Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава XVIII. Расходование и кредитование ::...

Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава XVIII. Расходование и кредитование :: vuzlib.su

22
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава XVIII.
Расходование и кредитование

.

Часть IV. Функционирование динамической системы — Глава
XVIII. Расходование и кредитование

1. Теперь мы переходим к проблеме динамики в пове­дении
частного индивида. Если мы намерены следовать обычному подходу, то линия
анализа, которую необходи­мо выбрать в этом случае, очевидна. Проблема статики,
с точки зрения фирмы, состоит в максимизации избытка доходов над расходами,
получаемого при использовании заданных производственных возможностей и в
заданных технических условиях; соответствующая проблема дина­мики состоит в
максимизации капитальной стоимости потока таких избытков, получения которых в
настоящем и будущем можно ожидать в результате использования заданных
возможностей. Проблема же статики для част­ного индивида состоит в выборе
наиболее предпочтитель­ного набора товаров, который можно приобрести на дан­ную
сумму денег. Проведя соответствующие параллели, мы придем к тому, что проблему
динамики для индивида следует ставить как выбор наиболее предпочтительного
варианта из всех различных наборов товарных потоков, которые индивид
предположительно сможет приобрести с помощью заданного ожидаемого потока
доходов. Фирма должна выбирать наиболее прибыльный план производ­ства, индивид
должен выбирать наиболее предпочтитель­ный план расходов; переход от статики к
динамике со­вершенно одинаков в обоих случаях.

Мы, очевидно, отдаем подобному подходу предпочте­ние, но
все-таки нельзя по этому поводу не испытывать серьезных сомнений. Когда мы
рассматриваем случай с фирмой, которая озабочена только тем, чтобы извлечь при
данных условиях максимум прибыли, вполне естественно предполагать, что фирма
изберет четко определенный «план» достижения искомого результата. Естественно,
здесь наблюдается разного рода неопределенность — не­определенность будущих
технических условий, неопреде­ленность будущих рыночных условий, — но этого
недоста­точно, чтобы сделать идею разработки «плана» совершен­но бессмысленной
и бесполезной. Неопределенность можно учесть достаточно полно, не жертвуя при
этом самой идеей планирования. Но когда мы обращаемся к случаю частного
индивида, чей «план» (если он у индивида есть) должен состоять единственно в
удовлетворении его ны­нешних и будущих желаний, мы сталкиваемся с тем огор­чительным
фактом, что обычно индивид не знает (и обя­зательно знает, что он этого не
знает), какими будут его желания в будущем. Планирование на будущее возмож­но,
когда план ориентирован на достижение заданной цели (такой, например, как
получение прибыли), но невозмож­но планировать, когда неизвестен объект
планирования. По этой причине весь метод анализа грозит сделаться со­вершенно
непригодным.

Тем не менее было бы ошибкой принимать такие воз­ражения
чересчур всерьез. Хотя люди и ясно осознают, что им неизвестны в подробностях
их собственные буду­щие желания, они не ведут себя так, как будто вообще ничего
не знают о своих будущих желаниях. Они по мень­шей мере считают, что, весьма
вероятно, у них возникнут какие-то желания в будущем, как правило, люди идут
намного дальше этого в своих предположениях. Когда они покупают потребительские
товары длительного пользова­ния, то обычно делают это не только потому, что у
них есть желание пользоваться такими товарами в настоящее время, но и потому,
что они ожидают сохранения этого желания и в будущем. Сказанное означает, что в
своих действиях люди руководствуются ожиданиями будущих желаний, причем
ожиданиями вполне определенными. Далее, в общем случае, человек всегда
понимает, что, чем больше он расходует сейчас, тем меньше будут его возможности
расходовать в будущем. Это соображение не могло бы определять его поведение,
если бы он не рас­считывал иметь определенную сумму на расходы в буду­щем,
воспринимая любое отчуждение этих средств как жертву. Осмысливая все эти
соображения, можно сделать вывод, что, хотя никакого конкретного планирования
бу­дущих расходов в целом не осуществляется, всякий раз, когда любая часть
текущих расходов определенно влияет на удовлетворение, которое будет получено в
будущем, соответствующая часть будущей стратегии становится более или менее
ясной. Люди не планируют своих будущих расходов в целом, но они планируют —
более или менее осознанно и более или менее конкретно — ту часть будущих
расходов, которая представлена текущими расхо­дами. Это планирование включает,
с одной стороны, оцен­ку некоторых конкретных элементов будущих расходов,
которые тесно связаны с конкретными элементами теку­щих расходов, и, с другой
стороны, формирование общего представления о величине будущих средств, имеющего
отношение к определению совокупного объема текущих рас­ходов [ В
действительности формирование этого общего представления о совокупных размерах
будущих средств на практике сущест­венно облегчается благодаря использованию концепции
дохода. Жертвовавшие будущими средствами, обусловленное увеличением текущих
расходов, рассматривается как жертвовавшие будущим доходом. Впрочем, это не
более чем краткое замечание, которое не дает нам приемлемой модели для
анализа.].

2. Если этот взгляд правилен (как нам представляет­ся), мы
освобождаемся от большей части трудностей. По­лагая, что индивид располагает
полным планом своих рас­ходов, охватывающим значительный период времени и
законченным во всех деталях, мы совершенно абсурдным образом фальсифицируем его
реальное поведение. Но если мы просто используем предположение о планировании,
не с тем, чтобы определять в деталях все покупки, а лишь для определения
деталей текущих расходов, мы не делаем ровно ничего абсурдного. Текущие расходы
будут опреде­ляться так, будто такой полный план существует; если мы
предполагаем существование полного плана, то мы можем прежде всего перейти к
определению текущих расхо­дов.

Предположим теперь, что мы имеем дело с индивидом, который в
день составления плана обладает определенным запасом товаров длительного
пользования, индивидом, ко­торый получает за текущую неделю сумму денег, равную
R0 (в качестве платы за труд, в качестве процентов или дивидендов на
принадлежащие ему ценные бумаги), ин­дивидом, который ожидает точно так же
получать суммы R1, R2, R3,… в последующие недели. Исходя из существующих цен
на потребительские товары и своих ожиданий будущих цен, он планирует произвести
определенные закупки товаров X, У, Z,… в текущей и последующих не­делях; для
этого ему придется осуществить набор расходов (в денежном выражении) Е0, Е1,
Е2, Е3, … . Разница между указанными доходами и расходами должна пога­шаться
либо за счет изменения денежных сбережений, либо путем изменения суммы вложений
индивида в цен­ные бумаги. Здесь я предполагаю, что мы имеем дело со вторым
случаем (весь вопрос, касающийся спроса на деньги, мы оставляем для
рассмотрения в следующей гла­ве). Поток R0-E0, R1 -E1, R2-E2,…, таким
образом, мо­жет рассматриваться как поток кредитов.

Предположим, что наш индивид составляет для себя план
расходов на ограниченный период времени, напри­мер на n недель. Тем самым
предполагается, что поток доходов, поток расходов и поток кредитов иссякнут
совер­шенно через n недель. Если в целом на протяжении этих п недель индивид
планирует быть кредитором, то может рассчитывать, что к концу данного периода в
результате кредитования он получит капитальную сумму (capital sum) Cn в ценных
бумагах, которую сможет использовать для пополнения своих средств в отдаленном
будущем [ Cn есть ожидаемая стоимость ценных бумаг, которая должна быть
получена в результате кредитования, осуществляемого на про­тяжении периода
планирования. Она будет равна лишь приращению стоимости всех принадлежащих
индивиду ценных бумаг, если ожи­дается, что уже имевшиеся у него ценные бумаги
сохранят к кон­цу периода ту же стоимость, которой они обладали в начале.]. Чем
больше средств он израсходует, выполняя план, тем меньше будет эта капитальная
сумма. Тем самым сущест­вует реальный выбор между расходами на протяжении n
недель и обладанием соответствующей капитальной сум­мой в конце периода. Этот
выбор аналогичен выбору меж­ду расходами в один момент времени и расходами в
дру­гой момент. Соответственно для целей нашего анализа приемлемо объединить
эту капитальную сумму с расхода­ми последней недели. Если мы рассматриваем
формирование указанной капитальной суммы как одно из направле­ний расходов
последней недели (планового периода), мы получаем способ оценки, который
позволяет нам свести всю проблему к распределению расходов между n неде­лями.

Поток кредитов, преобразованный таким путем, выгля­дит как
R0-E0, R1-E1, R2 -E2, …, Rn -En -Cn. В этом потоке займы и кредиты взаимно
погашаются — ведь если указанная сумма действительно расходуется в последнюю
неделю, после этих операций никаких средств не останется. Соответственно
капитальная стоимость этого потока, исчис­ленная на любой момент времени,
должна равняться нулю. В частности, его текущая стоимость (капитальная
стоимость на дату планирования) также должна равнять­ся нулю. Отсюда следует,
что текущая стоимость приве­денного потока расходов Е0, Е1, Е2, Е3, …, Еn +
Сn обяза­тельно будет равна текущей стоимости потока доходов R0, R1, R2, R3,
…, Rn. Этот подход позволяет нам свести планирование расходов (как мы это
делали в отношении планирования производства) к задаче, уже решенной на­ми в
теории статики.

3. Как и в случае с анализом производства, мы дол­жны лишь
провести различие между сделками, осуществ­ляемыми в различные моменты времени,
и заменить фак­тические цены дисконтированными; после проведения этих операций,
подобных преобразований в исследовании можно полностью опираться на
статистическую теорию стоимости. Ни условия равновесия, ни условия стабильности
не должны при этом создавать для нас каких бы то ни было проблем. Предельная
норма замещения между двумя товарами, которые планируется приобрести в опре­деленные
моменты в будущем, должна быть равна отно­шению их дисконтированных цен. Эта
предельная норма замещения должна убывать (в том же смысле, в каком это
подчеркивалось в статике). Вот и все, что необходи­мо сказать по данному
поводу.

Как и в статической теории стоимости, последствия изменений
в уровнях цен (включая в данном случае из­менения в процентных ставках)
необходимо разделить на два вида. Действует эффект замещения, обусловленный
изменениями в относительных дисконтированных ценах на различные планируемые
приобретения; действует так­же эффект (соответствующий статическому «эффекту
дохода»), который связан с улучшением или ухудшением в той или иной степени
положения индивида на рынке в результате данных изменений. Ухудшается или улуч­шается
положение индивида, нужно определять с учетом общего плана его расходов.
Положение индивида на рын­ке ухудшается, если в новых условиях он не может боль­ше
рассчитывать приобрести все товары в тех же количе­ствах и в те же моменты
времени, что и раньше, а дол­жен в чем-то экономить. Его положение улучшится,
если у него останутся какие-то дополнительные средства пос­ле планирования
прежних покупок. В данном случае важны, таким образом, относительные изменения
капитальных стоимостей планировавшегося им заранее пото­ка расходов и
первоначально ожидаемого им потока до­ходов. При подобном подходе выясняется,
что логичнее называть данный эффект не «эффектом дохода», а «капи­тальным
эффектом» или как-то в этом роде. Однако та­кая логика создает проблемы, и я не
думаю, что она необходима. Я не считаю, что мы создадим себе какие-либо
затруднения, если будем по-прежнему говорить об «эффекте дохода», как уже
привыкли. Но мы должны помнить о точном смысле, который будет теперь вкла­дываться
в этот термин.

4. Если цена некоторого товара Х повышается и затем
продолжает оставаться на этом уровне, то (как мы уже видели) текущая цена Х и
все ожидаемые будущие цены этого товара увеличатся одинаково. При условии, что
нор­ма процента не меняется, все дисконтированные цены данного товара также
возрастут в той же степени. Поэто­му в данном случае нет необходимости
проводить разли­чие между количествами приобретаемого товара Х в раз­ные
моменты времени — законы спроса будут действовать точно так же, как и в
статике. Возникнет эффект замеще­ния товаром Х других товаров; возникнет также
эффект дохода, который будет действовать «не в пользу» Х (за исключением
специального случая, когда Х — товар низ­кого качества). Как мы видели при
рассмотрении про­изводства, применение статической модели оправданно именно
потому, что ее закономерности в точности сохра­няются в тех случаях, когда цены
повышаются и остаются на новом уровне. Но, как мы видели тогда же, не суще­ствует
какого-либо определенного правила, указывающе­го, как именно уменьшение спроса
будет распределено во времени. Текущий спрос на товар Х может уменьшить­ся, а
может и не уменьшиться.

Если цена товара Х повышается, но при этом не ожи­дается,
что на таком уровне она сохранится, эффект до­хода будет, как правило, очень
незначительным или вооб­ще несущественным. Эффект замещения, однако, может
оказаться намного более значительным, чем в предыду­щем случае, поскольку
теперь произойдет не только за­мещение другими товарами товара X, но также и
заме­щение товара Х будущими покупками этого товара. Основным следствием
временного повышения цен вполне может стать откладывание соответствующих
расходов.

Если цена товара Х повышается и при этом подразумевается,
что данное повышение свидетельствует о еще большем росте цены в будущем
(эластичность ожиданий больше единицы), то мы имеем дело с ростом ожидаемых
цен, превосходящих текущие. Доводы против покупки товара X, связанные с
повышением его текущей цены, могут быть в этом случае побеждены доводами в
пользу текущих покупок этого товара, что обусловлено более значительным
повышением ожидаемых цен. Если эла­стичность замещения достаточно велика, может
оказаться, что и эффект дохода не имеет значения и в конечном счете текущий
спрос увеличится. Это известный случай спекулятивного спроса.

5. Теперь изменения нормы процента можно иссле­довать, по
существу, аналогичным образом. Последствия­ми этих изменений также могут быть
эффект дохода и эффект замещения (с одной стороны, эти изменения улуч­шают или
ухудшают положение индивида на рынке, а с другой стороны, меняют относительные
дисконтирован­ные цены). Так, общее повышение нормы процента по­низит
дисконтированные цены будущих приобретений относительно текущих покупок, а
также более отдален­ных будущих покупок относительно менее отдаленных. Это
вызовет общее замещение по всей цепочке, в точно­сти такое же, с каким мы уже
сталкивались в теории производства. В конечном счете этот сдвиг в уровнях
дисконтированных цен в целом будет, несомненно, стиму­лировать откладывание
расходов, поэтому обычно он ве­дет обязательно к уменьшению текущих расходов.
Но здесь существует много возможностей для различного рода «перекрестных
эффектов» и отношений дополняе­мости разного рода, которые все смешивают и
запуты­вают.

Направление действия аффекта дохода зависит от того, как
изменится капитализированная стоимость первона­чально запланированного потока
расходов (включая ка­питальную сумму С, которая должна быть отложена к концу
периода) относительно капитализированной стои­мости потока доходов. Если норма
процента повышается, оба значения капитализированной стоимости уменьшатся, но
которое из них уменьшится сильнее? Эта проблема формально аналогична той,
которую мы обсуждали вы­ше, когда речь шла об исчислении дохода [См. Примечание к гл. XIV].
Тогда мы выяснили, что при изменении нормы процента сдвиги в соотношении
капитализированных стоимостей обоих потоков, имеющих первоначально одинаковые
капитали­зированные стоимости, зависят от соотношения средних периодов. При
общем повышении нормы процента по­ложение индивидуума на рынке улучшается в том
слу­чае, когда средний период потока его доходов меньше среднего периода потока
его расходов.

Если средний период расходов индивида больше, чем средний
период его доходов, он планирует тратить в на­стоящее время и в ближайшем
будущем меньше, чем по­лучает, чтобы в отдаленном будущем тратить больше, чем
будет получать. (Следует помнить, что затраты в этом отдаленном будущем
включают накопление капитальной суммы С к концу периода планирования.) В этом
случае об индивиде можно сказать, что он «планирует стать кредитором».
Повышение нормы процента улучшает по­ложение на рынке таких лиц; тем самым
эффект дохода ведет к повышению их расходов, включая (вероятно) и их текущие
расходы. Таким образом, для подобных лиц эф­фект дохода и эффект замещения
действуют в разных направлениях, и любой из этих эффектов может преобла­дать. И
мы не можем утверждать, что их текущие расходы в результате повышения нормы
процента увели­чатся или уменьшатся.

То же самое, разумеется, соображение приводится в
элементарных учебниках, которые нам объясняют, что повышение нормы процента
заставляет отдельных людей «сберегать» больше (тех, кого соблазняет высокая
норма прибыли и которые поэтому заменяют текущие расходы будущими), а некоторых
людей — «сберегать» меньше (тех, кто желает сохранять фиксированный доход от
сво­их сбережений и поэтому улучшает свое положение путем увеличения текущих
расходов). На основе нашего ана­лиза мы смогли в результате определить эти
процессы несколько более строго. Мы видим, что неопределенность данных
тенденций порождается теми же причинами, что и неопределенность в случае
воздействия изменений за­работной платы на предложение труда или изменений в
цене одного товара на спрос на другой товар. Но важнее всего то, что мы
выяснили, как связана эта неопределен­ность с предположением о том, что индивид
«планирует быть кредитором». Что происходит в обратном случае?

Если средний период расходов данного индивида меньше, чем
средний период его доходов, положение ин­дивида ухудшится в результате
повышения нормы процента. Эффект дохода и эффект замещения будут, следо­вательно,
действовать в одном направлении — оба приве­дут к снижению текущих расходов.
При повышении нормы процента расходы такого индивида практически неизбежно
уменьшатся.

Кто те люди, которые «планируют быть заемщиками»? Оставляя в
стороне вульгарных мотов, которых можно сбросить со счетов, эти люди — просто
те предпринимате­ли, которые осуществляют реальные инвестиции. Поступ­ления в
форме займов не должны рассматриваться как поступления, используемые на текущие
цели, поэтому по­ступления предпринимателя состоят просто из прибыли, которую
он извлекает из производства, за вычетом, обяза­тельств, обусловленных прошлыми
соглашениями [См. выше, гл. XV.]. Эти поступления довольно часто имеют для текущего
периода отрицательное значение. Но текущие расходы предприни­мателя (на личные
нужды) не будут отрицательными — он рассчитывает, что нынешнее превышение
расходов над доходами сменится в будущем превышением доходов над расходами. Для
него средний период расходов, таким обра­зом, будет меньше, чем средний период
доходов.

Когда речь шла о статической теории, мы в ходе ана­лиза
привыкли к тому, что даже при важности эффекта дохода для одной из «сторон»
рынка, всегда есть нечто, элиминирующее действие эффекта дохода в большей или
меньшей степени для другой «стороны». Когда мы рассматриваем вопрос о различиях
между рыночным спро­сом и предложением (именно эти различия существенны для
изменения цен), на каждой «стороне» действует эффект дохода, эти эффекты обычно
действуют в противопо­ложных направлениях. Точно так же и здесь.

В то время как для тех, кто планирует быть креди­тором,
эффект дохода при повышении нормы процента увеличивает текущие расходы, для
тех, кто планирует стать заемщиком, эффект дохода уменьшает соответствую­щие
расходы. Если эти эффекты дохода взаимно погашаются, то остаются лишь два
эффекта замещения, каж­дый из которых ведет к уменьшению текущих расходов.

Вероятно ли взаимное погашение эффектов дохода? Этому есть
одна причина общего характера, но ее дейст­вие предполагает два исключения.
Общий довод в пользу того, что действие упомянутых эффектов должно харак­теризоваться
тенденцией к взаимному погашению, состоит в том, что для достижения равновесия
на рынке ценных бумаг необходимо, чтобы объем текущих займов и объем; текущих
кредитов были равны. Но это еще не показывает, что положение заемщиков и
кредиторов на рынке улучшается и ухудшается при повышении нормы процента в:
одинаковой степени. Дело в том, что повышение нормы процента определяет
положение в целом в зависимости от соотношения соответствующих средних
периодов, ина­че говоря, от соотношения между планируемым заимствованием и
кредитованием (как и текущим заимствова­нием и кредитованием). А планируемые
размеры заимст­вования и кредитования, существуя в основном в головах людей (и
будучи не очень определенными даже там), невзаимосвязаны на рынке. Может
существовать «избыток» с одной или другой стороны, и если таковой есть, наблю­дается
несоответствие между планами и соответственно потенциальное неравновесие [См.
выше. гл XI.].

Это, несомненно, менее существенное исключение, чем другое.
Оно связано с той возможностью, что заемщики и кредиторы могут приспосабливать
свои текущие расхо­ды к изменениям в своем богатстве разными, по сущест­ву,
способами. Речь идет в основном о проблеме скорости, с которой они приводят
свои расходы в соответствие с новыми условиями. Если заемщики адаптируются при
этом быстрее, чем кредиторы (по моим оценкам, в дейст­вительности это так),
эффект дохода для заемщиков бу­дет, вероятнее всего, действовать сильнее, чем
эффект до­хода для кредиторов. Это будет приводить к тому, что чистый эффект
дохода будет действовать в том же на­правлении, что и совокупный эффект
замещения; тем самым повышается значение вывода о том, что в масшта­бах рынка в
целом повышение нормы процента уменьшает текущие расходы, падение же нормы
процента по­вышает их.

6. Хотя этот вывод весьма отличается от заключений, которые
читатель привык видеть в большинстве совре­менных работ, мы, конечно же, на
самом деле не вводим никакого нового принципа, а просто представляем обыч­ные
взаимосвязи необычным образом. Само по себе это занятие довольно утомительное,
но в данном случае оно необходимо. Мы постоянно готовим почву для того, что­бы
попытаться использовать при решении общей задачи динамики ту же систему
рассуждений, что мы применя­ли и в статике. Для этих целей необходимо
сгруппировать определенным способом соответствующие факторы; мы не можем, далее
ожидать, что этот способ во всех слу­чаях окажется, с нашей точки зрения,
привычным.

Традиционный подход к ответу на вопрос: «Как изме­нение
нормы процента влияет на текущие расходы?» — состоит в том, чтобы: (1)
выяснить, как это изменение скажется на размерах суммы, расходуемой при
заданном доходе; (2) (если этот дополнительный вопрос не забы­вают задать)
спросить, как оно скажется на уровне дохода. Теперь выясняется, что воздействие
изменений нор­мы процента на уровень дохода оказывается совсем не таким
простым; фактически здесь необходим анализ двух разных уровней проблемы. Речь
идет о: (2а) воздейст­вии на доходы предпринимателей, которое неизбежно даже
при том, что они сохранят свои производственные планы совершенно неизменными;
(26) воздействии на их доходы, равно как и на доходы других лиц, которое
обусловлено любыми изменениями, которые предприниматели могут внести в свои
производственные планы. Традиционный ответ на вопрос (1) состоит в том, что
расходы должны из-за повышения нормы процента сократиться, хотя есть силы,
действующие в противополож­ном направлении, а на вопрос (2) — в том, что при
этом не проводятся существенные различия между (а) и (б), доход, конечно,
уменьшится, и это, разумеется уменьшит расходы.

Мы, однако, научились не доверять концепции дохода; и в
любом случае можем утверждать, что различие меж­ду (1) и (2), т. е. между
доходом постоянным и доходом переменным, несущественно для нашего анализа.
Однако различие между пунктами (2а) и (26) имеет для нас, большое значение: мы
хотели бы различать те измене­ния в расходах, которые произойдут, даже если
производственные планы предпринимателей останутся неизменными, и те изменения,
которые зависят от изменений в производственных планах. Поэтому мы объединяем
пунк­ты (1) и (2а), что и было сделано в предыдущем разде­ле. Когда мы так
делаем, мы перестаем зависеть в своем исследовании от концепции дохода. Мы
приходим к тому, что при данных производственных планах и данном уровне цен
изменение нормы процента будет оказывать об­ратное влияние на объем текущих
расходов.

Естественно, совершенно иного рода проблемой явля­ется роль
этого эффекта; здесь у нас есть такие же при­чины усомниться в эффективности
воздействия измене­ний процента, как и при рассмотрении производства. Тем не
менее направление воздействия этого эффекта пред­ставляется совершенно
очевидным.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ