Два полюса Рисорджименто :: vuzlib.su

Два полюса Рисорджименто :: vuzlib.su

18
0

ТЕКСТЫ КНИГ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ АВТОРАМ И РАЗМЕЩЕНЫ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ


Два полюса Рисорджименто

В период
наполеоновского господства во многих местах Италии возникали группы
революционеров, мечтавшие установить республиканский строй на широкой народной
основе. Будущую Италию они видели прежде всего единой и, безусловно,
демократической. По мере того как обнажились имперские планы могущественного
соседа, их положение, однако, становилось все более двусмысленным. Наполеон
стал оккупантом, а они ощущали себя как бы пособниками захватчиков. Больше того,
якобинцы, появившиеся на итальянской почве, получали отпор со стороны
французов. Когда в Турине они решили прорываться к Суперге, чтобы вышвырнуть
отсюда останки савойцев, именно наполеоновские войска встали на их пути.

Реставрация
все поставила на свои места. Левые фракции общества в условиях реакции, как
отмечает Прокаччи, «не могли не вылиться в типичные для эпохи секретные
общества и секты». На севере действовали «адельфы» и
«филадельфы» *. В 1818 г. в Алессандрии они слились в «общество
высокодостойных мастеров», во главе которого стал Филиппа Буонаротти,
отдаленный потомок великого Микеланджело. На юге еще в 1808 г. возникла организация карбонариев. В Папском государстве действовало секретное общество
«гвельфия». Все они строились на принципах масонского общества, что
делало эти секты весьма уязвимыми для различных проникновений и питало в низах
самые отчаянные иллюзии относительно способности верхов поддержать их
конституционные чаяния.

Революционность
этих обществ сходила на нет по мере повышения градуса «посвящения», а
высшие этажи масонства, хотя и подкармливали секты, преследовали умеренные
цели. В ряде случаев они были не прочь использовать эти движения для своих
целей.

Объединительные
идеалы служили высшим классам главным образом для прикрытия сугубо
династических интересов. Это особенно ярко проявлялось у савойской монархии,
которая в 1820г. создала в Турине «Треугольную ложу». Другая ложа
высокого посвящения была создана в Неаполе при дворе Бурбонов.

Предполагая,
что наверху симпатизируют их целям, революционеры питали неоправданные иллюзии
и не испытывали разочарования. Собственно, этими иллюзиями и ударами судьбы
вымощен весь путь Италии к объединению.

*От греч.
«братья», «братская любовь».

Одно время
карбонарии считали своим союзником папу римского, искали защиты у русского
императора Александра I. На севере горячие надежды возлагались сторонниками
Буонаротта на короля Виктора Эммануила I и особенно на отпрыска младшей
савойской ветви Карла Альберта (1798-1849), принца Кариньянского.

С этих двух
полюсов и начались выступления. 1 июля 1820 г. в день Святого Теобальда, покровителя карбонариев и масонов, на юге вспыхнуло восстание. Оно перекинулось на
Сицилию. И перепуганный Фердинанд I Бурбон поклялся быть верным канонам
испанской конституции 1812 г. Александр I, тот самый император, к которому
взывали карбонарии, поддержал идею австрийской интервенции, и абсолютизм
Бурбонов был восстановлен.

В марте 1821 г. восстала Алессандрия (Пьемонт) под лозунгом введения все той же испанской конституции.
Восстание перекинулось в Турин. Принц Кариньянский знал о восстании и выдал
планы революционеров, но потушить выступление было непросто. 12 марта Виктору
Эммануилу пришлось отречься от престола в пользу брата Карла Феликса
(1765-1831). Принц Кариньянский, объявленный регентом (законный наследник
находился вне Пьемонта), объявил о введении в королевстве испанской
конституции. А затем вместе с австрийцами задушил революцию.

Новый подъем
революционных выступлений пришелся на 1831 г., вслед за революцией 1830 г. во Франции. В феврале — марте восстали карбонарии Болоньи, а затем других городов
Центральной Италии. Было даже создано правительство объединенных провинций
страны. Именно в этот период складывается общество «Молодая Италия»,
которым руководил Джузеппе Мадзини. Но и он обратился к Карлу Альберту,
ставшему королем в 1831 г., с призывом возглавить борьбу за освобождение Италии
против Австрии. Тот в ответ заочно приговорил мадзинистов (штаб-квартира их
была в Марселе) к пожизненному заключению. А тех, кто попадал в его руки,
казнил.

Ряд реформ
Карла Альберта, его антиавстрийские поползновения все же помогали сохранить за
Савойским домом ореол борцов за освобождение. А в Ватикане на папский престол
вступил Пий IX, который амнистировал политзаключенных, смягчил цензуру. Мадзини
обратился к нему с призывом «провозгласить новую эру прогресса и
справедливости». Из далекого Уругвая раздался голос Джузеппе Гарибальди,
который разделял идеалы «Молодой Италии», с обещанием сражаться
«за дело Пия IX» В 1834 г. Карл Альберт, считавшийся
«либералом», приговорил его к смертной казни как «бандита первой
категории».

В Пьемонте
тем временем крепло течение либерально-умеренной буржуазии. Осуществление своих
чаяний оно связывало с Савойской династией и объединительными тенденциями.
Лидер этого движения граф Камилло Бенсо ди Кавур в 1847 г. начал издавать газету «Рисорджименто», название которой дало имя важнейшему периоду
создания единой Италии.

Под такими
знаками и возникла новая революционная волна антиавстрийских выступлений.
Восстание в Палермо заставило Фердинанда II все же дать конституцию подданным
«Обеих Сицилий». На волне революционных событий был вынужден
«даровать» свой Статут пьемоитцам и сардинский король Карл Альберт. 5
февраля 1848 г. он провозгласил конституционные основы правления, которые во
многом следовали положениям французской конституции 1830 г. Волна антиавстрииских выступлении между тем ширилась. Австрийцев изгнали из Пармы и Мелены.
Победоносно восстал Милан, призвав Карла Альберта возглавить войну за
освобождение.

21 июня 1848 г. в Ниццу после 14 лет эмиграции возвратился Гарибальди. Сразу же он обратился к Пию IX, а
затем и к Карлу Альберту, предложив им помощь волонтеров, которые следовали за
ним из Латинской Америки. Гарибальди разрешили встретиться с монархом. Но это
был ледяной прием. Король порекомендовал герою Монтевидео дожидаться инструкций
своего министра. А тот предложил ему заняться морским разбоем близ Венеции.

Обиженный
Гарибальди уехал в Милан и был там восторженно принят. Его сделали генералом.
Он только начал формировать корпус добровольцев, как сардинский монарх решился
двинуться против австрийцев. Бездарный в военном отношении, как большинство
савойских монархов. Карл Альберт 25 и 26 июля потерпел под Кустоцей
сокрушительное поражение и, отступив к Милану, согласился капитулировать.
Гарибальди с огромным риском сумел перебросить свои отряды в Швейцарию.

Борьба отнюдь
не была закончена. Вскоре восстали Венеция, Болонья, затем Ливерно. Захватив
пару кораблей, здесь объявился и Гарибальди. Поднялась вся Тоскана, а затем и
Папское государство, где 9 февраля 1849 г. открылось Учредительное собрание. Гарибальди пламенно выступил здесь за провозглашение в Италии республики.
Восстала Генуя. Баланс сил вновь складывался в пользу итальянцев.

Бежавший в
Гаэту Пий IX, на которого недавно возлагалось столько ложных надежд, обратился
к французскому президенту Лун Наполеону с мольбой об интервенции.

Луи Наполеон
колебался. Карл Альберт предлагал ему объединить усилия против австрийцев: видя
поворот событий, незадачливый монарх снова решил воевать с австрийцами. И
вновь, под Новарой (23 марта), терпит от них поражение. Французский президент
использует слабость Пьемонта и австрийцев для усиления собственного влияния в
Италии. В Италию направляется корпус генерала Удино «для охраны
французского влияния и защиты цивилизации». 25 апреля французы высадились
в Чивитавеккьи. «Диктатор Римской республики» Мадзини, ревнуя
Гарибальди, старался держать его подальше от Рима и, только когда обстановка
стала катастрофической, согласился на его возвращение. Гарибальди едва успел
собрать силы, чтобы встретить Удина на окраинах Вечного города. И здесь
«тигры Монтевидео», руководимые Гарибальди, который восседал в своем
белом пончо на коне, разгромили Удино. Они стали его преследовать, чтобы
скинуть в море. Мадзини, однако, приказал прекратить наступление. Такие
колебания обрекли республиканцев на поражение.

Республиканский
Рим пал. Французский гарнизон остался охранять Пия IX. Гарибальди при
отступлении потерял многих боевых товарищей, свою героическую жену Аниту.
Начались его многолетние скитания, пока он не поселился на острове Капрера,
близ Сардинии, и занялся сельским хозяйством.

Позорное
поражение под Новарой стало роковым для Карла Альберта. В тот же день он был
вынужден отречься от престола в пользу своего сына. Новый монарх, Виктор
Эммануил II (1820-1878), поспешил заключить перемирие с Австрией. Палата
депутатов, созданная согласно Альбертинскому Статуту (так называлась
конституция Сардинского королевства, полученная из рук Карла Альберта),
охваченная негодованием против предательской линии савойцев, отказалась
одобрить условия перемирия. Виктор Эммануил распустил палату и объявил новые
выборы. Он пригрозил, что, если выборы не дадут большинства умеренным фракциям,
он ликвидирует Статут.

Выборы
оправдали надежды монарха. В палате и при дворе утвердились умеренные. Но
главное — они обрели лидеров, способных ориентировать Пьемонт на широкие и
важные для Италии цели. Сперва во главе умеренных стал маркиз Д»Адзельо, затем
граф Кавур. С 1852 г. Кавур возглавил правительство Сардинского королевства.
«Тем самым, — писал Прокаччи, — к власти поднялся человек, с именем
которого связано осуществление единства Италии, одна из немногих фигур
итальянской истории, которой было суждено запечатлеться в умах потомков в
ореоле победителя, а не побежденного» *.

Трезвый
политик, буржуа до корней волос, знаток Адама Смита, он многое сделал, чтобы
включить Пьемонт и прилегающие области в большое кольцо европейской экономики.
По его инициативе прокладывались туннели под Альпами, строились железные
дороги, был создан Национальный банк, закладывались инфраструктуры, готовившие
сближение различных княжеств и герцогств Италии. И вместе с тем Кавур был
враждебен к тем, кто, как Гарибальди, добивался осуществления единства страны
на демократической республиканской основе.

Внешняя
политика Кавура заключалась в том, чтобы Сардинское королевство заняло свое
место в концерте европейских держав. Таким поводом он счел участие в Крымской
войне против России (1853-1856). Война, по словам Прокаччи, «явилась
шансом, который позволил Пьемонту включиться… в большую европейскую политику
и участвовать в Парижском конгрессе 1856г.» **.

Парадоксально,
но факт, что участие в интервенции против далекой России стало для Кавура
отправной точкой для маневров по объединению Италии. Но не будем забывать:
Наполеон III держал свой гарнизон в Риме. Австрия продолжала господствовать в
северной Италии. Сам Кавур признавал, что направить в Крым 18-тысячный корпус во
главе с генералом Альфонсе Ла Марморой в мае 1855 г. его «вынудила злосчастная политическая конъюнктура». Корпус участвовал в битве у
Черной речки и потерял 200 человек убитыми.

Кавур добился
приглашения Сардинии-Пьемонта на мирный конгресс, который открылся 25 февраля 1856 г. Чего хотел Кавур от союзников? Права присоединить к королевству Парму и Модену. Но
приглашение в Париж было выторговано с трудом: Австрия, извечный враг, была
против. Да и результаты конгресса для королевства оказались плачевны: о его
требованиях в мирном договоре, подписанном 30 марта 1856 г., даже не упоминалось. И все же Пьемонту удалось вбить небольшой клин между Францией и
Австрией. Помог и террористический акт: Орсини, бывший соратник Мадзини,
совершил неудачное покушение на Наполеона III, заявив, что тот стал опорой
европейской реакции и врагом объединения Италии. Наполеон III стал искать
примирения с Кавуром. В январе 1859 г. они подписали тайный договор о союзе, по
которому в обмен на Ниццу и Савойю Наполеон обещал передать Сардинскому
королевству Ломбардию и Венецию.

*
Procacci G. Ор. cit. Р. 375.

**Procacci
G. Ор. cit. Р. 379.

Готовилась
совместная война с Австрией. И тут-то Кавур вспомнил о Гарибальди. Его посланец
Лафарина застал народного героя в хозяйственных хлопотах. Гарибальди пригласили
в Турин. Он быстро понял, что от него хотят. «Гарибальди должен стать
приманкой для волонтеров, должен появляться и исчезать», — писал он в
мемуарах. Кавур понимал, сколь популярен Гарибальди, нуждался в его помощи. Он же
и ненавидел его. И до самого конца играл с ним, как кошка с мышкой. Джузеппе
Гарибальди видел эту игру и… участвовал в ней.

Причины?
«С того момента, — писал Гарибальди, — когда я убедился, что Италия должна
идти вместе с Виктором Эммануилом, чтобы избавиться от власти иностранцев, я
счел своим долгом подчиняться его приказам, чего бы это мне ни стоило,
заставляя даже молчать мою республиканскую совесть». 2 февраля 1859 г. его принял Виктор Эммануил II. 17 марта был опубликован декрет, в котором говорилось:
«…мы уполномочиваем господина Джузеппе Гарибальди принять командование
корпусом «Альпийских стрелков», с чином генерал-майора… и принести
присягу. К. Кавур» *.

В апреле
Австрия напала на Италию. «Альпийские стрелки» Гарибальди проявили
чудеса героизма. Их бросали в самое пекло. Но наперекор расчетам, что
австрийская армия перемелет горстку храбрецов, они били противника повсюду, где
появлялись, освободив значительную часть Ломбардии.

В это время
Наполеон III, одержав ряд побед над австрийцами, поспешил заключить с Францем
Иосифом в Виллафранка (11 июля 1859 г.) сепаратное соглашение. Предательство
было очевидным. Парме, Модене и Тоскане решили навязать прежних государей. Эти
области ответили восстанием. Виктор Эммануил II заколебался. Кавур
демонстративно подал в отставку. Гарибальди сложил с себя звание командира
«Альпини», собираясь возглавить «военную Лигу» Центральной
Италии, которую решили совместно создать Флоренция, Модем и Болонья. Кавур не
прочь был присоединить к Пьемонту центральные области и Ломбардию, но не ценой
накала революционных страстей. Непослушного Гарибальди, который рвался на
помощь бунтующим областям Италии, восставшей Сицилии, отстраняют от
командования. Восстание в Сицилии подавлено.

Тем временем
обменные операции по передаче Франции Савойи и Ниццы взамен центральных
областей и Ломбардии, отходящих к Пьемонту, были закреплены плебисцитами и
соглашением от 12-14 марта 1860 г. Виллафранкский договор все же был сорван.
Пьемонт расширил власть на северную и центральную часть страны **. Оставался
Юг.

* См.: Лурье
А. Гарибалади. М.; Л., 1938. С. 174-175.

** Своих
тронов лишились герцоги Пармский и Моденский и великий герцог Тосканский.

Родоначальником
герцогов Пармских был младший сын испанского короля Филиппа V Филипп
(1720-1765), женатый на дочери Людовика XV Марии Луизе Елизавете (1727-1759).
Последним герцогом Пармским был Роберт I (1848-1907). Его дочь Цита (1892-1989)
— последняя австрийсая императрица, сын Феликс (1891-1970) — супруг Великой
герцогини Шарлотты и отец Великого герцога Жана, другой сын — Рене (1894-1962)
— отец принцессы Анны, вышедшей замуж за бывшего короля Румынии Михая I.

Последним
герцогом Моденским был Фраяческо V (1819-1875), с его смертью пресеклась
мужская линия этой ветви династии австрийских Габсбургов.

Последним
великим герцогом Тосканским был Фердинанд IV (1835-1908), женатый вторым браком
на Алисе, урожденной принцессе Бурбон-Пармской (1849-1935), их многочисленные
потомки живы и поныне. Примеч. сост.

4 апреля 1860 г. в столице Сицилии — Палермо началось новое восстание. Наскоро вооружив тысячу своих
сторонников, Гарибальди захватил в Генуе (не без молчаливого согласия
владельцев) два парохода и отправился к Сицилии. Кавур грозил его арестовать.
Но Гарибальди выступал под лозунгом «Италия и Виктор Эммануил», чтобы
не дать обвинить себя в неподчинении королю.

11 мая 1860 г. он высаживается в Марсале, и начинается самая славная глава в истории Италии. К десанту
присоединяются 4 тыс. вооруженных крестьян. 27 мая при Калатафими эта
необученная, но полная энтузиазма масса людей опрокинула превосходящие войска
бурбонского генерала Ланди. Гарибальди овладевает Палермо и объявляет себя
«диктатором Сицилии». В конце июля он вышвыривает бурбонские войска с
острова.

Гарибальди
готовится высадиться на юге страны. Кавур крайне встревожен. Не хватало, чтобы
вся слава объединения досталась «краснорубашечникам» Гарибальди!
Виктор Эммануил советует герою отказаться от дальнейших планов. Гарибальди,
однако, неукротим. «Нынешнее положение Италии, — отвечает он королю, — не
позволяет мне подчиниться Вам… Если бы теперь я проявил колебания, вопреки
требованиям народа, то изменил бы своему долгу и повредил бы святому делу
Италии».

19 августа 1860 г. «тысяча» высадилась в Калабрии. Стотысячная армия неаполитанского короля деморализована.
7 сентября Гарибальди торжественно въехал в Неаполь. Правивший там Франциск II
Бурбон бежал *. Случилось то, чего опасался Кавур, когда писал адмиралу Персано
в конце лета: «Чрезвычайно желательно, чтобы освобождение Неаполя не было
делом Гарибальди, если это случится, революционная система займет место
конституционно-монархического строя». Адмиралу рекомендовалось даже
попытаться организовать переворот до приближения к Неаполю Гарибальди.

* Первым
неаполитанским королем из династии Бурбонов был третий сын испанского короля
Карла III Фердинанд IV (1751-1825), король Обеих Сицилий с 8 декабря 1816 г. Ему наследовал сын Франциск I (1777-1810), а затем внук Фердинанд II (1810-1859), который от
двух браков (с Марией Кристиной Савойской и Марией Терезой Австрийской) имел
восемь сыновей и четырех дочерей. Его сестра Мария Кристина была женой
испанского короля Фердинанда VII и матерью Изабеллы II. Последний король Обеих
Сицилий Франциск II (1836-1894) был лишен престола по плебисциту 21 октября 1860 г. и умер бездетным. Права на престол перешли после его смерти к Альфонсу, графу Казерта
(1841-1934), младшему сыну Фердинанда II, а затем к принцу Фердинанду Пик),
герцогу Калабрийскому (1869-1960), старшему сыну графа Казерта. Второй сын
графа Казерта, Карл Бурбон-Сицилийский (1870-1949), был женат на дочери графа
Парижского, Луню Французской (1882-1958), а их дочь Мария де лае Мерседес (род,
в 1910 г.) в 1935 г. вышла замуж за Дона Хуана, графа Барселонского, и является
матерью испанского короля Хуана Карлеса I. Примеч. сост.

1 октября 1860 г. при Вольтурно 20 тыс. гарибальдийцев окончательно разбивают 50-тысячное войско Бурбонов.
Народная революция в Южной Италии торжествует. Кавуру и королю не остается
ничего иного, как принять из рук Гарибальди вторую половину Италии.

26 октября 1860 г. близ Теано король и его свита, люди ненавидящие «плебея, дарящего королям царства»,
встречаются с Гарибальди. Население бурно приветствует своего героя
«Галибардо», несмотря на то что тот восклицает: «Вот наш король.
Да здравствует король!» Тут же король обратился с посланием к «народу
Сицилии», даже не упомянув имя Гарибальди.

Итак,
Гарибальди сложил «диктаторскую» власть, объявив о ее передаче
королю. Тот отменил его декреты, которые улучшали положение крестьян Сицилии,
распустил его армию. Герой освобождения Италии вернулся на Капреру.

27 января 1861 г. состоялись выборы в итальянский парламент, а 17 марта того же года Виктор Эммануил II был
провозглашен королем Италии. А истинный объединитель Италии, из рук которого
фактически Виктор Эммануил и получил корону, был отброшен в тень. Его
волонтеров оскорбляли. Правительство Кавура издевалось над теми, кто освободил
10 млн итальянцев, решая на комиссиях, кто из «кранорубашечников»
достоин быть принятым в армию Пьемонта. 18 апреля Гарибальди выступил в
парламенте с горячей речью в защиту героических воинов. Кавур прерывал его,
требовал от председателя «заставить оратора уважать правительство».

Неизвестно,
чем закончился бы этот конфликт, но 6 июня Кавур неожиданно умер, а Гарибальди
начал готовиться к походу на Рим. 7 июля он прибыл в Палермо и здесь заявил о
намерении очистить Рим от присутствия войск Наполеона, которого назвал
«главой разбойников и убийц».

Это было
воспринято как открытый бунт. Король объявил Гарибальди вне закона и бросил
свои войска навстречу высадившимся в Калабрии волонтерам. Около горы Аспромонте
правительственные войска открыли огонь по гарибальдийцам. Гарибальди был тяжело
ранен, и только благодаря вмешательству русского хирурга Н. И. Пирогова ему не
ампутировали ногу. Самым подлым было то, что перед этим король тайно подстрекал
Гарибальди выступить, готовясь вызвать волну антиавстрийских выступлений на
Балканах. Король бредил войной против Австрии, называя ее «мечтой своей
жизни». По закону Гарибальди подлежал военному суду. Но суд показал бы,
что Савойская монархия помогала вооружать и снаряжать волонтеров. По случаю
венчания своей дочери Марии Пии с португальским королем Луишем I Виктор
Эммануил объявил всеобщую амнистию, под которую попал и Гарибальди.

В апреле 1864 г. Гарибальди посетил Англию. Там его приняли принц Уэльский, премьер-министр и министр
иностранных дел. Триумф был столь велик, что английский посол Г. Эллиот из
Турина сообщил: «Ничто не доставило бы большего удовольствия королю, как
весть о том, что Гарибальди расшиб себе голову» *.

И все же
Гарибальди был еще нужен: под властью Австрии оставалась Венеция, тогда как Рим
«мог подождать». Король в союзе с Парижем, по-прежнему державшим свой
гарнизон в столице Папского государства, намеревался оказывать нажим на Вену.

* Цит. по: Mack Smith D. I Savoia re
d»ltalia. Milano, 1990. P.
34.

Назад

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ