2. История развития законодательства об ответственности за экологические преступления :: vuzlib.su

2. История развития законодательства об ответственности за экологические преступления :: vuzlib.su

52
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


2. История развития законодательства об ответственности за экологические
преступления

.

2. История развития
законодательства об ответственности за экологические преступления

История развития законодательства
об охране природы уходит своими корнями в далекое прошлое. Так, еще в период
царствования Алексея Михайловича (1629-1676 гг.) помимо широко известного
Соборного Уложения 1649 г. было подготовлено 67 указов об ограничении отстрела
лесного зверья. Целью этих указов было положить конец хищническому истреблению
животных. Так, только в одном 1653 г. через Архангельск за границу было
вывезено 350 тыс. беличьих шкурок.

Систематически принимал крутые
меры, обещая отправить браконьеров то на виселицу, то на каторгу, и Петр I.

Однако система норм,
обеспечивающих охрану природы, начала складываться лишь к концу XIX в.

В Уложении о наказаниях уголовных
и исправительных 1845 г. имелись отдельные статьи, защищающие конкретные
объекты природы от преступных посягательств на них. Такими объектами являлись:
дикие животные, рыбы, птицы, воздух, вода, растительность, особенно леса,
земля. Однако говорить о системе природо-охранительного уголовного
законодательства применительно к Уложению не приходится. Статьи, в которых
предусматривалась ответственность за посягательства на отдельные объекты
природы, нельзя отнести к чисто экологическим, так как в них предусматривалась
ответственность и за деяния, не являющиеся экологическими. Кроме того,
большинство статей о посягательствах на отдельные объекты природы по своей
социальной направленности обеспечивали защиту прав собственников (государства,
частных лиц). Таковы, например, нормы об ответственности за незаконную рубку,
истребление диких животных, произведенные в казенных лесах или частных угодьях.

Уголовное уложение 1903 г., сохранив большинство статей, предусматривающих ответственность за посягательства на природу,
дополнило этот перечень рядом новых статей. Основная масса экологических статей
была помещена в одну новую гл. 11 «О нарушении постановлений, ограждающих
народное благосостояние». Эта глава устанавливала ответственность за
неисполнение постановлений об охоте, рыболовстве, устричном, тюленьем, зверином
и ином промысле (ч. 1 ст. 253). Отдельно предусматривалась ответственность за
производство запрещенного законом промысла морского котика (ст. 254). Имелась в
Уголовном уложении и статья об ответственности лесовладельца или лица, которому
предоставлено право распоряжаться лесом, за рубку растущего леса или корчевание
пней в случаях, когда такая рубка или корчевание запрещены законом или обязательным
постановлением (ст. 255) и пр.

В статье «О нарушении правил
об устройстве каналов и других водопроводных сооружений говорилось», в
частности, о засорении водоемов (ст. 261).

В Уголовном уложении имелись и
другие нормы, которые могут быть отнесены к числу экологических.

Однако гл. 11 Уголовного уложения
в силу так и не вступила и вплоть до 1917 г. в части экологических преступлений продолжало действовать Уложение о наказаниях 1845 г. Вместе с тем в Уголовном уложении 1903 г. положено начало формированию системы экологических
преступлений, что явилось шагом вперед по сравнению с Уложением о наказаниях,
свидетельствует о той значительной работе, которая была проделана как учеными,
так и законодателем по разработке системы экологических преступлений.

В первые годы после революции
новое государство разрабатывает первые законодательные акты об охране природы.
Так, 27 мая 1918 г. был подписан декрет об охране лесов, в котором отмечалось
их исключительное водоохранное, почвозащитное, экономическое и культурное
значение. В это же время принимаются и декреты об охоте и о регулировании
рыбного хозяйства в целях сохранения от расхищения и уничтожения редких пород
животных и рыб. Еще до утверждения Уголовного кодекса 1922 г. было решено организовать охрану ценных уголков природы с их растительным и животным миром,
для чего был принят ряд декретов об учреждении в разных районах страны
заповедников.

Уголовный кодекс 1922 г. содержал две нормы, призванные обеспечить охрану природы. В гл. 8, озаглавленной так же, как
и в Уголовном уложении, «О нарушении постановлений, ограждающих народное
благосостояние» была, в частности, предусмотрена ответственность за
нарушение установленных законом или обязательным постановлением правил об охоте
и рыбной ловле (ст. 220-а)*(514).

В гл. 2 УК «О преступлениях
против порядка управления» предусматривалась ответственность за нарушение
законов и обязательных постановлений, изданных в интересах охраны лесов от
хищений и истребления (ч. 1 ст. 99), а также за ведение лесного хозяйства с нарушением
установленных планов или разработка недр земли с нарушением установленных
правил (ч. 3 ст. 99)*(515).

Вместе с тем в Уголовном кодексе 1922 г. отсутствовала система экологических преступлений.

С 1 января 1927 г. вступил в силу Уголовный кодекс 1926 г., издание которого вызывалось необходимостью
приведения в соответствие республиканского уголовного законодательства с
уголовным законодательством СССР. Поэтому он принципиально не отличался от
Кодекса 1922 г. В нем также содержались и статьи об ответственности за
нарушение постановлений об охране лесов, о запрещенных воднодобывающих
промыслах, о незаконной разработке недр, о незаконном промысле котиков и
бобров*(516), о незаконной охоте*(517).

Эти статьи Уголовного кодекса
неоднократно изменялись и дополнялись. Так, ст. 85 в первоначальной редакции
дословно воспроизводила ст. 99 (об охране лесов). Затем, в связи с изданием
новых постановлений об охране лесных богатств страны, ст. 85 неоднократно
изменялась: менялись как условия уголовной ответственности за это преступление,
так и меры наказания.

Принятию Уголовного кодекса 1960 г. предшествовали многочисленные дискуссии относительно как структуры, так и объема
уголовно-правовых запретов, условий уголовной ответственности за конкретные
деяния, признаков составов преступлений, в том числе и преступлений, посягающих
на окружающую среду.

В доктрине уголовного права в
этот период высказывалось мнение относительно необходимости выделения в Кодексе
самостоятельной главы, в которую были бы помещены все статьи, предусматривающие
ответственность за посягательства на сохранность и рациональное использование
природных богатств. Однако такая глава отсутствовала даже в обсуждаемых
проектах.

Более оживленная дискуссия по
этому вопросу началась после принятия Конституции СССР 1977 г., в которой отмечалась необходимость строгой охраны и научно обоснованного, рационального
использования земли и ее недр, водных ресурсов, растительного и животного мира,
сохранения в чистоте воздуха и воды, обеспечения воспроизводства природных
богатств и улучшения окружающей человека среды (ст. 18). Однако до принятия
Конституции в доктрине уголовного права, в частности, в учебниках и учебных
пособиях, стал выделяться самостоятельный раздел: «Преступления против
природных богатств»*(518), в который включались посягательства на все
основные объекты (компоненты) окружающей природной среды. В Уголовном кодексе 1960 г. статьи об ответственности за посягательства на природу находились в разных главах.
Подавляющее большинство статей законодатель включил в главу шестую
«Хозяйственные преступления» (ст. 160, 161, 163-169). Несколько
статей находилось в главе десятой «Преступления против общественной
безопасности, общественного порядка и здоровья населения» (ст. 222-223.1,
230), две статьи — в главе второй «Преступления против социалистической
собственности» (ст. 98, 99)*(519) и одна статья (ст. 199) — в главе
девятой «Преступления против порядка управления». В эти составы
преступлений неоднократно вносились изменения и дополнения.

Например, Федеральным законом от
1 июля 1994 г. из статей об уничтожении и повреждении имущества было исключено
указание на лесные массивы. Сама глава также подверглась значительным
изменениям. Статья 166 (незаконная охота) трижды изменялась.

Расположение статей об
ответственности за посягательства на окружающую среду в различных главах
Уголовного кодекса 1960 г. свидетельствовало о том, что объекты данных
преступлений определялись неодинаково. Это препятствовало созданию единой
системы экологических преступлений в уголовном законодательстве. Однако в
доктрине уголовного права такая система сложилась уже к концу 80-х — началу
90-х годов, что нашло отражение в проектах Уголовного кодекса 1994 и 1995 гг.
Система экологических преступлений, содержащаяся в проекте 1995 г., полностью вошла в Кодекс 1996 г. в качестве гл. 26 «Экологические преступления».

Кодекс 1996 г. отдает предпочтение при формулировании уголовно-правовых запретов экологически вредных деяний
специальным нормам, не отказываясь полностью при этом от общих норм, являющихся
в основном новеллами действующего Закона.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ