Индекс цен производителей :: vuzlib.su

Индекс цен производителей :: vuzlib.su

90
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Индекс цен производителей

.

Индекс цен производителей

Индекс цен производителей (Producer Price Index, PPI) —
индекс с фиксированным набором весов, отслежи­вающий изменения в ценах, по
которым продают свои товары национальные производители на оптовом уров­не
реализации. PPI охватывает все стадии производства: сырье, промежуточные
стадии, готовую продукцию, а также все сектора: промышленность, добычу,
сельское хозяйство. Цены импортных товаров в него не входят, но оказывают
влияние на него через цены импортируемых сырья и комплектующих. Таким образом,
главное отли­чие его от индекса потребительских цен в том, что он ох­ватывает
только товары, но не услуги, и на оптовом уров­не их реализации.

Индекс цен производителей в США основан на вы­борке из 3400
товаров по 40000 участников; веса основ­ной группы товаров в составе индекса:
24% продукты питания. Т/о топливо, 7% автомобили, 6% одежда. Как и ранее:
CorePPI = (PPI EX FOOD&ENERGY). Если по­требительские цены имеют свойство
всегда расти, то цены производителей могут иметь и периоды вполне заметно­го
падения.

Показатель PPI публикуется ежемесячно в десятый рабочий день
месяца. Типичные свойства PPI в экономи­ческом цикле:

— более волатилен, чем CPI (food&energy составляют в нем
около 36%, а в CPI примерно 23%);

— имеет собственный цикл, запаздывающий относи­тельно общего
экономического цикла, аналогичный цик­лу CPI;

— пиковые значения PPI (выраженного в процентах годовых)
обычно запаздывают на 3 — 6 месяцев от общих пиков экономической активности, а
минимумы его запаз­дывают от минимумов экономической активности на 9 месяцев;

— чаще всего, экстремумы PPI и CPI достигаются в одном
квартале и почти всегда удалены не далее, чем на квартал.

Рис. 10.2. Индекс цен производителей, США

Еще одним показателем инфляции является уже рас­сматривавшийся
ранее дефлятор ВВП. Поскольку он пуб­ликуется на ежеквартальной основе, CPI и
PPI дают бо­лее ранние оценки изменения цен.

В качестве примера влияния данных по инфляции на валютные
курсы, рассмотрим график долларового курса британского фунта в период с 9 по 17
сентября 1999 года (Рис. 10.3), где проявились противоречивые на первый взгляд
реакции валютного рынка на данные по росту цен. В течение этой недели были
опубликованы данные по аме­риканским ценам производителей и потребительским це­нам,
а также непосредственно имеющие отношения к це­нам британские данные по рынку
труда.

Для полноты психологической картины происходив­шего полезно
посмотреть еще раз на рисунок 6.2, где по­казана реакция на неожиданное
повышение ставок Бан­ком Англии 8 сентября. Моральный ущерб, нанесенный эти
решением комментаторам и аналитикам (никто из них не предсказывал повышения
ставок, все уверенно прогно­зировали их неизменность на этом заседании) еще не
был забыт. В течение нескольких дней продолжались упреки в адрес Банка, который
провозглашает принцип откры­тости своей финансовой политики и утверждает, что
его решения основаны на экономических индикаторах; но индикаторы, по общему
мнению, накануне заседания Бан­ка не показывали опасности инфляции. Обида была
тем более велика, что именно Банк Англии комментаторы ставили в пример
Европейскому Центральному Банку, степень открытости в политике которого не устраивает
обозревателей (ЕЦБ например, не публикует протоколов своих заседаний и не
считает обязательным проводить пресс-конференции для журналистов после
заседаний).

В основе отношения валютного рынка к американс­кой инфляции
лежала упоминавшаяся ранее неустойчи­вость положения доллара и американского
финансового рынка в целом в 1999 году. Два повышения ставок FED, осуществленных
летом, сделали очень актуальным воп­рос о вероятности следующего повышения
(заседание FED ожидалось 5 октября). При этом новое повышение расценивалось бы
рынком как признание центральным банком перегретости экономики и
переоцененности аме­риканских акций, а следовательно — слабости доллара. Данные
по американской инфляции в сентябре были пос­ледними, публикуемыми перед
заседанием 5 октября, по­этому внимание к ним было особенно пристальным, что
подтверждалось массой прогнозов и комментариев.

Рис. 10.3. Курс фунт/доллар, сентябрь 1999 года; реакция на
данные по инфляции

Опубликованные в пятницу 10 сентября данные по ценам
производителей показали их рост в августе на 0,5% по сравнению с июлем, что
было выше прогнозировав­шихся 0,3%; но при этом Core PPI, в который не входят
продукты питания и источники энергии, снизился на 0,1%. Данные были расценены
как отсутствие инфляционного давления в экономике США (рост цен на нефть
являлся внешним фактором), а потому повышали вроятность того что FED
воздержится от повышения ставок 5 октября, что было в пользу доллара, исходя из
тогдашних настро­ений. Поэтому доллар отреагировал резким повышени­ем курса
против фунта, евро и франка; государственные облигации поднялись в цене.
Правда, потом появились комментарии, что оптимизм по поводу американской эко­номики
преувеличен (как и пессимизм в отношении евро­пейской), а реакция на низкий
Core PPI рассматривалась как чрезмерная; по словам одного трейдера, рост цен на
нефть это тоже инфляция, без нефти все равно не обой­тись.

В среду 15 сентября вышли данные по потребительс­ким ценам:
рост CPI в августе на 0,3% (как и в июле), а Core CPI на 0,1% (ниже июльских
0,2); цифры вполне со­ответствовали прогнозам. Мнение рынка склонилось к тому,
что FED ставки не изменит. Доллар показал уме­ренное укрепление по отношению к
европейским валю­там. Но на следующий день вышли данные по рынку тру­да
Великобритании, показавшие рост средней оплаты труда и снижение безработицы.
Поскольку жесткий ры­нок труда имеет прямым последствием рост цен, рынок решил,
что вполне вероятным является в близком буду­щем новое повышение ставок Банка
Англии и курс фун­та немедленно поднялся.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ