«Любовная зависимость» :: vuzlib.su

«Любовная зависимость» :: vuzlib.su

83
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


«Любовная зависимость»

.

«Любовная
зависимость»

Теперь нелишне
рассмотреть еще два вида зависимости (трактуя это понятие в широком смысле),
поскольку они иллюстрируют связь между любовью и контролем. Первую иногда
называют «любовной зависимостью», имея в виду зависимость от любви к тому, кто
вам не подходит. Религиозная зависимость — еще одно недавнее дополнение к
постоянно расширяющемуся списку зависимостей. Здесь подразумевается зависимость
от определенных видов эмоциональных переживаний, являющихся частью религиозного
контекста. Мы рассматриваем эти два вида зависимости одновременно, потому что
им присущи сходные движущие силы. В сущности, если относить их к разряду
зависимостей, проще и правильнее следовало бы назвать их «зависимостью от
эмоциональной капитуляции»16.

Контроль и
капитуляция, надзор и освобождение, принуждение и согласие — эти
противоположные аспекты взаимоотношений переплетаются в течение всей
человеческой жизни. Они, как два лика Януса, определяют то, как мы относимся к
своим переживаниям. Однако противопоставление здесь только кажущееся, на самом
деле они тесно взаимосвязаны17. Когда взаимоотношения строятся на контроле, с
одной стороны, и капитуляции — с другой, легко впасть в зависимость от
удовольствий, приносимых тем или иным состоянием. Удовольствия от контроля —
это Прометеевы удовольствия, связанные с проявлением власти. Власть может
опьянять не хуже (а может, и лучше) любого наркотика; одержимым манией власти
движет постоянная потребность устанавливать контроль — чаще всего над другими,
но иногда и над самим собой.

Восторги
покорности или капитуляции больше всего напоминают чувство, возникающее при
самозабвенной самоотдаче, когда благодаря мощному разрушению всех барьеров мы
как бы вырываемся за пределы собственной личности. Эмоции, называемые любовным
или религиозным экстазом, столь незабываемы, что человеку, раз их испытавшему,
невольно захочется их повторить. Эти чувства чаще всего возникают в особых
условиях. В частности, чтобы пережить религиозный экстаз, необходимо, как
правило, быть членом группы единомышленников, смысл существования которых
заключается в полном подчинении той высшей власти, в которую все они верят. При
этом групповое воздействие концентрирует и усиливает вожделенные эмоции18.

Условия так
называемой любовной зависимости также предполагают покорность некой высшей
власти, но в данном случае такая власть сосредоточена в любимом человеке.
Дисбаланс власти, заставляющий человека полностью подчиниться господствующей
стороне, приводит к тому, что вместе с чувством покорности возникает страстная
любовь. При этом партнер, занимающий господствующее положение, может «подпитывать»
эту страсть, удовлетворяя тем самым свою потребность во власти и поклонении,
однако он вряд ли в состоянии испытывать настоящее уважение к проявляющему
такую покорность. Если покорность односторонняя, то любовь и власть постоянно
приходится механически стимулировать. Часто таким стимулятором становится
жестокость, как бы подстегивающая и усиливающая ответную страсть. (В этом
заключается, в частности, суть «Истории О», романа, в котором описаны крайние
проявления садомазохизма.) Воспитание женщин традиционно предписывало им играть
роль подчиненной стороны. Фрейд считал мазохизм имманентным свойством женщин,
потому что в Викторианскую эпоху покорность была их главным средством
достижения любви.

Любовная
зависимость развивается при условии наличия власти, и страсть, которую она
порождает, бывает совершенно механической, независимо от того, как она
ощущается. Жертвы любовной зависимости нуждаются в человеке, которому они могли
бы покориться, а его жестокое обращение может только усилить чувство любви. Это
часто усугубляется верой в то, что беззаветная любовь может послужить «спасению»
мучителя, смягчить его сердце и зажечь ответную любовь. Человек действительно
попадает в зависимость от особой любви, вызванной покорностью, и тогда
подчинение более сильному становится легким и естественным путем обретения
любви. Этот сценарий может повторяться либо с одним и тем же партнером, или с
другими, создающим для него такие же условия. Конечно, особа, играющая
господствующую роль, попадает в зависимость от своей власти, выражающейся в
данном случае в «обладании» человеком, «любящим» его настолько, что будет ему
поклоняться при любых обстоятельствах. Весьма показательно, что такие зависимые,
лишенные равновесия и цельности отношения выглядят, а изнутри часто и
воспринимаются как безусловная любовь. Это во многом выявляет сущность самого
идеала, согласно которому человек должен любить, как бы находясь в вакууме,
независимо от того, как к нему относятся.

Сознательное
восприятие жизни подразумевает соблюдение равновесия между контролем и
покорностью, что не позволяет механически наслаждаться одним, отказываясь от
другого. Покорность действительно разрушает барьеры между людьми и открывает
доступ к любовным переживаниям. Но если это не приводит к положительным
результатам (к числу которых мы относим повышение чувства собственного
достоинства и доверия к себе), то все попытки оставаться открытым ради
сохранения любви приводят к саморазрушению.

Итак, чтобы
испытать «безусловную» любовь, необходимы определенные условия, но при
раздвоении психики на «хорошую» часть, старающуюся быть бескорыстной, и на «плохую»,
осуждаемую за эгоцентризм, эти условия становятся искусственными и
предсказуемыми. Подчинение позволяет идеализируемой части личности ощущать себя
бескорыстной, а значит, и добродетельной, тогда как господство дает возможность
эгоистической части обрести власть и уверенность. Мы хотим еще раз подчеркнуть,
что настоящая чистая любовь может развиваться только в реальных жизненных
условиях, при сбалансированных взаимоотношениях, а не в некоем вакууме. Сами же
эти условия никогда не бывают чистыми — им присущи элементы власти, контроля и
— чаще, чем хотелось бы, — господства и подчинения (взять хотя бы традиционное
распределение ролей и власти между полами). Так или иначе, равновесие
господства и подчинения, как правило, бывает нарушено. А для того, чтобы его
восстановить, необходимо оценить, измерить власть, предписываемую каждой из
социальных ролей, и лишь затем пытаться изменить ее распределение, выйдя за
границы ролей.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ