2. История развития законодательства об ответственности за преступления против конституционных прав и свобод...

2. История развития законодательства об ответственности за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина :: vuzlib.su

67
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2. История развития законодательства об ответственности за преступления
против конституционных прав и свобод человека и гражданина

.

2. История развития законодательства об ответственности за
преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина

В дореволюционном уголовном законодательстве, в частности в
Уголовном уложении 1903 г., единая глава о преступлениях, посягающих на права и
свободы граждан, отсутствовала и не было четкой классификации таких норм.
Однако нельзя сказать, что в Уголовном уложении не было отдельных глав и норм,
предусматривающих ответственность за посягательства на конкретные права
граждан.

Так, в главе «О преступных деяниях против личной
свободы» предусматривалась, в частности, ответственность за принуждение к
отказу от своего права или за принуждение к участию в стачке.

В главе «Об оглашении тайны» уголовно наказуемым
признавалось ознакомление с письмами или телефонными переговорами других лиц.
Однако в случаях, когда такие действия совершались служащими почтового,
телеграфного или радиотелеграфного учреждения, содеянное квалифицировалось как
преступление по службе.

В главе «О нарушении постановлений о личном найме»
были классифицированы по разным группам такие деяния, как нарушения нанимателем
постановлений о работе малолетних, несвоевременная выдача оплаты труда, выдача
ее не деньгами, а какими-либо предметами. В то же время в этой главе
предусматривалась и ответственность нанимателя за незаконную стачку, связанную
с досрочным прекращением работы, пьянство, разглашение коммерческой тайны.

Как имущественное преступление рассматривалась как Уложением
1845 г., так и Уголовным уложением публикация чужого произведения под своим
именем либо издание чужого произведения или его части под своим именем без
согласия автора или собственника*(325).

Предусматривало Уголовное уложение и ответственность за
посягательство на неприкосновенность жилища. К числу таких норм относились:
насильственное вторжение в чужое помещение, умышленное без согласия хозяина
пребывание ночью в чужом помещении, отказ покинуть помещение при условии, что
виновный проник в него тайно.

Весьма детально в Уложении о наказаниях регламентировалась
ответственность за религиозные преступления. Этим преступлениям был посвящен
целый раздел, с которого начиналась Особенная часть Уложения. В этом разделе
содержалось несколько глав, например «О богохулении и порицании
веры», «Об отступлении от веры и постановлений церкви»,
насчитывающих более 70 статей. Нормы этих статей были направлены не столько на
защиту личных прав верующих, сколько на обеспечение контроля за религиозной
жизнью граждан. Уголовное уложение 1903 г., сохранив общую направленность норм
на охрану церкви и государства, вместе с тем более четко отразило цель спасения
человеческой души. Защита религиозных чувств и взглядов осуществлялась, в
частности, наличием норм о ересях и расколах.

В Уголовном уложении имелись и иные нормы, предусматривающие
ответственность за посягательства на права граждан. Анализ таких норм
свидетельствует, что законодатель дореволюционной России довольно много
внимания уделял охране трудовых, имущественных прав граждан. Однако Уголовное
уложение полностью не вступило в законную силу. Вступившие же в силу в первую
очередь такие главы, как «О смуте», «О бунте против верховной
власти», «О государственной измене», норм о посягательствах на
права граждан не устанавливали. Многие из них содержались в Уложении о
наказаниях 1846 г. в ред. 1885 г., которое действовало в полной мере до 1917 г.

Принятые в постреволюционный период Уголовные кодексы РСФСР
1922 и 1926 гг. не содержали глав о посягательствах на права граждан. Однако
отдельные нормы об охране политических, трудовых и иных прав граждан в них
имелись. Так, в ст. 83 УК 1922 г. ввел ответственность за агитацию и
пропаганду, заключающиеся в возбуждении национальной вражды или розни. УК 1922
г. предусматривал, в частности, ответственность за нарушения предпринимателем
правил об охране труда (например, нарушение нанимателем коллективных договоров,
заключенных им с профсоюзами, воспрепятствование законной деятельности
профсоюзов или иных представителей)*(326).

Уголовный кодекс 1922 г. устанавливал ответственность и за
посягательства на избирательную систему социалистического государства. В ст.
104 Кодекса, например, предусматривалась ответственность за участие в выборах
лиц, не имеющих на то права (в частности, к таким лицам относились осужденные
судом к лишению избирательных прав).

Названный Уголовный кодекс содержал также и нормы,
призванные сохранять личные права и свободы граждан. Так, ст. 135 УК 1922 г.
признавала преступлением выселение из жилища рабочих и государственных служащих
иначе, как по приговору суда. Статьи 119-125 Кодекса устанавливали наказуемость
преступных посягательств на свободу совести и вероисповедания. Ответственность
за такие преступления была предусмотрена в разделе «Нарушение правил об
отделении церкви от государства». Помимо нарушений правил об отделении
церкви от государства в этом разделе Кодекса предусматривалась ответственность
за препятствия исполнению религиозных обрядов при условии, что они не нарушали
общественный порядок и не были сопряжены с посягательствами на права граждан.

Вместе с тем включение в Уголовный кодекс 1922 г. понятия
«социально опасный элемент» как самостоятельного основания уголовной
ответственности, введение высылки по неуголовно-правовым основаниям ее
применения и некоторые другие положения негативно влияли на охрану прав
граждан, что не умаляет роли и значения этого первого кодифицированного
уголовно-правового закона, охватывающего как Общую, так и Особенную части, в
становлении и развитии уголовного права России.

Принятый через четыре года Уголовный кодекс 1926 г. также
содержал статьи, предусматривающие ответственность за посягательства на права
граждан. Это были такие, например, нормы, как участие в выборах в Советы и их
съезды лица, не имеющего на то права (ст. 91), об охране трудовых прав граждан,
например от незаконных действий нанимателя, личных прав, например от незаконных
выселений, о защите свободы совести и вероисповедания.

В 1929 г. Уголовный кодекс 1926 г. был дополнен ст. 91.1,
предусматривающей ответственность за воспрепятствование со стороны нанимателя в
сельских местностях осуществлению лицами наемного труда принадлежащих им
избирательных прав*(327). С принятием в 1936 г. Конституции СССР, провозгласившей
всеобщее, равное и прямое избирательное право при тайном голосовании, была
предусмотрена уголовная ответственность за воспрепятствование любым лицом
осуществлению избирательного права, а также за подлог избирательных документов
или заведомо неправильный подсчет голосов, совершенные должностными лицами
Советов или членом избирательной комиссии.

В Уголовном кодексе 1926 г. в качестве самостоятельного
состава преступления выделяется нарушение специальных норм об охране труда.

Уголовный кодекс 1926 г., так же как и 1922 г.,
предусматривал ответственность за полную или частичную публикацию чужого
произведения без согласия автора*(328).

28 апреля 1929 г. было принято постановление ЦИК и СНК
«О религиозных объединениях», определившее порядок деятельности религиозных
объединений, их права и обязанности, порядок регистрации и пр. Это
постановление не столько было направлено на обеспечение свободы совести,
сколько на пресечение деятельности, несовместимой с законодательством о культах
(например, использование молитвенных собраний верующих для пропаганды против
Советской власти и пр.). Вместе с тем принцип свободы совести находит
законодательное закрепление, и посягательства на свободу совести и
вероисповедания рассматриваются как уголовно наказуемые деяния.

Уголовный кодекс 1926 г. действовал в течение 35 лет. Однако
многочисленные изменения и дополнения, а также «… отступление от
принципа личной ответственности только виновного…», «расширение
оснований и пределов уголовной ответственности»*(329), в определенной мере
сыграли отрицательную роль в деле защиты прав и свобод советских граждан. Эти,
а равно другие причины поставили на повестку дня принятие нового Уголовного
кодекса, разработка которого началась в конце 30-х годов, а затем после
перерыва, вызванного ведением военных действий в 1941-1945 гг., продолжилась с
конца 40-х годов.

Принятию УК РСФСР 1960 г. предшествовали бурные дискуссии, в
частности по структуре Особенной части. Многие ученые поддерживали идею о
выделении в Особенной части главы, в которой были бы сконцентрированы статьи об
ответственности за посягательства на политические, трудовые и иные права
граждан*(330).

Это мнение базировалось, в частности, на выделении в
качестве одной из задач уголовного законодательства в ст. 1 Основ уголовного законодательства
Союза ССР и союзных республик 1958 г. охраны прав и свобод граждан. Основы
законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в СССР также
предусматривали охрану от всяких посягательств социально-экономических,
политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гарантированных
Конституцией СССР и советскими законами (ст. 3). Результаты этой дискуссии были
учтены законодателем. В Кодексе 1960 г. появилась новая гл. IV
«Преступления против политических и трудовых прав граждан»*(331).

По сравнению с ранее действовавшим уголовным
законодательством об охране политических, трудовых и иных прав граждан гл. IV
Кодекса 1960 г. вносила следующие существенные изменения и дополнения:

1. Сконцентрировав в отдельной главе статьи о посягательствах
на политические, трудовые и иные права и свободы граждан, Кодекс включил в эту
главу новые нормы об ответственности: за воспрепятствование осуществлению
равноправия граждан (ст. 134), нарушение тайны переписки (ст. 135), нарушение
неприкосновенности жилища граждан (ст. 136)*(332).

2. Из Кодекса были исключены нормы, утратившие свое значение
в связи с ликвидацией эксплуататорских классов и изменением законодательства
(например, ст. 91 и 91.1, касающиеся избирательных прав).

3. В Кодекс не была включена имевшаяся в УК 1926 г. глава
«Об ответственности за нарушение правил отделения церкви от
государства» (ст. 122-127) вследствие изменения социально-политической
обстановки. Однако две статьи этой главы вошли в Кодекс 1960 г.: о нарушении
законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142)*(333) и
воспрепятствование совершению религиозных обрядов (ст. 143).

В отношении наименования гл. IV УК 1960 г. в доктрине
уголовного права высказывались разные мнения. Так, многие ученые полагали, что
заголовок рассматриваемой главы должен быть дополнен указанием на иные основные
права и выглядеть следующим образом: «Преступления против политических,
трудовых и иных основных прав»*(334). Однако и такое название было бы
неполным, так как в статьях рассматриваемой главы Кодекса предусматривалась
ответственность за посягательства не только на права, но и на свободы
граждан*(335). В пользу такого мнения свидетельствовало и название гл. VII
Конституции СССР 1977 г., в которой, в отличие от Конституции СССР 1936 г.,
говорилось не только об основных правах, но и об основных свободах граждан.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 августа 1981 г. в целях
приведения в соответствие с Конституцией СССР и дальнейшего совершенствования
уголовного законодательства была изменена редакция ст. 1 Основ уголовного
законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. В новой редакции этой
статьи в качестве задач уголовного законодательства предусматривалась охрана не
только прав, но и свобод граждан.

В это же время в литературе высказывалось мнение о
необходимости включения в заголовок гл. IV УК 1960 г. указания на иные права и
свободы граждан*(336). Однако указание на иные права и свободы граждан было
включено в Уголовный кодекс 1960 г. только в 1991 г.

Таким образом, к моменту принятия Кодекса 1996 г. в
уголовном законодательстве России сложилась следующая система норм об охране
политических, трудовых и иных прав и свобод граждан:

1. Преступления против политических прав граждан:
воспрепятствование осуществлению гражданином Российской Федерации своих
избирательных прав либо работе избирательных комиссий (ст. 132); подлог,
подделка избирательных документов (документов референдума), заведомо
неправильные подсчет голосов или установление результатов выборов (референдума)
(ст. 133); нарушение избирательного законодательства (законодательства о
референдуме) лицом, ранее подвергавшимся административному взысканию (ст.
133.1); воспрепятствование осуществлению равноправия женщин (ст. 134);
нарушение законных прав профсоюзов (ст. 137)*(337).

2. Преступления против трудовых (или, как их зачастую
называли в литературе, социально-экономических) прав граждан. К числу этих
преступлений законодатель относил: нарушение законодательства о труде (ст.
138); отказ в приеме на работу или увольнение беременной женщины или кормящей
матери (ст. 139); преследование граждан за критику (ст. 139.1 включена в Кодекс
в 1985 г.*(338)); нарушение правил охраны труда (ст. 140); воспрепятствование
законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 140.1 включена в Кодекс
в 1991 г.*(339)); нарушение авторских и изобретательских прав (ст. 141).
Редакция ст. 138, 140, 141 УК менялась в 1982 г.

3. Преступления против личных прав и свобод граждан*(340).
Это нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений
(ст. 135); нарушение неприкосновенности жилища (ст. 126); нарушение законов об
отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142, исключенная из
Кодекса в 1991 г.*(341)); нарушение свободы совести и вероисповедания (ст.
143); организация объединений, посягающих на личность и права граждан (ст.
143.1 включена в УК в 1993 г.).

Подводя итог изложенному, можно сказать, что Уголовный
кодекс 1960 г. содержал довольно развернутую систему норм об ответственности за
посягательства на права и свободы граждан.

Уголовный кодекс 1996 г. сохранил данную главу, озаглавив
ее: «Преступления против конституционных прав и свобод человека и
гражданина». В этом Кодексе под уголовно-правовую защиту поставлены права
и свободы, провозглашенные Конституцией РФ 1993 г., закрепившей поворот всей
правовой системы страны к признанию и гарантированности прав и свобод человека
и гражданина*(342).

Изменение названия главы отразило изменение и расширение ее
содержания. Это выразилось в том, что одни составы преступлений, известные
Кодексу 1960 г., были декриминализированы, другие — подверглись определенным
изменениям. Кроме того, законодатель криминализировал ряд деяний, посягающих на
конституционные права и свободы граждан.

Существенным фактором, определяющим объем и характер
криминализации и декриминализации посягательств на права граждан, был характер
и степень общественной опасности этих деяний, что, в свою очередь, определялось
тяжестью причиняемого вреда, их распространенностью, динамикой и пр.

К числу декриминализированных деяний относятся: ст. 137
(нарушение законных прав профсоюзов), ст. 138 (нарушение законодательства о
труде), ст. 139.1 (преследование граждан за критику). В уголовно-правовой
литературе отмечалось, что «декриминализация этих деяний вряд ли
достаточно обоснована»*(343).

Особые возражения вызывает декриминализация нарушений
законодательства о труде, которые в последнее время приняли массовый
характер*(344). Представляется, что декриминализация этого состава преступления
преждевременна.

Статья, предусматривающая ответственность за организацию
объединений, посягающих на личность и права граждан (ст. 143.1 УК 1960 г.),
перенесена законодателем в главу «Преступления против здоровья населения и
общественной нравственности» (ст. 239) УК 1996 г. и рассматривается теперь
с точки зрения родового объекта как посягательство на общественную безопасность
и общественный порядок. Такое решение обусловлено тем, что в ст. 239 УК
предусмотрена ответственность за создание не только религиозного, но и
общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над
гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо с побуждением граждан к
отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных
противоправных действий. Однако в уголовно-правовой литературе при
характеристике общественной опасности этого деяния делается акцент на права и
свободы граждан.

«Общественная опасность этого преступления заключается
в том, что оно попирает конституционное признание прав и свобод человека высшей
ценностью, препятствует свободному осуществлению гражданами своих прав и
выполнению обязанностей, причиняет вред их здоровью»*(345).

Общественно опасные деяния, криминализированные УК РФ 1996
г., а равно те составы преступлений против конституционных прав и свобод
человека и гражданина, которые подверглись изменениям и дополнениям, будут
проанализированы в последующих параграфах.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ