Духовный гедонизм :: vuzlib.su

Духовный гедонизм :: vuzlib.su

25
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Духовный гедонизм

.

Духовный гедонизм

Взаимное идейное
оплодотворение, произошедшее между Востоком и Западом, породило странный гибрид
— новую породу гуру, которые сочетают гедонизм с отрешенностью. Они пытаются
логически обосновывать это следующим образом: отрешенность, отказ от мирских
желаний неизменно представляется ключом к духовному прогрессу, но кратчайший
путь к его достижению, как заявляется, лежит не через аскетизм, а, скорее,
через удовлетворение всех желаний. Эти специфические Гуру объявляют свои
действия модернизацией древних эзотерических методологий (иногда относимых к
тантрическим), которые предназначались для достижения самореализации
посредством ритуального нарушения табу. Называя такой путь освобождением людей
от ограничений и комплексов, они провозглашают его кратчайшей дорогой, по
которой современные западные люди могут прийти к достижению духовных целей, не
прибегая к аскетизму. Опьяняющая притягательность подобной проповеди вполне
объяснима: реализуйте свои тайные желания и фантазии, испытайте любое
удовольствие, нарушьте все табу, касающееся секса и даже насилия, — и будьте,
несмотря ни на что, духовными. Здесь предполагается, что если человек следует
правильной установке (то есть если его конечной целью является отрешенность),
то «все оправдано». Этим соблазнительным и с виду освобождающим лозунгом
вседозволенности гуру привлекли многих интеллектуалов, склонных к экспериментированию.

Самые строгие и
давние запреты, существующие в человеческом обществе, касаются сексуальности,
агрессии и насилия — с ними связаны глубочайшие табу. Один гуру на своих «семинарах»
использовал различные проявления страсти, ярости и страха в качестве якобы
эффективных средств, позволяющих преодолеть сковывающие человеческую природу
ограничения. Сопротивление было сломлено, и появилась безликая, «сексуально
озабоченная» группа. Это поистине кратчайший путь к распаду личности. Внушая
людям, что таким образом они познают свободу, можно заставить из нарушить самые
страшные табу, не испытывая при этом естественного чувства вины. При этом у них
не только возникнут сильные ощущения, связанные с высвобождением внутренней
энергии, но и действительно появится чувство обретенной свободы — свободы от внешнего
подавления. Когда взгляды человека резко меняются, и это сопровождается
сильными эмоциональными переживаниями, такие изменения легко трактовать как
величайший прорыв. Хотя разрушение личности может в некотором смысле также
восприниматься как прорыв к свободе, здесь кроется существенный подвох: ведь
именно гуру своим авторитетом как бы дает команду, разрешающую «самовыражаться».
Таким образом, игнорировать или прощать вред, наносимый подобными действиями,
можно лишь в том случае, если полностью признать приоритеты и мировоззрение
гуру.

Освободившись от
старой системы ценностей, «новоосвобожденные» пребывают в несколько неуверенном
состоянии до тех пор, пока им не удастся сформировать новую целостную систему
ценностей и новое личностное восприятие. Гуру пользуется этим периодом «опустошенности»,
выдвигая в центр внимания собственную персону, ценности и идеологию. Новая
личность его воспитанника формируется, таким образом, в атмосфере капитуляции
перед этим отцом и учителем, которому они теперь верят больше, чем всем другим,
даже больше, чем самим себе, потому что полагают, что именно он подарил им
пьянящее чувство свободы. Такой вид свободы — глубочайшая иллюзия. Если бы не
разрешение и указания учителя, сопровождаемые давлением всей группы, многие ни за
что не решились бы на подобное «самовыражение», но ведь гуру воспринимается ими
как абсолютный источник истины! Итак, все по-прежнему упирается в структуру
авторитарной личности, и авторитаризм в этой ситуации лишь укрепился.

Чаще всего те,
кто присоединяются к подобным группам, не в состоянии распознать, что являются
объектом авторитарной манипуляции. Они видят себя, скорее, истинными духовными
авантюристами, не боящимися раздвинуть границы условностей. Для них сам факт,
что они способны выйти за пределы социальных ограничений, служит знаком
освобождения (впрочем, об этом им также сказал гуру). А то обстоятельство, что
многие неудовлетворенные и склонные к новациям люди незаметно для самих себя
согласились повиноваться и подчиняться (что заметно только со стороны),
указывает на высокую степень человеческой восприимчивости к авторитарному
контролю.

Мятеж против
одного авторитетного лидера (или общества) и подчинение другому (лидеру,
который дает разрешение на мятеж) есть, по сути, всего лишь нечто вроде смены
подданства, однако при этом рождается иллюзия освобождения. Существуют
различные способы высвобождения подавляемого, и одним из них является
капитуляция перед гуру, который стимулирует такое высвобождение. Однако это
очень рискованный путы подавляемыми сторонами личности легко манипулировать,
поскольку границы дозволенного определяются тем же авторитетом. Именно в таких
условиях люди и начинают лгать, воровать и даже убивать во славу Господа или
гуру.

Культивировать
подавляемые желания может быть полезно только в том случае, если они
способствуют интеграции человека в общество. Отношения гуру-ученик не являются
таким контекстом, поскольку опыт общения с гуру сугубо индивидуален и не может
быть обобщен. Объектом интеграции может служить скорее абстрактная новая
личность, нежели реальный ученик. Личность, зависящая от внешнего авторитета,
весьма нестойка, поскольку изменения, приведшие к ее формированию, нельзя
считать глубокой внутренней перестройкой. Может казаться, что содержание
личности изменилось, что подразумевает принятие различных мировоззрений и
ценностей (навязанных гуру). Однако глубочайшие ее структуры, особенно то, как
человек интегрирует опыт и ищет его подтверждения, остаются не только
неизмененными, но зачастую еще и усиливаются авторитарными отношениями.

Содержание
личности (убеждения, ценности и мировоззрение) достаточно устойчиво, однако оно
легче поддается изменениям, чем лежащие в его основе форма или контекст,
которые часто подсознательно авторитарны. Не удивительно, что очень многое в культуре
передается как данность, не подлежащая оспариванию, что означает, что наше
наследие также бессознательно авторитарно2. Выглядящая весьма драматично смена
убеждений, при которой происходит быстрое переключение от одной авторитарной
системы к другой, на самом деле оказывается не столь трудной. (Многие
разочаровавшиеся марксисты с легкостью обучились связывать свои утопические
надежды с религией.) Секс (или насилие), способствуя освобождению от сдерживающих
запретов, действительно является ускоренным способом расшатывания человеческой
личности и смещения всех личностных ориентиров — но в какую сторону? Мы считаем
такое использование секса поистине неэтичным не только потому, что не
принимается во внимание тот факт, что тем самым людям причиняется боль, но и
потому, что непродолжительность подобных интимных связей все время заставляет людей
пребывать как бы в подвешенном состоянии, а при этом ими легко манипулировать.
Такова реальная подоплека великого мифа о том, что внешний авторитет может быть
источником внутренней свободы3.

Крайности в
половых отношениях при отсутствии прочного чувства, помимо прочего, уничтожают
желание близости с постоянным партнером. Это помогает гуру стать главной
эмоциональной привязанностью для всех своих почитателей. В результате многие
ученики постепенно начинают уделять все меньше внимания сексу, а некоторых даже
склоняются к безбрачию, воспринимая его как знак своего духовного прогресса. Им
начинает казаться, что они как бы переросли тот секс, которым прежде занимались
в свое удовольствие, и постепенно продвигаются в сторону большей духовной
отрешенности — именно так, как предсказано и обещано. Не удивительно, что их
вера в мудрость гуру при этом усиливается, и они более охотно подчиняются
приказам усердно работать, выполняя любое предписание гуру. Так мы получаем
ответ на загадку, каким образом поощрение половой распущенности в конце концов
обращает истовых гедонистов в преданных работников.

Воспитание
половой распущенности, обезличивание секса и взаимозаменяемость сексуальных партнеров
вписывается в ту же целевую программу действий, что и принятие обета безбрачия.
Обе эти крайности формируют отношение к половому влечению как к чему-то
обыденному и подрывают веру в возможность стойких привязанностей. Случайные,
беспорядочные половые связи приводят к тому, что люди в итоге чувствуют себя
пресыщенными, изнуренными и, более того, оскорбленными. Они начинают бояться
глубоких связей, что искусно восполняет потребность гуру в учениках, отрешенных
ото всего, кроме него самого.

При помощи
сексуальных манипуляций структура, лежащая в основе авторитарной личности, не
только остается незатронутой и неосознаваемой, но и во многом укрепляется.
Теперь человек руководствуется в своих действиях не только изначально
заложенным в его сознание чувством долга и самоконтролем,— перед ним стоит
живой гуру, высший авторитет, обладающий особой силой, позволяющей ему
полностью руководить чувствами и мыслями своих подопечных. При этом ему удается
заставить доверившихся ему людей, подвергающихся бессердечной манипуляции,
думать, что они свободнее, чем все остальные.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ