1.2. Сущность и общая характеристика системы регуляторов социального действия :: vuzlib.su

1.2. Сущность и общая характеристика системы регуляторов социального действия :: vuzlib.su

19
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


1.2. Сущность и общая характеристика
системы регуляторов социального действия

.

1.2. Сущность и общая характеристика системы
регуляторов социального действия

Сложившийся в истории социологии системный подход к исследо­ванию
феномена социального действия ориентирует ученых рассматривать его как
целостность, как систему, а значит, необходимо ответить на вопросы: что
представляет собой социальное действие как система (ее описание)? Как эта
система (в данном случае социальное действие) себя ведет? И в чем ее суть? Само
понятие «система» дает определенные исследовательские направления. В настоящее
время это понятие детально разработано и определено. Система от греч.
σύστημα [systema] – целое, составленное из
частей; соединение. Понятие имеет ряд значений: «1. Упорядоченное
множество элементов, взаимосвязанных между собой и образующих некоторое
целостное единство. 2. Порядок, обусловленный планомерным, правильным
расположением частей в определенной связи, строгой последовательностью действий
… 3. Форма, способ устройства, организация чего-либо. …».

В указанных выше определениях присутствует ответ на вопросы:
какова система, как она выглядит, чем характеризуется, т.е. что есть
система как нечто статичное? Здесь дано феноменальное описание. Однако оставлен
без ответа другой вопрос: в чем же ее суть? или в чем причина ее единства?
Данный вопрос нередко возникает при исследовании динамичных систем, в том числе
действий. Поэтому он является исследовательским ориентиром для анализа системы
социального действия.

Попытки определения систем действия
впервые были предприняты в биологии в XIX в. Тогда ученые столкнулись с
очевидным: живому организму присуще стремление к определенной, свойственной ему
цели
(в соответствии с которой он и устроен).
Отсюда закономерно возникал
вопрос: если есть цель, то она кем-то поставлена. Кем-то, кто обладает разумом
и волей? Отсутствие ответа на этот вопрос лишало науку позитивности
и уводило ее в область теологии. Поэтому ученые на рубеже XIX –XX вв.
стремились отдалиться от идеи целесообразности. Однако бурное развитие
различных отраслей науки в начале XX в. позволило ученым принять мысль, что
целесообразность может возникать вполне естественно, без творящей роли
субъекта, стоящего вне системы или организма.

А.А. Богданов в своей фундаментальной работе «Тектология»
дал научную интерпретацию феномену целеустремленности: «[биологи] уже давно
характеризовали организм как «целое, которое больше суммы своих
частей». Хотя, употребляя эту формулу, они сами вряд ли смотрели на нее,
как на точное определение, особенно ввиду ее внешней парадоксальности. Однако
есть в ней черты, заслуживающие особого внимания. Она не включает фетиша
(ставящего цели субъекта) и не сводится к тавтологии (повторению того же,
только другими словами). А ее кажущееся или действительное противоречие с
формальной логикой само по себе еще ничего не решает: ограниченность значений
формальной логики вполне установлена научно-философской мыслью». В этом
положении А.А. Богданова содержится ответ на вопрос: в чем суть системы?
Внешним специфическим качеством системы, обнаруживающим суть, является
целесообразность. Но сама суть – это эффект, выраженный формулой «целое больше
своих частей». Поэтому при изучении систем сначала обнаруживается их
целесообразность, а только затем – суть.

Понятие
«система» является для данного исследования методологическим основанием анализа
понятия «социальное действие».
М. Вебер, характеризуя социальное
действие, отметил его целесообразность. Это качество он отнес к способностям
человека совершать рациональный выбор и осознанно достигать цели. Исходя из сущностного понимания социального действия как системы
отметим
, что социальному действию свойственна целесообразность. Но не по
причине того, что социальное действие является рациональным и в основе его
всегда лежит осознанный выбор, а по причине того, что социальное действие
– это активность, дающая организационный эффект.

Опираясь на традицию теории социального действия, отметим
положения, которые в данном исследовании принимаются в качестве исходных. Во-первых, социальным действием признается только
такое, в котором индивид ориентируется на действия других лиц
(соответственно аффективные и традиционные действия нельзя рассматривать как
социальные). Однако, в отличие от М. Вебера, полагаем, что такая ориентация (ожидание)
не является исключительно рациональной. Поэтому допускаем, что индивид ожидает
действий других людей не только рационально, но и эмоционально. Во-вторых,
социальное действие определяют два фактора – мотив и ожидание.

Первоначально рассмотрим и дадим определение понятию
«мотив», который понимается в самом общем смысле как побуждение
к действию. Он может быть осознанным (целевым или ценностным)
и неосознанным (под влиянием стереотипа или аффективного влечения).
Целевой мотив – осознание цели личного достижения. Ценностный мотив –
осознанное принятие идеалов и норм. Мотив может быть и неосознанным.
При этом если действие индивида, побуждаемое влечением, осуществляется без
ориентации на поведение других людей, то такое действие не является социальным.
Если же действие отдельного индивида, определяемое аффектом или стереотипом
(привычкой), ориентировано на поведение других людей, то такое действие можно
назвать социальным.

Согласно концепции академика А.Н. Леонтьева, основными
видами мотивов являются мотивы-стимулы и смыслобразующие мотивы. Мотивы-стимулы
– побудительные аффективные факторы, лишенные смыслообразующей функции.
Смылообразующие мотивы – побудители деятельности, придающие ей личностный
смысл. Суть концепции мотивации – в том, что стимульный мотив включает
механизм выбора
индивидом смыслообразующих целей (мотивов). Выбранная цель и направляет
действия индивида. В таком случае процесс мотивации распадается на следующие
составляющие: 1 – стимул; 2 – способ выбора цели; 3 – действия, ведущие к цели.

Таким образом, цель социального действия определяется
способом ее выбора (используя терминологию М. Вебера) – целерациональным
и ценностно-рациональным. Целерациональная цель социального действия индивида
– это ясно осознаваемый результат. Выбор цели строится на рациональном расчете,
разработке эффективной программы (плана) и соответствует формуле «осуществление
цели необходимо для того, чтобы …», т.е. выбор индивида продиктован
рациональным осознанием необходимых условий его наличного бытия. Достижение
цели предполагает строгое следование плану. Достигая цель, индивид увеличивает
имеющиеся у него ресурсы. Такая цель в полном смысле – целерациональная. Для
того чтобы избежать тавтологии, дадим наименование рассмотренному понятию –
«рациональная цель».

Ценностно-рациональная цель – антитеза рациональной цели.
В качестве цели (точнее сказать идеалов) индивид выбирает такие
абстрактные ценности, как добро, красота, справедливость и т.п., которые не
всегда ясно осознаются (хотя не исключено, что идеал может быть рационально
осознаваемым) им, но всегда обладает для индивида притягательной (аттрактивной)
силой. Тем самым идеал порождает у индивида устойчивое эмоциональное
отношение, следствием чего является стремление индивида отдать свои силы этому
идеалу. Достиже­ние идеала может строиться как на расчете и плане, так и в
свободном поиске. Формула стремления к идеалу – «во имя …», поэтому идеал
не есть условие наличного бытия (он безусловен), идеал аналогичен
категорическому императиву И. Канта. Такая цель не является рациональной. Эта
цель, по сути, не цель, а идеал. Поэтому термины «цель» и «рациональная» здесь
не подходят, т.е. вряд ли имеет смысл использовать для рассмотренного понятия
веберовский термин «ценностно-рациональная цель». Здесь более уместен будет
термин Л.Н. Гумилева – «аттрактивный идеал».

Таблица 2

Сравнение характеристик социального действия

Характери­стики

Цель социального действия

Идеал социального действия (надежда)

Основа

Интересы индивида

Абстрактные ценности: доб­ро, красота, справедливость,
мудрость, счастье и т.п.

Результат

Достижение результата, ко­торый выражается в при­обретении
или сохранении индивидом ресурсов, энер­гии, необходимых для его
существования.

Растрата энергии и ресурсов индивида

Выбор

Рациональный (осознание
необходимых условий бытия)

Аттрактивный (идеал – кате­горический императив; безу­словное
следование идеалу)

Формула

«для того, чтобы…»

«во имя…»

Способ достижения

Только следование плану

И следование плану, и свободный поиск

Другим важнейшим фактором, (вместе с мотивом), влияющим на социальное
действие индивида является ожидание, или экспектация. Способ выбора цели или
идеала связан именно с ожиданием действий других людей, которое
в таком случае также является либо рациональным, либо аттрактивным. В этом
смысле рациональное ожидание предполагает поведение индивида, выбирающего
эффективную стратегию действий, учитывающую поведение других людей.
Аттрактивное ожидание ориентировано верой в ценности, идеалы с учетом
поведения других людей, но без расчета индивидом эффективности своих действий.
И то, и другое – это различные формы сознательного выбора, которые являются
предпосылками социального действия.

В целом социальное действие определяют мотивы – целевой,
ценностный, аффективный, стереотипный – и формы социального ожидания – рациональное
и аттрактивное. Поэтому, производя дедуктивное заключение из теории М. Вебера,
отнесем к типам социального действия следующие восемь
типов:

Первый тип – рационально-целевое (или описанное М. Вебером целерациональное)
действие. Целевой стимул и рациональный выбор обусловливают действие индивида.

Второй тип – рационально-ценностное действие. Нормы или
ценности служат стимулом и воспринимаются индивидом как инструменты
эффективного достижения цели. Индивид ориентирован регулятивным принципом –
«следовать нормам, правилам, ценностям и т.п. полезно и выгодно».

Третий тип – рационально-аффективное действие. Индивид
использует аффект как инструмент достижения рациональной цели.

Четвертый тип – рационально-стереотипное действие. Индивид
рационально отбирает и формирует у себя привычки, необходимые для эффективного
достижения цели.

Названные типы относятся к классу рациональных действий.

Пятый тип – аттрактивно-целевое действие. Ясно и логически
осознаваемая цель воспринимается как идеал, который достигается, не считаясь с
затратами (идеал ставится выше, чем эффективность действий).

Шестой тип – аттрактивно-ценностное (или именуемое
М. Вебером ценностно-рациональное) действие.

Седьмой тип – аттрактивно-аффективное действие. Действие
в состоянии энтузиазма и воодушевления, охватывающем человека, увлеченного
реализацией своих идеалов.

Восьмой тип – аттрактивно-стереотипное действие. Поведение,
ориентированное на нормы как привычки (людей, которым свойственно такое
поведение, называют ретроградами).

Последние четыре типа социального действия относятся к
классу аттрактивных.

Вместе с типами социального действия приведем и четыре типа
человеческого действия, которые нельзя считать социальными, т.к. они не
предполагают ориентацию действующего человека на поведение других людей. Первый
тип – эгоцентричное действие, т.е. стремление индивида к личной цели без
ориентации на других людей (или используя их как инструменты достижения цели)
исходя из движущей установки «цель оправдывает средства». Второй тип –
фанатичное стремление к идеалу исходя из установки
«идеал выше целесообразности». Третий тип – веберовское аффективное действие.
Четвертый тип – веберовское традиционное действие.

Таблица 3

Типы социального действия

Мотив

Предмет социологии. Формы ожидания

Предмет психологии:

отсутствие ожидания

Рациональное

Аттрактивное

Класс рациональных действий

Класс аттрактивных действий

Класс несоциальных действий

Целе­вой

Рационально-целевое

Аттрактивно-целевое

Эгоцентричное

Ценностный

Рационально-ценностное

Аттрактивно-ценностное

Фанатичное

Аффективный

Рационально-аффективное

Аттрактивно-аффективное

Аффективное

Стереотипный

Рационально-стереотипное

Аттрактивно-стереотипное

Традиционное

Таким образом, несоциальные действия – это действия, не
ведущие к согласованному взаимодействию индивидов, в итоге не дающие организационный
эффект. Но и социальные действия могут быть условием дезорганизации,
дезинтеграции сообщества. Целостность (интегрированность общества) достаточно
подробно описывает Р. Мертон и рассматривает ее через противоположность –
«аномию», т.е. действие, ведущее к дезорганизации. Собственно целостность
общества характеризуют два параметра: интегрированность и стабильность. Первый
соотносим с культурными целями, второй – с институциализиро­ванными нормами.

Цели – это сложившиеся в обществе намерения и интересы
отдельных индивидов и социальных групп. «Варьируя по значимости и формируя
к себе различное отношение, господствующие цели вызывают устремленность к их
достижению и представляют собой «вещи, к которым стоит стремиться» …
[Нормы] – второй элемент … определяет, регулирует и контролирует
приемлемые способы достижения этих целей. … [Нормы] не обязательно совпадают со
способами техничности или эффективности. Многие способы действий, с точки
зрения отдельных индивидов, наиболее эффективные для достижения желаемого, … не
разрешены в культуре общества …, критерием
приемлемости поведения является не его техническая эффективность, а основанные
на ценностях человеческие установки (поддерживаемые большинством членов группы
или теми, кто способен содействовать распространению этих установок при помощи
силы или пропаганды). В любом случае выбор средств достижения культурных целей
ограничивается институциализирован­ными нормами».

Соответственно, социум интегрирован, если допустимые им цели
не противоречат его целостности. Социум стабилен, если существующие
институциализированные нормы приняты индивидами, представляющими этот социум.
Аномия возникает как следствие несогласованности целей и норм (средств).

Р. Мертон, в отличие от М. Вебера, показал общественную значимость
социальных действий. Любое из социальных действий может давать организационный
эффект или вести к аномии. В этом смысле поведение преступника, как здорового и
психически нормального человека, – поведение социальное, т.к. он ориентируется
на поведение других людей и нормы, функционирующие в обществе. Однако
учитывает он поведение других людей и действующие нормы в интересах совершения
преступления. Поэтому его действие – социальное, но аномийное. Если М. Вебер
показал что есть социальное действие, то Р. Мертон показал
к каким результатам может
приводить социальное действие. Он предложил
схему типов индивидуального приспособления (конформизм, ритуализм, инновация,
ретретизм и мятеж), которые могут приобретать характер социального отклонения и
приводить к аномии.

Конформизм – принятие индивидом
целей и норм, что обеспечивает устойчивость и динамику социума. В случае
установления конформного действия как типичного и массового способа действия
индивидов достигается оптимальный уровень стабильности и интеграции общества.

Ритуализм – превалирование норм над целями. Сообщество,
в котором ритуализм является типичным и массовым действием, становится
тоталитарным. Ритуализм как аномия имеет свои истоки в аттрактивных
действиях.

Инновация – такое социальное действие, когда индивид
принимает новые культурные цели, оставаясь свободным от институциональных норм.
Данная форма возникает в тех случаях, когда индивид ориентирован исключительно
на достижение целей успеха и использует институционально запрещенные, но эффективные
средства стремления к богатству и власти. В психологии инновация
именуется радикализмом и ведет, с одной стороны, к таким положительным
результатам, которые обнаруживаются в творчестве, в новых оригинальных подходах
и решениях, а с другой стороны, – к негативным фактам, что проявляется в
отрицании или игнорировании сложившихся устоев и действий индивида по принципу
«цель оправдывает средства». Массовый характер инновационного действия ведет к
анархии.

Возможность возникновения действия, направленного на достиже­ние
цели без учета институциональных норм, связана с рядом обстоятельств.
Необходимо заметить, что отказ от типичного образа действий – достаточно
трудный выбор для индивида. Для того чтобы такое действие оказалось возможным в
массовом социальном плане, необходима масштабная деформация или дезавуирование
институциональных норм. Такое оказывается возможным, если влияние социальных
институтов, осуществляющих контроль над исполнением институциональных норм,
становится неэффективным, либо эти институты еще не сложились. Во всех этих
случаях есть один общий момент – такое возможно в случае деформации всей
социальной структуры. В этом смысле инновационное действие – одновременно
и процесс, и результат модификации типичного образа действия (действия, сбалансированного
целями и нормами).

Крайней формой модификационного действия может быть «мятеж»,
а особой формой деградации социума и индивида является «ретретизм», исключающий
принятие целей и норм. В данном случае отсутствует и стабильность, и интеграция,
и, как следствие, социум лишается потенциала для своего изменения (модификации)
и сохранения (консервации).

Таким образом, социальные действия могут быть аномийными
и организационными. По А.И. Пригожину, «тайна организационного эффекта
коренится в принципах объединения индивидуальных и групповых усилий:
единство цели, разделение труда, согласование и проч.», или в синергии,
достигаемой однонаправленностью и синхронностью действий членов
сообщества. Индивид, взаимодействуя
с другими людьми, формирует у себя такой привычный способ действия, который
согласуется с другими людьми. Следовательно, различным сообществам присущ
свойственный только им способ или алгоритм действия (который вполне может
включать в себя и необходимые, и бесполезные, и даже вредные действия).
Собственно социальные действия отличаются по мотивам, способам ожидания и
результату (определяемому способом согласования целей и норм). Набор этих
составляющих задает определенные алгоритмы социального действия, которые
в данном исследовании рассматриваются как первое условие, обеспечивающее
ориентацию индивида на других.

Подпись:


Рис. 2. Координаты функционирования социальных действий
согласно Р. Мертону

Алгоритм – необходимое, но не исчерпывающее условие.
Рассмотрим описание Л.Н. Гумилевым формирования этнического коллектива.
Первоначально возникший социум, консорция формирует определенные стереотипы
действий у своих индивидов (на эти стереотипы и ориентируются индивиды в
процессе взаимодействия). Такие стереотипы оказываются недолговечными и
зачастую сменяются другими. Поэтому такой феномен как консорция весьма
пластичен и `лгоритм – необходимое, но не
исчерпывающее условие. Рассмотрим описание Л.Н. Гумилевым формирования
этнического коллектива. Первоначально возникший социум, консорция формирует
определенные стереотипы действий у своих индивидов (на эти стереотипы и
ориентируются индивиды в процессе взаимодействия). Такие стереотипы оказываются
недолговечными и зачастую сменяются другими. Поэтому такой феномен как
консорция весьма пластичен и недолговечен. Но как только формируются нормы,
ограничивающие отступления от стереотипа, стереотип начинает воспроизводиться.
В этом случае консорция превращается в конвиксию (социум, объединенный не
только целями, но и нормами поведения). Нормы, скрепляющие стереотипы,
служат «костяком», основанием устойчивости стереотипов. На это обращает
внимание В.Л. Романов, отмечая, что «к наиболее надежным социальным
гомеостатам следует отнести моральные регуляторы».

Соотнося концепцию Л.Н. Гумилева с теорией
Р. Мертона, отметим, что консорция – это инновационное сообщество,
интегрированное только общими целями и высокой активностью, проявляющейся в
стремлении к этим целям. В процессе социального взаимодействия формируются
способы достижения целей, приобретающие повторяющийся характер. Такие способы
действия закрепляются в «прави­ло» действия и, тем самым, становятся
институциональными нормами. Так возникает конвиксия, или высокоэнергичный
конформный социум. Поэтому вторым условием социального действия индивида
является его способность следовать нормам.

Сложившись как постоянно повторяющийся, типичный образ
действия, такой алгоритм приобретает характер программы, ориентированной на
самоподдержание, самосохранение, самовоспроизводство. Эти алгоритмы являются
основой процессов разупорядочения и упорядочения. Поддержание целостности
социума достигается в процессе самоорганизации. Самоорганизация – «спонтанное образование
систем из не связанных на данном отрезке времени элементов или непроизвольное
внутреннее упорядочение».

Упорядоченность социума достигается за счет того, что
самоорганизация предполагает свое регулирование. В этом смысле упорядоченность
и регулирование – тождественные понятия. Социум, находясь в изменчивом
состоянии самоорганизации, вынужден постоянно, неизменно себя приводить в
порядок, регулировать. В этом смысле его действия (как социальные) реализуются
в регуляции, что и представляет собой постоянную, и в этом смысле
неизменную, основу. Поэтому социальная регуляция – основа системы социального
действия.

Необходимо отметить: сами регуляторы изменчивы, хотя их ге­неральные
функции постоянны. Эти функции определил в начале века А.А. Богданов:

консервативный подбор (или сохранение),

прогрессивный подбор (или обновление),

подвижное равновесие (или баланс изменения и сохранения).

Общество не может существовать без названных выше
регуляторов, т.к. им принадлежит роль подбора строительных элементов этого
общества. Сами конкретные регуляторы, имеющие определенную социальную форму,
могут изменяться. Одни заменяются другими. Признавая изменчивость конкретных
форм регуляторов, необходимо отметить, что консервативный подбор должен
пользоваться такими формами, которые могут существовать более длительное время,
нежели формы поддержания равновесия или прогрессивного подбора. Поэтому, если
изменяется форма консервативного подбора, то должно измениться и его
содержание, а в данном случае изменение равнозначно прекращению существования.

В целом основы социального действия – социальные регуляторы
консервативного подбора, обеспечивающие долговременные формы социальной
упорядоченности.

Самоорганизация не ограничивается только способами подбора,
в человеческих сообществах из способности самоорганизации рождается
функция управления. В.Г. Афанасьев отмечает, что управление обеспечивает
целостность системы (является системообразующим фактором), реализует движение к
цели по определенной программе. Социальное управление – воздействие на общество
с целью его упорядочения, сохранения качественной специфики, совершенствования
и развития. Управление человеческим сообществом выполняет четыре функции:
организацию взаимодействия, мотивацию (стимуляцию) индивидов, планирование и
контроль деятельности, или, другими словами, управление проявляется в
определении целей (принятии решения), постановке задач (или выработке способов
действия и доведения до каждого человека его функций), контроле выполнения
и устранении факторов (внутреннего и внешнего характера), мешающих
реализации цели.

Рассматривая соотношение понятий «самоорганизация» и «упра­вление»,
мы солидарны с мнением В.Л. Романова, что самоорганизация – свойство любой
системы, а управление – исключительно социальное явление. Вместе с тем, данная
работа опирается и на концепцию В.Г. Афанасьева, согласно которой
управление, во-первых, обеспечивает выполнение сложившегося способа действия
или устанавливает таковой, во-вторых, устраняет негативные факторы. Последнее
очень важно, поскольку самой общей функцией управления является сохранение
и поддержание типичного способа деятельности. При этом факторы,
препятствующие управлению, могут быть внешними (давление среды), а могут
быть внутренними (например спонтанная активность
элементов системы). Действие управления проявляется в реагировании на сби­вающие
факторы, что предполагает создание защиты от внешнего давления и устранение его
последствий; усмирение активностей, направление спонтанной энергии «на мирные
цели».

Первый аспект управления – обеспечение поддержания
существующей программы, что проявляется в том, что управляющий блок постоянно
корректирует действия управляемых блоков, направляя их действия к выполнению
заданного алгоритма, программы, обусловленной целью. В этом случае управление
не выходит за рамки консервативного подбора и, по сути, выполняет его функцию.

Второй аспект управления – устранение влияния сбивающих
факторов, имеет определенную специфику. Ответ управления на сбива­ющий фактор
представляет собой следующую процедуру: оценка воздействия сбивающего фактора и
выбор способа управленческого действия – это первый акт, назовем его
мыслительным; далее, управленческое действие принимает форму управленческого
сигнала и управляющий блок посылает этот управляющий сигнал управляемым
блокам – это второй акт, назовем его сигнальным.

На этом управленческий процесс не заканчивается, он
предполагает и следующие акты, однако предварим их рядом замечаний. Прежде
всего, необходимо отметить, что первый акт, мыслительная оценка влияния
сбивающего фактора, несет значительную вероятность ошибки и может быть
неадекватным. Чем меньше опыта реагирования на сбивающие факторы накоплено
управляющим органом, тем больше вероятность ошибки (иногда и опыт не защищает
от ошибки).

Далее, управляющий сигнал, который посылает блок управления,
может не соответствовать типичной (привычной) форме
подачи сигнала для управляемых блоков. Такой управленческий
сигнал может побудить управляемые блоки к «нетипичным» действиям (т.к.
нетипичный «вызов» предполагает и нетипичный «ответ»).
Вследствие этого
управляемые блоки, приняв сигнал, могут среагировать «неожиданно» для
«отправителя» сигнала.

Следовательно, адекватность управленческого «ответа» на
сбива­ющий фактор зависит от точности оценки сбивающего влияния и степени
«типичности» управленческого сигнала. Если управленческий ответ оказался
адекватным, процесс управления возвращается к первому аспекту управления
(обеспечение поддержания существующей программы). А если нет, то
включается третий управленческий акт, назовем его «доведение» сигнала. Главная
особенность этого акта – придать управленческому сигналу форму «типичного»
сигнала.

Таким образом, управление как процесс, отвечая на сбивающий
фактор, реализует: функцию прогрессивного подбора – в акте мыслительной оценки
и выработки решения; функцию консервативного подбора – «выбирая» «типичный»
управленческий сигнал; функцию подвижного равновесия – соотнося инновационное
решение с типичной формой подачи управленческого сигнала. В этой связи можно
иными словами обозначить направление исследования данной диссертации –
исследование форм консервативного подбора, действующих в России, которые
необходимо учитывать в процессе управления деятельностью государственных
служащих.

В целом сформулируем основные особенности системы
социального действия:

имеется восемь типов социального действия (рационально-целевое; рационально-ценностное;
рационально-аффективное; рационально-стереотипное; аттрактивно-целевое;
аттрактивно-ценностное; аттрактивно-аффективное; аттрактивно-стереотипное).
Данные типы социальных действий в случае рассогласованности целевых устремлений
и институциональных норм могут приобретать аномийные формы (описанные
Р.Мертоном).

Структурными составляющими «идеального»
социального действия являются: мотив (целевой, ценностный, аффективный,
стереотипный), ориентация (рациональная или аттрактивная), результат
(организационный или аномийный).

По своей сути, система социального действия дает
«организационный» эффект, выраженный в формуле «активность целого выше суммы
активностей составляющих ее частей».

Каждому социальному действию индивида присущ определенный
алгоритм (который может включать в себя и необходимые, и бесполезные, и даже
вредные действия).

Оформляется этот алгоритм нормами, которые приобретают
характер программы, ориентированной на самоподдержание, самосохранение
социального действия.

Социальное действие обеспечивает самоорганизацию социума.
Упорядоченность социума достигается за счет того, что самоорганизация
предполагает регулирование. В этом смысле упорядоченность и регулирование –
тождественные понятия. Социум, находясь в изменчивом состоянии самоорганизации,
вынужден постоянно, неизменно себя приводить в порядок, регулировать. В этом
смысле его действия (как социальные) реализуются в регуляции, что
и представляет собой постоянную, и в этом смысле неизменную, основу.
Поэтому социальная регуляция – основа системы социального действия.

Основы социального действия суть социальные регуляторы
консервативного подбора, обеспечивающие долговременные формы социальной
упорядоченности.

Управление отлично от спонтанного процесса самоорганизации и
представляет собой сознательный процесс регуляции, который выполняет три
функции:

функцию прогрессивного подбора – в акте мыслительной оценки
и выработки решения;

функцию консервативного подбора – «выбор» «типичного»
управленческого сигнала;

функцию подвижного равновесия – соотнося инновационное
решение с типичной формой подачи управленческого сигнала.

Методология системного анализа социального действия,
используемая в данной работе, направлена на исследование форм консервативного
подбора, действующих в России и оказывающих влияние на деятельность
государственных служащих.

Система социального действия – целостность, в основе которой
лежит ориентация индивида (рациональная и аттрактивная) на сложив­шийся
алгоритм поведения, на институциональные нормы и способ самоорганизации.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ