2.1. «Русский вопрос» в истории общественной мысли России :: vuzlib.su

2.1. «Русский вопрос» в истории общественной мысли России :: vuzlib.su

17
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2.1. «Русский вопрос» в истории общественной
мысли России

.

2.1. «Русский вопрос» в истории общественной мысли России

В свое время Н.А. Бердяев отмечал: «Русские историки
объясняют деспотический характер русского государства этой необходимостью оформления
огромной, необъятной русской равнины». Деспотизм в данном случае может
рассматриваться как проявление одной из особен­ностей структурной организации
государства. Организационная структура, или форма самоорганизации российских
индивидов во взаимо­действии, и адекватность этой формы организации
государственных служащих – проблема, напрямую связанная с особенностями
российской государственной власти, российского общества, «русского пути».

Понятия «русский путь» и «русский вопрос» впервые зазвучали
в середине XIX в. в
дискуссиях славянофилов и западников. Появление славянофильского направления
общественной мысли было связано с откликом на «Философические письма»
П.Я. Чаадаева, в которых он обратил внимание на «отлученность» России
от мирового общественного процесса, ее закрытость и непринятие культурных
ценностей европейского мира, опередившего ее в своем развитии. Откликом на эти
письма явилось возникновение славянофильского идейного подхода, согласно
которому Россия движется по своему особому историческому пути.

По мнению славянофилов, этот путь не похож ни на путь
европейских, ни каких-либо других народов (за исключением славян, которым
предопределен такой же путь). Он обусловлен самобытностью России, что
проявилось в отсутствии социальных противоречий и классовой борьбы,
русской поземельной общине (как особой структуре взаимодействия индивидов),
православии как единственно истинной вере. Большую роль в выработке таких
взглядов вместе со своими единомышленниками сыграли И.В. Киреевский, А.С. Хомяков
и др. Славянофилы выступали против принятия политических форм
западноевропейских обществ (отражавших плюралистические тенденции), однако
приветствовали их техническое и экономическое развитие (т.е. то, что не влияет
на структуру отношений индивидов и общества). В социально-философском
плане западному критическому рационализму противопоставлялась «волевая
целостность», построенная на «истинной вере» православной церкви. Поэтому
русскому народу предназначалась особая миссия: дать миру справедливые экономические
и социальные формы, вытекающие из особенностей построения русской общины.
В целом славянофилы зафиксировали, что структура взаимодействия индивидов,
структура всего общества и государства организована иерархически. Кроме этого,
они обратили внимание на некоторые черты, свойственные русскому народу, которые
в той или иной мере связаны с ориентацией на иерархическую структуру
социального взаимодействия.

Славянофилам, как известно, противостояли западники, среди
которых были: А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Т.Н. Грановский,
И.С. Тургенев. Источником полемики двух идейных течений служили петровские
реформы и их оценка. Славянофилам было свойственно идеализировать допетровскую
эпоху. Западники, напротив, видели в реформах Петра I решительный шаг в
усвоении достижений западной Европы. Они полагали, что успех России зависит от
ее активности в принятии передовых достижений. В качестве таковых
представлялись институты буржуазного общества и социалистические идеи. В целом
социально-исторический подход западников сводился к мысли, что целью развития
общества является социализм (в понимании мыслителей XIX в.),
а достичь его можно, проводя буржуазные преобразования
и вводя социальные институты, аналогичные европейским. Поэтому должно быть
изменено, преобразовано все то, что мешает усвоению передовых идей и технологий
Запада. Накал дискуссии и непримиримость сторон обусловливались актуальной
проблемой того времени – проблемой крепостничества. Это отмечал
А.И. Герцен: «весь русский вопрос … заключается в вопросе о крепостном
праве». В целом названные течения определили мыслительные парадигмы решения
«русского вопроса», зафиксируем их основные характеристики.

Славянофильство:

Россия самобытна, ее исторический путь не имеет аналогов,
влияние Запада на Россию разрушительно. Это положение обусловливает установку
на культурную закрытость, изоляционизм;

России принадлежит особая роль и миссия в создании
справедливого социального строя. Отсюда идея мессианства;

неповторимость и своеобразие России – в русской крестьянской
общине, в особенности ее социальной организации, которая должна стать
прообразом справедливого социального устройства государства, российского
общества и всего мира.

Западники:

Россия должна стать открытой Западу, активно принимать
достижения западных государств, использовать передовой зарубежный опыт;

в России необходимо создать социальные институты (прежде
всего политические) по западному образцу;

для совершенствования и прогресса необходимо отказаться от
традиционных форм социальной самоорганизации, прежде всего, от крестьянской
общины, которая тормозит развитие.

Острый пафос и сила дискуссии повлияли на появление в России
социологических и культурологических концепций. Во второй половине XIX в. вышла
в свет работа В.В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России».
В ней автор обобщил статистический материал, касающийся положения трудящихся
классов России, условий их труда, быта, образа и уровня жизни. Поземельная
община им рассматривалась как «социальная организация народа», противостоящая
негативному влиянию бюрократии и капитализма.

В то же время публикуется работа «Россия и Европа»
Н.Я. Данилевского, которому принадлежит заслуга в создании теории
исторического круговорота, культурно-исторических типов (как альтернатива
теории европоцентристского прогресса). Эта теория предвосхитила концепцию
О. Шпенглера. На основании идеи круговорота была обоснована историческая
самобытность России (и других обществ). Великие цивилизации развивали
преимущественно одну из сфер деятельности (религиозную, культурную, политическую,
социально-экономическую), оставляя другим народам свой социальный опыт.
Историческая роль России – развить все эти сферы деятельности,
а предпосылкой этому является особая организация российской общины.

Концепция культурно-исторических типов оказала влияние
на философские взгляды К.Н. Леонтьева, который полагал, что влияние
запада как влияние либерально-буржуазного образа жизни способствует разрушению
русского общества. Предохраняют же российское общество твердая монархия,
сословный принцип стратификации общества, строгая церковность и сохранение
крестьянской общины. В целом именно В.В. Берви-Флеровский,
Н.Я. Данилевский и К.Н. Леонтьев концептуально оформили славянофильскую
парадигму.

После отмены крепостного права острота дискуссии по
«русскому вопросу» заметно снизилась. С новой силой идейная борьба о путях
развития России разгорелась в начале ХХ в. под
влиянием революций. Источником острой идейной дискуссии стал вопрос о земле (в
дискуссиях постоянно поднимался и вопрос о самодержавии). Постепенно приобрели
очертания два подхода – «либеральный» и «социалистический». Названные идейные
направления начала ХХ в. по
терминологии, комплексу взглядов, в том числе и взглядов на политическое
устройство, имели мало общего с западниками и славянофилами прошлого века.
Однако либералы ориентировались на реформирование России, создание политических
и экономических институтов, аналогичных западным,
а социалисты – на построение нового прогрессивного строя, отказавшись от
принятия (или ограниченного принятия) западных социальных и политических
институтов. Прообразом такого нового строя опять же была русская
земледельческая община.

В идеологии либералов в измененном виде нашел свое
воплощение подход западников. При этом был утрачен радикализм, однако сохранен
принцип принятия ценностей других культур. Социалисты отличались готовностью к
радикальным социальным преобразованиям, желанием реализовать миссию русского
народа в создании наилучшего социального устройства. Их решимость и готовность
к практическому действию, радикальным социальным переменам ничего общего не
имела со славяно­филами, которые по сравнению с ними выглядели как
консервативные теоретики. Однако основной принцип – мессианство русского народа
– был общим для социалистов и славянофилов.

В дальнейшем после длительного идейного брожения и под
влиянием социальных катаклизмов из социалистического подхода выкристаллизуется
коммунистическая идеология. Данная идеология своим идейным источником имела
марксизм. Однако, как убедительно доказал Н.Я. Бердяев, российское коммунистическое
мировоззрение было соотносимо с принципами славянофильства.

Либеральное направление русской общественной мысли после
Гражданской войны к началу 20-х гг. было физически разгромлено,
а некоторые представители данного направления, пережившие Гражданскую
войну, оказались в эмиграции. Можно предположить, что по этой причине
либерализм впоследствии либо примет форму негативной оппозиции коммунизму
(антикоммунизм), либо представители этого направления утратят интерес к
«русскому вопросу» и займутся исследованием актуальных для Запада проблем.
Однако и в среде эмиграции наряду с либеральным западничеством в 20-е гг.
возникла новая трансформация славянофильства – евразийство. Это связано
с тем, что социалистическая идеология не была принята
эмиграцией и основной славянофильский принцип приобрел
новое
звучание.

Наиболее видными представителями евразийства были
Н. Трубецкой, М. Шахматов, В. Ильин. Евразийцы полагали, что
российская культура в своих истоках определена не только влиянием Византии (как
утверждали, например, Н. Киреевский, А. Хомяков), но и влиянием
«дикого поля». Они соотносили Российское государство с империей
Чингиз-хана. По их мнению, российская культура самодостаточна и не нуждается в
принятии ценностей западной культуры. Вместе с тем, особая организация России
позволяет концентрировать энергию общества, а способом реализации этой энергии
является осуществление миссии – организация Вселенной.

В самой России (Советском Союзе) основные принципы
славянофильства проявились в полной мере и в идеологии российского коммунизма,
и на практике. Согласно этим принципам, общество организовано как большая
община во главе с патриархом (генеральным секретарем), миссия этого общества –
привнесение справедливого миропорядка другим. Поэтому на протяжении эпохи
советской власти вопрос о путях социально-политического развития России не
дискутировался. Этот вопрос решался практически – строился
«коммунизм», а общественная мысль либо идеологически обосновывала необходимость
такого «пути», критикуя инакомыслие (советская литература), либо, напротив,
критиковала «советский строй» (самиздат и эмигрантская литература).

Только в 80-е гг. опубликованы работы ряда авторов, вновь поднимающие «русский
вопрос», который опять становится актуальным.

В целом в истории общественной мысли России при решении
«русского вопроса» сформировались две парадигмы – славянофильская
и западническая. Первая характеризует научные подходы, обосновывающие
изоляционизм и акцентирующие внимание на преиму­ществах консервативного
подбора. Вторая – объединяет научные подходы, ориентированные на внедрение
инноваций и признает в первую очередь преимущества прогрессивного подбора. В
целом последователи и славянофилов, и западников фиксировали внимание на
иерархической организации, свойственной и индивидам, и государству, и обществу,
но относились к этому по-разному. Одни видели в традиционной иерархии
(крестьянской общине, самодержавии) единственно возможный способ организации
россиян, который не должен подвергаться изменениям. Другие, западники, считали
иерархию случайным феноменом, который необходимо изменить.

Категоричное противостояние данных позиций объясняется,
кроме других причин, и тем, что до середины ХХ в. еще не сложился системный
метод, необходимый для исследования сложных социальных систем. В начале
90-х гг. происходит становление системного подхода в исследовании
«русского вопроса». Первую попытку изучения русского общества с точки зрения
системного подхода сделал в 70-е гг. Л.Н. Гумилев. Предмет его
исследования – этнический аспект проблемы. В этом плане наиболее обстоятельно
исследованы вопросы, связанные с изучением социальной активности в истории
(теория пассионарности), этнической комплиментарности, процессов становления
этносов и влияния этнических факторов на культуру.

Анализ внутреннего механизма культурной динамики России
предпринят А.С. Ахиезером. По его мнению, для России характерны колебания
между «авторитаризмом» и «соборностью» с закономерными уклонами в крайний
авторитаризм и катастрофическую дезорганизацию. Идейно-культурная основа таких
переходов — черно-белый взгляд на мир и внутрикультурный раскол в обществе и
личности. Каждая часть общества, в том числе раздвоенная личность, пытается
единым порывом решить социальные проблемы, используя противоположные средства.
В этом, по его мнению, и заключается причина национальных катастроф
(таких, как в XIII в. – междоусобицы, в XVII в. – смуты, в XX в. – социальные
революции). Чтобы преодолеть катастрофы, надо избегать крайностей (каковыми
являются вариации авторитаризма и соборности).

В целом в настоящее время сложились два подхода, наследующие
традиции славянофильства и западничества, – евразийство и западничество.
Прежние дискуссии по проблематике «русского вопроса» отличались стремлением
показать путь (как в XIX в.) или желанием
навязать какой-то определенный путь развития России (как в начале ХХ века).
Особенность современной дискуссии заключается в стремлении понять на основе
системного анализа постоянные и переменные российского социума
в диахронном и синхронном плане.

На сегодняшний день социологической разработке «русского
вопроса» посвящены многочисленные научные публикации. В электронном каталоге
Государственной публичной библиотеки Российской Федерации за 2001 г. зафиксировано около
300 изданий – от публицистических эссе до научных трудов, от отдельных статей и
тезисов до теоретических концепций, воплощенных в монографиях и диссертациях.
Диапазон проблем – от анализа отдельных особенностей русской ментальности
до теоретических концепций, в которых проблема исследуется целостно.
Отметим наиболее заметные из них.

Из многих научных работ можно выделить
историко-социологическое эссе В. Кантора. Пафос работы созвучен с ее
названием – Россия есть европейская держава. В публикациях Н.Н. Моисеева
рассматриваются особенности российского развития с точки зрения системного
подхода. Другие работы российских ученых посвящены различным аспектам «русского
вопроса». В трудах К.А. Абульхановой-Славской дан сравнительный анализ
понимания свободы и отношения к данной проблеме западного и русского
человека. Социологические и социально-психологические исследования Е.С.
Балабановой дают интересный материал для анализа типичных аномий российского
общества. Оригинальным представляется исследование И.Р. Яковенко, который
стержень русской ментальности видит в противоречивом представлении о сущем и должном. Анализу природного фактора, его влияния
на формирование способов хозяйственной деятельности и культуру посвящены
исследования Ю. Олейникова, М.А. Молчанова, О. Шахназарова и др.

Особый интерес для данной работы представляет исследование
О. Шахназарова, по характеру и предмету анализа напоминающее известную
веберовскую «этику протестантизма…». Суть разработанной концепции заключается в
том, что характер (способ) освоения природной среды предполагает определенную
хозяйственную этику. Исторически сменили друг друга несколько способов освоения
природной среды. Им соответствовали этические концепции, определяющие
необходимый для эпохи тип трудового поведения.

В целом, условия среды задают человеческому сообществу
способы адаптации и преобразования этой среды, что определяет формирование в
разных сообществах различных механизмов регуляции социального действия
индивидов. Основные моменты рассматриваемой концепции могут быть сведены в таблицу.

Таблица 4

Освоение природной среды и этические парадигмы

Эпоха

Характеристика эпохи

Восприятие человеком среды

Требования эпохи

Религия (идеология)

Россия

Европа

гомео­цент­ризм

человек приспосаб­ливается к среде (первобытное общество)

как предел воз­можности при­способления к среде обитания

отсу­тству­ет

язы­чест­во

языче­ство

эктоцентризм

человек приспосаб­ливает ландшафт (традиционное обще­ство
– земледелие, скотоводство)

как право на личностный нравственный выбор

испы­тание

пра­вославие

католицизм

геоцентризм

человек приспосаб­ливает недра (индус­триальное общество)

как осознанная необходимость

призвание

коммунизм

протестан­тизм

антропоцентризм

человек управляет информацией (информационное общество)

как необходи­мость ограни­чений исполь­зования интеллекта

неизвестно

Итак, в дискуссии по «русскому вопросу» первоначально в XIX в.
сложились два теоретических направления, одно из которых обосновывало
изоляционизм и мессианство российского общества (славянофильство), а другое,
напротив, доказывало необходимость открытости и радикальной инновации России
(западничество). Главной особенностью этого этапа дискуссии было теоретическое
обоснование пути России. Следующий этап (начало ХХ в.)
характеризуется социально-политической борьбой двух
течений, социализма и либерализма, идейных наследников славянофильства и
западничества. На третьем этапе (80-е – начало-90-х гг.) дискуссия между
«либералами» и «евразийцами» (наследующими парадигму славянофильства) строится
на стремлении выявить причины социального развития России. В этой связи
евразийцы пытаются понять, почему некоторые инновации других культур оказывают
негативное влияние на развитие России, а либералы стремятся разобраться в
причинах негативного влияния традиционных культурных факторов на современное
состояние общества. Все это требует выработки целостного взгляда на состояние и развитие
российского общества, используя системный подход. Современный этап дискуссии по
«русскому вопросу» характеризуется применением системных методов анализа для
исследования российского общества, что в целом соответствует характеру
настоящего периода развития российского общества, который определяется поиском
инновационного ответа на вызов времени в накопленном
традиционно-культурном потенциале. Из материалов дискуссии следует, что
установлен факт иерархической организации, свойственной как отдельным индивидам,
так и отдельным институтам, в том числе институту государственной службы,
и в целом государству и обществу. Сложившийся в настоящее время метод
системного анализа дает возможность объяснить этот факт.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ