Определение капитала. :: vuzlib.su

Определение капитала. :: vuzlib.su

21
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Определение капитала.

.

Определение капитала.

 В начале гл. XII книги «Стоимость и капитал» кратко перечисляются различные подходы к
определению капитала — как совокупности средств производства или как денежной
суммы, используемой в хозяйственных операциях с целью получения дохода. Более
подробное развитие эта классификация получила в выступлении Хикса на заседании
американской экономической ассоциации в 1973 г. К числу «сторонников теории фонда» («fundists») Хикс отнес тех экономистов, которые определяли капитал как
денежную стоимость, это, по его мнению, прежде всего представители английской
классической политической экономии, а также У. Джевонс и многие сторонники австрийской школы.
В последней трети прошлого столетия в западной экономической теории усилилось
влияние «материалистов», то есть сторонников трактовки капитала как
совокупности предметов, обладающих определенным общим признаком. К их числу
Хикс причисляет А.
Маршалла
и А. Пигу [См.: J. Hicks. Capital Controversies: Ancient and
Modern. American Economic Review, Papers and Proceedings, May 1974.].

Те, кто видел в капитале лишь совокупность предметов,
например, производственное оборудование, фиксировали ex post процессы
накопления в натуральной форме. Такой подход, по мнению Хикса, как бы обращен в
прошлое. Природу капитала полней отражает увеличение его стоимости в денежной
форме. Особенно существенно для автора книги «Стоимость и капитал»
следующее обстоятельство: для индивидуального предпринимателя понятие «капитал»
связывается с денежной стоимостью, отраженной в бухгалтерских счетах фирмы.
Именно такая трактовка капитала фигурирует в плановых расчетах предпринимателя,
обращенных в будущее.

Вместе с тем в книге Хикса сохраняются определения и
теоретические схемы, использовавшиеся Бем-Баверком [Влияние
Бем-Баверка ощущается, например, в отождествлении размеров капитала с
количеством опосредствующих благ, причем размеры капитала в условиях
стационарной экономики определяются уровнем ссудного процента (см. гл. IX кн. «Стоимость и капитал».
] и особенно Маршаллом.
Последний явно тяготел к «натуралистической» характеристике капитала (к
«наиболее важным элементам торгово-промышленного капитала» Маршалл относил
фабрику, машины, сырье и др.); процессы накопления капитала в «Принципах политической
экономии»
(см., например, гл. VIVIII книги VI)
рассматриваются главным образом с точки зрения индивидуального предпринимателя.
У Хикса, как и у Маршалла, в качестве капитала чаще всего фигурируют товары
производственного назначения. В соответствии с маршалловской традицией теория
капитала Хикса полностью сводится к элементарным микроэкономическим
рассуждениям: анализ сущности капитала и проблема его функционирования
ограничивается характеристикой деятельности фирмы, стремящейся к максимизации
своего дохода. «Именно работа сэра Джона Хикса «Стоимость и капитал»
научила нас четко формулировать теорию капитала как проблему оптимизации для
фирмы», — пишет К. Эрроу [К. Arrow. Optimal Capital Policy with Irreversible
Investment. Value, Capital and Growth. Papers in Honour of Sir John. Hicks.
Edinburgh, 1968, p. 1. ].

Книга Хикса как бы расчистила путь для бесчисленного
множества теоретических моделей, в которых процессы накопления капитала просто
сводятся к выбору оптимального, с точки зрения капиталистической фирмы,
инвестиционного проекта [См., например: В. Slow. Capital Theory and the Rate of
Return. Amsterdam, 1964; L. Pasinetti. Switches of Technique and the «Rate
of Return» in Capital Theory. — Economic Journal, September 1969; L.
Pasinetti. Again on Capital Theory and Solow’s «Rate of Return». —
Economic Journal, June 1980.]. При постановке задачи формулируются предпосылки
— методика дисконтирования будущих доходов, степень взаимозаменяемости между
различными ресурсами, характер используемой индивидуальной производственной
функции и т. п.; дальнейший анализ носит довольно техничный характер. Налицо
серьезное содержательное обеднение теории: вне сферы исследования остаются
главные вопросы — социально-экономическая природа капитала, внутренние
противоречия движения капитала и закон капиталистического накопления.

Хикс неоднократно обращается к проблеме, которая со времени
выхода в свет работ Д.
Рикардо
неизменно привлекает внимание экономистов, — проблеме воздействия
научно-технического прогресса на движение занятости. Еще во времена
промышленного переворота ряд буржуазных экономистов — Дж. Ст. Милль,
Мак-Куллох, Сениор в др. — выдвинули идиллические теоретические схемы
«компенсации», предполагающие, что высвобождаемый благодаря применению машин
капитал используется для создания новых рабочих мест. Аналогичные идеи
присутствуют и в современной буржуазной теории капитала, теперь, однако
«компенсация» чаще мыслится как процесс, развертывающийся во времени и
набирающий силу в последующий период. У Хикса чаще всего рассматривается
технический прогресс в условиях фиксированного уровня реальной заработной
платы. В замкнутой модели хозяйственного роста нововведения в текущий период
неизбежно ведут к сокращению спроса на рабочую силу (при прочих равных
условиях), однако в длительном плане технический прогресс должен способствовать
дополнительному увеличению совокупной занятости.

Анализ исходных посылок хиксианской модели экономического
роста показывает, что такие схемы неизменно предполагают недостаток капитала.
Размеры занятости зависят лишь от масштабов наличных производственных мощностей
[Этот момент особенно рельефно выделен в «хиксовой лекции», прочитанной в 1986 г. известным французским экономистом Э. Маленво — см.: Е. Ма1invaud. Reflecting on the Theory of
Capital and Growth (Hicks Lecture). -Oxford Economic Pavers, November 1986.] .
В отличие от старых теорий «компенсации» в концепции Хикса упор делается на
рост затрат капитала, необходимых (при сохранении прежней капиталоотдачи) для
создания рабочих мест. При этом предпосылки, состоящие в том, что 1)
технический прогресс носит исключительно трудосберегающий характер; 2)
расширение производственных мощностей связано жесткой пропорцией с темпами
накопления капитала; 3) не рассматриваются изменения степени загрузки
производственных мощностей и т. д., строятся таким образом, чтобы в результате
оказалось, что на движении занятости самым благоприятным образом скажутся
именно те нововведения, которые могут обеспечить наивысшую норму прибыли.
Подобные теоретическпе конструкции, как нетрудно видеть, подводят к избитому
апологетическому тезису о «гармонии» долгосрочных интересов рабочих и
устремлений капиталистов. Примечательная черта: с чего бы ни начиналась эта
«история» — с предположения о высвобождении или связывании дополнительного
капитала — она неизменно завершается счастливым концом. В обоих случаях, как
саркастически замечал К. Маркс, «выходит, что раньше или позже капитал и
рабочие снова соединятся, и тогда компенсация готова. Следовательно, страдания
рабочих, вытесняемых машинами, столь же преходящи, как и богатства этого мира»
[К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, с. 449. ].

Ценность промежуточных благ, по логике австрийской школы,
носит «производный» характер, она определяется ценностью выпускаемых с их
помощью потребительских благ. Однако в рамках теоретических схем К. Менгера и Е. Бем-Баверка
принципы формирования цен на средства производства не могли получить
развернутой характеристики; капиталистический доход и рыночная цена на элементы
производительного капитала оказывались недостаточно связанными между собой.
Дальнейшее развитие буржуазных теорий капитала было связано с использованием
концепции факторов производства, получившей хождение еще в первой половине
прошлого столетия. В работах одного из основоположников теории предельной
производительности, Дж. Б. Кларка (который, по классификации Хикса, должен быть
отнесен к числу «материалистов»), капитальные блага выступают в качестве
условия производства, позволяющего обеспечить выпуск дополнительного количества
продукции; их владелец получает вознаграждение, которое в равновесной ситуации
должно и точности соответствовать «вкладу» этого фактора производства
(предельному продукту, созданному последней используемой единицей капитала).
Разве строение или машина могут приносить в буквальном смысле ежегодный доход,
исчисляемый как процентная доля их стоимости? — задавал вопрос Дж. Б. Кларк и
отвечал следующим образом: «Капитал, воплощенный в строениях, машинах и судах,
действительно увеличивается таким образом. Он доставляет процент, но то, что
доставляют конкретные средства производства, есть не процент, а рента» [Дж. Б. Кларк.
Распределение богатства.
М.-Л., 1934, с. 112.].

Элементарные схемы равновесия в теории предельной
производительности носили отчетливо выраженный статичный характер, что вызвало
ряд критических замечаний Хикса. Английский экономист в довольно резкой форме
отвергает трактовку Дж. Б. Кларком капитала как статичного фактора производства. По
его мнению, сама природа капитала и процента требует исследования в рамках
моделей экономической динамики (см. гл. IX).

В дальнейшем изложении, однако, чаще всего встречаются
теоретические конструкции, также основанные на принципе предельной
производительности; от схем Кларка они отличаются лишь тем, что в них дополнительно
включены ожидания предпринимателей. Выше уже отмечалась особая роль, отводимая
в экономической теории Хикса ожиданиям участников хозяйственного процесса. Учет
этих ожиданий позволяет, по мнению автора книги «Стоимость и капитал»,
заложить основы «общей динамической теории». Лишь через много лет он признает,
что схемы, рассматривавшиеся в этой книге, на самом деле носили не
динамический, а «квази-статичный» характер [См.: J. Hicks. Methods of Dynamic
Economics, p. 68-69.], и объяснит это влиянием столь же статичных конструкций,
содержавшихся в «Общей
теории занятости, процента и денег» Кейнса
.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ