Глава 5. Технологии оптимизации глобальных процессов :: vuzlib.su

Глава 5. Технологии оптимизации глобальных процессов :: vuzlib.su

96
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Глава 5. Технологии оптимизации глобальных процессов

.

Глава 5. Технологии оптимизации глобальных процессов

В  данной   главе  будут  рассмотрены  следующие  основные
вопросы.

1. Необходимость разработки глобальных технологий.

2. Методологические предпосылки глобального моделирования.

3. Технологические аспекты решения глобальных проблем.

1. Сейчас сложилась и получила широкое развитие такая
отрасль обществоведения, как глобалистика. В ней уже работает большое количество
ученых разного профиля, действуют много­численные научные центры. Глобальные
проблемы человечества появились не сегодня, это следствие всемирной истории,
резуль­тат человеческой деятельности. Тенденция такова: от националь­ной
замкнутости — к постоянно усиливающейся всесторонней зависимости наций,
государств, народов друг от друга, от изо­лированных континентов — к одному
интегрированному про­странству — планета Земля. К началу XXI в. эта тенденция
превращается в одну из ведущих закономерностей исторического развития, пока
наименее осознанных человечеством, что лишает его возможности достойно ответить
на вызовы XXI в. и обеспе­чить социальный прогресс.

Конечно, эта закономерность проявляется на всех этапах
исторического развития, но наиболее остро и отчетливо — в период ускорения
социальных процессов и формирования еди­ного социального и экологического
пространства мира под вли­янием научно-технической, информационной революций,
кото­рые вносят ряд новых моментов в систему взаимоотношений между обществом и
природой, между отдельными компонентами социальной среды и при определенных
условиях нарушают их относительное равновесие, что находит выражение в
социальном и экологическом кризисе. Поэтому сегодня следует говорить не только
об эпохе глобальных проблем, о планетарном характере человеческой деятельности,
которая охватывает всю биосферу и социальное пространство, распространяется на
космос, микро­мир, но и об эпохе системного кризиса цивилизации.

Приведены в действие такие силы (технические, социальные, биологические,
военные), с которыми не может справиться человечество, что грозит самому его
существованию и всему живому на планете Земля. Следует отметить, что
возникновение глобальных проблем само по себе не есть зло, более того, это
предпосылка для лучшей обустроенности общего социального и природного дома, но
только при одном условии — адекватной реакции мирового сообщества на
происходящие изменения, объ­единение усилий всех национальных центров на пути
достиже­ния благоприятных условий жизни в согласии с природой.

Однако этого не происходит. Все более обостряются проти­воречия
между интернационализацией процессов, их планетар­ным характером и
узконациональными, эгоистическими, иногда просто примитивными способами решения
назревших проблем. Это приводит не к облегчению участи человечества, а к
обостре­нию проблем его жизнеобеспечения.

В настоящее время государства мира, международная обще­ственность
пришли к выводу, что существующая парадигма развития нашей цивилизации является
ущербной, гибельной для будущего развития планеты и необходима кардинальная ее
кор­рекция, смена. Она не может быть дальше использована в интересах прогресса
и развития человечества потому, что выра­жает эгоистические интересы развитых
стран и неприемлема для всех народов, стремящихся к достижению благополучия.

Мировое сообщество по инициативе и под руководством ООН в
последние годы предприняло ряд усилий в этом направлении. Во-первых, выразило
серьезную озабоченность кризисным со­стоянием развития биосферы и всей нашей
цивилизации, во-вторых, концептуально наметило пути выхода из этого состояния,
известные как переход к устойчивому развитию. Совершенно очевидно, что
концептуальные подходы к идее устойчивого развития, т.е. новой культурной
парадигмы прогресса в мире, во-первых, должны получить дальнейшее обоснование,
во-вто­рых, найти свое конкретное выражение в национальных доктри­нах, без чего
механизм ее реализации невозможен. Это имеет особое значение для России, у
которой пока нет не только концепции развития, но и путей выхода из кризиса, в
котором она оказалась.

В чем основной порок, противоречие современной концепции
развития мира, которую исповедуют развитые страны на уровне правительств?

Мир,  пережив  информационную,  научно-техническую,  уп­равленческую
революции, по-прежнему развивается на экстен­сивных оборотах расходования
ресурсов,  которые опережают формирование новых. Это усугубляется тем, что
распределение ресурсов крайне неравномерно, что дестабилизирует ситуацию как в
мире в целом, так и в отдельных странах (богатство — бедность). Это в свою
очередь приводит к деградации природной среды,   биосферы,   социальной
среды,   духовности   планеты, вследствие чего развиваются такие необратимые
процессы, ко­торые в конечном счете могут привести к гибели цивилизации.
Возникает вопрос: так ли необратимы те разрушительные тен­денции и технологии
осуществления, которые сегодня быстро набирают обороты в нашем мире, внушают
страх ныне живущим поколениям   и   лишают  будущего   последующие?   По
мнению Многих ученых, наоборот, «возникновение ноосферы столь же
закономерно, как и появление на Земле мыслящего существа — человека». Но
тогда появляется и новая задача  —  научиться исследовать новые явления
ноосферы, учитывать совокупность разных механизмов, определяющих взаимодействие
экологичес­ких и социальных факторов, характер их взаимного влияния и
нахождение путей экодиалога.

В принципе с проблемами, которые затем переросли в гло­бальные,
человечество впервые столкнулось еще в пору своей ранней молодости и вынуждено
было искать пути их решения. Например, первый экологический кризис имел место
еще в верхнем палеолите, когда хищное ведение охотничьего хозяйства привело к
уничтожению крупных животных — важнейшего объекта этого хозяйства.
Научно-техническая революция в про­цессе генезиса глобальных проблем внесла ряд
коренных пере­мен. Под ее влиянием масштабы человеческой деятельности приобрели
планетарный характер, охватили биосферу в целом, распространились даже на область
космического пространства. Поэтому деградационные изменения в биосфере
приобрели такую глубину и масштабы, при которых возникла реальная опасность
разрушения естественных связей человечества с при­родой. Все более
ограничивается «производительность» биосфе­ры и растут общественные
потребности человечества. Между ними складывается глубокое противоречие.

Итак, глобальными для человечества могут быть названы
проблемы, затрагивающие судьбы всего мирового сообщества, отражающие его
историческое существование, концентрирую­щие в себе социальные противоречия
современной цивилизации, порожденные техническим прогрессом. Они вбирают в себя
все сложности социально-экономического и духовного развития че­ловечества
накануне XXI в. и имеют тенденцию к расширению границ и сферы влияния.

К глобальным проблемам обычно относят: предотвращение
экологической катастрофы, мировой термоядерной войны, тех-ногенных взрывов и
катастроф, ликвидацию голода для сотен миллионов жителей Земли, преодоление
отсталости стран «третьего мира», разрешение проблем энергетических и
сырье­вых ресурсов, формирование эффективной демографической политики, ликвидацию
наиболее опасных заболеваний, освоение космического пространства и Мирового
океана и др.

Принято выделять три группы глобальных проблем:

1. Возникающие в системе отношений «человек —
природа» (природные ресурсы, энергетические и продовольственные про­блемы;
вопросы защиты окружающей среды).

2. Возникающие в системе отношений «человек —
общество» (социальные аспекты научно-технической революции, образова­ния,
культуры, народонаселения, здравоохранения).

3. Интерсоциальные — отношения между общностями, этно­сами,
цивилизациями и государствами.

Человечество, столкнувшись с глобальными проблемами, всегда
искало способы их разрешения. Однако, когда сегодня они приобрели наиболее
острый характер, сложилось глубокое противоречие между количеством этих
проблем, качеством, масштабностью и отсталостью культурных, интеллектуальных ре­сурсов
и архаичностью управленческих решений, принимаемых для их преодоления.
Системный кризис управления характерен сегодня для всей планеты Земля. Пока
отсутствует единая современная концепция ее устойчивого развития, нет адекватно­го
механизма ее реализации, согласованного в мировом сообще­стве. Нет пока и
национальных политик развития различных государств, в том числе и России, на основах
международного права и данных науки.

Сегодня ясно одно: необходимо создание планетарного, ин­тернационального
субъекта управления, института глобальных исследований, основанного на
интегрированном мировом интел­лекте, международном праве, способного предложить
мировому сообществу плюралистическую модель устойчивого развития,
обеспечивающую сбалансированное решение социально-эконо­мических, культурных и
природоохранных задач на основе новых ценностей XXI в. — «новая культура и
человек — мера всех вещей».

2. Создание любой социальной модели начинается с выявле­ния
системообразующих факторов. К числу основных большин­ство ученых относят
«человеческий ресурс», или человека с его постоянно растущими
потребностями. Он же может быть и интегральным критерием, объединяющим и
оценивающим их разные сферы. Именно «человеческий фактор», его
изменения и усложнение связей с биологической и технической средой прежде всего
породили глобальные проблемы. Последние могут быть рассмотрены в разных
аспектах: историческом, аксиологическом и практическом. Исторический аспект
глобалистики, например, предлагает необходимость учета того, что глобальные проблемы
возникают и развиваются вместе с человечеством и выступают в разных формах, как
созидательных, так и разрушительных; в виде противоречий, диспропорций, функциональных
нарушений, появ­ляющихся на том или ином отрезке социального времени.

Все это свидетельствует о том, что при решении глобальных
проблем должна использоваться вся совокупность научных ме­тодов, которыми
располагает наука. Например, ученые подчер­кивают значение системного анализа
при моделировании гло­бальных проблем. Глобальное моделирование опирается на
концепцию междисциплинарной целостности всего процесса изу­чения глобального
объекта, принцип системной интеграции зна­ния; на философскую идею единства
природы, где человек выступает как цель исторического процесса. Особенно подчеркивается
гуманистический аспект глобальных проблем и уста­навливается их связь с прогрессивными
тенденциями развития человеческой цивилизации как в материальной, так и в духовной
сфере, включая науку, культуру, мораль, мировоззрение.

Постепенно приходит понимание, что абсолютизация эконо­мических,
демографических, экологических факторов не дает ожидаемого результата. Нередко
решение проблемы лежит на пути учета и анализа «тонких»
социокультурных факторов (ду­ховных потребностей, мотиваторов, ценностей,
образов будуще­го, верований, идеологических компонентов), т.е. реализации и
личностного развития сообщества, что во многом определяет жизненные силы
общества и личности. Важную функцию в глобальном моделировании выполняют
частные методологичес­кие концепции, например концепция ноосферы, предложенная
академиком В.И. Вернадским, «Пределы роста» (доктрина Рим­ского
клуба). Известна, концепция Г. Кана — так называемая американо-центрическая
модель будущего, по которой США, экспортируя американские технологии и свой
образ жизни, тип культуры в разные регионы мира, вызовут падение рождаемости в
мире, перестройку психологии в странах «третьего мира» в духе
прагматизма и потребительства.

Существуют и другие концепции решения глобальных про­блем,
например сокращение всемирных военных расходов, пере­дача сэкономленных средств
в фонд помощи развивающимся странам, предложенные В. Леонтьевым для ООН. Известен
ряд глобальных проработок в области перестройки международных экономических
отношений на справедливой основе по установ­лению нового экономического порядка
или создания доктрины устойчивого сбалансированного развития мира. К их числу
относится также концепция финансовой помощи Запада разви­вающимся странам,
подготовки квалифицированных кадров, совершенствования системы образования,
управленческих структур и т.п.

С большим опозданием и Россия начинает осознавать значи­мость
концептуальных проработок своего будущего развития. 16 мая 1995 г. на заседании Государственной Думы состоялось первое парламентское слушание различных
проектов, представ­ленных к вопросу «О разработке национальной стратегии
устой­чивого развития».

Нет необходимости доказывать, насколько важно сегодня для
России, для ее научной мысли и управленческой деятельности осмыслить общие
закономерности разработки и реализации гло­бальных технологий.

Всякая глобальная технология невозможна без методологи­ческой
основы, которая прежде всего определяет принципиаль­ные контуры моделирования и
возможные пути решения пробле­мы. Методология — основа проблемного анализа,
общей оценки глобальной ситуации, сравнения последней с нормами общест­венного
развития.

3. Однако научное исследование глобальных проблем не может
останавливаться только на начальной стадии их методо­логической проработки. Для
практического решения вопроса не менее важны технологические обоснования
глобальных проектов и программ. Это тем более актуально сегодня, когда многие
из них уже концептуально осмыслены, реализуются, но не дают ожидаемого эффекта
из-за низкого уровня их технологической обеспеченности, отсутствия адекватных
средств и методов реше­ния назревших проблем, что не позволяет достигнуть положи­тельного
социального результата.

Прежде всего отметим недостатки в принципах глобального
моделирования, когда в самой постановке проблемы, определении целей и задач
нередко преобладают ложные ценности, устаревшие идеологические постулаты,
архаичные мировоззренческие и куль­турные установки. Например, при глобальном
проектировании нередко в качестве приоритетов выступают развитие производства,
проектирование только технических структур, расширение рынка, технических
носителей информации, которые трактуются как самоцель, а не средство реализации
сущностных сил человека и создания условий для его достойной жизни.

Допустим, что приоритеты определены правильно, концепту­альная
схема и контуры глобальной модели развития выявлены. Уже этот этап
моделирования социальной проблемы подчиняет­ся общим принципам технологизации:
объект расчленяется на изученные элементы, связи между ними известны, процессы
в определенной мере формализованы.  Например,  модель мира, построенная в
рамках проекта Римского клуба, включала иссле­дование пяти основных тенденций
мирового развития: ускоряю­щейся индустриализации,  быстрого роста населения,
широко распространенной необеспеченности продуктами питания, исто­щения
невозобновимых ресурсов, ухудшения состояния окру­жающей среды. Разработчики
отдавали себе отчет в том, что все эти тенденции взаимосвязаны сложным образом,
их эволюция соотносится скорее с десятилетиями или столетиями.

Авторы сформулировали основную задачу проекта: понять
причины возникновения и изменения этих тенденций, механиз­мы их взаимодействия друг
с другом и их последствия на будущие сто лет.

В ходе достижения главной цели исследования решалась задача:
является ли проявление этих тенденций настолько опас­ным, чтобы считать их
превалирующими над локальными, крат­косрочными интересами?

Верно ли высказывание У Тана о том, что миру отпущено менее
десяти лет для установления контроля над этими тенден­циями?

Если не удастся взять их под контроль, какие будут послед­ствия?

Какими средствами располагает человечество для решения этих
глобальных проблем, какими будут результаты и на какие расходы придется идти
при использовании каждого такого сред­ства?

Построенная модель, по мнению авторов, являлась несовер­шенной,
упрощенной, но и самой полезной из имеющихся в то время моделей для анализа
проблем, наиболее удаленных от начала координат на пространственно-временном
графике.

Следующим этапом технологизации стала разработка матема­тической
модели для данного социального проекта, что позволи­ло провести количественные
и качественные оценки состояния ситуации (процесса) в рамках каждой тенденции и
взаимоотно­шений между ними.

В результате решения целого ряда неординарных задач,
последовательной реализации технологических принципов были достигнуты новые
данные в области глобалистики: мир впервые не только задумался о будущем Земли,
но и понял, что возни­кающие проблемы можно решать на разумной основе.

События, происходящие сегодня в мире, не только подтверж­дают
справедливость сделанных выводов, но и порождают новую волну интереса к тем
концептуальным и технологическим прин­ципам, которые были использованы при
подготовке и реализа­ции проекта «Сложное положение человечества» его
авторами.

В конце 1978 г. экспертами ООН был разработан прогноз
демографического развития человечества до 2000 г. Были изло­жены различные прогностические варианты для разных регио­нов мира.

Общеизвестны положительные результаты разработки от­дельных
проектов в области защиты окружающей среды и здоровья человека, реализация
которых позволила принять ряд конкретных мер по сохранению природы,
профилактике тяже­лых заболеваний, их ранней диагностике, производству новых
лекарств и вакцин и т.п.

Однако опыт этот требует не только обобщения, но и развития.

Эффективность построения глобальных моделей зависит прежде
всего от исходной концепции, положенной в основу ее разработки, объединения
ранее выделенных разнородных эле­ментов выдвижения содержательных гипотез об
организации исследуемых процессов, определения причинно-следственных связей,
независимых и промежуточных переменных, определен­ного порядка их взаимодействия.
Далее формализуется сама структурная модель, которая дает возможность получения
стан­дартизированного однозначно интегрируемого описания причин­но-следственных
связей между исследуемыми переменными.

Социальный технолог в процессе глобального моделирования
обычно выбирает меры в соответствии с конкретными условиями познания,
включающими объект и цели исследования, теорети­ческие предпосылки и формальные
средства моделирования, предшествующий опыт и условия применения.

Общая типология неформализованных элементов системы
моделирования разработана Н.И. Лапиным. Все информацион­ные элементы он делит
на три вида. К первому относятся предпосылки построения модели, прежде всего
исходная инфор­мация об объекте моделирования, о реальных и потенциальных
проблемах развития; фундаментальные теоретико-методологи­ческие принципы концепции,
система проблем и альтернатив развития объекта, включая обобщенные
альтернативы. Ко вто­рому — связь, осуществляемая между формализованной и не­формализованной
частями модели. К ним относятся: формали­зованная структура предмета, формализуемая
информация о процессах объекта, сценарии, посредством которых можно оце­нивать
различные варианты развития объекта (мира, стран, отдельных регионов). Третий
вид — это процедура качественной неформальной интерпретации результатов расчета.

Процесс технологизации социального моделирования потребо­вал
выделения основных функций, лежащих в основе его органи­зации. Ученые выделяют
два типа таких функций: фундаменталь­но-исследовательские и
исследовательско-прикладные.

Фундаментально-исследовательские — это теоретико-методо­логические
функции системы моделирования. Применительно к задачам построения моделей
глобального развития выделяются следующие функции неформализованных элементов:
мировоз-зренчески-ориентационная, системно-методологическая,
концептуально-конструктивная. Мировоззренчески-ориентационная от­носится к
высшему уровню нормативного знания, воплощенного в философской методологии. В
ее рамках можно в свою очередь выделить три основные подфункции: общефилософскую,
соци­ально-политическую и гуманистически-нравственную.

Совершенно очевидно, что решение практических приклад­ных
задач на основе глобального моделирования невозможно без применения формальных
математических средств и соответству­ющих теорий, с помощью которых могут быть
описаны многоас­пектные параметры системы, представлена и интерпретирована
информация, выявлены связи и закономерности, корреляцион­ные взаимозависимости
между отдельными элементами. Форма­лизованному изучению сложных систем
посвящено много науч­ных изданий. Выделяются типологии моделей сложных систем
на основе применения математического аппарата и возможностей ЭВМ, в частности
эмпирико-статистическое моделирование.

Наиболее широко известны и применяются сегодня имитаци­онные
математические модели. Этот метод позволяет решать важные технологические
задачи: возможность разбить системы на блоки и использовать в них наиболее
подходящий математи­ческий аппарат.

Существенный интерес представляет применение динамичес­ких
моделей к исследованию развивающихся систем, что позво­ляет решать задачи
повышения уровня эффективности экономи­ческой системы, отдельных предприятий,
научно-технического прогресса и др. Заслуживает внимания динамическая модель
социальных регуляторов предотвращения технологических ава­рий и катастроф.

Сегодня открываются еще более широкие возможности для
технологизации глобальных проблем в связи с огромными успе­хами в области
математики, ЭВМ, формирующегося нового типа культуры и мышления — гуманитарно-технологического,
объ­единяющего в себе элементы гуманитарно-концептуального и технического,
конструктивного освоения мира.

В последние годы существенные сдвиги произошли в поисках
путей решения проблем человека и человеческой культуры, без чего не могут быть
решены проблемы глобального моделирова­ния. Следовательно, можно сказать, что
созданы научные пред­посылки для освоения глобальных проблем в мировом, нацио­нальном,
региональном аспектах, но их практическое использо­вание зависит от субъектов управления,
органов власти, дейст­вия которых отстают от требований жизни.

Как никогда раньше, необходима глубокая оценка не только
внутренних, но и мировых тенденций развития, комплексный анализ ситуации. Без
этого невозможно определить контуры, концепцию национальной доктрины,
политического курса, на­правления перспективных политик, принципов их
реализации и сбалансированность, инновационные и стабилизационные техно­логии.

Для нее особенно значимой является принятие
ноосферно-корпортивной стратегии развития как основной на пути движе­ния в будущее.

Ноосферно-корпоративный путь развития как возможный выбор
российского общества и всей человеческой цивилизации все больше привлекает
внимание ученых и практиков. Экологич-ное развитие, ноосферное мышление, корпоративный
способ хозяйствования, природосообразный образ жизни, наконец, но-осферная
общественно-экономическая формация — это не про­сто научные понятия, плод
размышлений ученых, но реальные экологически чистые технологии, нашедшие
практическое при­менение при строительстве жилья, производстве транспорта,
лекарственных препаратов, очистителей воды и воздуха и т.п. Необходимость
возвращения к природосообразному образу жизни, о которой еще в начале XX в.
предупреждал В.И. Вернадский, — сегодня неотвратимая потребность. Другого пути
спасения нет.

Когда речь идет о стратегии развития, то возникает вопрос:
какая модель общества (концепция) должна быть положена в основу ее разработки
помимо предлагаемых социально-экономи­ческих механизмов (модернизации
экономики, усиления роли государства, коррекции международной политики)?

Ответа на этот вопрос пока нет. Либо он концептуально не
проработан. Между тем российская наука давно и настойчиво предлагает
концептуальные основы национальной идеологии. Например, модель ноосферного
развития и управления, которая разработана Академией естественных наук. Многие
ученые счи­тают, что возникновение ноосферы столь же закономерно, как появление
на Земле мыслящего существа — человека. Но отсюда вытекает новая задача: научиться
исследовать явления ноосфе­ры, учитывая совокупность разных механизмов, определяющих
взаимодействие экологических и социальных факторов, харак­тер их взаимовлияния.
Речь идет о рождении новой обществен­но-экономической формации (назовем ее
ноосферно-корпоративной), которая исстари складывалась на территории России и
может стать сегодня идейным концептуальным выходом из сло­жившейся ситуации как
для нашей страны, так и для всего мира.

Ее основы заложены в трудах российских ученых (В. Вер­надского,
Н. Федорова, Л. Чижевского, К. Циолковского и др.), которые осмысливали вечную
проблему места человека во Все­ленной.

О миссии России в судьбе человечества, в объединении Востока
и Запада писали многие мыслители прошлого и настоя­щего. Потенциал России
позволяет ей выполнять роль общепла­нетарного фактора социокультурного
притяжения, стать цент­ром гармонизации общественных систем, а не усиления
проти­востояния. Сегодня в муках рождаются фундаментальные осно­вы новой
парадигмы общественного развития, объединяющей как народы мира, так и России. В
ее основе лежит новое мировоззрение — трансформация ведущего типа общественных
отношений от противостояния к достижению большей гармонии на основе
сбалансированного развития общества, природы, кос­моса и человека,
преобразования технократического одномерно­го мышления потребительского общества
в системно-творческое и гуманное. Концепция, которая может быть положена в
основу возрождения, основана на принципах согласия, равенства пер­спектив
поколений, раскрытия безграничных духовно-творчес­ких сил человека,
безусловного сокращения антропогенного воздействия на природу.

Экологическое развитие подразумевает осуществление про­гресса
на основе роста качества мышления человека, трансформа­ции мышления в
направлении его экологизации. Оно согласуется с естественными законами природы
и не возмущает биосферу.

Экологичное, здоровое, гармоничное мышление утвердится через
снятие мировоззренческой установки «биосфера для челове­ка»
(«все для человека», «человек — царь природы»,
«природа — наша мастерская») и замену ее биоцентризмом («человек
для биосферы», «человек в биосфере»). Естественно, в конечном
счете биосфера (и Земля, и Космос) — для человека.

Результатом ноосферного перехода явится скорейшее восста­новление
материальной, интеллектуальной, духовной жизнедея­тельности человека и
последующий расцвет общества на основе гармонии этих составляющих.

Идея ноосферного развития в итоге должна быть превращена в
систему новых духовных и профессиональных установок че­ловечества. Для этого
необходимы:

глубокая информированность населения по всем аспектам
ноосферного развития, в том числе ноосферного сознания;

переориентация образования, медицины, производства, структур
управления и других отраслей экономики страны на ноосферную технологию,
методику и практику.

Создание в обществе системы ноосферного мышления и,
следовательно, новых ценностей будет способствовать формиро­ванию экологичных
структур образования, производства, по­требления, нацеленных на более высокий
уровень жизни насе­ления.

Задачей ноосферного перехода является формирование наци­ональной
идеи как стратегии и инструмента «запуска» нацио­нальной идеологии —
системы идей о разнообразных сторонах жизни нового качества: о ноосферной
экономике, финансах, ноосферном транспорте, ноосферных технологиях, медицине,
ноосферной науке, ноосферных поселениях и т.д.

Возрождение России сегодня неразрывно связано с идеей наци­онального
осмысления ее роли и места на новом историческом витке в контексте ведущих
тенденций цивилизации и лежит на пути утверждения новой формации —
ноосферно-корпоративной.

Для ее становления в России есть геополитические, экономи­ческие,
этнонациональные, историко-культурные, ментальные предпосылки.

Ноосферно-корпоративная общественно-экономическая фор­мация
должна быть положена в основу современной социальной устремленности России в
будущее как парадигма общественного развития, противостоящая
либерально-рыночной. Она может стать основой теории и методологии возрождения
России пото­му, что определяет социальные и духовные цели ее возрождения. Путь
не потребительского общества, а творческого и природосообразного, открывающего
своим гражданам иные источники воспроизводства производительных и жизненных сил
— это путь прогрессивного социального развития в XXI в. В настоящее время его
идеи проникают во все уголки Земли. Ноосферно-кор­поративная парадигма как
самая динамичная сила в истории цивилизации, несомненно, станет международной
системой, оп­ределяющей экономическую, социальную, политическую и куль­турную
судьбу человечества. Но начать движение в этом направ­лении предстоит России.

Ноосферный путь, который неразрывно связан с корпоратив­ным,
имеет все основания быть принятым российским обществом для выхода из системного
кризиса. Россия в данный момент стоит на перепутье. Ясно, что выбранная ею
дорога не может быть «вчерашней», но она не может быть и сегодняшней
— потребительской, ведущей цивилизацию к гибели. От потреби­тельства — к творчеству,
опираясь на свой созидательный и горький опыт, — таков путь развития России,
который завещали нам российские мыслители настоящего и прошлого.

Таковы, в частности, идеи академика Д.С. Львова, считаю­щего,
что «неолиберальные лозунги и политические призывы к выстраиванию на
обломках социалистической системы капита­лизма не могли возбудить энергию масс,
направить ее от разру­шения к этим призывам».

Созвучны этим мыслям высказывания болгарского академика Т.
Дичева, который считает, что «или мы сотрудничаем с живой природой и
Землей своими чистыми мыслями в едином эволю­ционном процессе, или мы
уничтожаем ее и себя вместе с ней посредством своих низменных желаний. Третьего
не дано».

С учетом того негативного опыта, который обрела планета
Земля к настоящему времени, стало совершено ясно, что путь развития мировой
цивилизации должен быть изменен. И прежде всего это относится к России, которая
оказалась на пресечении всех дорог.

Наша страна может и должна стать лидером построения новой
общественно-экономической формации — ноосферно-корпоративной, которая явится
объединяющей национальной идеей, раскрывающей и мобилизующей могучие жизненные
силы всех граждан и отдельных регионов и местных сообществ.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ