некоторые особенности трактовки общего равновесия, отличающие
автора книги от его многочисленных последователей.

Отмечая недостаточность маршалловского анализа спроса,
который опирался на схемы частичного равновесия, Хикс указывает на
необходимость учета взаимосвязей между отдельными экономическими процессами.
Проблемам общего равновесия автор посвящает весь второй раздел книги «Стоимость
и капитал», к этим вопросам он неоднократно возвращается и в последующем
изложении (например, в гл. XX-XXII).

Вместе с тем в достаточно сдержанной и академичной форме автор
высказывает определенный скептицизм по отношению к становившимся уже в те годы
популярными «интеллектуальным играм» с системой уравнений Вальраса [Критика
теории Вальраса и современных буржуазных трактовок общего равновесия содержится
в кн.: Б. Г. Серебряков. Теории экономического равновесия. М., 1973.]. Сомнения
Хикса порождены крайне абстрактным характером таких рассуждений, их
недостаточной реалистичностью. «Другие экономисты менее честолюбивы в
теоретическом отношении, но они по крайней мере предлагают нам результаты,
которые можно использовать при решении насущных проблем», — саркастически
замечает Хикс. Кроме того, схемы Вальраса кажутся английскому экономисту
чрезвычайно статичными, они не могут дать представления о том, что произойдет с
хозяйственной системой в том случае, если изменятся условия производства или
структура спроса.

Изучая систему общего равновесия, Хикс стремится выделить
прежде всего проблемы устойчивости рассматриваемой экономической структуры.
Изменения в системе цен, по его мнению, должны определяться условиями
стабильного равновесия всей системы. В книге «Стоимость и капитал»
сформулирован ряд условий, характеризующих стабильность равновесия (см.
математическое приложение к главам V-VIII). Однако в книге отсутствуют четко
сформулированные предположения относительно динамических процессов, которые
могут иметь место в рассматриваемой системе.

Вскоре после выхода в свет первого издания работы «Стоимость и капитал»
П. Самуэльсон подверг критике определение динамического процесса, данное в этой
работе [Так, в начале раздела, посвященного основаниям «динамической
экономики», Хикс относит к динамичным все состояния хозяйственной системы, в
которых каждая величина относится к какому-либо определенному моменту времени.
П. Самуэльсон показал недостаточность такого определения: например, набор
ситуаций статичного равновесия не может приобрести динамичные свойства от того,
что каждая из этих ситуаций относится к различным моментам времени. ].
Сформулировав в явном виде предположения, содержавшиеся в книге, П. Самуэльсон
построил соответствующую динамическую модель и продемонстрировал, что условия
Хикса не могут считаться ни необходимыми, ни достаточными для обеспечения
устойчивого равновесия динамической системы [См.: Р. Samuelson. The Stability
of Equilibrium: Comparative Statics and Dynamics. — Econometrtca, April 1941;
P. Samuelson. The Stability of Equilibrium: Linear and Non-linear Systems.-
Econometrics, January 1942; P. Samuelson. The Relation Between Hicksian
Stability and True Dynamic Stability. — Econometrica, June 1944.].

Во втором издании книги «Стоимость и капитал»
(и во многих последующих работах) Хикс признал справедливость критических
замечаний Самуэльсона. Но различия в характеристике условий устойчивости
английский экономист связывает прежде всего с различной характеристикой
факторов, вызывающих изменения в хозяйственной системе. Так, зависимость цен от
избыточного спроса, фигурирующая в динамичной модели Самуэльсона, носит, по
словам Хикса, «механичный» характер; гораздо более существенной автору «Стоимости и капиталa»
представляется роль ожиданий, прежде всего ожиданий цен, в развитии
хозяйственных процессов.

Подход Хикса к анализу условий стабильности, по-видимому,
обладал определенными достоинствами; впоследствии он стал широко использоваться
при сравнительной характеристике различных равновесных ситуаций [См., например:
К. Arrow, F. Hahn. General Competitive Analysis. San Francisco, 1971, Chapter
10. ]. Специалисты в области математической экономии предложили более строгую
формулировку условий стабильности и для модели, непосредственно рассматриваемой
в книге «Стоимость и
капитал»
. Дискуссия об условиях стабильности постепенно приобретала все
более техничный характер, расширяя сферу абстрактно-логических
«интеллектуальных игр». Так, анализируя условия равновесия в строго хиксианской
системе, американский экономист Д. Макфадден отмечал, что предполагаемая схема
движения от одного временного равновесия к другому «не может всерьез
рассматриваться как эмпирическая модель поведения цен» [D. McFadden. On
Hicksian Stability. — Value, Capital and Growth. Papers in Honor of Sir John
Hicks. Edinburgh, 1968, p. 348. ].

По мере развертывания этой дискуссии позиция Хикса становилась
все более отчужденной. Он все чаще возвращался к вопросу о том, что
характеристики стабильности в рассматриваемых моделях общего равновесия, как
правило, оказываются недостаточно реалистичными. Известно, например, что ни
существование равновесия, ни движение системы по направлению к нему не могут
гарантировать того, что система придет в точку равновесия. В самом
благоприятном случае, когда система неуклонно приближается к точке равновесия и
лишь скорость такого движения невелика, можно, конечно, предположить, что при
сохранении всех остальных параметров неизменными (количество имеющихся
ресурсов, предпочтения потребителей и т. д.) система в конце концов должна была
бы прийти к равновесию, но подобные модели, исключающие какие-либо существенные
изменения на протяжении длительного времени, как впоследствии заметил сам Хикс,
вряд ли могут представлять существенный интерес [J. Hicks. Methods of Dynamic
Economics. Oxford, 1985, p. 14-15.].

В книге «Стоимость и капитал» рассматриваются раздельно условия общего
равновесия в сфере обмена и в cфере производства. Функционирование рыночного
механизма существенно зависит от характера связей, сложившихся между отдельными
товарами (товарными группами). Так, отношения взаимодополняемости придают
хозяйственной системе известную жесткость: реакция спроса, скажем, па
дополнительное расширение рыночного предложения предполагает сравнительно
большее падение цен (меньшую эластичность спроса по ценам).

Переходя к рассмотрению общего равновесия в сфере
производства, Хикс выделяет четыре группы рынков: 1) рынок готовых товаров, 2)
рынок факторов производства, 3) рынок услуг, которые частные лица оказывают
друг другу, и 4) рынок промежуточных продуктов. Основная угроза стабильности
хозяйственной системы исходит, как утверждается в книге «Стоимость и капитал»,
от эффекта дохода на рынке факторов производства. Далее (главным образом в IV
части книги) Хикс воспроизводит в слегка модифицированном виде концепцию,
изложенную в предшествующей работе («Теория заработной платы»): недостаточная
гибкость заработной платы влечет за собой дополнительное увеличение
безработицы. Однако в рамках рассуждений о временном равновесии такая жесткость
может ограничивать размах кумулятивного падения хозяйственной активности (см. гл. XXI).

В то время когда Хикс готовил к выходу свою книгу,
капиталистическая экономика, еще не оправившаяся от ударов «Великой депрессии»,
оказывалась на пороге нового циклического кризиса. В подобных условиях все
рассуждения об устойчивости хозяйственного равновесия особенно плохо
увязывались с реальными проблемами развития капиталистической экономики
[Примечательно, что Дж. М. Кейнс в письме к Хиксу излагал свою точку зрения на
общее равновесие следующим образом: «Буду надеяться, что когда-нибудь сумею
убедить Вас: вальрасовская теория и подобные схемы граничат с полной
бессмыслицей» (пит. по: R. Glower. Reflection on the Keynesian Perplex. —
Zeitschrift far Nationalokonomie, 1975, N 1, S. 4-5).]. Отсюда и черта,
отличавшая Хикса от теоретиков, развивавших впоследствии модели общего
равновесия на базе неоклассической теории, — проходящее через всю книгу «Стоимость и капитал»
ощущение опасности несбалансированного развития и возможных хозяйственных
потрясений. Такую угрозу порождают, по мнению Хикса, прежде всего
индивидуальные ожидания участников хозяйственного процесса, их ненадежность и
несогласованность между собой.

Здесь мы сталкиваемся с одним из моментов, в которых
наиболее наглядно выявляется «родство» теории Хикса с предшествующими
построениями субъективной школы. И дело не только в том, что в обоих случаях
усиленно акцентируется роль индивидуальных ожиданий в функционировании
хозяйственного процесса; эти ожидания оказываются как бы «привнесенными извне»,
они могут вытекать из особенностей индивидуальной психологии и темперамента
участников хозяйственного процесса [В последующий период эта линия рассуждений
получила дальнейшее интенсивное развитие в буржуазной политической экономии;
достаточно напомнить в этой связи о теориях адаптивных и рациональных ожиданий
— критический анализ этих концепций содержится в кн.: «Критика буржуазных
теорий ГМК. Проблемы «смешанной экономики»» . М., 1984, гл. 11.].

В качестве характеристики индивидуальных прогнозов автор
предлагает использовать коэффициент эластичности ценовых ожиданий. Этот коэффициент
исчисляется как соотношение между известными к настоящему моменту
(фактическими) изменениями цен и ожидаемым изменением цен в последующий период.
Иными словами, если предприниматель полагает, что в предстоящий период цены
будут меняться в том же направлении и точно такими же темпами, что и в прошлом,
эластичность ожиданий равна единице. Если же, скажем, предполагается, что цены
будут повышаться более высокими темпами, чем в истекший период, коэффициент
эластичности, по определению, превышает единицу. В последующий период
характеристики эластичности ожиданий широко использовались в работах,
посвященных проблемам общего равновесия [См., например: F. Hahn. Equilibrium
and Macroeconomics. Oxford, 1984, p. 94.].

На протяжении всей книги «Стоимость и капитал»
автор напряженно стремится преодолеть статичность элементарных схем
хозяйственного равновесия, господствовавших в ортодоксальной неоклассической
теории. Третью и четвертую части работы Хикс специально посвятил проблемам
экономической динамики. Впоследствии он характеризовал книгу «Стоимость и капитал»
как попытку перебросить мост от статичной неоклассической системы к динамическим
моделям [См.: The Economics of John Hicks. Oxford, 1984, p. 286.]. Роль
главного «динамизирующего» элемента при этом отводилась индивидуальным
ожиданиям участников хозяйственного процесса, что неизбежно порождало ряд
серьезных проблем. Ограничимся лишь одним примером.

Для того, чтобы как-то «замкнуть» конструируемую
теоретическую систему, автор должен допустить влияние текущих операций на
ожидания: результаты такого воздействия, по мнению Хикса, не могут быть
отделены слишком большим промежутком времени от импульса, побудившего к
пересмотру ожиданий. В результате возникает схема, которую в лучшем случае
следует признать недостаточно определенной. Когда на протяжении единичного
периода («недели») система приходит в равновесие, изменения цен должны повлечь
за собой новые ожидания, а последние будут оказывать обратное влияние на
процессы формирования цен. «Именно этот прием, эта уловка, которую невозможно
обосновать, обрушили динамическую теорию в книге «Стоимость и капитал».
Именно это возвращало анализ вспять к статике и, следовательно, в направлении
неоклассической теории», — впоследствии писал Хикс [J. Hiсks. Economic
Perspectives, p. VII.] .

Устойчивость, по мнению Хикса, присуща лишь статическим
моделям экономики — моделям, которые не принимают в расчет ожиданий участников
хозяйственного процесса (именно учет ожиданий, по мнению автора книги «Стоимость и капитал»,
придает динамический характер модели общего равновесия). Несовпадение
индивидуальных ожиданий с реальными итогами хозяйственного развития неизбежно
должно порождать «возмущения», выводящие систему из равновесного состояния или
порождающие препятствия на пути к равновесию.

При анализе динамических свойств капиталистической
хозяйственной системы особенно четко проступает двойственность позиции Хикса.
Основное содержание книги Хикса содержит более или менее последовательное
развитие основных постулатов ортодоксальной неоклассической теории [Джоан
Робинсон полагала, что работа «Стоимость и капитал» противостояла кейнсианскому
влиянию и в значительной степени способствовала возрождению «неоклассической
ортодоксии» (см.: J. Rовinsоn. Economic Heresies. Some Old-Fashioned Questions
in Economic Theory. New York, 1971, p. 98).]. И все же через всю книгу проходит
тезис о неустойчивости, внутренне присущей капиталистической экономике по самой
ее природе, что до известной степени сближало «Стоимость и капитал»
с вышедшей тремя годами раньше «Общей теорией занятости, процента и денег» Кейнса
[Впоследствии Хикс писал о том, что монография «Стоимость и капитал»
готовилась к публикации в тот период (1937-1938 гг.), когда он много писал о
новой книге Кейнса; и структура моделей равновесия в работе «Стоимость и капитал»
несет определенный отпечаток рассуждений, содержавшихся в «Общей теории»
(3. Hicks. Methods of Dynamic Economics, p. 68-69). ]. Сходной оказывалась и
трактовка причин нестабильности капиталистической экономики.

По мнению Хикса, источник этой нестабильности кроется в
сфере обращения, прежде всего в функционировании денежного рынка.
Неустойчивость — «просто свойство денег и ценных бумаг — этих «неуклюжих»
(awkward) предметов, которые требуются нам не сами по себе, а лишь как средство
покупки товаров в последующий период». В другом месте, перечисляя возможные
причины нарушения хозяйственного равновесия, он упоминает, правда,
несогласованность планов предпринимателей и потребителей, однако основное
внимание в книге «Стоимость
и капитал»
уделено той роли, которую должны играть эластичности ценовых
ожиданий и ожиданий перехода к иным процентным ставкам. При этом модели,
отражающие это влияние, носят довольно искусственный характер: действия
участников хозяйственного процесса всецело зависят от прошлых (а не от текущих)
ожиданий.

Вместе с тем во всех рассуждениях Хикса по поводу
хозяйственного механизма, обеспечивающего установление общего равновесия,
решающую роль играет предпосылка «совершенной конкуренции». В последующий
период особую известность получил его тезис, согласно которому отказ от условия
совершенной конкуренции должен нанести ущерб большей части экономической
теории. В те годы Хикс еще не допускал возможности использования концепции
несовершенной конкуренции [J. Hicks. Economic Perspectives, p. VI. Так, автор
книги «Стоимость и капитал» неоднократно ссылается на работу Дж. Робинсон
«Экономическая теория несовершенной конкуренции», но ни разу не высказывает
согласия с «еретичной» в те времена идеей распространенности несовершенной
конкуренции.].

Однако факты, свидетельствующие о подрыве отношений
свободной конкуренции во всех промышленно развитых капиталистических странах,
становились все более многочисленными и очевидными; теоретические модели,
рассматривающие лишь отношения совершенной конкуренции, постепенно стали
подвергаться сомнению и в буржуазной экономической литературе. Это не могло не
отразиться и на позициях Хикса. Через четыре десятилетия он должен был прямо
заявить о том, что в книге «Стоимость и капитал» он «столь нелепо преувеличивал роль
постулата совершенной конкуренции», между тем как для нефинансового сектора
экономики типичны, скорее, рынки, характеризующиеся господством несовершенной
конкуренции. И предположение о совершенной эластичности цен, столь широко
использующееся в книге «Стоимость и капитал», автор книги признал впоследствии
совершенно нереалистичным.

Пересмотр этих постулатов побудил Хикса по-новому взглянуть
и на проблемы общего равновесия. В 1976 г. он отмечал, что точка зрения, высказанная в книге «Стоимость
и капитал»
, может быть названа «неовальрасианской». Между тем предположения
о рыночных структурах, которые в свое время использовал Вальрас, теперь
представляются Хиксу не слишком реалистичными. «И если нет каких-либо
свидетельств того, что действительно существовали рынки, функционировавшие
таким образом, и Вальрас вполне мог знать о них, то остается предположить, что
он просто изобрел такую рыночную структуру специально, для того чтобы
обеспечить тем самым «правильный» ответ» [The Economics of John
Hicks, p. 277.].

В работе «Капитал и экономический рост» (и особенно в
«Методах динамической экономики») Хикс высказывает критические замечания по
поводу моделей общего равновесия, считая их «слишком материалистичными»,
поскольку все действия участников хозяйственного процесса жестко
детерминированы внешними рыночными силами. Больший интерес, по его мнению,
должен представлять анализ неравновесных ситуаций, когда некоторые переменные могут
продолжительное время отклоняться от «желательного» уровня; такую ситуацию Хикс
чаще всего связывает с недостаточной подвижностью цен.

В работе «Капитал и экономический рост» Хикс впервые
предложил двухсекторную модель, в которой предусматривается взаимодействие
между рынками различного типа. На некоторых рынках цены обладают достаточной
гибкостью (flexprice markets), тогда как на других рынках цены в гораздо
меньшей степени реагируют на текущие изменения спроса (fixprice markets). В
последнем случае изменения цен отражают прежде всего влияние внешних
(«экзогенных») импульсов [См.: J. Hicks. Capital and Growth. Oxford, 1985, Ch.
1.] . На рынках, характеризующихся негибкими ценами, товарные запасы могут
превышать уровень конкурентного равновесия. Двухсекторная модель получила, как
отмечалось выше, дальнейшее развитие в книгах «Кризис в развитии кейнсианской
экономической теории» и «Экономические перспективы». В работе «Причинность в
экономике» Хикс указывал, что в схемах общего равновесия нужно учитывать не
просто, казалось бы, «технические обстоятельства», связанные с недостаточной
гибкостью цен, но возможность сосредоточения экономической мощи в результате
объединения некоторых участников хозяйственного процесса и извлечение
монопольных прибылей [J. Hiсks. Causality in Economics, p. 79.].

Аналитический аппарат теории общего равновесия не содержит —
и не может содержать — информацию о движении каких-либо доходов, не совпадающих
с ценами конкурентного равновесия. Более того, в схемах общего равновесия производство
вообще утрачивает специфически капиталистические черты: в соответствии с
традиционными принципами маржиналистской концепции в равновесной ситуации
просто исключается существование предпринимательского дохода, присваиваемого
промышленным капиталом.

Наиболее важным заключением экономической динамики, как
пишет Хикс в гл. XX
книги «Стоимость и капитал», является следующий вывод: если эластичность.
ценовых ожиданий превышает единицу (или даже равна единице), и при этом уровень
процентных ставок остается неизменным, то хозяйственная система не обладает
стабильностью. Нетрудно видеть, что характеристика такого рода близки к
тавтологии, если при этом предполагать вслед за автором, что существуют
условия, при которых эти ценовые ожидания действительно могут реализоваться в
неуклонном ускорении инфляционных процессов.

В действительности, однако, это зависит также от множества
других факторов — от условий воспроизводства и движения удельных издержек,
циклического изменения спроса, размеров денежного обращения и т. д. Да и в
рамках принципа общего равновесия нетрудно сконструировать класс моделей, в
которых равновесие будет стабильным даже тогда, когда коэффициенты ценовых
ожиданий для многих товаров будут превышать единицу [См., например: К, Arrow,
F. H a h n. General Competitive Analysis, p. 312-313. ]. Ясно, что условия
стабильности в динамической модели никак не могут сводиться лишь к
характеристике ценовых (или каких-либо других) ожиданий.

Вне сферы исследования при таком подходе оказывается
наиболее существенный вопрос — вопрос о внутренних закономерностях развития
капиталистического производства. Между тем именно объективные закономерности
циклического движения производства обусловливали повышение цен в фазах
оживления и подъема и тем самым способствовали распространению повышательных
ценовых ожиданий, предшествовавших кризисным потрясениям (особенно четко эти
тенденции выявились в обстановке так называемой стагфляции 70-х-начала 80-х
годов). Поверхность буржуазной политической экономии обнаруживается, как
заметил К. Маркс, между прочим в том, что простые симптомы сменяющихся периодов
промышленного цикла она признает их причинами[См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч.,
т. 23, с. 647. ].

Классический образец подлинно целостного подхода,
позволяющего охватить многообразные хозяйственные процессы и исследовать
сложную совокупность связей между ними, демонстрирует теоретический анализ
общественного воспроизводства в работах К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина.
Советские экономисты, использовавшие в своих исследованиях математический
аппарат общего равновесия, смогли получить содержательные результаты,
характеризующие условия сбалансированного экономического роста, критерии
наилучшего выбора инвестиционных проектов и др.[См., например: В. Макаров, А.
Рубинов. «Математическая теория экономической динамики и равновесия». М.. 1973;
В. Волконский. «Модель оптимального планирования взаимосвязи экономических
показателей». М., 1967; В. Полтерович. «Эффективный равновесный рост при
переменном дисконте».-Математическая экономика и экстремальные задачи. М..
1984; В. Данилов. «Невальрасово равновесие и обобщенная лемма Гейла».- Там же.]

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ