§ 3. Изменения в государственном механизме :: vuzlib.su

§ 3. Изменения в государственном механизме :: vuzlib.su

48
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


§ 3. Изменения в государственном механизме

.

§ 3. Изменения в государственном механизме

В развитии Российского государства выделяется в качестве
само­стоятельного период с начала XIX в. до 1861 г. В это время, особенно в царствование Николая I, абсолютизм достигает своего апогея. Вся
власть была сосредоточена в руках одного лица — императора всероссийского. В
Основных законах, открывающих Свод законов Рос­сийской империи, идея
самодержавия сформулирована четко и без­апелляционно: «Император Российский
есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти
не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». По-прежнему, как
видим, самодержавие идеологически обосновывается божественным проис­хождением.
Вместе с тем появляется новая идея — идея законности власти монарха.

Император в данный период стремился лично вмешиваться даже в
мелочи государственного управления. Конечно, такое стремление было ограничено
реальными человеческими возможностями: царь был не в состоянии обойтись без
государственных органов, которые про­водили бы его желания, его политику в
жизнь. Русский посол в Лон­доне граф С. Р. Воронцов в 1801 г. в частном письме писал: «Страна слишком обширна, чтобы государь, будь он хоть вторым Петром
Ве­ликим, мог все делать сам при существующей форме правления без конституции,
без твердых законов, без несменяемых и независимых судов».

Разговоры о конституции велись при Александре I. Были состав­лены
даже два проекта — М. М. Сперанского, а позже — Н. Н. Ново­сильцева. Несмотря
на то что они были составлены с расчетом ни в коей мере не колебать устои
самодержавия, дальше авторских упраж­нений дело не пошло.

Спокойно обходясь без конституции, российские императоры не
могли в то же время обойтись без совершенствования государствен­ного аппарата,
без приспособления его к нуждам нового времени. По мнению современных
исследователей, необходимость реформ обус­ловливалась двумя основными
обстоятельствами. Во-первых, разви­тие буржуазных отношений в России и
буржуазной революции на Западе требовало приспособить государственный аппарат
так, что­бы он мог отстоять феодальные порядки. Во-вторых, дворянство, его
верхушка, в том числе и верхи чиновничества, хотели держать импе­ратора в своих
руках, чтобы он не вздумал посягнуть на их классовые привилегии, объективная
необходимость ограничения которых дав­но назрела.

Развитие государственного механизма в целом характеризуется
в предреформенный период консерватизмом и реакционностью. Изме­нения, в нем происшедшие,
невелики и относятся преимущественно к самому началу века, когда молодой
Александр I с кружком аристок­ратов-единомышленников решил провести либеральные
реформы. Эти реформы, однако, остановились на учреждении министерств и
Государственного совета.

Получив от императора поручение разработать проект преобра­зования
государственного механизма, М. М. Сперанский предложил создать Государственную
думу — представительный орган, избирае­мый собственниками недвижимости,
которому вручались законосо­вещательные прерогативы. Одновременно предлагалось
создать су­губо чиновничий Государственный совет, на который возлагались бы
также законосовещательные и вместе с тем административные обя­занности. Идея
Государственной думы была решительно отвергнута, ибо в ней увидели попытку
ограничения самодержавия, а Государ­ственный совет в 1810г. был создан.

Через Государственный совет должны были проходить все зако­нопроекты.
Он и сам должен был разрабатывать важнейшие из них. Вместе с тем в «Образовании
Государственного совета» подчеркива­лось, что ни один проект не может стать
законом без утверждения его императором. На Государственный совет возлагались
также обязан­ности по финансовому управлению.

Совет состоял из общего собрания и 4 департаментов: департа­мента
законов, департаментов дел военных, дел гражданских и ду­ховных,
государственной экономии. Председателем Государственного совета считался сам
император. Однако предусматривалось, что он может поручить функцию
председательствования одному из членов Совета. Практически в течение
рассматриваемого периода царь сам ни разу не председательствовал в Совете.

Еще раньше были реформированы органы отраслевого управле­ния.
Петровские коллегии уже на протяжении XVIII в. постепенно за­хирели. Принцип
коллегиальности, существовавший в этих органах, все больше заменялся
единоначалием их президентов, а сами колле­гии при Екатерине II одна за другой
упразднялись. В самом начале своего правления, в 1802 г., Александр I ввел новые органы отрасле­вого управления — министерства. Опыт их работы был
обобщен и закреплен в 1811 г. «Общим учреждением министерств». Создавались
министерства иностранных дел, военное, финансовое, юстиции и др. Круг
министерств на протяжении периода менялся.

Главным отличием министерств от коллегий было утверждение
принципа единоначалия. Министр полностью отвечал за руководст­во вверенной ему
отраслью управления и имел все полномочия для осуществления этой задачи. Он был
как бы самодержцем в своей сфе­ре деятельности. Тем не менее при министре
предусматривался также коллегиальный орган — совет министра. Он не был даже
совещатель­ным, а скорее лишь подготовительным органом, куда стекались все
материалы из департаментов министерства, идущие на подпись ми­нистру.

Одновременно с министерствами был создан Комитет министров.
Правда, положение о нем было издано десять лет спустя, в 1812 г. Это был совещательный орган при царе, имевший прежде всего межве­домственные и
надведомственные функции, т. е. он решал вопросы, касающиеся сразу нескольких
министерств или превышающие ком­петенцию министра. Кроме того, у него был еще
собственный круг полномочий, в частности Комитет наблюдал за губернаторами и гу­бернскими
правлениями. В состав Комитета министров входили пред­седатели департаментов
Государственного совета, министры, главноуправляющие ведомствами,
государственный секретарь.

Учреждением, в котором наиболее ярко отразился абсолютистс­кий
порядок устройства высших органов управления, явилась Соб­ственная его
императорского величества канцелярия. При Николае I она фактически стояла над
всем аппаратом управления. Судьбы го­сударства вершила небольшая кучка людей,
находившихся в непос­редственном подчинении царя. При Николае I в этой
канцелярии было создано 6 отделений, права которых почти не отличались от прав
ми­нистерств. Особо известно пресловутое III отделение, ведшее борьбу с
революционными и вообще с прогрессивными настроениями в об­ществе.

Ему был придан корпус жандармов, шефом которого считался
главный начальник III отделения. Вся страна была разбита на жан­дармские
округа.

Тайная полиция существовала и до Николая. При восшествии на
престол Александр I упразднил тайную экспедицию, существовавшую с XVIII в.
Однако уже в 1805 г., уезжая на войну с Наполеоном, он создал Временный комитет
высшей полиции для наблюдения за об­щественным мнением. После Тильзитского мира
этот комитет был преобразован в Комитет общественной безопасности, которому вме­нялась
в обязанность и перлюстрация частных писем. В конце цар­ствования Александра I
создаются органы политической слежки и в армии.

Другого рода известность получило II отделение императорской
канцелярии. Оно провело колоссальную работу по систематизации законодательства
России.

Местное управление не претерпело в данный период существен­ных
изменений. Во главе губерний стояли губернаторы, на окраинах группы губерний
возглавлялись генерал-губернаторами. Во главе уез­дов стояли
капитан-исправники, осуществлявшие свои функции со­вместно с нижним земским
судом, который был не судебным, а поли­цейским органом. Уезды делились на
станы. Для управления казен­ными крестьянами были созданы волости. Во главе
волостей стояли волостные правления из волостного головы, старост и писаря.

Не подверглась существенным изменениям и судебная система.
Только при Павле I была несколько упрощена структура сословных судов, созданная
екатерининским «Учреждением для управления гу­берний». Отпало верхнее звено
трех сословных судов: верхний земс­кий суд, губернский магистрат, верхняя
расправа. Нижнее звено со­словных судов — уездный суд, городовой магистрат,
нижняя распра­ва — замкнулось непосредственно на губернские судебные палаты.

Тем не менее, судебная система оставалась сложной и громозд­кой,
зараженной волокитой и взяточничеством.

Низкий образовательный уровень чиновничества характеризовал
не только судебные органы, но и весь государственный аппарат. В 1809 г. по инициативе М. М. Сперанского было выдвинуто требова­ние наличия определенного образования
для продвижения по служ­бе. При Александре I была развернута сеть учебных
заведений, в том числе и университетов. Однако больших результатов это мероприя­тие
не дало, даже к концу периода.

Если в системе государственного механизма не произошло прин­ципиальных
изменений, то продолжалось его разбухание, количест­венный рост чиновничества,
бюрократии. Это разбухание, а также активная внешняя политика требовали
громадных денег. Государст­во искало их старым испытанным способом — повышением
налогов. В 1810 — 1812 гг. они были увеличены в два с лишним раза.

Не претерпела принципиальных изменений и организация воору­женных
сил. Правда, многочисленные войны первой половины XIX в. заставили увеличить
состав армии. В то же время был несколь­ко сокращен срок службы в войсках.
Наиболее заметным событием в истории вооруженных сил этого периода было
создание военных по­селений. Громадные расходы на армию побудили к попытке
поста­вить армию на самообеспечение. В 1808 — 1809 гг. по инициативе А. А.
Аракчеева в нескольких губерниях государственные крестьяне стали переводиться
на режим военных поселенцев. С особым разма­хом эта работа развернулась с 1815 г. Треть армии стала жить в воен­ных поселениях.

Были построены специальные поселки с хорошими каменными
домами и хозяйственными помещениями. Солдаты жили с семьями, занимаясь
привычным крестьянским трудом. Но сверх того они долж­ны были нести военную
службу, т. е. заниматься строевой и всякой иной боевой подготовкой.

Идея военных поселений себя не оправдала. Сэкономить на со­держании
армии не удалось, когда же попытались такую экономию провести- за счет
уменьшения ассигнований на военных поселенцев, это привело к волнениям.
Восстания военных поселенцев вызывались и злоупотреблениями начальников,
притеснениями со стороны коман­диров. Военные поселения не оправдали себя не
только экономичес­ки, но и политически: надежда создать из военных поселенцев
осо­бую касту — опору самодержавия не сбылась.

Военные поселения в конце концов трансформировались как бы в
подсобные хозяйства. Работая в них, солдаты, освобожденные от строя,
обеспечивали производимой продукцией определенные воин­ские части. В конце
данного периода, в свете надвигающихся реформ, эти поселения были вообще
упразднены.

Таким образом, политическая надстройка России в дореформен­ный
период оставалась феодальной, приспособленной к защите ус­тоев феодального
общества, охраняющей и отстаивающей интересы господствующего класса феодалов от
всякой угрозы его существова­нию и господству. Вместе с тем на государственном
механизме не могли не отразиться те серьезные изменения, которые происходили в
базисе, — неуклонное развитие капиталистического уклада. Сопро­тивляясь
действию новых сил, самодержавие не могло не идти на не­которые, хотя и не
очень значительные, уступки. Так, в 1802 г. было учреждено Министерство коммерции, в 1819 г. — Государственный коммерческий банк, в 1828 — 1829 гг.—
Мануфактурный и Коммер­ческий советы при Министерстве финансов.

Некоторые отечественные авторы полагают, что уже в данный
период феодальное государство в России сделало известный шаг по пути
превращения в буржуазную монархию. С этим можно согла­ситься с той лишь оговоркой,
что это скорее не шаг, а шажок. Но совершенно бесспорно, что в середине XIX в.
феодальная государ­ственность в России вступила в полосу сильнейшего кризиса.
Нужны были перемены. И эти перемены вскоре были произведены буржуаз­ными
реформами 60—70-х годов.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ