3.1. Формы существования национального языка :: vuzlib.su

3.1. Формы существования национального языка :: vuzlib.su

17
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


3.1. Формы существования национального языка

.

3.1. Формы существования
национального языка

Чтобы понять, что собой представляет
литературный язык, необходимо ответить на вопрос: а что та кое национальный
русский язык?

Известный лингвист И.А. Бодуэн де
Куртенэ однажды высказал парадоксальную мысль:

«Прежде всего, язык существует
только в душах человеческих. Если бы мы все, здесь присутствующие, замолкли,
если бы в этом зале водворилась абсолютная тишина, пере­стал бы существовать
человеческий язык вообще, а русский язык в особенности? Ему нечего было бы
переставать существовать, ибо его и без того нет как реального цело­го. Но зато
есть индивидуальные языки как беспрерывно существующие целые. И они-то
существуют в наших душах независимо от того, говорим ли мы, или нет.

<...>…понятие так
называемого собиратель­ного, племенного языка (например, языка русского,
немецкого, польского, армянского и т. п.) не соответствует никакой объектив­ной
реальности. Нет вовсе ни русского, ни немецкого, ни какого бы то ни было нацио­нального
или племенного языка. Существу­ют только индивидуальные языки…»

Согласимся с И.А. Бодуэном де
Куртенэ? Или до­кажем ошибочность его суждения? Как бы вы по­ступили? Каково
ваше мнение? Подумайте, ведь есть различные лингвистические словари, отражающие
словарный состав русского языка. Есть грамматики, в которых дается описание
частей речи, синтакси­ческих конструкций. Разве в словарях, грамматиках не язык
отражен?

Все так. Но ведь ученый только
утверждает, что языка нет как реального целого, что, например, рус­ский язык не
соответствует никакой объективной реальности. Он — абстракция. Он представлен
только в сознании всех индивидов, пользующихся этим языком.

Представление о специфике того или
иного языка мы имеем благодаря огромной работе многих линг­вистов, которые
исследуют индивидуальные языки, зафиксированные в различных памятниках письмен­ности
(летописи, договоры, грамоты, указы, письма, на­учные труды, художественные и
публицистические произведения), изучают всевозможные записи устной речи. Данные
о фонетике, лексике, морфологии, син­таксисе обобщаются, описываются в научных
трудах, грамматиках, словарях. Так вырисовывается систем­ная организация
структуры национального языка.

Национальный язык — явление сложное,
по­скольку народ, который использует его как средство общения, в социальном
отношении неоднороден. Рас­слоение общества обусловлено различными факто­рами,
а именно: территорией проживания, трудовой деятельностью, родом занятий,
интересами.

Каждое объединение людей (социум) по
террито­риальному или профессиональному признаку, по ин­тересам имеет свой
язык, который входит в нацио­нальный язык как одна из его форм. Таких форм
пять: литературный язык, территориальные диа­лекты, городское просторечие,
профессиональные и социально-групповые жаргоны.

Так, коренное население хуторов, сел
Ростовской области общается на местном диалекте. Это нашло отражение в
произведениях М.А. Шолохова.

Задание 26. Прочитайте отрывок из
«Тихого Дона». Докажите, что Григорий с отцом говорят на местном диалекте.

Какие диалектные слова встречаются в
авторской речи? Почему М.А. Шолохов не использовал вместо них слова
литературного языка?

Какие из подчеркнутых в тексте слое
имеют соот­ветствия в литературном языке, а какие нет? Чем это можно объяснить?

В мелеховском курене первый
оторвался ото сна Пантелей Прокофьевич. Застегивая на ходу ворот расшитой
крестиками рубахи, вышел на крыльцо, Затравевший двор выложен росным серебром.
Вы­пустил на проулок скотину.

На подоконнике распахнутого окна
мертвенно розовели лепестки отцветавшей в палисаднике виш­ни. Григорий спал
ничком, кинув наотмашь руку.

— Гришка, рыбалить поедешь?

— Чего ты? — шепотом спросил тот и
свесил с кровати ноги.

— Поедем, посидим зорю.

Григорий, посапывая, стянул с
подвески будничные шаровары, вобрал их в белые шерстяные чулки и дол­го надевал
чирик, выправляя подвернувшийся задник.

— А приваду маманя варила? — сипло
спросил он, выходя за отцом в сенцы.

— Варила. Иди к баркасу, я зараз.

Старик ссыпал в кубышку распаренное
пахучее жито, по-хозяйски смел на ладонь упавшие зерна и, припадая на левую
ногу, захромал к спуску. Григо­рий, нахохлясь, сидел в баркасе.

— Куда править?

— К Черному яру. Спробуем возле
энтой карши, где надысъ сидели.

Баркас, черканув кормою землю, осел
в воду, ото­рвался от берега. Стремя понесло его, покачивая, норовя повернуть
боком. Григорий, не огребаясь, правил веслом.

— Не будет, батя, дела… Месяц на
ущербе.

— Серники захватил?

— Ага.

— Дай огню.

Старик закурил, оглядел на солнце,
застрявшее по ту сторону коряги.

— Сазан, он разно берет. И на ущербе
иной раз возьмется.

Для справки. Курень — квадратный
казачий дом с четырехскатной крышей. Подвеска — веревка для развешивания белья.
Чирик  — чувяк. Привада  — приманка для рыбы. Зараз — сейчас, скоро. Жито —
зерна ржи. Kdpiua — упавшее в воду дерево, коряга Надысъ — недавно. Серники —
спички.

Профессиональные жаргоны используют
люди одной профессии. Особенность такого жаргона пока­зал Б. Бондаренко в
рассказе «Цейтнот»:

— Как дела? — сухо спросил Алексей.

— Да вот… маракую. — Где-то проска­кивает
лишняя единичка, а где — не могу сообразить. А телевизор ничего не пока­зывает.

У наладчиков свой жаргон.
Телевизором они называют осциллограф, а считка у них вовсе не считка, а
бандура, магнитный ба­рабан — шарабан, таратайка, шкаф с лен­топротяжными
механизмами — гроб (а у некоторых еще и с музыкой), а перфоратор почему-то
окрестили дромадерой. Кто назвал так впервые и почему, неизвестно — дрома­дера,
и все тут. Так и пишут в сменных журналах, несмотря на приказы начальства
«выражаться по-человечески».

Для справки. Перфоратор — 1. Машина
для бу­рения горных пород, бурильный молоток. 2. Приспо­собление, аппарат для
пробивания отверстий (на бу­маге, киноленте и т. п.).

Интересно описал один из
социально-групповых жаргонов В.И. Даль:

Столичные, особенно питерские, мошен­ники,
карманники и воры различного про­мысла,   известные  под  именем  мазуриков,
изобрели свой язык, впрочем, весьма огра­ниченный и относящийся исключительно
до воровства. Есть слова, общие с офенским языком: клёвый — хороший, жулик —
нож, лепень — платок, ширмам — карман, пропу-лить — продать, но их немного,
больше сво­их: бутырь — городовой, фараон — будоч­ник, стрела — казак, канна —
кабан, камы-шовка — лом, мальчишка — долото. Этим языком, который называется у
них байковым, или попросту,  музыкой,  говорят также  все торговцы Апраксина
двора,  как надо пола­гать,  по  связям  своим  и  по  роду ремесла. Знать
музыку — знать язык этот; ходить по музыке — заниматься воровским ремеслом.

Что стырил? Срубил шмель да выначил
скуржаную лоханку. Стрема, каплюжник. А ты? Угнал скамейку да проначил на
веснухи.

Что украл? Вытащил кошелек да сереб­ряную
табакерку. Чу, полицейский. А ты? Украл лошадь да променял на часы.

Для справки. «Афеня и офеня —
мелочный тор­гаш вразноску и вразвозку по малым городам, селам, деревням, с
книгами, бумагой, шелком, иглами, с сыром и колбасой, с серьгами и колечками»
(В. Даль Словарь живого великорусского языка).

Различие между литературным языком и
воров­ским жаргоном, их обособленность показаны в про­изведении И. Болгарина,
Г. Северского «Адъютант его превосходительства». Градоначальник обходит
заключенных в одной из тюрем Харькова в годы гражданской войны:

— За что сидишь?

— За фармазон.

— Это что такое?

— Медное кольцо за золото продал,

— Ты за что?

— У фраера бочата из скулы принял.

— Ты что, не русский?

— Это карманщик, ваше благородие.
Говорит, что часы из кармана у какого-то roc подина вытащил.

Существует еще молодежный жаргон.
Это наибо­лее яркая форма из современных социально-групповых жаргонов. Он
характеризует речь студентов, школьников, учащихся профессионально-техничес­ких
учебных заведений.

Задание 27. Прочитайте отрывок из
статьи Н. Ива­новой «Энрико и Доменико», опубликованной в «Московском
комсомольце».

Сравните речь студентов-иностранцев,
один из ко­торых изучал русский язык по академическим грамма­тикам, а другой —
в студенческой среде. Как и почему изменился язык Энрико после первой реплики?
Пере­ведите текст на литературный русский язык.

Энрико смело протянул руку Доменико
и на чис­том русском языке сказал:

— Добрый день! Давай познакомимся.
Меня зо­вут Энрико. Разрешите приветствовать вас от своего имени. Не ожидал вас
увидеть. Какая приятная встре­ча! Как вы поживаете?

— Привет?! — полувопросительно
произнес До­менико. — Ты что, зациклился? Утром в общаге лукавались…

— Понял. Я тоже по-русски секу.
Пообщаемся, будь спок!

— Брось заливать, меня не колышет.

— Спикаешь, что шарик берешь.

— Маней не хватает.

— Жистяка серая, из общаги в
читалку, из читал­ки в общагу — посмокать некогда.

— У тебя тоже фейс круглый и трузера
обал­денные.

— Корешки у меня здесь есть. Только
общаемся редко. Делов по горло.

— Пора делать ноги.

Для справки. Зациклитъся — сойти с
ума (об­разно). Лукатъ — смотреть. Лукаватъся — видеть­ся. Сечь — понимать
что-либо, разбираться в чем-либо. Будь спок — не волнуйся. Не колышет — не
волнует. Сникать — говорить, разговаривать с кем-либо, о чем-либо. Что шарик
берешь — легко. Мани — деньги. Жистяка — жизнь. Смокать — курить. Фейс — лицо.
Трузера — брюки. Кореш — цруг, приятель.

Возникновение жаргонов связано со
стремлени­ем отдельных социальных групп противопоставить себя обществу или
другим социальным группам, отгородиться от них, используя средства языка.

Появление жаргона ремесленников было
вызва­но необходимостью использовать непонятные другим слова, чтобы скрыть
секреты производства.

Жаргон деклассированных элементов
(воров, жу­ликов, мошенников) возникает в связи с тем, что у его носителей
существует постоянная потребность в конспирации.

Все социальные жаргоны представляют
собой ис­кусственные образования, в формировании которых обязательно имеется
элемент сознательного творче­ства. В отличие от общенародного языка они не об­ладают
особым грамматическим строем и характе­ризуются лишь спецификой словаря,
который созда­ется за счет переосмысления слов общенародного языка, например:
собачка — замок, смыть — ук­расть, рог — предатель, доносчик; использования за­имствований:
бан — вокзал, фиш — рыба, штауб — мелкие деньги и в отдельных случаях в
результате создания новых слов по законам грамматики наци­онального языка:
штопорило — грабитель, штопо­рить — грабить, щипач — вор-карманник.

Все жаргонные слова представляют
собой стили­стически сниженную лексику и находятся за преде­лами литературного
языка.

Жаргонизмы иногда встречаются в речи
людей, говорящих на литературном языке. Однако они не способствуют точности
выражения мысли, не прида­ют речи образности и выразительности. Наоборот, они
только портят и засоряют ее. Поэтому жаргонные слова недопустимы в литературном
языке и могут использоваться лишь в стилистических целях для характеристики
персонажей — представителей оп­ределенной социальной среды.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ