НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРИМИРЕНИЕ И СОГЛАСИЕ :: vuzlib.su

НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРИМИРЕНИЕ И СОГЛАСИЕ :: vuzlib.su

6
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРИМИРЕНИЕ И СОГЛАСИЕ

.

НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРИМИРЕНИЕ И СОГЛАСИЕ

Национальное примирение — комплексный соци­ально-политический
и политико-психологический про­цесс, включающий широкий комплекс
разносторонних, прежде всего социально-политических мер, имеющих целью
прекращение внутринационального, внутригосу­дарственного или регионального
конфликта, умиротво­рение той или иной территории, достижение согла­сия между
конфликтующими сторонами, прежде всего прекращение боевых действий и
вооруженных акций противоборствующих сил, установление национально­го мира и
согласия.

На 41-ой сессии Генеральной ассамблеи ООН в 1988 г. политика национального примирения была официально признана «базовой моделью урегулиро­вания
внутринациональных и региональных кон­фликтов».

В политико-психологическом отношении наиболее значимы три
аспекта национального примирения. Во-первых, в стратегическом отношении это
один из наи­более очевидных путей материализации идей некон-фронтационного
политического мышления. Во-вторых, в реалистическом плане, это наиболее
конструктивный способ разблокирования целого ряда хронических внутр и национальных,
а также межнациональных и даже региональных конфликтов и, в целом, снижения
глобального противостояния в мире. В-третьих, нацио­нальное примирение — одна
из наиболее продуктивных возможностей развития социальных процессов в тех
странах, где начатые теми или иными силами пре­образования (к которым можно
отнести любую револю­цию, комплекс реформ и т. п.) столкнулись с непреодо­лимыми
сраз у трудностями.

Национальное согласие — широкое обобщающее понятие, в
общепринятом употреблении обозначаюшее, прежде всего, политико-психологические
резуль­таты и последствия эффективной и конструктивной общенациональной
внутренней политики (политики национального согласия) — состояние гармонично
взаимоотношений и успешного взаимодействия раз­личных национально-этнических,
социальных, поли-тических и др. сил обычно в пределах одного государ­ственного
образования; единство всей нации или различных групп, составляющих население
многона­ционального государства, по какому-либо жизненно важному вопросу: результат
успешного развития процессов, подразумеваемых политикой национального
примирения.

Национальное согласие как долгосрочное состоя­ние и основа развития
общности базируется на адек­ватной именно для данной общности, понятной и уст­раивающей
всех ее членов политике. Обычно она включает в себя постоянный поиск и
достижение взаи­моприемлемых компромиссов в вопросах целеустрем­ленного
сбалансированного развития государственно-территориального образования, которое
удовлетворяло бы стратегические и, в определенных пределах, так­тические
интересы всех существующих в пределах этого образования групп. Такая политика
также пре­дусматривает наличие специальных механизмов пере­говорного характера
(обычно встроенных в механиз­мы осуществления власти), обеспечивающих мирное
урегулирование возникающих конфликтов и противо­речий на демократической
основе.

Национальное согласие как единовременное со­стояние единства
по какому-либо одному вопросу функционирования территориально-государственно­го
образования обычно представляет собой реакцию массового сознания и подавляющего
большинства со­циально-политических сил страны на такие политиче­ские решения
или действия, которые удовлетворяют большинство сложившихся в общности
интересов и представлений о возможности разрешения данного рода проблем.
Примером достижения национального согласия такого рода можно считать
заключенный в 1989 г. всеми политическими силами Туниса «Нацио­нальный пакт
ради примирения и согласия», в разра­ботке которого участвовали и психологи, а
содержа­ние которого сводилось к соглашению относительно перспективных
направлений развития государства и общества после отстранения от власти
прежнего президента Бургибы, что получило одобрение со стороны широких масс
населения.

Способами выявления и достижения национально­го согласия в
таких ситуациях обычно являются «круглые столы» с участием максимально широкого
крута политических партий и движений, представляющих подавляющее большинство
членов общества. Пример такого рода — «круглый стол» ПОРП и оппозиционных ей
сил, состоявшийся в 1989 г. в Польше. Он привел к достижению согласия в
отношении перехода к новым формам социально-экономического и политического устройства
жизни.

Сюда же относятся специальные процедуры типа
общенациональных референдумов по тем или иным жизненно важным вопросам —
например, проведенный в 1986 г. в Испании референдум по вопросу сохранения
членства страны в НАТО и осуществлении политики нейтралитета. Сюда же относятся
общенациональные плебисциты в виде опросов населения (например, про­водившиеся
в 1991 г. в ряде республик СССР опросы об отношении населения к
самостоятельности и неза­висимости данных территориально-государственных
образований). Сюда же — существующие в ряде стран традиции «общенародного
обсуждения» тех или иных жизненно важных проблем или документов программ­ного
для развития общества характера,

Национальное согласие как следствие развития процессов
национального примирения представляет собой, прежде всего, психологическую
демилитариза­цию массового сознания, согласие всех основных групп и слоев
общества в отношении необходимости решения существующих спорных вопросов мирным
путем и го­товности к быстрому прекращению вооруженных кон­фликтов. Такое национальное
согласие является плат­формой для установления общенационального мира и
выражает собой широкий предварительный консенсус взглядов, позиций и точек
зрения, исключающий лишь эаведомо «непримиримые» направления. Такого рода национальное
согласие, например, было достигнуто в ходе серии «неформальных встреч»
представителей «основных кхмерских сторон» — внутриполитических сил Кампучии,
вставших, при всех многочисленных различиях и противоречиях своих взглядов, на
путь поли­тики национального примирения, однако исключивших из числа возможных
партнеров представителей наиболее экстремистской группировки Пол Пота — Йенг
Сари, ответственной за допущенный в период своего правления геноцид в стране.

Национальное согласие в контексте политики на­ционального
примирения связано как с начальными этапами этой политики — согласием в
отношении не­обходимости достижения примирения, так и с этапами ее
осуществления. Национальное согласие является не­обходимым фоном развития и
углубления примиренче­ских процессов. Тем более оно связано с конечными ре­зультатами
такой политики — согласием в отношении форм и перспектив мирного,
бесконфликтного функ­ционирования национально-территориального образо­вания. В
стратегическом выражении, весь процесс национального примирения выступает как
процесс вы­работки и поэтапного претворения в жизнь политиче­ской психологии
национального согласия. В этом отно­шении следует иметь в виду, что помимо
«нулевых вариантов» национального согласия, в которых процесс достижения
согласия развивается «с нуля», с момента полного рассогласования интересов в
общенациональ­ных масштабах и начальных этапов национального примирения, возможен
и иной, более продуктивный превентивный вариант. Так, превентивное стратегиче­ское
национальное согласие в Уругвае в 1989 г. было установлено в связи с серьезнейшей проблемой, но по весьма конкретному вопросу. В результате призывов (и
соответствующих политических действий) нового президента страны Сангинетти,
демократически из­бранного после долгой цепочки военных диктатур, к
«национальному примирению» и «забвению прошло­го», в ходе общенационального
референдума стране предстояло решить вопрос о том, амнистировать ли тех лиц,
которые были замешаны в осуществлении репрес­сий в период диктатуры, Общество
стояло на грани раскола, который мог привести к непредсказуемым по­следствиям.
Призывы к национальному согласию ради будущего страны, сохранению единства и
консолида­ции всех сил на конструктивном созидательном разви­тии возымели
действие: в ходе референдума победила сдержанная, примиренческая линия.

NB

Национально-этнические группы — это большие группы,
включающие тысячи и миллионы людей, связан­ных общими внешними и внутренними,
психологическими чертами. Идя от простого к сложному, это род и племя, народ и
нация, раса и этнос. Принадлежность людей к этим группам и формирует
национально-этническую психологию. Национально-этническая пси­хология
представляет единство двух основных факторов: более иррационального
национального характера и более рационального национального сознания. По
структуре, это сложное двухуровневое образование. В совокупности,
иррациональный и рациональный факторы формируют психический склад нации в це­лом.
Особую роль в национально-этнической психо­логии играет национальное самосознание.

Национальный характер — совокупность устойчи­вых,
характерных для общности особенностей вос­приятия окружающего мира и форм
реакций на него. Национальный характер представляет собой определенную
совокупность эмоционально-чувственных проявлений, выражаясь в первую очередь в
эмоциях, чувствах и настроениях — в предсознательных, во многом иррациональных
способах эмоционально-чувственного освоения мира, а также в скорости и ин­тенсивности
реакций на происходящие события. Корни национального характера — устойчивые пси­хофизиологические
и биологические особенности функционирования человеческих организмов, опре­деляющие
реактивность центральной нервной систе­мы и скорость протекания нервных
процессов. Эти факторы связаны с физическими (прежде всего, климатическими)
условиями среды обитания националь­но-этнической группы. Общий национальный
харак­тер — следствие, психическое отражение общности физической территории, на
которой проживает груп­па. В структуре национального характера выделяют­ся
темперамент, эмоции, чувства и предрассудки.

Национальное сознание — совокупность социаль­ных,
политических, экономических, нравственных, эстетических, философских, религиозных
и иных взглядов, характеризующих содержание, уровень и особенности духовного
развития группы. Значитель­но более рационально по сравнению с национальным
характером, хотя до конца рационализируется толь­ко в теоретических формах.
Выступает в качестве «рациональной надстройки» над национальным харак­тером, в
виде «верхнего этажа» психического склада нации. Включает отношение группы к
ценностям об­щества, отражает процесс ее исторического развития. В число
элементов национального сознания включа-ются осознанное отношение к
национальным ценностям; способность к их умножению; осознание необ­ходимости
сплочения ради национальных интересов. Обыденное национальное сознание — низший
уровень национального сознания, многослойное и про­тиворечивое,
инерционно-консервативное и, одно­временно, постоянно изменяющееся образование.
Синтез природно-биологического и социального опы­та поколений, продукт
социализации национального характера. Структурно, включает три слоя: 1) повсе­дневные
потребности, бытовые интересы, ценности и установки, 2) стереотипные
представления, про­стейшие нормы и элементарные образцы поведения, а также
обычаи и традиции, 3) эмоциональные эле­менты и детерминированные ими формы
выражения в образах, звуках, красках. Динамичность обыден­ного национального
сознания обеспечена постоянно меняющимися потребностями и связанными с ними
настроениями. Устойчивость связана с установками и национально-этническими
стереотипами, обычая­ми и традициями. Распространенность обыденного сознания
связана с его заразительностью и «бытовой убедительностью» его аргументов.
Механизмы распространения: массовое внушение, феномены груп­пового давления и
конформизма, психология перено­са индивидуальных проблем на проблемы общности,
а также потребность людей в идентификации себя с большой группой. Теоретическое
национальное сознание — кристалли­зованное, научно оформленное, социально и
полити­чески ориентированное обобщение избранных эле­ментов обыденного
национального сознания. Это идеология национально-этнической группы.

Национальное самосознание — совокупность взгля­дов и оценок,
мнений и отношений, выражающих содержание, уровень и особенности представлении
индивидов — членов общности о своей истории, со­временном состоянии и будущих
перспективах, а также о месте среди других общностей. Включает рациональные и
эмоциональные компоненты. Ядро национального сознания, стержень оценочных от­ношений
и рационально-ценностных представлении, необходимых для самоопределения
человека. Генезис национального самосознания связан с формированием и
укоренением в психике антитезы «мы» и «они». Осознание себя как члена группы,
целостности («мы») строится через противопоставле­ние представителям иной
группы, неким «они». Основу антитезы «мы» — «они» обычно составляют один или
несколько наиболее ярко выраженных внешних признаков, характерных для «них» в
отли­чие от «нас». «Им» приписываются все возможные негативные, «нам» — все
возможные позитивные качества.

В политико-психологическом развитии современно­го
человечества можно проследить две противо­положные тенденции. С одной стороны,
это более яркое, и потому заметное, хотя менее массовое обо­стрение
национально-этнических проблем. С другой стороны, скрытое, незаметное, но
массовое посте­пенное движение к глобализации. В истоках нацио­нально-этнических
конфликтов лежит ослабление прежних социальных связей, приводящее к реанима­ции
«спрятанных» в психике механизмов сплочения более глубинных общностей —
например, распад классовых государств Восточной Европы на рубеже 80-90-х гг.
привел к всплескам национального само­сознания. В перспективе, это будет
скомпенсирова­но ростом интернациональных или транснациональ­ных связей между
людьми, преодолением внешней противоположности этих связей и появлением новых
наднациональных общностей. Интернациональное единство (скажем, пролетариата)
или транснациональные интересы (допустим, промышленных компа­ний) — две стороны
одной медали, психологически неразделимой. Хотя для осознания этого большинст­вом
человечества еще должно пройти немалое историческое время.

Для семинаров и рвфератов

Нефедова И.К. Проблемы национальной психоло­гии. — М., 1988.

Ольшанский Д.В. Польша: массовые настроения на этапе
национального примирения. — М., 1989.

Ольшанский Д.В. Национальное примирение: Мето­дологические и
теоретические аспекты мирового опыта. — М., 1991.

Поршнев Б.ф. Социальная психология и история. — М., 1966.

Социальная психология. — М., 1975.

Deutsch K.W. Tides among nations. —- N.Y., 1979.

Mead М., Metraux R. Aspects of the present. — N.Y., 1980.

Pye L. Politics, Personality and Nation-Building. — New
Haven, 1962.

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ