Часть III. Основания динамической экономической теории — Примечание к главе IX. Формирование цен...

Часть III. Основания динамической экономической теории — Примечание к главе IX. Формирование цен :: vuzlib.su

16
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Часть III. Основания динамической экономической теории — Примечание к
главе IX. Формирование цен

.

Часть III. Основания динамической экономической теории —
Примечание к главе IX. Формирование цен

1. Во второй главе книги V, а также в Приложении, посвящен­ном
бартерной торговле
, у Маршалла содержатся замечательные рассуждения,
преследующие целью показать, что процесс установ­ления цен методом проб и
ошибок, неизбежный, когда условия рынка изменяются, не обязательно находит
заметное выражение в уровне цен, которые в конечном счете формируются.
Поскольку же этот вопрос представляет определенный интерес и для нашего ис­следования,
упомянутые рассуждения Маршалла заслуживают здесь рассмотрения.

Так как в целом нельзя предполагать, что торговцы точно
знают, сколько товаров продается на каком-нибудь рынке или каков будет
совокупный спрос при определенном уровне цен, о всякой первоначально
устанавливаемой цене можно только догадываться. Нельзя с какой бы то ни было
вероятностью утверждать, что при этой цене спрос и предложение окажутся
одинаковыми. Если же спрос и предложение не совпадут, то цена в ходе заключения
сде­лок поднимется или упадет. Если теперь при заключении сделок уровень цены
изменится, дело будет выглядеть так, будто обычный аппарат исследования спроса
и предложения непригоден — ведь, строго говоря, кривая спроса и кривая
предложения свидетельству­ют о количествах продукции, которая покупателям
требуется и продавцами предлагается, соответственно, по некоторой определенной
цене (если эта цена устанавливается перед заключением сделок и остается
неизменной). Поэтому прежде некоторые авторы (напри­мер, Вальрас и Эджуорт
[См.: L. Wа1гas. Elements, р. 44; F. Edgewогth. Mathema­tical Psychics, p.
17.]) считали, будто исследование спроса и предложения должно жестко
предполагать существование таких рынков, которые допускают «перезаключение
контрактов», иначе говоря, таких рынков, на которых совершенная по «ошибочной»
(«false») цене (представляется, что удобно пользоваться этим тер­мином
для обозначения цен, отличных от равновесной цены) сдел­ка может быть
пересмотрена при установлении равновесной цены. Поскольку же такие рынки являют
собой редчайшее исключение, предполагаемое упомянутыми авторами решение
проблемы (если это можно назвать решением) не убедительно.

Рассуждения Маршалла построены на использовании им поня­тия «постоянной
предельной полезности денег»; в целях же на­стоящего исследования будет удобно
применять это понятие, соот­ветственно сформулировав его в привычном для нас
виде. Существенно важно показать, что изменение уровня цены, наблюдаемое в ходе
заключения сделок, приводит к таким же последствиям, что и перераспределение
богатства. Предположим, что равновесная цена 6 фунтов товара составляет 6
пенсов, но что, однако, перед заключением сделок устанавливается ошибочная цена
— 10 пен­сов, — которая опускается затем до 6 пенсов. Предположим, далее, что
некто купил 3 фунта товара по ошибочной цене. Теперь состояние его дел будет
таким, словно цена держалась на всем рынке на уровне 6 пенсов, однако он
оказался вынужденным передать продавцу 3 х (10-6) пенсов. В целом же спрос
покупателя, как и предложение продавца, будут именно такими, какими они были бы
при подобной непосредственной передаче средств.

В таких условиях последствием такой передачи средств будет
действие эффекта дохода (именно такой термин мы применяли здесь); как опять
можно убедиться, эффектом дохода зачастую допустимо пренебрегать. В отношении
особого случая, который обсуждался Маршаллом, можно
предположить, что отдельный поку­патель тратит на данный товар лишь небольшую
часть своих средств, и если это так, то изменения цены коснутся действительной
стоимости этих его средств весьма незначительно. Как становится понятным, это и
послужило основой предположения, выдви­нутого Маршаллом. Такое
«допущение справедливо в отношении большинства рыночных сделок, которые нас
здесь практически интересуют. Когда некто покупает что-нибудь для собственного
потребления, он обычно расходует на это лишь малую долю всех своих средств» [А. Маршалл. Принципы
политической экономии, т. V, гл 2
]. Покупателю «ошибочная» торговля
приносит прибыль (или убыток), однако если его совокупные расходы на данную
продукцию незначительны, то и соответствующий доход (или потери) должны быть
малы, а спрос покупателя изменится очень незаметно. Следовательно, на рынке
обязательно сложится ситуация, когда цена будет очень близка к равновесной.

2. Именно к таким выводам и пришел Маршалл в своих
рассуждениях. Очевидно, они вполне соответствуют приводимому Маршаллом примеру
«рыбного рынка». Согласно его теории временного равновесия, предложение
определяется однозначно, спрос обеспечивается многими конечными потребителями,
а взаимодействие рынков не принимается во внимание. Что же касается задач ва­шего
исследования, желательно по возможности снять эти ограни­чения. Можно ли
сделать это, не разрушая всего здания анализа? В общем случае остается
справедливым (как и в отношении специального примера Маршалла), что выгоды
и убытки, связанные с «ошибочной» торговлей, лишь способствуют эффекту дохода
(та­кому, по сути дела, эффекту, с которым необходимо считаться, даже если
предполагается, что равновесные цены устанавливаются немедленно). Мы вновь и
вновь убеждаемся в том, что эффект дохода почти всегда придает законам, с
которыми имеет дело экономическая теория, известную неопределенность. В
результате же «ошибочной» торговли эта неопределенность лишь несколько уси­ливается.
В какой мере усиливается, зависит, разумеется, от раз­меров самой «ошибочной»
торговли: если очень многие сделки совершаются по ценам, сильно отличающимся от
равновесных, равновесие нарушится весьма значительно. Однако, как я думаю,
можно с полным основанием предполагать, что число совершаемых по сильно
«ошибочным» ценам сделок ограниченно. И если формиро­вание цен подчиняется
какому-либо разумному порядку, так и должно быть.

Как и при статическом подходе, мы можем здесь предполагать,
что сила этих нарушающих равновесие эффектов уменьшается бла­годаря тому, что
выгода для покупателей означает убытки для продавцов, и наоборот. Таким
образом, при условии, что прираще­ние расходов, связанных с покупкой и продажей
различных това­ров, распределено равномерно среди покупателей и среди продав­цов,
изменениям в уровне спроса будут частично соответствовать аналогичные изменения
в объеме предложения [См. гл. 5].

Последствия торговли по «ошибочным» ценам можно свести к
возникновению эффекта дохода, поскольку мы сделали предположение, согласно
которому рынки открыты только по Понедельни­кам; тем самым равновесные цены
используются в качестве пока­зателей при составлении производителями и потребителями
планов, которые действуют оставшиеся дни недели. В случае, когда кален­дарная
неделя считается продолжительным периодом времени, использование равновесных
цен действительно означает известную произвольность в решении вопроса и
практическом применении ре­зультатов нашего исследования; если же мы на деле
заинтересованы в том, чтобы уменьшить степень этой произвольности, всегда можно
добиться этого, сократив продолжительность недели.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ