3.5. Социологический анализ социо- и этнокультурных факторов развития науки на Северном Кавказе :: vuzlib.su
Ищите Господа когда можно найти Его; призывайте Его, когда Он близко. (Библия, книга пророка Исаии 55:6) Узнать больше о Боге
Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ

3.5. Социологический анализ социо- и этнокультурных факторов развития науки на Северном Кавказе

.

3.5. Социологический анализ социо- и этнокультурных факторов развития науки на Северном Кавказе

В 1998-1999 гг. СКНЦ ВШ проведено социологическое исследование в виде экспертного опроса ряда ведущих специалистов вузовской системы Се-

верного Кавказа (на уровне ректоров, проректоров, директоров и заместителей директоров НИИ, заведующих кафедрами) с целью выяснения  существующих в местной научной среде точек зрения по широкому кругу проблем, имеющих отношение к различным аспектам функционирования науки в регионе (и в России в целом). Было опрошено более 50 человек, представлявших 25 региональных вузов всех территорий Северного Кавказа (включая Калмыкию).

 

 


Рис. 6. Структура научных кадров по основным секторам науки:

а) удельный вес аспирантов Ростовской области по основным секторам научного знания в 1990 г. и 1997 г.;

б) удельный вес аспирантов Минобразования России и Северно­го Кавказа в 1997 г. (по основным секторам научного знания);

в) удельный вес кандидатских защит по вузам Минобразования России и Северного Кавказа в 1997 г.

 

Положение науки в России основной массой экспертов было оценено как неудовлетворительное (80%). При этом мнения между двумя основными формулировками: «неудовлетворительное, но еще терпимое» и «неудовлетворительное, очень тяжелое», разделились поровну (по 40%).

Характерно, что оценка состояния региональной науки была более положительной. Катастрофическим его считает только 6,7% экспертов, тогда как по России 17,8%. А неудовлетворительным, но еще терпимым - 49%. Аналогичным образом оценка состояния научных исследований в своем вузе оказалась более высокой, нежели ее оценка по всей вузовской системе России. Данное обстоятельство может объясняться как относительно удовлетворительными условиями функционирования науки в северокавказских вузах, так и большей осведомленностью экспертов о ее реальном положении, каналах и формах финансирования, механизмах получения новых тем и т.д. В отношении всей российской вузовской науки эксперты располагают только самой общей информацией, которая в значительной мере является негативной, поскольку конкретные способы выживания отдельных научных структур и целых региональных комплексов могут (в отличие от переживаемых трудностей) оставаться почти неизвестными «внешней» научной общественности.

Больший оптимизм выражен экспертами и в оценке ближайших перспектив научных разработок в своих вузах, которые они определяют более высоко, чем будущее всего вузовского сектора российской науки. 60% респондентов было уверено, что созданные в их вузах научные подразделения будут функционировать  в устойчивом режиме без взлетов и падений. И только 31% опрошенных считали, что наука в вузе будет в ближайшие 2-3 года приходить в упадок (для России реальной называло такую перспективу 38% экспертов). При этом оценки будущего отечественной науки в среднесрочном варианте (5-10 лет) оказывались значительно более положительными. И хотя реальным ускоренное развитие предполагает только 9% экспертов, в стабилизации положения уверены 53%.

Очевидно, существующий научный потенциал позволяет ведущим ученым региона надеяться, что, несмотря на затяжной характер, трудности окажутся временным явлением. К тому же научный комплекс (и России, и региона), понеся самые существенные потери, сумел определенным образом адаптироваться. В настоящее время в его составе сохранились в основном наиболее жизнеспособные подразделения и элементы, способные функционировать в современных условиях. Их упадок и разрушение означал бы полную деградацию самой страны. А в это большинство экспертов не верит.

Показательной является и оценка регионального научного потенциала данная экспертами.  Более половины из них (51%) считают, что Северный Кавказ представлен в числе ведущих региональных научных комплексов России;  40% предполагает, что, уступая одним, он превосходит в этом отношении другие регионы (заметим, что не нашлось ни одного специалиста, признавшего свою региональную науку одной из отстающих в России). Из 18 экспертов Ростовской области уверены в ведущем положении северокавказской науки 13 человек (72%), тогда как из 15 экспертов, представляющих остальные территории региона, подобное мнение высказали  7 (только 47%).

Данное расхождение, на наш взгляд, может косвенно подтверждать центральное положение ростовской науки в регионе. Ведущая позиция на Северном Кавказе предопределяет и высокую самооценку в федеральном масштабе. Этому способствуют качество и активность  научных контактов с центром, участие в масштабных проектах, более обильное  и «многоканальное» финансирование  научных разработок. Обладающие такими возможностями в меньшей степени эксперты из других вузов Северного Кавказа менее склонны к высоким самооценкам, определяя свое место на середине иерархической лестницы региональной российской науки.

По вопросу о существовании отчетливо выраженной специфики северокавказской науки, позволившей бы отличать ее от научных систем  других крупных регионов России, более половины экспертов высказались положительно. И только 1,5% считают, что, несмотря на существование в пределах России таких самобытных региональных комплексов, северокавказская наука к их числу не принадлежит. Еще 35% экспертов предполагают, что российская наука в значительной степени унифицирована, а это исключает возможности выделения в ней обладающих самостоятельной спецификой территориальных комплексов (в том числе и на Северном Кавказе). Из числа тех, кто признает наличие региональных особенностей у российского научного процесса, весомое большинство (23 из 29) находит такие особенности и у местной науки. Показательно и то, что удельный вес таких экспертов оказывается примерно равным для всех республик, краев и областей Северного Кавказа. Ожидаемого ощутимого «перекоса» вследствие подчеркивания учеными республик местной специфики не было зафиксировано. Однако многонациональный характер региона, который воспринимался экспертами как одна из важнейших особенностей северокавказской науки, также не был упущен.

Данный момент в качестве фактора, определяющего специфику местного научного комплекса, отметили в равной степени эксперты всех территорий региона. При этом часть из них именно многонациональный характер региона выделили в качестве основной причины региональной специфики, в меньшей степени находя последнюю в структуре местной науки и проблематике проводимых исследований. Тогда как другая часть экспертов именно проблематику, наряду с полиэтничностью, представили в качестве двух ведущих причин, «ответственных» за специфику регионального научного процесса.

Уровень развития отдельных крупных сфер научного процесса на местах оказывает свое влияние и на определение экспертами секторов научного знания, в которых, по их мнению, региональная наука добилась наибольших результатов. Оценки экспертов из Ростовской области и Краснодарского края  более или  менее равномерно распределились  между всеми институциональными секторами. Явное предпочтение было отдано только сфере естественных и точных наук - свидетельство высокого уровня развития данного научного сектора в этих территориях.  Эксперты национальных республик в большинстве своем выделили сектор гуманитарного знания, определив его  как один из наиболее развитых и творчески продуктивных на Северном Кавказе. Тем самым невольно экстраполировав положение в республиканской науке на весь региональный научный комплекс.

Существенный интерес представляла экспертная оценка (подтверждение/отрицание) самого факта наличия в регионе науки как цельного системного образования. 16 экспертов уверены в том, что подобное цельное образование  существовало до начала 90-х гг., а в последнее десятилетие было разрушено. 20 экспертов указали на то, что положение различается по отдельным  сферам и направлениям. И если в одних региональная наука представляет системное целое, то в других такая системность отсутствует. И только 7 опрошенных специалистов отрицали существование регионального комплекса, предположив, что наука Северного Кавказа является формальным сочленением научных структур отдельных административных образований, взаимоувязанных с федеральным центром больше, нежели друг с другом.

Заметим, что последняя точка зрения имеет под собой определенное основание (как уже отмечалось, вертикальные связи, соединяющие отдельные региональный центры со  столицей, часто доминируют над горизонтальными коммуникационными каналами, связывающими отдельные центры в пределах самой периферии). И, тем не менее, показательно, что почти 85% экспертов подтвердили наличие системы или значительных ее элементов в северокавказской науке 70-80-х гг. А половина находит эти элементы и в современном региональном научном процессе. Учитывая, что в число экспертов вошли наиболее влиятельные и осведомленные представители вузовской системы Северного Кавказа, полученные данные позволяют говорить о существовании в регионе научного комплекса.

Несколько неожиданными оказались оценки экспертами влиятельности отдельных природных и общественных факторов в процессе формирования существующей структуры региональной науки. Максимальное число респондентов (24,4%) указало на центральную роль геополитического расположения региона. Можно предположить, что в таком предпочтении в самой значительной степени отразились реалии настоящего времени, когда Северный Кавказ оказался в положении пограничного (и даже прифронтового) района. Вплоть до начала 90-х гг. данный фактор не оказывал существенного воздействия на организационную и дисциплинарно-отраслевую структуру местной науки, не обнаруживал себя в других приоритетах регионального научного комплекса. Многонациональный характер региона и наличие ряда автономий назвали в качестве центрального фактора 17,7% экспертов. И еще 35,5% - в качестве очень значительного. Влиятельность таких факторов как природно-ресурсный потенциал, ландшафтно-климатические условия, производственный комплекс, большинство экспертов определило как заметную, но уступающую двум вышеназванным.

Показательными были и экспертные оценки системной иерархии региональных научных центров. Только 20% ответили, что такой общерегиональной иерархии центров не существует, а точнее, каждая республика (область, край) Северного Кавказа имеет свою научную систему-иерархию. Остальные полагают, что иерархия региональных научных центров есть. Это служит еще одним косвенным подтверждением  того, что эксперты считают северокавказскую науку не формальным сочленением множества территориальных научных организаций, но структурированным, относительно цельным образованием, обладающим своим центром и периферией. Ведущее положение в данной системе занимает, по мнению более половины экспертов, Ростов-на-Дону и Ростовская агломерация. Заметим, что в качестве научной «столицы» региона ни одним из респондентов не был назван какой-либо другой город - весомое подтверждение центральной роли ростовской науки.

Однако достаточно значительный процент экспертов (более 30%) при этом считает, что у Ростова-на-Дону в регионе есть иерархические конкуренты - центры, если не в целом, то в отдельных сегментах научного процесса и по некоторым научным направлениям способные составить лидеру серьезную конкуренцию. В качестве таковых назывались Краснодар (чаще других), Нальчик, Ставрополь, Махачкала. Существенно то, что во всех подобных случаях (за исключением Краснодара) экспертами назывался свой собственный город. Ведущие позиции Ростова-на-Дону отчетливо просматриваются по экспертным оценкам во всех секторах научного знания, но более всего в области естественных наук.

Если большинство ответивших на анкету специалистов не сомневалось в наличии у местной науки региональной специфики, то в оценке существования определенного регионального типа научного работника положение обратное. Большинство экспертов (более 60%) считает, что такого типа не существует. Еще 15% полагают, что он находится  пока в стадии своего формирования. Уверены в его наличии только 11%. Иными словами, региональная специфика науки, с точки зрения экспертов, не находит выражения на индивидуальном уровне.

Заслуживают внимания и оценки экспертами будущих перспектив. 44,4%  респондентов настроены спокойно, но не возлагают на будущее особых надежд, одновременно не испытывая по его поводу тревоги и неуверенности. Более 31% смотрит в будущее с надеждой и известным оптимизмом, 22% - наоборот, с неуверенностью и тревогой. Подобное соотношение указывает на определенное доминирование положительного эмоционального начала при оценке самых общих перспектив российского общества, регионального социума и его научного комплекса. Ситуация, впрочем, существенно различается по отдельным территориям. При этом более устойчивое привилегированное положение ростовской вузовской системы и связанного с ней научного сектора проявляется достаточно отчетливо. Из 17 ростовских экспертов 8 (47%) оценивают будущие перспективы с надеждой и оптимизмом и только 2 (12%) - с тревогой и неуверенностью. Тогда как из 20 экспертов, представлявших другие территории Северного Кавказа, лишь 5 (25%) настроены оптимистично. Не уверены в будущем или ожидают его со страхом и отчаянием 6 (30%) экспертов. Следовательно, ситуация по региону остается существенно дифференцированной. И уровень этой дифференциации при сохранении деструктивных центробежных тенденций может еще более возрастать, постепенно переходя в новое качество.

.

Назад

Главная Новости Книги Статьи Реферати Форум
 
 
 
polkaknig@narod.ru © 2005-2006 Матеріали цього сайту можуть бути використані лише з посиланням на даний сайт.