Т. ГОББС :: vuzlib.su

Т. ГОББС :: vuzlib.su

57
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Т. ГОББС

.

Т. ГОББС

Что такое естественное право. Естественное право, называемое
обычно писателями jus naturale, есть свобода всякого человека использовать
собственные силы по своему усмот­рению для сохранения своей собственной
природы, т. е. соб­ственной жизни, и, следовательно, свобода делать все то,
что, по его суждению и разумению, является наиболее подходя­щим для этого
средством.

Что такое свобода. Под свободой, согласно точному значению
слова, подразумевается отсутствие внешних препятствий, которые нередко могут
лишить человека части его власти делать то, что он хотел бы, но не могут мешать
использовать оставленную человеку власть, сообразно тому, что диктуется ему его
суждением и разумом.

Что такое естественный закон. Естественный закон (lex
naturalis) есть предписание или найденное разумом общее правило, согласно
которому человеку запре­щается делать то, что пагубно для его жизни или что
лишает его средств к ее сохранению, и упускать то, что он считает наилучшим
средством для сохранения жизни…

Что означает отказ от права. Отказаться от человеческого
права на что-нибудь — значит лишиться свободы препятствовать другому
пользоваться выго­дой от права на то же самое. Ибо тот, кто отрекается или
отступается от своего права, не дает этим ни одному человеку права, которым
последний не обладал бы ранее, так как от природы все люди имеют право на все.
Отказаться от своего права означает лишь устраниться с пути другого, с тем
чтобы не препятствовать ему в использовании его первоначального права, но не с
тем, чтобы никто другой не препятствовал ему. Таким образом, выгода, получаемая
одним человеком от уменьше­ния права другого человека, состоит лишь в
уменьшении препятствий к использованию своего собственного первоначаль­ного
права.

…Несмотря на наличие естественных законов (которым каждый
человек следует, когда он желает им следовать, когда он может делать это без
всякой опасности для себя), каждый будет и может вполне законно применять свою
физическую силу и лов-

кость, чтобы обезопасить себя от всех других людей, если нет
установленной власти или власти достаточно сильной, чтобы обеспечить нам
безопасность. И везде, где люди жили маленькими семьями, они грабили друг
друга; это считалось настолько совме­стимым с естественным законом, что, чем
больше человек награбил, тем больше это доставляло ему чести. В этих делах люди
не со­блюдали никаких других законов, кроме законов чести, а именно они
воздерживались от жестокости, оставляя людям их жизнь и сельскохозяйственные
орудия. Как прежде маленькие семьи, так теперь города и королевства, являющиеся
большими родами (для собственной безопасности), расширяют свои владения под
всяческими предлогами: опасности, боязни завоеваний или помо­щи, которая может
быть оказана завоевателю. При этом они изо всех сил стараются подчинить и
ослабить своих соседей грубой силой и тайными махинациями, и, поскольку нет
других гарантий безопасности, они поступают вполне справедливо, и в веках их
деяния вспоминают со славой.

Что значит быть свободным человеком. Согласно этому
собственному и общеприня-

тому смыслу слова, свободный человек – тот, кому ничто не
препятствует делать желаемое, поскольку он по своим физическим и умственным
способностям в состоянии это сделать. Но если слово свобода применяется к
вещам, не являющимся телами, то это злоупотребление словом, ибо то, что не
обладает способностью движения, не может встречать препятствия. Поэтому когда
(к примеру) говорят, что дорога свободна, то имеется в виду свобода не дороги,
а тех людей, которые по ней беспрепятственно двигаются. А когда мы говорим
свободный дар, то понимаем под этим не свободу подарка, а свободу дарящего, не
принужден­ного к этому дарению каким-либо законом или договором. Точно так же
когда мы свободно говорим, то это свобода не голоса или произношения, а
человека, которого никакой закон не обя­зывает говорить иначе, чем он говорит.
Наконец, из употребления слов свобода воли можно делать заключение не о свободе
воли, желания или склонности, а лишь о свободе человека, которая состоит в том,
что он не встречает препятствий к соверше­нию того, к чему его влекут его воля,
желание или склон­ность.

Страх и свобода совместимы. Страх и свобода совместимы.
Например, если человек из страха, что корабль потонет, бросает свои вещи в
море, то он тем не менее делает это вполне добровольно и может воздержаться от
этого, если пожелает. Следовательно, это действие свободного человека. Точно
так же если человек платит свои долги, как это иногда бывает, только из боязни
тюрьмы, то и это действие свободного человека, ибо ничто не препятствует этому
человеку отказаться платить. Как общее правило, все действия, совер­шаемые
людьми в государствах из страха перед законом, явля­ются действиями, от которых
совершающие их имеют свободу воздержаться.

Свобода и необходимость совместимы. Свобода и необходимость
совместимы. Вода реки, например, имеет не только свободу, но и необходимость
течь по своему руслу. Такое же совмещение мы имеем в действиях, совершаемых
людьми добровольно. В самом деле, так как добровольные действия проистекают из
воли людей, то они проистекают из свободы, но так как всякий акт человеческой
воли, всякое желание и склонность проистекают из какой-нибудь причины, а эта
причина — из другой в непрерыв­ной цепи (первое звено которой находится в руках
бога— первейшей из всех причин), то они проистекают из необходимости. Таким
образом, всякому, кто мог бы видеть связь этих причин, была бы очевидна
необходимость всех произвольных человеческих действий. И поэтому бог, который
видит все и располагает всем, видит также, что, когда человек делает то, что он
хочет, его свобода сопровождается необходимостью делать не больше и не меньше
того, что желает бог. Ибо хотя люди могут делать многое, что бог не велел
делать и за что он поэтому не является ответственным, однако люди не могут
иметь ни страстей, ни расположения к чему-либо, причиной которых не была бы
воля божья. И если воля божья не обеспечила необходимости человеческой воли и,
следовательно, всего того, что от этой воли зависит, человеческая свобода
противоречила и препятствовала бы всемогуществу и свободе бога. Этим довольно
сказано (для нашей цели) о той естественной свободе, которая только одна
понимается под свободой в собственном смысле.

Гоббс Т. Левиафан//Избранные про­изведения: В 2 т. М., 1964.
Т. 2. С. 155, 157, 192—193, 232—233

Во-первых, я полагаю, что если человеку приходит на ум
совершить или не совершить известное действие и если у него нет времени
обдумать свое решение, то действие или воздержание от действия с необходимостью
следует из мысли, которую он имеет в настоящем о хороших или плохих
последствиях соответствующего поступка для него. Например, при внезапном гневе
действие следует за мыслью о мести, а при внезапном страхе — за мыслью о
необходимости скрыться. Таким же образом, когда человек имеет время обдумать
свое решение, но не обдумывает его, потому что ничто не заставляет этого
человека сомневаться в последствиях своего поступка, действие следует за его
мнением о пользе или вреде этих последствий. Такие действия, ваше сиятельство,
я называю добровольными, если только мной правильно понят тот, кто называет их
спонтанными. Я называю их добровольными, потому что действия, которые следуют
непосредственно за последним желанием, добровольны, а так как в данном случае имеется
лишь одно желание, то оно и является последним. Кроме того, я считаю разумным
наказывать человека за опрометчивые действия, что было бы несправедливо, если
бы эти действия не были добровольными. Ни об одном действии человека нельзя
сказать, что оно было совершено без обдумывания, сколь бы внезапно оно ни
произошло, так как предполагается, что в течение всей своей предшествующей
жизни этот человек имел достаточно времени, чтобы обдумать, должен ли он
совершать такого рода действия или нет. Вот почему человека, совершающего
убийство во внезапном порыве гнева, тем не менее справедливо присуждают к
смерти; ибо все то время, когда он был способен размышлять над тем, хорошо или
плохо убивать, следует считать непрерывным обдумыванием, и, следовательно,
убийство должно считаться происшедшим вслед­ствие выбора.

Во-вторых, я считаю, что, когда человек обдумывает, должен
ли он делать что-либо или нет, он думает лишь о том, лучше ли для него самого
совершить это действие или не совершить его. Размышлять же о действии — значит
представлять себе его последствия, как плохие, так и хорошие. Из этого следует,
что обдумывание есть не что иное, как попеременное представление хороших и
плохих последствий поступка или (что то же самое) последовательная смена
надежды и страха либо желания совершить и желания не совершить тот поступок,
над которым размышляет данный человек.

В-третьих, я полагаю, что при всяком обдумывании, т. е. при
всякой чередующейся последовательности противоположных желаний, последнее
желание и есть то, что мы называем волей; оно непосредственно предшествует
совершению действия или тому моменту, когда действие становится невозможным.
Все другие желания действовать или отказаться от действия, возникающие у
человека в ходе его размышлений, называются намерениями или склонностями, но не
волениями, ибо существует только одна воля, которая в данном случае может быть
названа последней волей, в то время как намерения часто меняются.

В-четвертых, я полагаю, что те действия, которые считаются
совершающимися вследствие размышления, должны считаться добровольными и
совершающимися в результате выбора; так что добровольное действие и действие,
происходящее в результате выбора, суть одно и то же. О человеке, действующем
добровольно, можно с равным основанием сказать как то, что он свободен, так и
то, что он еще не окончил своих размышлений.

В-пятых, я полагаю, что свободу можно правильно определить
следующим образом: свобода есть отсутствие всяких препятствий к действию,
поскольку они не содержатся в природе и во внутрен­них качествах действующего
субъекта. Так, мы говорим, что вода свободно течет, или обладает свободой течь,
по руслу реки, ибо в этом направлении для ее течения нет никаких препятствий;
но она не может свободно течь поперек русла реки, ибо берега препятствуют этому.
И хотя вода не может подниматься вверх, никто никогда не говорит, что у нее нет
свободы подниматься; можно говорить лишь о том, что она не обладает
способностью, или силой, подниматься, потому что в данном случае препятствие
заключается в самой природе воды и носит внутренний характер. Таким же образом
мы говорим, что связанный человек не обладает свободой ходить, потому что
препятствие заключается не в нем, а в его узах; но мы не говорим так о больном
или увечном, потому что препятствие заключается не в них самих.

В-шестых, я полагаю, что ничто не имеет начала в себе самом,
но все происходит в результате действия какого-либо другого непосредственно
внешнего агента. Следовательно, если у человека впервые является желание или
воля совершить какое-либо действие, совершать которое непосредственно перед
этим у него не было ни желания, ни воли, то причиной этого бывает не сама воля,
а что-либо иное, не находящееся в его распоряжении. Если, таким образом,
бесспорно, что воля есть необходимая причина добровольных действий, и если,
согласно сказанному, сама воля обусловлена другими, не зависящими от нее
вещами, то отсюда следует, что все добровольные действия обусловлены
необходимыми причинами и являются вынужденными.

В-седьмых, я считаю достаточной причиной ту, к которой не
нужно прибавлять что-либо, для того чтобы произвести действие. Она же есть и
необходимая причина. Ибо если достаточная причина может не произвести действия,
то она нуждается в чем-либо, чтобы произвести его, и, следовательно, является
недостаточной. Но если невозможно, чтобы достаточная причина не произвела
действия, то она является и необходимой причиной, ибо то, что не может не
произвести действия, с необходимостью производит его. Отсюда очевидно, что все,
что произведено, произведено с необходимостью; ибо все, что произведено, имеет
достаточную причину, в противном случае оно вообще не было бы произведено.
Отсюда следует, что доброволь­ные действия являются вынужденными.

И наконец, я полагаю, что обычное определение свободного
агента, согласно которому свободный агент есть тот, который при наличности всех
условий, необходимых для произведения действия, все же может не произвести его,
заключает в себе противоречие и является бессмыслицей. Ибо признать это— то же
самое, что сказать: причина может быть достаточной, т. е. необходимой, а
действие все же не последует.

Гоббс Т. О свободе и необходимости // Избранные
произведения: В 2 т. М., 1964. Т. I. С. 553—556

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ