Статья 29 :: vuzlib.su

Статья 29 :: vuzlib.su

33
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Статья 29

.

Статья 29

1. Каждому гарантируется свобода
мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или
агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную
ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового,
национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден
к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно
искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым
законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну,
определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой
информации. Цензура запрещается.

Комментарий к статье 29

1. Мысль как результат, продукт
мышления человека отражает познание им окружающего мира и самого себя в этом
мире и воплощается в его представлениях, взглядах, мнениях, убеждениях.
Мышление, мысль лежат в основе любой деятельности человека, обусловливают его
социальную активность, взаимоотношения с другими людьми, обществом,
государством. Формой мысли является ее языковое, словесное выражение (устное
или письменное), другие знаковые системы общения, например художественные
формы.

Гарантирование Конституцией
каждому свободы мысли означает невмешательство государства в процесс
формирования собственных мнений и убеждений человека, защиту его от любого
иного вмешательства, недопущение какого-либо идеологического диктата, насилия
или контроля над личностью.

Свобода слова — это
гарантированная государством возможность беспрепятственно выражать свое мнение
и убеждения по самым различным вопросам общественного, государственного, иного
характера посредством устного или печатного слова, на собраниях, митингах,
другими средствами. Свобода выражения мнения лежит в основе многих других прав
и свобод, прежде всего таких, как, например, право на участие в выборах, право
петиции, свобода совести, право на образование, свобода творчества и др.

Конституции советского периода
гарантировали свободу слова, печати лишь в соответствии с интересами народа и в
целях укрепления и развития социалистического строя (например, ст. 50
Конституции СССР 1977 г.). Об интересах и развитии самой личности при этом даже
не упоминалось. Действующая Конституция России не обусловливает свободу мысли и
слова какими-либо идеологическими рамками. Наоборот: конституционные нормы о
свободе мысли и слова должны действовать в единстве с положениями Конституции о
признании идеологического и политического многообразия, недопущении
установления какой бы то ни было идеологии в качестве государственной или
обязательной (ст. 13). Реально гарантированная свобода выражения разнообразных
взглядов, мнений, убеждений, свобода критики, оппозиции является конкретным
показателем демократизма общества.

Положения Конституции России о
свободе мысли и слова соответствуют международным стандартам в этой сфере,
установленным Всеобщей декларацией прав человека (ст. 18, 19), Международным
пактом о гражданских и политических правах (ст. 18, 19), Европейской конвенцией
о защите прав человека и основных свобод (ст. 9, 10).

2. Свобода мысли и слова,
выражения своего мнения чрезвычайно важна для реального проявления свободы
человека. Но эта свобода не может быть абсолютной, безграничной. Слово как
главное средство человеческого общения оказывает сильнейшее воздействие на
сознание и поведение людей. Оно может созидать и разрушать, звать к социальному
прогрессу и призывать к насилию, обогащать внутренний мир человека и унижать
личное достоинство. Этим объективно обусловлена необходимость определенных
нравственных и правовых ограничений, связанных с осуществлением свободы слова.

Часть 2 комментируемой статьи
устанавливает главные правовые барьеры против злоупотребления свободой слова,
выражения мнения. Не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие
социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду.
Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или
языкового превосходства.

Хотя эти конституционные запреты
и сформулированы в достаточно общем виде, но дают вполне определенный ориентир
поведения при осуществлении рассматриваемой свободы. Их нарушение влечет за
собой предусмотренную законом ответственность. Так, ст. 74 Уголовного кодекса
устанавливает уголовную ответственность за нарушение равноправия граждан по
признаку расы, национальности или отношения к религии, в частности за
пропаганду исключительности либо неполноценности граждан по этим признакам.

В преамбуле Закона РСФСР от 25
октября 1991 г. «О языках народов РСФСР» (ВВС, 1991, N 50, ст. 1740)
указано на недопустимость пропаганды вражды и пренебрежения к любому языку,
создания противоречащих конституционно установленным принципам национальной
политики препятствий, ограничений и привилегий в использовании языков, иных
нарушений законодательства о языках народов России. Такие нарушения со стороны
юридических и физических лиц, как установлено ст. 28 Закона, влекут за собой
ответственность и обжалуются в установленном порядке в соответствии с
законодательством.

Основанные на Конституции
конкретные запреты, касающиеся злоупотреблений свободой слова, и
соответствующие меры ответственности предусмотрены и в других статьях УК, в ГК,
КоАП. Так, в УК установлена ответственность за публичные призывы к
насильственному изменению конституционного строя или захвату власти (ст. 70), к
измене Родине, совершению террористического акта или диверсии (ст. 70-1), за
пропаганду войны, клевету и оскорбление (ст. 71, 130, 131), изготовление или
сбыт порнографических предметов (ст. 228), изготовление или распространение
произведений, пропагандирующих культ насилия и жестокости (ст. 228-1), в КоАП —
за распространение ложных сведений о кандидате в народные депутаты или
кандидате в Президенты (ст. 40-2) и др. Статья 152 ГК предусматривает право
гражданина требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или
деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет,
что они соответствуют действительности.

Следует отметить, что и в
законодательстве зарубежных стран содержится немало строгих санкций за
сочинение и умышленное искажение фактов, за призывы к мятежу, поношение нации,
республики, конституции, конституционных учреждений, за утрату государственной
тайны, распространение «непристойностей» и т.д.

Разработаны и международные
стандарты, направленные против злоупотреблений свободой слова, информации,
выражения своего мнения. В ч. 3 ст. 19 Международного пакта о гражданских и
политических правах предусмотрено, что пользование этими свободами налагает
особые обязанности и особую ответственность и, следовательно, может быть
сопряжено с некоторыми ограничениями, которые должны быть установлены законом и
являются необходимыми: а) для уважения прав и репутации других лиц; б) для
охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или
нравственности населения. Аналогичное положение содержится и в ч. 3 ст. 55
Конституции России.

Реализация конституционных норм о
свободе слова, выражения своего мнения предполагает как беспрепятственное
осуществление каждым этой свободы, создание государством необходимых для этого
правовых и организационных механизмов, так и решительное пресечение
злоупотреблений данной свободой. В Указе Президента Российской Федерации от 23
марта 1995 г. «О мерах по обеспечению согласованных действий органов
государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм
политического экстремизма в Российской Федерации» (СЗ РФ, 1995, N 13, ст.
1127) обращается внимание на участившиеся случаи разжигания социальной,
расовой, национальной и религиозной розни, распространение идей фашизма. Эти
крайне опасные явления в жизни нашего общества создают угрозу основам
конституционного строя, ведут к попранию конституционных прав и свобод человека
и гражданина, подрывают общественную безопасность и территориальную целостность
России. В Указе предусматривается целый комплекс мер по усилению борьбы с проявлениями
фашизма и иных форм политического экстремизма, по координации в связи с этим
деятельности Генеральной прокуратуры, МВД, ФСБ, Минюста, Комитета по печати,
органов исполнительной власти субъектов Федерации, органов местного
самоуправления и др.

3. Мысли человека, воплощенные в
его мнениях и убеждениях, характеризуют внутренний мир человека, содержание его
сознания, определяют его индивидуальность. Мнения — более подвижный элемент
сознания. Убеждения — устойчивая система взглядов, характеризующая ценностные
ориентации личности.

Конституционная свобода мысли и
слова означает не только возможность беспрепятственно выражать свои мысли и
убеждения, свое мнение, но и недопустимость принуждения к их выражению или
отказу от них. Этот запрет, предусмотренный ч. 3 ст. 29, обязаны соблюдать все
— государственные органы, органы местного самоуправления, политические партии и
другие общественные объединения, их должностные лица, все члены общества. Тем
самым охраняется внутренний мир человека, гарантируется свободное развитие
личности, в том числе право менять свои убеждения, но не по принуждению, а по
собственному выбору в процессе познания реальности, свободных дискуссий,
обсуждения различных идей.

Примечание

В связи с этим представляет
интерес позиция Конституционного Суда Российской Федерации, выраженная в его
определении от 27 сентября 1995 г., касающемся жалобы А. В. Козырева (ВКС,
1995, N 6, с. 2-4). Поводом для жалобы послужило рассмотрение в одном из судов
дела по иску В. В. Жириновского к НТВ и А. В. Козыреву о защите чести и
достоинства. А. В. Козырев считал, что ст. 7 ГК РСФСР (как и ст. 152 нового ГК)
о судебной защите чести и достоинства не соответствует ст. 29 (ч. 1 и 3)
Конституции, гарантирующей каждому свободу мысли и слова, поскольку допускает возможность
судебного опровержения любых сведений. По мнению заявителя, существуют
определенные сведения, которые не могут быть предметом судебного опровержения,
поскольку они являются выражением личного мнения и взглядов, оценочных суждений
того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них — это вторжение в
область «мысли и слова», «мнений и убеждений», охраняемых
ст. 29 Конституции.

Конституционный Суд отметил, что
право на судебную защиту чести и достоинства и возложение на того, кто
распространил порочащие сведения, обязанности доказать их соответствие
действительности не нарушают гарантированную Конституцией свободу мысли и
слова. Но в обращении поставлен важный и актуальный вопрос: как добиться в
каждом конкретном случае, чтобы требования защиты чести и доброго имени не
противоречили интересам свободной дискуссии по политическим проблемам в
демократическом обществе? Решение указанного вопроса относится к компетенции
судов общей юрисдикции.

При рассмотрении в этих судах дел
о защите чести и достоинства подлежат установлению не только достоверность, но
и характер распространения сведений, исходя из чего суд должен решать, наносит
ли распространение сведений вред защищаемым Конституцией ценностям,
укладывается ли это в рамки политической дискуссии, как отграничить
распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и
возможно ли их опровержение по суду. Суды общей юрисдикции вправе и обязаны
обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на
защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова — с другой.

4. Право на свободное выражение
своего мнения включает в себя право каждого свободно искать, получать,
передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
Это право на свободу информации, гарантируемое ч. 4 комментируемой статьи,
может осуществляться различными способами — посредством межличностного общения,
средств массовой информации (СМИ), материальных носителей информации, учебных
заведений, на собраниях и митингах, сходах граждан, через различного рода
клубы, лектории, наглядные средства (плакаты и т.п.) и иные способы по
собственному выбору. Законными эти способы считаются, если при их использовании
соблюдаются установленные законодательством правила, например для СМИ, для
проведения митингов, демонстраций, шествий и пикетирования.

Свобода информации выражается
прежде всего в праве каждого искать и получать информацию. Применительно к СМИ
это право конкретизировано в ст. 38 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» (ВВС, 1992, N 7, ст. 300), которая гласит, что
граждане имеют право на оперативное получение через СМИ достоверных сведений о
деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений,
их должностных лиц. Эти сведения должны предоставляться СМИ по запросам
редакций, а также путем проведения пресс-конференций и в иных формах.
Специально этому вопросу посвящен Федеральный закон от 13 января 1995 г. «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных
средствах массовой информации» (СЗ РФ, 1995, N 3, ст. 170).

Более широко право на доступ к
информации определено в Федеральном законе от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» (СЗ РФ, 1995, N 8, ст. 609),
хотя он и касается главным образом документированной информации. Граждане
наряду с другими пользователями обладают равным правом на доступ к
государственным информационным ресурсам (в библиотеках, архивах, фондах, банках
данных, других информационных системах). Исключение составляет информация с
ограниченным доступом (ст. 12). Граждане и организации имеют право на доступ к
документальной информации и о них самих (ст. 14). Отказ в доступе к открытой
информации, как и к информации о самом себе, может быть согласно ст. 13, 14, 24
Закона обжалован в суд.

Свобода информации выражается
также в праве каждого свободно передавать, производить и распространять
информацию законными способами. Отсюда вытекает недопустимость монополии
государства на производство и распространение информации. Средства
распространения информации могут быть как государственными, так и
общественными, частными. Так, ст. 7 Закона «О средствах массовой
информации» признает право гражданина, объединения граждан, постоянно проживающего
в России иностранного гражданина и лица без гражданства быть учредителем газеты
или иного СМИ. Согласно ст. 6 Закона «Об информации, информатизации и
защите информации» гарантируется право собственности граждан на
информационные ресурсы и распоряжения ими.

Право на распространение
информации законными способами означает и необходимость соблюдения определенных
ограничений к доступу информации, отнесенной к государственной тайне или к
конфиденциальной. Часть 4 комментируемой статьи предусматривает, что перечень
сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

Законодательство о
государственной тайне основывается на Конституции, Законе Российской Федерации
от 5 марта 1992 г. «О безопасности» (ВВС РФ, 1992, N 15, ст. 769) и
включает Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. «О государственной тайне», ряд других актов.

Закон «О государственной
тайне» определяет перечень сведений в военной области, в сфере экономики,
науки и техники, внешней политики и внешнеэкономической деятельности,
разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности,
которые могут быть отнесены к государственной тайне (ст. 5). На основе этих
положений и в соответствии со ст. 4 данного Закона Указом Президента Российской
Федерации от 30 ноября 1995 г. утвержден перечень сведений, отнесенных к
государственной тайне, а также перечень государственных органов, наделенных
полномочиями по распоряжению этими сведениями (СЗ РФ, 1995, N 49, ст. 4775). За
разглашение государственной тайны установлена ответственность вплоть до
уголовной (ст. 75, 76 УК).

Конституционный Суд в
постановлении от 20 декабря 1995 г. по жалобе С. указал, что в силу нормы ч. 4
ст. 29 Конституции уголовная ответственность за выдачу государственной тайны
правомерна лишь при условии, что перечень сведений, составляющих
государственную тайну, содержится в официально опубликованном для всеобщего
сведения федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор
суда, не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте, что
вытекает из ч. 3 ст. 15 Конституции (ВКС, 1995, N 6, с. 51).

В то же время Закон «О
государственной тайне» определяет перечень сведений, не подлежащих
засекречиванию, например о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии,
демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, о состоянии
преступности, фактах нарушения прав и свобод личности и др. (ст. 7). Граждане
вправе обжаловать в суд решения должностных лиц о засекречивании подобных
сведений.

Законодательство запрещает также
распространять конфиденциальную информацию, прежде всего о частной жизни,
нарушающую личную или семейную тайну, сведения, составляющие коммерческую или
иную специально охраняемую законом тайну. Это налагает особые обязанности на
журналистов, других носителей информации (см., например, ст. 40, 41, 49 Закона
«О средствах массовой информации», ст. 10, 11, 21 Закона «Об
информации, информатизации и защите информации»).

5. Наиболее значимым и
влиятельным источником информирования общества и личности являются СМИ. Поэтому
в ч. 5 комментируемой статьи особо гарантируется свобода массовой информации.
Она означает свободное распространение через СМИ любой информации, кроме
конфиденциальной и составляющей государственную тайну, отражение в этой
информации политического и идеологического плюрализма, запрет цензуры. Под СМИ
понимаются пресса, радио-, теле-, видео-, кинохроникальные программы,
информационные агентства и иные формы периодического распространения массовой
информации, предназначенной для неограниченного круга лиц.

Конституционное установление о
гарантированности свободы массовой информации конкретизировано в Законе «О
средствах массовой информации» и распространяется на все виды СМИ —
государственные, общественные, частные. Воспрепятствование в какой бы то ни
было форме со стороны граждан, должностных лиц государственных органов и
организаций, общественных объединений законной деятельности СМИ Закон
определяет как ущемление свободы массовой информации, влекущее уголовную,
административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с
законодательством (ст. 25, 58). В то же время Закон признает недопустимым и
злоупотребление свободой массовой информации, влекущее такую же ответственность
(ст. 4, 59).

На конституционном уровне
установлен и запрет цензуры. Статья 3 Закона «О средствах массовой
информации» определяет цензуру массовой информации как требование от
редакции СМИ со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций,
учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения
и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или
интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и
материалов, их отдельных частей. В советские времена цензурой повсеместно
занималась такая организация, как Главлит. Названный Закон четко определяет,
что не допускается создание и финансирование организаций, учреждений, органов
или должностных лиц, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры
массовой информации (ст. 3).

На практике предстоит еще немало
сделать, чтобы в полной мере обеспечить свободу массовой информации. На
имеющиеся в этой сфере нерешенные проблемы экономического, правового,
организационного характера указывается в постановлении Государственной Думы от
10 февраля 1995 г. «О выполнении в Российской Федерации статьи 29
Конституции Российской Федерации» (СЗ РФ, 1995, N 8, ст. 648). Укреплению
гарантий экономической самостоятельности СМИ служат Федеральный закон от 1
декабря 1995 г. «О государственной поддержке средств массовой информации и
книгоиздания Российской Федерации», Указ Президента Российской Федерации
от 6 октября 1995 г. «О совершенствовании телерадиовещания в Российской
Федерации» (СЗ РФ, 1995, N 41, ст. 3878; N 49, ст. 4698).

Защита свободы массовой
информации осуществляется и в судах. Так, постановлением Конституционного Суда
от 19 мая 1993 г. было признано неконституционным постановление Верховного
Совета Российской Федерации от 17 июля 1992 г. «О газете «Известия»», затрагивавшее права газеты, журналистского коллектива.
Конституционный Суд признал недопустимым такие решения, которые способствуют
оказанию давления на газету, затрудняют ее существование как независимого СМИ и
ограничивают тем самым свободу массовой информации (ВКС, 1994, N 2-3, с.
64-74).

В декабре 1993 г. была образована Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации,
действующая на основе Положения о ней, утвержденного Указом Президента
Российской Федерации от 31 января 1994 г. (САПП, 1994, N 6, ст. 434). Палата не входит в систему судебных органов. Ее основной задачей является содействие
Президенту в эффективной реализации им конституционных полномочий гаранта
закрепленных Конституцией прав, свобод и законных интересов в сфере массовой
информации. Судебная палата рассматривает споры, связанные с ущемлением свободы
массовой информации или с недобросовестным использованием этой свободы, с
обеспечением принципов равноправия и политического плюрализма в сфере массовой
информации, другие споры и дела в этой сфере, если они не отнесены к юрисдикции
судов. Судебная палата выносит решения и рекомендации в адрес СМИ, вправе
вносить представления в прокуратуру, суд, другие органы.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ