А.Г. Костинская. ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРУППОВОГО ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С РИСКОМ :: vuzlib.su

А.Г. Костинская. ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРУППОВОГО ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С РИСКОМ :: vuzlib.su

5
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


А.Г. Костинская. ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРУППОВОГО ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ,
СВЯЗАННЫХ С РИСКОМ

.

А.Г. Костинская. ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРУППОВОГО ПРИНЯТИЯ
РЕШЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С РИСКОМ

<...> Одним из основных вопросов в данном направлении
иссле-дований является влияние групповой дискуссии на характер прини-маемых
решений. То, что групповая дискуссия — эффективное сред-ство изменения мнений и
поведения ее участников, было установле-но еще в работах под руководством К.
Левина. Но лишь недавно было замечено, что направление этого изменения носит
достаточно систе-матический характер и дискуссия, как правило, ведет к повышению
экстремальности принимаемых решений (усилению первоначальных индивидуальных
предпочтений).

Впервые этот факт был отмечен Дж. Стоунером, когда он
неожи-данно для себя обнаружил, что групповое решение оказалось более
рискованным по сравнению со средним от индивидуальных решений, принятых до
проведения групповой дискуссии. Это явление получило название «сдвига к риску»
(risky shift) и впоследствии было много-кратно проверено при помощи различных
методик.

Среди множества вариантов процедуры эксперимента можно
вы-делить три типа и соответственно три вида получаемых «сдвигов к риску».

Первый тип. Начальные индивидуальные решения относительно
предложенной проблемы, связанной с риском, сравниваются с ре-шениями,
согласованными и принятыми в этой же группе после дис-куссии (первичные
индивидуальные решения — согласованное групповое). В целом согласованные
решения рискованнее начальных инди-видуальных.

Второй тип. Испытуемых после вынесения согласованного
реше-ния просят дать окончательные индивидуальные решения (первич-ные
индивидуальные — согласованное групповое — вторичные инди-видуальные решения).
В этом случае вторичные индивидуальные ре-шения в целом рискованнее, чем
первоначальные.

Третий тип. Испытуемым после вынесения начальных
ин-дивидуальных решений предлагают провести дискуссию без обяза-тельного
условия вынесения согласованного решения, а затем по-вторно принять
индивидуальные решения (первичные индивидуаль-ные решения — дискуссия без
обязательного согласования — вторичные индивидуальные решения). Значения
вторичных решений в целом рискованнее, чем значения первоначальных
индивидуальных решений. <...>

Методики, применявшиеся в исследованиях группового принятия
решений, связанных с риском, можно разделить на три основные категории. К
первой, наиболее распространенной, относятся прожек-тивные методики,
использующие набор гипотетических ситуаций и получившие название опросника
выбора из дилемм (choisedillemas questionary, CDQ). Вторую категорию
представляют методики, осно-ванные на реальном для испытуемых риске в
лабораторном экспери-менте, например риске потери денег в случае неудачи. И
наконец, к третьей категории методик можно отнести полевые эксперименты.

Опросник выбора из дилемм был разработан М. Уоллэчем и Н.
Коганом в 1959 г. для исследования различий в рискованности. В 1961 г. Дж. Стоунер приспособил эту методику для исследования группового принятия риска. В
эксперимент была введена групповая дискуссия, в процессе которой испытуемые
должны были принять совместное ре-шение. Опросник состоял из 12 проблемных
ситуаций. В каждой ди-лемме испытуемым предлагалось выбрать либо
привлекательную и более рискованную альтернативу, либо менее привлекательную,
но беспро-игрышную.

В случае выбора рискованной альтернативы испытуемых просили
указать, с какой наименьшей вероятностью принятие такого реше-ния является
приемлемым.

Было показано, что не все ситуации вызывали одинаковый сдвиг
к риску. Так, при обсуждении пунктов опросника, связанных с опас-ностью для
здоровья или для жизни, стабильно наблюдался сдвиг к осторожности.

В некоторых исследованиях модифицировалось указание, с кем
дол-жен идентифицировать себя испытуемый или группа (кому давать со-вет в
проблемной ситуации). В первоначальном варианте инструкции, разработанной М.
Уоллэчем и Н. Коганом, испытуемому или группе надо было дать совет персонажу
гипотетической ситуации. Г. Левинджер и Д. Шнайдер предложили испытуемым
указать: как бы ответили они сами, как бы ответили другие члены группы, какой
ответ, по мнению испытуемых, наиболее желательный. Оказалось, что наиболее
жела-тельные ответы являются самыми рискованными, ответы других лиц, по мнению
испытуемых, должны были быть осторожнее, чем их соб-ственные. Дж. Рэбоу с
соавторами обнаружил, что, заменив аноним-ное лицо словами «ваш брат» или «ваш
отец», обычно описывающи-еся в методике, можно получить сдвиг к осторожности, а
не к риску.

Среди методик, основанных на реальном риске в лабораторном
эк-сперименте, наиболее значимый сдвиг к риску был получен при ис-пользовании
методики решения задач, ранее предлагавшихся на экза-менах в колледжах. Она
заключалась в следующем. Испытуемым, студен-там старших курсов, предлагался ряд
задач, которые составлялись по пяти разделам: математические задачи, нахождение
антонимов, анало-гий, специальных отношений и дополнения предложений. Задания
под-разделялись на 4 уровня трудности: те, с которыми не могли справиться
соответственно 10, 35, 60 и 85% экзаменующихся. Оплата за успешное выполнение
зависела от степени трудности выбранного задания.

В первой части эксперимента испытуемые индивидуально решали
задачи, как им говорилось, для «тренировки», не получая денежного
вознаграждения. На втором этапе эксперимента они приступали к решению с
денежной оплатой при наличии одного из следующих условий.

1. Все члены группы в ходе дискуссии выбирали определенный
уровень трудности задачи, а затем каждый решал задачу этой трудно-сти и
индивидуально получал вознаграждение.

2. Выбирал трудность и решал задачи один из членов группы,
оп-ределявшийся по жребию, а вознаграждение получали все.

3. Выбор трудности осуществлялся группой до того, как
станови-лось известно, кто будет решать задачу.

4. Ответственный выбирался не по жребию, а по соглашению
парт-неров.

5. Контрольные условия: испытуемые продолжали работать
инди-видуально.

Следует отметить, что само решение задач при всех условиях
осу-ществлялось индивидуально.

К категории методик, включающих реальный риск в лаборатории,
относится методика, по которой индивиды подвергаются риску полу-чить болевое
раздражение в случае неудачи, а также методика, ис-пользующая ситуацию
группового пари. В этом случае в специальных книжечках указывались вероятности
выигрыша при данной ставке и плата за выигрыш по каждой ставке. Испытуемые
отмечали индивиду-ально или по групповому соглашению желаемую ставку, а затем на
колесе рулетки определялись действительные выигрыши. Эта методи-ка
воспроизводит ситуацию при азартной игре.

Р. Зайонц с сотрудниками для изучения группового принятия
риска разработал аппаратурную методику, основанную на риске потери денег.
Испытуемые в течение интервала в 7 с должны были предсказать инди-видуально и в
группе, какая из двух лампочек, расположенных на табло перед ними, загорится.
Если они угадывали правильно, то получали соответствующую плату. Одна из
лампочек загоралась с меньшей веро-ятностью, но за правильное предсказание,
касающееся этой лампочки, назначалось большее денежное вознаграждение. Таким
образом, и в дан-ной методике был выдержан принцип более рискованной и более
при-влекательной альтернативы. Сдвиг, вызванный групповым принятием решения,
изучался также в условиях полевого эксперимента. Объектом изучения были игроки,
заключающие пари на скачках индивидуально и в процессе групповой дискуссии,
судьи, делающие выбор между под-держанием административных распоряжений и
отказом от них, признанием их незаконности (рискованная альтернатива).

Следует отметить, что результаты, полученные при
использовании вышеописанных методик, не идентичны. Наиболее устойчивый сдвиг к
риску был получен в исследованиях, проводимых на материале про-жективного
опросника выбора из дилемм.

<...> К. Маккензи на основании ряда работ
предполагает, что фе-номен сдвига к риску частично относится к природе
опросника М. Уоллэча и Н. Когана. По мере увеличения реальности риска сдвиг к
риску уменьшается, становится менее значимым, часто сменяясь сдви-гом к
осторожности или экстремизации суждений.

Среди условий, влияющих на феномен сдвига к риску,
ис-следовался характер обмена информацией (наличие или отсутствие групповой
дискуссии, ее продолжительность), однородность и вели-чина группы и др.

Ряд авторов отбрасывали условие групповой дискуссии,
обя-зательное для рассмотренных выше исследований. При сравнении дан-ных,
полученных в условиях групповой дискуссии и без нее, было показано, что
обсуждение дает наибольший сдвиг к риску или, как было установлено позднее, —
сдвиг к экстремальности.

В условиях ограниченного невербального обмена информацией
(обмен зафиксированными на бумаге решениями с другими членами группы) сдвиг к
риску либо не был получен вовсе, либо обнаружен, но меньший, чем в условиях
групповой дискуссии.

В условиях неограниченного получения информации без
непос-редственного участия в групповой дискуссии (прослушивание магни-тофонной
записи или прослушивание дискуссии за перегородкой) отмечался сдвиг к риску больший,
чем в условиях ограниченного об-мена информацией, но все же меньший, чем в
случае групповой. Од-нако Л. Лэмм показал, что испытуемые, которые одновременно
на-блюдали и слушали дискуссию, показывали такой же сдвиг к риску, как и при
условии участия в дискуссии. Н. Белл и Б. Джемисон обнаружили статистически
значимый сдвиг к риску в трех условиях: публичном (в присутствии других членов
группы) прослушивании записанной на магнитофон дискуссии, ин-дивидуальном
прослушивании дискуссии и публичной дискуссии. Причем максимальный сдвиг к
риску наблюдался в последнем слу-чае, а наименьший — при публичном
прослушивании.

Одним из условий, влияющих на возникновение сдвига к риску,
является продолжительность дискуссии. Ч. Бениет с соавторами уста-новил, что
группы, дискутировавшие в течение 3— 5 мин и без огра-ничения времени,
показывали сдвиг к риску, 9-минутный период дискуссии не приводил к появлению
сдвига к риску.

При изучении влияния состава групп на феномен сдвига к риску
рассматривались такие факторы, как гомогенность и гетерогенность группы в
зависимости от склонности к риску. Сравнивая сдвиг к рис-ку в группах,
образованных из испытуемых с гомогенными и гетеро-генными предпочтениями риска,
Г. Хойт и Дж. Стоунер обнаружили значительный сдвиг к риску в гомогенных
группах. Однако по величи-не он не отличался от сдвига, полученного в
предшествующих иссле-дованиях, в которых группы были сформированы случайно и,
следо-вательно, скорее были гетерогенными. Н. Видмар, обнаружив сдвиг к риску в
гомогенных группах, показал, что в гетерогенных группах сдвиг к риску более
значительный. Е. Виллемс и Р. Кларк обнаружили . статистически значимый сдвиг к
риску в гетерогенных группах в усло-виях дискуссии и при обмене информацией, в
то время как в гомо-генных группах и в том и в другом случае не наблюдалось
никакого сдвига вообще. Авторы заключили, что разница мнений в группе яв-ляется
необходимым условием сдвига к риску.

На величину сдвига к риску оказывает влияние также и
численность группы. А. Тиджер и Д. Пруит установили, что для групп из 3—5
человек минимальный сдвиг к риску наблюдается в группе из трех человек, средний
— в группе из четырех и наибольший — в группе из пяти.

По данным Беннета с соавторами, только группы из четырех
чле-нов, обсуждающие каждую проблему в течение 3 мин, демонстриро-вали сдвиг к
риску, в то время как в группах из восьми человек сдвиг к риску не был
обнаружен. Таким образом, оптимальной для появле-ния сдвига к риску является
группа из четырех-пяти человек. В группах из трех членов наблюдается меньший
сдвиг к риску, а группы из восьми человек не проявляют значимой тенденции к
сдвигу. Было также по-казано, что в группах, состоящих из мужчин, наблюдается
несколько больший сдвиг к риску, чем в женских группах.

Обобщая результаты исследований, полученных с помощью
ме-тодики выбора из дилемм, Р.Кларк выделил следующие устоявшиеся эмпирические
данные:

1. Систематический сдвиг к риску.

2. Конвергенция предпочтений риска.

3. Эффект «потолка» (большинство окончательных групповых или
индивидуальных предпочтений риска в среднем не превышает пред-почтений наиболее
рискующих в первоначальном выборе членов).

4. Преобладание в дискуссии высказываний в пользу риска. На
ос-новании анализа литературы К. Кастор выделил необходимые условия для
возникновения сдвига к риску:

1) индивидуальное решение;

2) релевантная содержанию групповая дискуссия;

3) инструкция, содержащая слова: «выберите наименьшую
веро-ятность»;

4) последовательность «индивид—группа»;

5) гетерогенность группы.

<...> На основании анализа эмпирических данных была
выделена общая закономерность, прослеживающаяся при использовании раз-личных
методик: группы после дискуссии изменяют свои суждения в том направлении, к
которому были первоначально склонны их чле-ны, т.е. дискуссия усиливает,
экстремизирует первоначальные инди-видуальные предпочтения.

Такая экстремизация суждений в процессе коллективного
приня-тия решений обычно обозначается термином «групповая поляриза-ция».
Согласно экспериментальным данным, чем более экстремально начальное значение
выбора, тем больше вероятность, что первона-чальное отклонение приведет к
дальнейшей поляризации. В том слу-чае, если первоначальные значения выборов в
группе незначительно отклоняются в сторону риска или осторожности, величина
сдвига после групповой дискуссии значительно меньше.

Явление групповой поляризации противопоставляется
конформиз-му, конвергенции мнений и суждений членов группы. С. Московиси и М.
Заваллони выделили условия, при которых результатом групповой дискуссии
является конвергенция, а не поляризация мнений. Для этого необходимо: а)
равенство в статусе и влиятельности членов, б) малая значимость объекта
обсуждения для членов группы, в) отсутствие чув-ства ответственности членов
группы за занимаемые позиции.

Следует отметить, что при групповой поляризации сдвиг к
риску и сдвиг к осторожности не симметричны, а существует определенная
тенденция в пользу риска. Она выражается в сравнительной легкости получения
сдвига к риску по сравнению со сдвигом к осторожности и, кроме того, в том, что
сдвиг к осторожности редко бывает такой же величины, как сдвиг к риску. Этим
можно объяснить тот факт, что акцент в предшествующих исследованиях ставился
именно на сдвиге к риску, хотя, как показано, он является лишь частным случаем
груп-повой поляризации или «общего сдвига в выборе». <...>

Для объяснения феномена сдвига к риску был предложен ряд
ги-потез. Первой из них была гипотеза распределения (диффузии)
ответ-ственности. В первом ее варианте предполагалось, что принятие группой
более рискованного решения, чем индивидуально каждым, — ре-зультат
распространения или распределения ответственности между членами, осознания
испытуемыми того факта, что, когда другие при-влечены к решению, неудача
переносится легче. Групповое принятие решения рассматривалось как главный
фактор, усиливающий риск. Даже ответственность, сама по себе приводящая к
осторожности, в условиях группового принятия решения ведет к усилению риска.

Однако эта гипотеза была отвергнута этими же авторами в
связи с открытым ими феноменом сдвига к риску в условиях дискуссии, не
приводящей к соглашению и, следовательно, не имеющей результа-том групповое
решение. В качестве решающего фактора, вызывающе-го сдвиг к риску, было
выдвинуто влияние групповой дискуссии.

Согласно этой гипотезе, участие в групповой дискуссии
создает аффективные связи, благодаря которым каждый член группы чув-ствует
меньше личной вины в случае возможной неудачи вследствие его выбора. Сознание
того, что другие несут долю ответственности за возможный неуспешный результат,
позволяет членам занимать более рискованные позиции.

Гипотеза распределения ответственности была подвергнута
кри-тике со стороны американских социальных психологов. Р.Кларк выде-лил
наиболее уязвимые места этой гипотезы. Во-первых, дискуссия не является
необходимостью для возникновения риска. Во-вторых, гипотеза не объясняет
противоположный сдвиг. В-третьих, она не со-гласуется с тем, что более высокий
первоначальный индивидуальный уровень риска при выборе сопровождается более
значительным сдви-гом к риску в группе. В-четвертых, гипотеза не объясняет,
каким об-разом достижение эмоциональных связей испытуемых делает их ме-нее
восприимчивыми к возможным отрицательным последствиям. Р.Кларк заключает, что,
по его мнению, скорее обмен соответствую-щей информацией, а не развитие
эмоциональных связей ведет к воз-никновению сдвига к риску.

Наибольшее признание получили гипотезы, использующие для
объяснения рассматриваемого явления понятие ценности. Первона-чально связь
этого явления с культурными ценностями была отмече-на Р. Брауном, который интерпретировал
сдвиг к риску следующим образом. Предполагается, что в обществе существуют
представления о том, что в некоторых ситуациях стоит рискнуть ради желаемого
ре-зультата, т.е. риск в этом случае является ценностью. Кроме того, каж-дый
считает себя способным на риск по крайней мере не менее, чем другие. Когда же в
ходе дискуссии обнаруживается, что другие риску-ют ничуть не меньше, а то и
больше, индивид пересматривает свое решение с тем, чтобы сохранять свою позицию
по отношению к цен-ностному стандарту.

Существенной модификацией гипотезы является
конфликтно-ком-промиссная модель, предложенная Левинджером и Шнайдером. В ней
постулируется, что принятое решение всегда есть компромисс между идеальным
способом поведения и тем, который отвечает «реальнос-ти». Представления об
идеальном способе поведения формируются исходя из общепринятых ценностей, а
представления о реалистичес-ком образе действий складываются из наблюдений за
поведением дру-гих людей. Далее, как и в гипотезе Брауна, утверждается, что
индивид склонен рассматривать себя ближе к идеалу по сравнению со своими
сверстниками и коллегами. В ходе обмена мнениями выясняется, что «реальность»
несколько ближе к идеалу, чем предполагалось первона-чально, и, восстанавливая
свою позицию, индивид демонстрирует сдвиг в сторону идеального способа
поведения. Авторы получили в ходе исследования данные, косвенным образом
подтверждающие адек-ватность их модели. Опрос показал, что в ситуациях, которые
ведут к рискованному сдвигу, идеальный способ поведения более рискован, чем
«реалистичный»; ситуации дилемм, постоянно вызывающих сдвиг в сторону
осторожности, имеют обратное соотношение — идеальный способ поведения менее
рискован. Г. Шредер получил более прямые доказательства релевантности
конфликтно-компромиссной модели. После опроса была проведена обычная
экспериментальная процеду-ра: индивидуальное решение — решение группы —
повторное инди-видуальное решение. Было обнаружено, что только те лица, которые
считали себя ближе к идеалу, проявили тенденцию к сдвигу.

И в гипотезе Брауна, и в модели Левинджера — Шнайдера
функция групповой дискуссии сводится к обеспечению возможности обмена
информацией о выборе других. Но это не позволяет объяснить того фак-та, что
один лишь обмен информацией о позициях других лиц либо совсем не приводит к
сдвигу, либо наблюдаемый в этих условиях сдвиг существенно меньше того, который
вызывается дискуссией.

Другой вариант ценностной интерпретации сдвига, предложенный
А. Винокуром, делает акцент на характере возникающей в ходе дис-куссии аргументации.
Согласно этой гипотезе, предполагается, что при обсуждении проблем
преобладающей будет та аргументация, ко-торая отвечает ценностным стандартам, а
изменение в решениях вы-зывается аргументацией в пользу способа поведения,
который лучше согласуется с ценностями общества.

Еще одним вариантом объяснения сдвига к риску является
гипотеза лидерства, согласно которой наиболее склонные к риску члены группы
бывают одновременно самыми влиятельными. Сдвиг к риску объясняет-ся влиянием
рискующих лидеров. Как отмечают Г. Хойт и Дж. Стоунер, гипотеза рискующего
лидера имеет два главных компонента. Во-пер-вых, существуют рискующие и
осторожные индивиды (склонность к риску как черта личности). Во-вторых,
рискующие индивиды более склон-ны влиять на других, таким образом, рискующие
индивиды — лидеры, а осторожные индивиды — ведомые. Это положение находится в
про-тиворечии с ситуационной концепцией лидерства. Г. Хойт и Дж. Стоунер
показали, что индивид, первоначальная позиция которого ближе к окончательному
групповому решению, вероятно, кажется более влиятельным, даже если группа
соглашалась с ним по независимым от него причинам.

В русле гипотезы лидерства — исследования И.Рима. Его подход
состоял в установлении корреляций между определенными личност-ными параметрами
(шкалами потребности достижения, интраверсии — экстраверсии, консерватизма —
радикализма, чувствительности тон-кой и грубой) и показателем принятия риска по
проблемам Уоллэ-ча—Когана. Рим обнаружил связь между этими личностными
свой-ствами и границами, в которых индивиды меняют свои личностные предпочтения
в процессе групповой дискуссии.

Гипотеза лидерства проходила проверку в экспериментах с
гомо-генными и гетерогенными группами. Предполагалось, что в случае
достоверности этой гипотезы гомогенная группа, лишенная относи-тельно более
рискующих и соответственно более влиятельных членов, не должна показывать
сдвига к риску. Хойт и Стоунер, как отмечалось выше, обнаружили в гомогенных
группах такой же сдвиг к риску, как и в гетерогенных. На этом основании ими был
сделан вывод о несос-тоятельности гипотезы лидерства.

В то же время Виллемс и Кларк не обнаружили сдвига к риску в
гомогенных группах, подобранных более тщательно, чем в предыду-щих
исследованиях. Однако авторы связали полученные результаты не с гипотезой лидерства,
а вариантом гипотезы «риска как ценности». В настоящее время гипотеза лидерства
не пользуется популярностью.

Согласно гипотезе ознакомления, сдвиг к риску не является
ре-зультатом взаимодействия членов, а рассматривается как псевдогруп-повой эффект.
В исследованиях Н. Бейтесона, Д. Флэндерса и Д. Зистн-свэйта было показано, что
сдвиг к риску может наблюдаться без вза-имодействия. По мнению этих авторов,
для получения сдвига к риску достаточно ознакомиться с заданием или дилеммой.
Когда испытуе-мого вынуждают принять решение, он занимает осторожную пози-цию.
По мере ознакомления с ситуацией его первоначальная осто-рожность уменьшается,
что позволяет ему принять более рискованное решение.

Впоследствии предпринимались попытки воспроизведения
пер-воначально полученных данных, однако все они потерпели неудачу. Поскольку
большинство данных говорит против этой гипотезы, нет оснований считать сдвиг к
риску псевдогрупповым эффектом.

Все имеющиеся объяснительные гипотезы А. Винокур
клас-сифицировал в соответствии с теми процессами, которые считаются лежащими в
основе сдвига к риску. Были выделены четыре категории: аффективные,
когнитивные, интеракционные и статистические.

К аффективным относятся гипотезы распределения
ответ-ственности, согласно которым изменения в решении происходят за счет
влияния специфической обстановки, в которой происходит ре-шение (при групповом
или в присутствии других).

В число когнитивных входит ценностная гипотеза (влияние
аргу-ментов в процессе дискуссии) и гипотеза рациональности (группа имеет
больше возможности, чем индивид, извлекать информацию о вероятности и
полезности исходов). Эти гипотезы предполагают, что изменение решения
происходит вследствие изменения суждений ин-дивида об относительной полезности
и вероятности осуществления того или иного исхода.

К гипотезам взаимодействия относится теория рискующего
лиде-ра, согласно которой большее влияние, оказываемое некоторыми членами, —
функция той или иной экстремальной позиции, которую они занимают.

В соответствии со статистическими гипотезами сдвиг к риску и
к осторожности является артефактом. Существующие статистические мо-дели, в
частности модель правила большинства, предполагают сдвиг к риску при
положительном смещении (рискующем большинстве), сдвиг к осторожности — при
негативном (осторожном большинстве). <...>

.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ