7. Посягательства на растительный мир :: vuzlib.su

7. Посягательства на растительный мир :: vuzlib.su

56
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


7. Посягательства на растительный мир

.

7. Посягательства на растительный
мир

К числу посягательств на
растительный мир относятся такие деяния, как нарушение правил, установленных
для борьбы с болезнями и вредителями растений (ч. 2 ст. 249 УК); незаконная
порубка деревьев и кустарников (ст. 260 УК) и уничтожение или повреждение лесов
(ст. 261 УК).

Леса и растительный мир,
флора*(675) — необходимые для существования живых организмов объекты
(компоненты) окружающей природной среды. Причинение им вреда почти всегда
влечет негативные последствия в отношении всей окружающей среды и ее
компонентов, в частности животного мира. Опасность этих преступлений
определяется также их распространенностью. Ежегодно фиксируется около 25 тыс.
случаев незаконной порубки*(676).

Названные преступления совершаются
путем нарушения специальных правил, установленных в целях охраны флоры России
от уничтожения и повреждения. Эти правила либо запрещают определенное
поведение, наносящее ущерб растительному миру, либо устанавливают
соответствующий порядок пользования им.

Нарушение правил, установленных
для борьбы с болезнями и вредителями растений (ч. 2 ст. 249 УК). В Уголовном
кодексе 1960 г. ответственность за это преступление была предусмотрена в ст.
161 главы «Хозяйственные преступления»*(677). Опасность данного преступления
определяется тем, что без растений, являющихся первичным источником всего
органического вещества на земле, невозможна жизнь животных и человека.

Это преступление посягает на
экологическую безопасность в части охраны естественной растительности, а равно
искусственных зеленых насаждений, в том числе в городах и населенных пунктах,
от болезней и вредителей.

Предметом преступления,
предусмотренного ч. 2 ст. 249 УК, являются сельскохозяйственные культуры,
дикорастущие леса и растения, различные насаждения, лианы и пр., находящиеся в
процессе произрастания*(678).

С объективной стороны
рассматриваемое преступление совершается путем нарушения правил, установленных
для борьбы с болезнями и вредителями растений.

Такие правила содержатся в
постановлениях Правительства РФ, актах Министерства сельского хозяйства и
продовольствия, Федеральной службы лесного хозяйства и других органов. Они
весьма многочисленны и соответствуют общим нормам, установленным в Законе РСФСР
от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей (природной) среды»,
Лесном кодексе 1997 г. и постановлении Правительства РФ от 11 мая 1993 г. «О мерах по санитарно-эпидемиологической, ветеринарной и фитосанитарной охране
территории Российской Федерации»*(679). Эти правила регулируют проведение
агротехнических, химических, механических, биологических и др. мероприятий,
направленных на профилактику, предотвращение распространения и ликвидацию
болезней, а также на уничтожение вредителей. При привлечении к ответственности
по ч. 2 ст. 249 УК должно быть установлено, какое конкретное правило нарушено и
каким нормативным актом оно предусмотрено*(680).

Нарушение правил борьбы с
вредителями и болезнями растений может быть совершено путем как действия
(например, применение запрещенных ядохимикатов для уничтожения вредителей, ввоз
в Россию посадочного материала без карантинного сертификата), так и бездействия
(например, неприменение необходимых препаратов для борьбы с вредителями
растений, неуничтожение зараженных семян). Рассматриваемое преступление чаще
совершается путем бездействия.

Нарушение указанных правил влечет
за собой уголовную ответственность в случаях наступления тяжких последствий.
Таковыми могут быть, в первую очередь, массовое распространение вредителей и
болезней растений.

Вредители — это животные, повреждающие
растения или вызывающие их гибель. Их насчитывается более 60 тыс. Это
преимущественно насекомые, клещи, слизни, грызуны и пр. Массовое
распространение вредителей ведет к гибели площадей посевов, уничтожению
большого количества посадочного материала и пр.

Болезни растений — это отклонения
от нормального физиологического состояния и развития, состоящие в нарушении
основных функций всего или части растения*(681). Массовое распространение
болезней может повлечь за собой вырубку большого количества деревьев в лесу,
выведение из оборота сельскохозяйственных земель, гибель диких животных и пр.
Иногда инфекционные болезни растений распространяются на большие территории,
захватывая при этом несколько стран.

Законодатель не уточняет
характера (вида) последствий содеянного. Таковым может быть и вред здоровью
человека. В литературе предлагается в подобных случаях квалифицировать деяние
по совокупности ст. 249 и 118 УК (неосторожное причинение вреда здоровью).
Однако, учитывая степень опасности этих деяний, речь о совокупности может идти
лишь при наличии признаков ч. 2 ст. 118 УК.

Таким образом, массовое
распространение вредителей и массовые болезни растений всегда причиняют
значительный ущерб природной среде. Является ли ущерб тяжким, решается в каждом
конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела с учетом ущерба,
материальных затрат на восстановление уничтоженной или поврежденной
растительности, а также времени, необходимого на восстановление флоры, и т.п.

Обязательным признаком
рассматриваемого деяния является наличие причинной связи между нарушением
правил борьбы с вредителями и болезнями растений и наступившими в результате
этого тяжелыми последствиями.

Преступление признается
оконченным с момента наступления тяжких последствий, в результате нарушения указанных
в ч. 2 ст. 249 УК правил.

С субъективной стороны
преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 249 отнесено законодателем к числу
неосторожных. По мнению ряда специалистов, это деяние может совершаться и
умышленно. Правда, такая позиция высказывалась в основном в работах,
опубликованных до июня 1998 г. Федеральным законом от 25 июня 1998 г. в ст. 249 УК включено указание на неосторожное отношение к тяжким последствиям*(682). Само
нарушение соответствующих специальных правил может быть совершено сознательно.

Субъектом преступления может быть
любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо, обязанное соблюдать или
обеспечивать соблюдение правил по борьбе с вредителями и болезнями растений
(например, работник государственной службы по карантину растений, работник государственной
лесной охраны).

При совершении данного
преступления должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в
коммерческой или иной организации, ответственность должна наступать по
совокупности преступлений, предусмотренных ст. 249 и 285 или 201 УК при наличии
остальных признаков этих деяний. Такая рекомендация дана в упоминавшемся ранее
постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4 (п. 10).

Нарушение правил борьбы с
вредителями и болезнями растений предусмотрено и административным
законодательством.

Разграничение этих правонарушений
и уголовно наказуемых деяний должно проводиться по признакам объективной
стороны — отсутствию или наличию тяжких последствий такого нарушения.

В законодательстве некоторых
стран предусмотрена ответственность за преступление, аналогичное
рассматриваемому, например, в ст. 199 УК Узбекистана, ст. 268 УК Кыргызстана,
ст. 225 УК Таджикистана, ст. 280 УК Казахстана.

В Кодексе Белоруссии отсутствует
статья, аналогичная ст. 259 УК РФ. Поэтому охрана «краснокнижных»
растений регламентируется ст. 280, в которой предусмотрена ответственность за
нарушения правил, установленных для борьбы с сорной растительностью, болезнями
и вредителями растений, повлекшие по неосторожности гибель растительности или животных
с причинением ущерба в крупном размере*(683). В ч. 2 этой статьи говорится об
особо крупном размере ущерба*(684), а также о гибели растительности или
животных, заведомо для виновного занесенных в Красную книгу Белоруссии.

Вопрос об охране растений в
разных странах решается неодинаково. Например, как преступления и проступки
против общественного здоровья (разд. 8) рассматриваются в Уголовном кодексе
Швейцарии такие деяния, как распространение опасных для сельского или лесного
хозяйства вредителей (ч. 1 ст. 233). Наказывается это преступление тюремным
заключением*(685). Такое же наказание предусмотрено за данное деяние,
совершенное по неосторожности (ч. 3 ст. 233). Однако, если лицо «из
низменных побуждений причинило большой вред», ему может быть определена
каторжная тюрьма*(686) на срок до 5 лет (ч. 2 ст. 233). Таким образом,
квалифицированный вид рассматриваемого деяния (ч. 2 ст. 233) отнесен
законодателем Швейцарии к числу преступлений, а предусмотренные ч. 1 и 3 — к
проступкам.

В уголовном законодательстве
зарубежных стран содержатся нормы об охране растительного мира. Однако они
существенно отличаются от ч. 2 ст. 249 УК РФ. Так, в ст. 332 УК Испании
ответственность предусмотрена за причинение вреда «любым видам или
подвидам растений, угрожаемым или размножающимся» либо за разрушение или
тяжкое повреждение зоны их распространения.

О растениях, как объекте
уголовно-правовой охраны, говорится в ряде норм Уголовного кодекса ФРГ:
загрязнение воздуха, причиняющее вред растениям наряду с другими объектами охраны
(_ 325); неразрешенное обращение с опасными отходами, угрожающее
количественному составу растений (_ 326); угроза нуждающейся в защите
территории, на которой повреждаются или уничтожаются особо охраняемые виды
растений (_ 329); тяжелая угроза окружающей среде, т.е. совершение действий,
длительное время вредящих уровню растений, находящихся под угрозой вымирания (_
330).

Примерно так же решается этот
вопрос в уголовных кодексах других зарубежных стран.

Незаконная порубка деревьев и
кустарников (ст. 260 УК). Ответственность за данное преступление была
предусмотрена и в Уголовном кодексе 1960 г. (ст. 169). В Кодексе 1996 г. этот состав преступления сформулирован более четко и последовательно в части
определения объективных признаков деяния.

Как известно, лес имеет важное
климатрегулирующее, почво- и водозащитное значение, является одним из факторов
устойчивости биосферы, жизненной средой для многих зверей и птиц, источником
древесины и технического сырья, местом произрастания ягод, грибов,
лекарственных растений и пр. Иными словами, лес — система экологических
комплексов, выполняющих разнообразные экологические, экономические и
культурно-оздоровительные функции.

В общей структуре экологической
преступности незаконная порубка леса составляет 30,2%*(687). Это преступление
из года в год обнаруживает тенденцию к росту. Так, число осужденных за
незаконную порубку леса с 1990 по 1995 г. возросло на 2060% (1750 против 81 человека)*(688). В 1999 г. по ст. 260 УК было возбуждено 5672 дела*(689).

Рассматриваемое преступление
посягает на экологическую безопасность лесов и иной растительности,
предполагающую их рациональное использование и воспроизводство.

Предметом преступления являются:
деревья, кустарники, лианы и иная растительность, в основном входящая (но и не
входящая) в состав лесного фонда России.

Лесной фонд — совокупность всех
лесов естественного происхождения и искусственно выращенных. В состав земель
лесного фонда входят как лесные, так и не лесные земли. К лесным относятся
земли, покрытые лесной растительностью и не покрытые ею, но предназначенные для
ее восстановления (вырубки, гари, погибшие древостои, редины, пустыри,
прогалины, площади, занятые питомниками, несомкнувшимися лесными культурами, и
пр.).

Не лесные земли — земли,
предназначенные для нужд лесного хозяйства (земли, занятые просеками, дорогами,
сельскохозяйственными угодьями, и др.), а также иные земли, расположенные в
границах лесного фонда (земли, занятые болотами, каменистыми россыпями, и
другие неудобные для использования земли).

В лесной фонд не входят леса,
расположенные на землях обороны и землях городских поселений — городские леса
(ст. 10 Лесного кодекса).

В лесной фонд и леса, не входящие
в лесной фонд, не включается древесно-кустарниковая растительность,
расположенная на: землях сельскохозяйственного назначения (в том числе землях,
предоставленных для садоводства и личного подсобного хозяйства); землях
транспорта; землях населенных пунктов; землях водного фонда и землях иных
категорий.

Предметом рассматриваемого
преступления не являются валежник, буреломный и поваленный ветром лес, а также
срубленные и подготовленные для транспортировки, складирования и других целей
деревья.

С объективной стороны
преступление, предусмотренное ст. 260 УК, заключается в незаконной порубке, а
равно повреждении до степени прекращения роста деревьев, кустарников и
лиан*(690).

Порубка предполагает отделение
находящихся в естественном состоянии деревьев от корней. Повреждение означает
причинение такого вреда дереву или иному растению, после чего они прекращают расти
и, как правило, по истечении определенного времени погибают, если не проводятся
требующие значительных затрат восстановительные работы.

Леса государственного фонда даже
при однородном древесном составе, одинаковом возрасте и плотности древостоя
имеют различное экономическое значение. Учитывая этот фактор, а кроме того,
местоположение и выполняемые функции, законодатель разделил лесной фонд на три
группы лесов, а леса первой группы по категориям защитности*(691).

Основания отнесения леса к той
или иной из трех групп изложены в Лесном кодексе 1997 г. (ст. 56-58)*(692).

К лесам первой группы относятся
леса, выполняющие водоохранные, защитные, санитарно-гигиенические,
оздоровительные и иные функции, леса особо охраняемых территорий и
природно-заповедного фонда. В этой группе лесов выделяются категории
защитности.

Вторую группу составляют леса в
районах с высокой плотностью населения и развитой сетью транспортных путей,
имеющие средообразующие, защитные и ограниченные эксплуатационные функции, а
также леса в районах с недостаточными лесными ресурсами, для сохранения которых
требуется ограничение режима лесопользования.

В третью группу включены леса
многолесных районов, имеющие в основном эксплуатационное значение. Леса этой
группы подразделяются на освоенные и резервные. Критерии отнесения лесов к
резервным устанавливаются федеральным органом управления лесным хозяйством.

В ст. 260 УК дифференцирована
ответственность в зависимости от того, в какой группе лесов осуществляется
порубка: в лесах первой группы или особо защитных участках всех групп (ч. 1), в
лесах всех групп (ч. 2).

Особо защитные участки лесов —
это участки с ограниченным режимом лесопользования (берега и почвозащитные
участки леса вдоль берегов водных объектов, места обитания и распространения
редких и находящихся под угрозой исчезновения диких животных, растений и
другие, перечисленные в ст. 55 ЛК).

Статья 260 УК предусматривает
уголовную ответственность за незаконную порубку. Незаконной является порубка,
осуществляемая как юридическими, так и физическими лицами без специального на
то разрешения.

В соответствии с существующими
правилами участки лесного фонда предоставляются в пользование юридическим или
физическим лицам при условии обязательного лицензирования. Лицензия
удостоверяет право их владельца на долгосрочное пользование участками лесного
фонда (аренду). Основанием для лесопользования являются лесорубочный
билет*(693), ордер*(694) или лесной билет*(695). Эти документы выдаются лесным
фондом на срок до одного года.

Незаконной порубка будет и в тех
случаях, когда при наличии разрешения лицо осуществляет порубку не на
отведенном участке, не в том количестве, не тех пород деревьев, на порубку
которых дано разрешение, не в соответствии с требованиями, изложенными в
разрешительном документе.

Повреждение же растительности до
степени прекращения роста всегда является незаконным. Поврежденные растения,
прекратившие рост, как бы выпадают из экологической системы, лишаются
экономического значения и в большинстве случаев, как уже отмечалось, обречены
на гибель.

В доктрине уголовного права
отмечается, что деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 260 УК, сконструировано
законодателем по типу материальных составов и обязательным последствием
действий, перечисленных в ч. 1, является причинение значительного ущерба. Такая
трактовка рассматриваемого состава преступления вызывает возражения. В ч. 1 ст.
260 УК говорится о незаконной порубке и повреждении растительности в лесах
первой группы и особо защитных участков лесов всех групп. Леса этой группы
имеют исключительное значение. В нее включаются, например, запретные полосы
лесов, защищающих нерестилища ценных промысловых рыб, памятники природы, леса
государственных природных заповедников. Поэтому любую порубку или любое
повреждение растительности в таких лесах целесообразно признать подпадающими
под признаки ч. 1 ст. 260 без доказывания факта причинения значительного
ущерба, который всегда наличествует при незаконной порубке в лесах первой
группы.

Указание в ч. 1 ст. 260 УК на
причинение значительного ущерба относится только к незаконной порубке или
повреждению деревьев, кустарников и лиан, не входящих в лесной фонд или
запрещенных к порубке.

При ином решении вопроса
законодателю было бы достаточно сформулировать диспозицию ч. 1 ст. 260
следующим образом: «незаконная порубка, а равно повреждение:»,
совершенные в значительном размере. Такая формулировка охватывала бы все случаи
незаконной порубки и повреждения растительности, предусмотренные в ч. 1 этой
статьи*(696). Учитывая изложенное, незаконная порубка, а равно повреждение до
степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах первой группы
либо в особо защитных участках лесов всех групп являются оконченными деяниями с
момента осуществления порубки или повреждения указанных растений в этих, особо
охраняемых, зонах.

В остальных случаях порубка и
повреждение растений являются оконченными при их совершении в значительном
размере, который определен законодателем в примечании к ст. 260 УК как
исчисленный по установленным таксам ущерб, в 20 раз превышающий минимальный размер
оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения
преступления. Указание на определенные таксы исчисления размера ущерба делает
понятие «значительный ущерб» строго формализованным. В этих случаях
преступление окончено только с момента установления значительного ущерба. В
этих случаях обязательным признаком состава преступления является причинная
связь между причинением такого ущерба и незаконной порубкой (повреждением)
указанных в статье растений.

С субъективной стороны
рассматриваемое преступление совершается только умышленно. Умысел может быть
прямым и косвенным. По мнению некоторых ученых, это преступление может быть
совершено только с прямым умыслом*(697).

Незаконная порубка, а равно
повреждение до степени прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах
первой группы, особо защитных участках лесов всех групп возможно лишь с прямым
умыслом: лицо сознает опасность своих действий и желает их совершить. В
остальных случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 260 УК, возможен как прямой, так и
косвенный умысел: лицо сознает опасность своих действий, предвидит возможность
или неизбежность причинения значительного ущерба лесному хозяйству и, как
правило, безразлично относится к этому. Прямой умысел возможен при осознанности
неизбежности такого последствия.

Незаконная порубка, совершенная
по неосторожности, не характеризуется той степенью опасности, которая присуща
умышленной порубке и должна влечь за собой административную или материальную
ответственность. Мотивы и цели незаконной порубки на квалификацию содеянного не
влияют. Чаще всего они бывают корыстными.

Субъектом преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК, является любое, достигшее 16-летнего
возраста, лицо, в том числе и должностное, не использовавшее при незаконной
порубке своего служебного положения, иначе ответственность такого лица наступит
по ч. 2 этой статьи.

В ч. 2 ст. 260 УК установлена
ответственность за незаконную порубку, а равно повреждение до степени
прекращения роста деревьев, кустарников и лиан в лесах всех групп, а также
насаждений, не входящих в лесной фонд, при наличии таких признаков, как
неоднократность, использование своего служебного положения или крупный размер
ущерба.

Неоднократным признается в
соответствии со ст. 16 УК совершение двух или более преступлений, предусмотренных
любой частью ст. 260 УК. Специфика этого признака применительно к незаконной
порубке определяется тем, что она иногда складывается из комплекса действий,
имеющих определенную протяженность во времени (например, валка дерева, его
распиловка, подготовка к вывозу, вывоз). Все такие действия представляют единое
преступление — порубку и признака неоднократности не образуют. Не является
неоднократной и порубка, осуществляемая в несколько приемов, будучи
объединенной единством умысла (например, порубка в несколько приемов с целью
заготовить лесоматериал для постройки). В этих случаях налицо единое
продолжаемое преступление, и вопрос об ответственности в таких случаях должен
решаться с учетом общего размера ущерба, причиненного порубкой. Таким образом,
неоднократной считается порубка, совершенная два и более раза путем
разновременных, самостоятельных действий.

Использование лицом,
осуществляющим незаконную порубку, своего служебного положения предполагает,
что оно воспользовалось при совершении преступления теми правами, которыми было
наделено в силу занимаемой должности или выполняемой работы. Такими лицами
могут быть должностные лица и иные работники лесхозов, управления лесным
хозяйством, органов охраны лесов и других организаций (независимо от формы собственности),
чья деятельность связана с охраной, воспроизводством, контролем, учетом лесных
фондов и заготовкой древесины. В случае осуществления незаконной порубки
должностным лицом, злоупотребившим своими служебными полномочиями,
ответственность наступает только по п. «б» ч. 2 ст. 260 УК, так как
это обстоятельство уже учтено законодателем.

В правоприменительной практике
возникал вопрос, является ли должностным лицом лесник. Как отметил Верховный
Суд РФ, лесник, согласно документу «Должностные обязанности лесника»,
выполняет функции представителя власти (проверяет документы на право порубки,
составляет протоколы по случаям незаконной порубки, задерживает лиц, виновных в
лесонарушениях) и, следовательно относится к должностным лицам*(698).

Третьим признаком,
квалифицирующим незаконную порубку, является крупный размер ущерба, который
определен законодателем в примечании к ст. 260 УК. Таковым признается
исчисленный по определенным таксам ущерб, в 200 раз превышающий размер
минимальной оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения
преступления.

Разграничение незаконной порубки
и хищения должно проводиться в основном по предмету. Предметом порубки могут
быть только деревья и другие растения, находящиеся на корню, т.е. естественно
произрастающие, а предметом хищения — срубленные, заготовленные для
транспортировки, а равно срубленные и обращенные в свою собственность деревья с
приусадебных, дачных и садовых участков. Хищением считается похищение саженцев
деревьев из питомников, ботанических садов, дендрариев, поскольку на их посадку
и выращивание затрачивался определенный труд.

Статьи, аналогичные ст. 260 УК
РФ, содержатся в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 279), Таджикистана (ст.
234), Казахстана (ст. 291), Белоруссии (ст. 277). Однако понятия
«значительный, крупный и особо крупный размер ущерба» определяются
по-разному. В Белоруссии крупный размер ущерба составляет сумма, в 80 и более
раз и особо крупный — в 250 и более раз превышающая минимальную заработную
плату; в Казахстане — значительный ущерб в 100 раз, а крупный — в 300 раз
превышающий месячный расчетный показатель, и т.д.

В некоторых странах
уголовно-правовая охрана леса регламентируется статьями кодексов,
предусматривающими ответственность за посягательства и на иные объекты (компоненты)
окружающей природной среды. Так, в Узбекистане ответственность за незаконную
порубку предусмотрена в ст. 198 УК, озаглавленной «Повреждение,
уничтожение посевов, леса или других насаждений». В Германии в разд. 29 УК
«Преступные деяния против окружающей среды» лес как объект
уголовно-правовой охраны не упоминается, однако в ряде параграфов говорится о
растениях, причинение вреда которым влечет за собой при определенных условиях
уголовную ответственность, например, — 325, 326, 329, 330d. В Испании установлена
ответственность тех, «кто сорвет, срубит, сожжет, вырвет, соберет»
любой вид или подвид растений (ст. 332 УК).

Уничтожение или повреждение лесов
(ст. 261 УК). В Уголовном кодексе 1960 г. уничтожение и повреждение лесов (иных массивов) в результате поджога или неосторожного обращения с огнем
считалось преступлением против собственности (ст. 149, 150). Кодекс 1996 г., сохранив ответственность за это преступление, отнес его к числу экологических, уточнив при
этом объективные признаки деяния указанием на возможные способы (кроме поджога
и неосторожного обращения с огнем) уничтожения и повреждения лесов.

Отнесение данного преступления к
числу экологических оправдано, так как при его совершении существенный вред
причиняется окружающей природной среде, в частности животным. Как установили
ученые, прямой причиной исчезновения животных (определенных видов или на
определенных территориях) является не столько преследование их человеком,
сколько изменение среды обитания.

Степень опасности преступления
определяется существенным нарушением воспроизводства лесов, что, в свою
очередь, оказывает негативное воздействие на биологические основы
жизнедеятельности и развития животных, обитающих в них.

К тому же колоссальный
материальный ущерб причиняют лесные пожары. Так, ежегодно происходит до 30 000
лесных пожаров, причем 81% из них по вине людей*(699). Только за 5 месяцев 2000 г. зарегистрировано 7529 пожаров. Общая площадь, пройденная пожарами, составила 327 167
га*(700).

Преступление, предусмотренное ст.
261 УК, посягает на экологическую безопасность в сфере сохранности лесов, а
равно насаждений, не входящих в лесной фонд.

Предметом преступления являются:
1) леса, входящие в лесной фонд, т.е. все леса, за исключением лесов,
расположенных на землях обороны и населенных пунктов (поселений) (ст. 7 ЛК); 2)
насаждения, не входящие в лесной фонд, т.е. леса, расположенные на землях
обороны и землях городских поселений (городские леса), а также
древесно-кустарниковая растительность, расположенная на землях
сельскохозяйственного назначения, землях транспорта, землях населенных пунктов
(поселений), землях водного фонда и землях иной категории (ст. 10, 11 ЛК).

В ч. 1 и 2 ст. 261 УК
предусмотрена ответственность за два деяния, сходные по своим объективным
признакам, но различающиеся по формам вины.

Уничтожение и повреждение лесов,
а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, в результате неосторожного
обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности предусмотрено ч. 1
ст. 261 УК.

С объективной стороны это
преступление совершается путем действия или бездействия, которые чаще всего
представляют собой нарушение определенных правил предосторожности. Характер
таких правил указан непосредственно в статье. Это правила обращения с огнем или
иными источниками повышенной опасности. Например, Правила пожарной безопасности
в лесах Российской Федерации, утвержденные постановлением Совета Министров —
Правительства РФ от 9 сентября 1993 г. N 886*(701); постановление Правительства
РФ от 12 января 1996 г. N 17 «О мерах по усилению охраны лесов от пожаров
и защиты их от вредителей и болезней в 1996 г.»*(702) и др.

Данный состав преступления
сконструирован законодателем по типу материальных. Последствия указаны в
диспозиции статьи. Это уничтожение и повреждение лесов и другой растительности.

Уничтожение означает приведение
леса и иной растительности в такое состояние, когда они полностью утрачивают
свою хозяйственную, природоохранительную или иную ценность (например, на
полосах отвода каналов — водозащитную) и не могут быть использованы в тех целях,
для которых предназначались.

При повреждении лес и иная
растительность приводятся в такое состояние, при котором они либо утрачивают
способность к росту, либо начинают частично погибать. При этом они утрачивают
полностью или в значительной мере не только экологическую ценность как
компонента окружающей природной среды, но и хозяйственно-экономическую.
Повреждение лесов и иной растительности имеет место, если на их восстановление
требуются длительное время и существенные затраты.

Уничтожение и повреждение леса и
иной растительности влечет за собой уголовную ответственность в случаях, когда
такие последствия распространились на значительную территорию. Оценка маштабов
территории производится в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела,
в том числе категории леса и его значения для определенного региона
(хозяйственного, рекреационного и т.д.). Неосторожное уничтожение и повреждение
лесов на площади менее 0,8-1 га влечет, как правило, административную или
материальную ответственность, если уничтоженный или поврежденный лес или
растительность не имели особого хозяйственного, почвозащитного, водоохранного,
природооздоровительного и иного значения.

Уголовная ответственность по ч. 1
ст. 261 УК наступает лишь в случаях, когда уничтожение или повреждение лесов и
иной растительности явились результатом неосторожного обращения с огнем или
иными источниками повышенной опасности.

Неосторожное обращение с огнем
заключается обычно в нарушении специальных противопожарных правил производства
работ или поведения в лесах, а равно районах насаждений, не входящих в лесной
фонд.

К источникам повышенной опасности
относятся любые, в том числе и самоходные, транспортные средства,
электрооборудование, работы, связанные с легковоспламеняющимися или взрывчатыми
веществами, и пр. Например, использование при работе в лесу трактора без
искрогасителя на выхлопной трубе, корчевание пней с применением взрывчатых
веществ.

С субъективной стороны
рассматриваемое преступление совершается только по неосторожности. Виновный
либо предвидит, что в результате нарушения определенных правил могут наступить
опасные последствия, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение
(легкомыслие), либо не предвидит таких последствий, хотя при должной
внимательности и предусмотрительности должен и может их предвидеть
(небрежность). Само нарушение правил может быть при этом осознанным.

Субъект преступления — любое
лицо, достигшее 16 лет. В тех случаях, когда уничтожение или повреждение леса
явилось результатом недобросовестного отношения к своим обязанностям
должностного лица, оно может быть привлечено к ответственности за халатность
(ст. 293 УК).

В ч. 2 ст. 261 УК установлена
ответственность за самостоятельное преступление, отличающееся от рассмотренного
характером действия и формой вины*(703).

Если деяние, указанное в ч. 1 ст.
261 УК, заключается в нарушении определенных правил, то предусмотренное в ч. 2
осуществляется целенаправленными сознательными действиями — путем поджога или
иным общеопасным способом. Последствия в обоих случаях одинаковы — уничтожение
или повреждение лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд.

Поджог — действия, совершаемые с
целью вызвать пожар. Другими общеопасными способами являются: затопление,
взрыв, распространение ядов, заражение и пр. Общеопасен любой способ, неизбежно
создающий угрозу причинения вреда людям, животному миру, экологическим или
экономическим интересам, и т.п.

В ч. 2 ст. 261 УК говорится об
уничтожении и повреждении лесов ииных насаждений в результате загрязнения
вредными веществами, отходами, выбросами или отбросами.

Вредные вещества — любые
вещества, способные уничтожить или повредить лес или иные насаждения. Это могут
быть радиоактивные, химические, биологические и другие вещества, обращение с
которыми строго регламентировано специальными правилами. Загрязнение леса и
иных насаждений означает нарушение или несоблюдение таких правил.

Отходы и отбросы представляют
собой остатки производственной деятельности человека. Причем, если отходы годны
для какой-либо цели (например, нефтяные отходы), то отбросы непригодны ни для
чего.

Выбросы — это сброс в атмосферу,
лесные водоемы, грунтовые воды вредных веществ и отходов производства сверх
норм предельно допустимой концентрации.

Загрязнение вредными веществами,
отходами или выбросами, согласно ч. 2 ст. 261 УК, означает их введение в
воздух, почву, водоемы на территории леса или иных насаждений в таком
количестве, которое вызывает уничтожение или повреждение леса либо иных
насаждений.

Таким образом, объективная
сторона деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 261 УК, неоднородна. Она может
выразиться как в целенаправленной деятельности (например, поджоге), так и в
нарушении правил, установленных для предупреждения столь серьезного загрязнения
окружающей природной среды, в частности территорий расположения лесов и иных насаждений,
не входящих в лесной фонд, которое может вызвать уничтожение и повреждение этой
растительности.

Преступление, предусмотренное ч.
1 и 2 ст. 261 УК, признается оконченным с момента уничтожения или повреждения
леса и иных насаждений в результате деяний, указанных в этой статье.

Относительно субъективной стороны
преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 261 УК, в литературе высказано мнение,
что это преступление совершается только умышленно в отличие от установленного
ч. 1 данной статьи. Однако более предпочтительна позиция, согласно которой
«совершение этого преступления путем загрязнения вредными веществами,
отходами, выбросами или отбросами возможно и по неосторожности»*(704).
Действительно, загрязнение лесов осуществляется в основном при нарушении правил
обращения с вредными веществами, в частности правил захоронения отбросов.
Последние, как показывает практика, обычно нарушаются осознанно. Но в
большинстве случаев отношение к последствиям характеризуется неосторожной
виной: либо виновный предвидит возможность уничтожения или повреждения леса и
иной растительности, но самонадеянно рассчитывает, что этого по тем или иным
основаниям не произойдет (легкомыслие), либо не предвидит, но при должной
внимательности и предусмотрительности может и обязан предвидеть (небрежность).

Таким образом, субъективная
сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 261 УК, может быть умышленной,
причем прямой умысел имеет место лишь при осознанности неизбежности наступления
указанных в статье последствий. В отношении же загрязнения лесов и иных
насаждений возможна и неосторожная вина.

Субъект преступления — любое
лицо, достигшее 16-летнего возраста. Однако субъектами загрязнения чаще всего
выступают должностные лица, результатом недобросовестного отношения которых к
своим служебным обязанностям явились наступившие последствия. Поэтому при
наличии признаков злоупотребления служебным положением или халатности содеянное
должно квалифицироваться по совокупности ч. 2 ст. 261 и ст. 285 или ст. 293 УК.

Если в результате экологического
преступления уничтожается или повреждается лес (иная растительность), содеянное
также должно квалифицироваться по совокупности, например ст. 250 (загрязнение
вод) и ст. 261 УК, поскольку подобные случаи являются идеальной совокупностью
(ст. 17 УК), когда одним действием совершаются два разных преступления.

Преступление, предусмотренное ч.
2 ст. 261 УК, отнесено законодателем к числу тяжких. Среди экологических
преступлений к тяжким отнесено еще одно преступление — нарушение правил
обращения экологически опасных веществ и отходов, повлекшее по неосторожности
смерть человека либо массовое заболевание людей (ч. 3 ст. 247 УК). Такая оценка
законодателем степени опасности этого преступления определяется тем, что при
его совершении не только причиняется существенный экологический вред, но и
могут оказаться под угрозой жизнь людей, домашние животные и иное имущество.

Ответственность за уничтожение
или повреждение леса в результате поджога или небрежного обращения с огнем
предусмотрена и Кодексом РСФСР об административных правонарушениях.
Разграничение административного правонарушения и преступления должно
проводиться в зависимости от величины ущерба, причиненного в результате поджога
или неосторожного обращения с огнем. В основу разграничения может быть положено
разъяснение законодателя, данное им в примечании к ст. 260 УК при определении
размера крупного ущерба. Это исчисленный по установленным таксам ущерб, в
двести раз превышающий минимальный размер оплаты труда, установленный
законодательством на момент совершения преступления.

В законодательстве отдельных
зарубежных стран имеются статьи, аналогичные ст. 261 УК РФ. Так, в ст. 235 УК
Таджикистана включено указание на использование взрывчатых веществ, как один из
способов уничтожения или повреждения лесов. Кроме того, в этой статье дано
понятие «крупный ущерб»: это ущерб, в 300 раз превышающий минимальный
размер заработной платы. Имеется такая статья и в Уголовном кодексе Казахстана
(ст. 292).

Более детально регламентирована
ответственность за это преступление в Уголовном кодексе Белоруссии. В нем
предусмотрена ответственность за загрязнение леса (основной состав) и за
загрязнение, повлекшее причинение крупного ущерба. Причем в последнем случае
оговаривается возможность как умышленных, так и неосторожных действий (ст.
275). В ст. 276 предусмотрена ответственность за уничтожение или повреждение
леса по неосторожности, повлекшее причинение ущерба в особо крупном
размере*(705).

В законодательстве подавляющего
большинства стран уголовно-правовая охрана лесов и иной растительности от
уничтожения или существенного повреждения осуществляется в рамках либо общих
экологических преступлений, и лес выступает в них как один из объектов
(компонентов) охраны, либо общеопасных преступлений. Например, в разд. 28
«Общеопасные преступные деяния» в — 306 «Поджог» УК ФРГ
говорится: «(1) Кто поджигает или полностью либо частично разрушит огнем
чужие: (5) леса, степи или болота:». Более суровое наказание предусмотрено
в случаях препятствования тушению пожара (_ 306f).

В Уголовном кодексе Испании
предусмотрена ответственность не только за поджог леса или лесного массива (ст.
352), но и за один факт разжигания огня в лесу или лесном массиве (ст. 354).
Эти статьи помещены законодателем в разд. ХVII «О преступлениях против
коллективной безопасности», гл. II «О поджогах», отдел 2 «О
лесных поджогах».

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ